Читать онлайн Возмездие, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возмездие - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возмездие - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возмездие - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Возмездие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Рорк вышел из здания и увидел Пибоди, кото­рая в одной руке несла чемоданчик, а другой дер­жала за руку мальчика. Рорк подумал, что с ее стороны это очень предусмотрительно. Мальчиш­ка с такими плутовскими глазами вряд ли будет сидеть и ждать с четырьмя долларами в кармане, пока с ним побеседуют полицейские.
Он велел себе забыть то, что видел две минуты назад, и сосредоточиться на настоящем.
– Пибоди, у вас, я вижу, обе руки заняты.
– Ага, – вздохнула она. – Служба помощи несовершеннолетним обычно не торопится. – Она с тоской взглянула на отель. Если Ева велела принести чемоданчик, значит, там, наверху, – место преступления, которое надо обследовать. А ей вместо этого приходится работать нянькой. – Полагаю, ребенка туда вести не следует. Может быть, вы отнесете лейтенанту чемоданчик?
– Я, пожалуй, побуду с мальчиком.
Пибоди расплылась в благодарной улыбке.
– Это даже лучше! – Она буквально с рук на руки передала Рорку мальчика. – Только не поте­ряйте его, – предупредила она на ходу.
Рорк и мальчишка оценивающе посмотрели друг на друга.
– Учти, я бегаю быстрее, – сообщил Рорк, догадавшись о его намерениях. – Кроме того, я опытнее. – Рорк наклонился и погладил котен­ка. – Как его зовут?
– Соня.
– Что ж, не самый сообразительный из гно­мов, зато самый добродушный, – улыбнулся Рорк. – А тебя как зовут?
Мальчик удивленно посмотрел на Рорка: боль­шинству взрослых, которых он знал, был известен только наркотик «Белоснежка».
– Кевин, – ответил он и немного успокоился, увидев, как мурлычет под рукой Рорка Соня.
– Рад с тобой познакомиться, Кевин. Я – Рорк.
Он протянул руку мальчишке, и тот, польщен­ный таким обращением, с достоинством подал ему свою.
– Как ты думаешь, Соня голоден?
– Наверное.
– Здесь неподалеку стоит торговка с тележ­кой. Прогуляемся?
– Ему нравятся соевые хот-доги. – Кевин се­менил рядом с Рорком, чувствуя себя на седьмом небе от счастья. Свежий синяк на пол-лица вы­делялся огромным ярким пятном на бледном ли­чике.
– Единственный достойный выбор для знаю­щего толк в еде!
– Смешно вы говорите.
– Это – лучший способ заставить людей по­верить, что ты говоришь что-то ужасно важное.
Он держал мальчишку за руку, а когда они по­дошли к тележке, отпустил его, и Кевин радостно ринулся к прилавку, на котором были выставле­ны хот-доги и булочки.
– Я тебе говорила, чтобы ты здесь не ошивался! – Продавщица замахнулась на Кевина, но тот ловко увернулся и отпрыгнул в сторону. – Я мальчишкам-грязнулям не подаю! – Она схва­тила огромную двузубую вилку и принялась ею размахивать. – Будешь вертеться под ногами, я твою кошку на части разрублю и печенку изжарю!
– У меня есть деньги! – Кевин прижал к себе котенка, но не отступал: у него живот подводило от голода.
– Ага! Расскажи кому-нибудь еще. Иди по­прошайничай в другом месте, не то опять синяк заработаешь.
Рорк шагнул к Кевину, положил руку ему на плечо и пронзил продавщицу ледяным взглядом.
– Ты решил, что будешь есть, Кевин?
– Она сказала, что Сонину печенку поджарит!
– Это я пошутила. – Торговка улыбнулась во весь рот, продемонстрировав зубы, не только давно не леченные, но и давно не чищенные. – У меня для здешних мальчишек всегда найдется веселое словцо и пара сандвичей.
– О, полагаю, вы – обыкновенная фея. Дай­те-ка нам штук шесть хот-догов, три пакетика картошки, пару фруктовых кебабов, пачку пече­нья и… Что ты будешь пить, Кевин?
– Апельсиновую газировку, – пробормотал Кевин, у которого в предвкушении пира закружи­лась голова.
– Две банки. Да, и шоколадные палочки.
– Да, сэр, сейчас, сэр, – засуетилась продав­щица, а Кевин стоял и, широко раскрыв рот, смотрел на Рорка.
– Хочешь что-нибудь еще? – спросил Рорк, доставая из кармана мелочь.
Кевин покачал головой. Он никогда не видел столько еды сразу. Соня, почуяв ароматный за­пах, бешено замяукал.
– На! – Рорк вытащил из пакета хот-дог и протянул Кевину. – Возьми и иди подожди меня около машины лейтенанта.
– Ладно.
Кевин сделал три шага, а потом обернулся, по­казал продавщице язык и убежал.
Рорк, не обращая внимания на оживленную болтовню торговки, положил на прилавок деньги и взял пакет.
– Запомните то, что я скажу. Если вы хоть раз дотронетесь до мальчика, я об этом узнаю. И за­жарена будет не кошкина печенка. Ясно?
– Да, сэр. Совершенно ясно. Да. – Она при­брала деньги и посмотрела на Рорка. – Не дума­ла, что у него есть папаша. Я была уверена, что он один из этих, беспризорных. Они здесь бегают – что твои крысы. Порядочным людям житья не дают.
– Так… Тогда ставим другую задачу. – Рорк схватил торговку за руку, едва сдерживаясь, чтобы ее не сломать. – Мне понадобится секунд трид­цать, чтобы дойти до машины. Потом я обернусь. И вас здесь я видеть не хочу.
– Но это мой угол!
– Советую найти другой. – Рорк отпустил ее, взял пакет и, сделав пару шагов, услышал, как разворачивается тележка.
На капоте машины сидели Кевин с котенком, каждый – со своей половинкой хот-дога. Рорк присоединился к ним, положив пакет посере­дине.
– Угощайся.
Рука Кевина потянулась к пакету и замерла в воздухе.
– Я могу взять все, что захочу?
– Все, что сможешь съесть! – Рорк взял паке­тик с картошкой и, взглянув на угол, увидел, что тележка исчезла. – Она всегда такая гадкая?
– Угу. Большие мальчишки зовут ее Стукачкой, потому что она, чуть что, вызывает патруль. У нее под прилавком рация. Но вы ее здорово на­пугали.
Рорк с улыбкой наблюдал, как Кевин набивает рот шоколадом. «Да, – подумал он, – для многих жизнь – штука такая переменчивая, что лакомого кусочка никто напоследок уже не оставляет».
– Расскажи мне о человеке, который просил тебя дождаться лейтенанта Даллас.
– Да обычный мужик.
Кевин взял еще одну сосиску, разломил ее по­полам. Мальчик с котенком ели с одинаковой жад­ной сосредоточенностью и о манерах не заботи­лись. Внезапно раздался вой полицейских сирен, и Кевин замер. К дому подъехали две черно-бе­лые полицейские машины.
– Они тебя не тронут, – тихо сказал Рорк.
– Вы что, тоже полицейский?
Рорк расхохотался в голос, и Кевин, глядя на него, тоже осторожно улыбнулся. Ему ужасно хо­телось взять Рорка за руку, но он решил, что это было бы не по-мужски. Поэтому он только подо­двинулся к нему поближе и, почувствовав запах дорогого одеколона, решил, что пахнет от него просто замечательно.
– Вот чего мне не хватало! – Рорк пригладил мальчишке вихры. – Хорошо посмеяться от ду­ши – особенно если день начался отвратительно. Знаешь, я ведь тоже уличный бродяжка, только немного подрос. На, запей, а то поперхнешься.
– Ага. – Кевин приник ртом к банке. – Этот мужик… он так же разговаривал.
– Как?
– Ну, будто пел. Голос – то вверх, то вниз.
– Да, ирландский мальчишка останется таким всегда, – пробормотал Рорк. – А как он выгля­дел?
– Не знаю. Вроде высокий.
– Молодой, старый?
Кевин хмыкнул и пожал плечами.
– Ему, наверное, жарко было.
– Почему ты так решил?
– На нем было пальто, длинное такое, шляпа, ну и это, шарф с перчатками. И потом от него во­няло. – Кевин наморщил нос, фыркнул и снова принялся за еду.
– Закрой глаза, – велел Рорк и, увидев, как мгновенно мальчик повиновался, улыбнулся. – Какие на мне ботинки? Только не подглядывай.
– Черные. Они блестят и почти не скрипят, когда вы идете.
– Хорошо. А на нем какие были?
– Тоже черные, на красной подошве. Высо­кие. О таких все мальчишки мечтают. Они были немного потрепанные, но это даже лучше, когда потрепанные.
– Так. А какого цвета у меня глаза?
– Синие-синие, как на картинке.
– А у того какие?
– Кажется, зеленые. Но не такие зеленые, как у Сони. Вроде зеленые, только злые и… Вот у вас тоже были злые, когда вы со Стукачкой говорили. А у него злые и трусливые. Это хуже. Люди с та­кими глазами бьют больнее.
– Это да, – пробормотал Рорк и обнял Кеви­на за плечи. – Отлично у тебя получилось. Лейте­нант Даллас сказала бы, что из тебя выйдет хоро­ший полицейский.
– Дерьмовая работенка, – покачал головой Кевин.
– Иногда, – согласился Рорк. – А кто тебе синяк составил, Кевин?
Он почувствовал, как мальчишка напрягся.
– Наткнулся на что-то.
– Со мной тоже такое часто случалось в детст­ве. Мама тебя искать не будет?
– Не-а. Она допоздна работает, поэтому днем спит. И злится, когда я ей спать мешаю.
Рорк осторожно взял мальчика за подбородок, заглянул ему в глаза. Дженни он спасти не смог, и с этим придется смириться. Но сколько вокруг за­брошенных детей…
– Ты хочешь остаться с матерью?
Кевину этот человек казался похожим на анге­ла – он видел таких в кино.
– Другого места у меня нет.
– Я тебя не об этом спрашиваю, – тихо ска­зал Рорк. – Ты хочешь остаться с ней или уедешь с людьми из детской комиссии?
Кевин судорожно сглотнул.
– Там тебя сажают в клетку, а потом продают?
– Вовсе нет, – пробормотал Рорк и подумал, что вообще-то похоже. Много лет назад он сам предпочел отцовские кулаки. – А ты хотел бы от­правиться куда-нибудь в совсем другое место?
– А с вами можно? Я бы на вас работал…
– Не сейчас. – Рорк легонько погладил маль­чишку по, голове. – Я знаю людей, которые тебе наверняка понравятся. Если захочешь, я устрою так, чтобы ты пожил с ними: вам понадобится время, чтобы присмотреться друг к другу.
– А Соня поедет со мной?
Рорк с грустью отметил, что от матери Кевину было отказаться легче, чем от котенка.
– Конечно.
Кевин, прикусив губу, взглянул на отель.
– И мне не надо будет туда возвращаться?
– Нет, – твердо сказал Рорк. «До тех пор, пока за деньги можно будет купить свободу и право выбора», – добавил он про себя.


Выйдя на улицу, Ева с удивлением и даже с не­которым раздражением обнаружила, что Рорк с мальчиком все еще там. Они стояли и разговари­вали с какой-то женщиной. По темно-синему кос­тюму, рации в кармане и кислому выражению ли­ца Ева догадалась, что это работник социальной службы.
«Какого черта она не увозит ребенка?» – подумала Ева. Она надеялась, что и мальчик и Рорк уйдут до того, как тело отправят в морг.
– Все вещественные доказательства собра­ны, – доложила Еве подошедшая Пибоди. – Сейчас вынесут тело.
– Пойдите скажите им, чтобы пять минут по­дождали.
Она направилась к Рорку и вздохнула с облег­чением, когда увидела, что женщина куда-то по­шла с мальчиком. Ребенок обернулся, улыбнулся Рорку и помахал ему рукой.
– Эти люди из комиссии, как всегда, не торо­пятся, – заметила Ева.
– Слишком много заброшенных детей. – Он обернулся к ней и неожиданно поцеловал. – Не­которым приходится находить дорогу самим.
– Я на службе, – пробормотала она, смущен­ная таким неуместным проявлением чувств. – А ты бери такси и поезжай домой. Я тоже скоро приеду, только сначала…
– Я подожду.
– Поезжай домой, Popк!
– Она уже мертва, Ева. Я прекрасно знаю: сейчас вынесут не Дженни, а то, что когда-то бы­ло ею.
– Ну хорошо, делай что хочешь. – Она при­казала по рации выносить тело и все же постара­лась его отвлечь. – А о чем ты беседовал с дамой из комиссии?
– Я высказал пожелания относительно его дальнейшей жизни.
– Какие же?
– Я подумал, что Ричард Дебласс и Элизабет Барристер ему подойдут. – Он заметил, как на­хмурилась Ева, и добавил: – Ты ведь помнишь, их дочь была убита почти год назад. Элизабет дав­но говорила мне, что они с Ричардом хотят усы­новить ребенка.
Ева познакомилась с Рорком как раз во время расследования дела Дебласс.
– Как в жизни все переплетается, – вздохнув, сказала она. – Для кого-то потеря, для кого-то – обретение… Кажется, это называется «жизненны­ми циклами».
Рорк увидел санитаров, выносивших пласти­ковый мешок с телом, и все-таки отвернулся.
– Мальчишке нужен дом, а мать его постоян­но выгоняет на улицу. Ему сейчас семь лет – во всяком случае, он так считает. Он даже не знает дня своего рождения.
– А много ли ты решил пожертвовать в дет­скую комиссию? – сухо поинтересовалась Ева.
Рорк улыбнулся.
– Достаточно, чтобы быть уверенным, что мальчишка получит свой шанс. – Он вдруг про­тянул руку и дотронулся до ее волос. – Слишком уж много детей плутает по темным переулкам. Мы с тобой это по себе знаем.
– Когда об этом задумываешься, такая тоска подступает, – вздохнула Ева. – А мальчишка мне понравился. У него замечательная улыбка.
– Да.
– Мне придется с ним поговорить – и поско­рее, раз уж ты решил отправить его в Вирджинию.
– Думаю, он тебе не понадобится. Он расска­зал мне все, что мог.
– Рассказал? – Ева мгновенно напряглась, и Рорк подумал, как быстро она превращается в полицейского. – Ты его расспрашивал?! Черт поде­ри, ты допрашивал его по делу, которое расследу­ют? Расспрашивал ребенка одного, без родствен­ников и без представителя детской комиссии? О чем, черт подери, ты думал?
– Я думал о юноше и девушке, которые когда-то любили друг друга.
Ева принялась расхаживать взад-вперед по тротуару, стараясь унять злость. Двух минут ей не хватило.
– Ты же прекрасно понимаешь, что я не могу использовать полученную тобой информацию! А если мальчик хотя бы заикнется о том, что го­ворил с тобой, мы окажемся по уши в дерьме. Твоя жена – офицер, ведущий расследование; главный подозреваемый – твой служащий, а кро­ме того – твой друг. И ты думаешь, кто-нибудь тебе поверит?
– Я отлично понимал, что ты все воспримешь именно так, поэтому записал весь разговор. – Рорк вытащил из кармана мини-диктофон. – Можешь приобщить это к делу. Ты прекрасно знаешь, что монтировать запись у меня времени не было.
– Ты записал разговор с несовершеннолетним по делу об убийстве! – Ева в отчаянии всплеснула руками. – Да, вот уж подарочек!
– Можешь не благодарить, – любезно отве­тил он. – Даже если ты не захочешь приобщать это к делу – хотя я уверен, что ты можешь найти способ обойти закон, – я не верю, что ты ре­шишь этого не слушать. Твое упрямство все-таки имеет границы.
Ева выхватила у него из рук диктофон и сунула его в карман.
– Учти: при первой же возможности я примчусь к тебе в офис и запишу какое-нибудь твое совещание.
– Для тебя, дорогая, двери открыты всегда!
– Посмотрим, будет ли тебе так же весело, если я сорву какую-нибудь многомиллионную сделку.
– Знаешь, за удовольствие полюбоваться этим я готов и заплатить. – Рорк, все еще улыбаясь, достал из кармана пакетик. – Вот, смотри, я сбе­рег для тебя немного шоколада – а это, учитывая обстоятельства, было совсем нелегко.
– Хочешь меня подкупить?
– Я просто слишком хорошо знаю твои сла­бости.
Ева разорвала обертку и впилась в шоколадку зубами.
– Только не надейся, что я перестану на тебя злиться.
– Я в отчаянии.
– Да заткнись ты наконец! Я сейчас отвезу те­бя домой, – сообщила она, откусив еще кусок, – Но пообещай, что не будешь мешать мне. Я соби­раюсь побеседовать с Соммерсетом.
– Если ты прослушаешь запись, то убедишь­ся, что человек, описанный Кевином, – не Соммерсет.
– Благодарю за подсказку, но, думаю, я сама во всем разберусь. Боюсь только, что шансов за­ставить майора поверить словам семилетнего маль­чишки так же мало, как заставить меня танцевать обнаженной в ночном клубе.
И Ева ринулась к машине.
– Если тебя пугает атмосфера ночного клу­ба, – заметил Рорк, догоняя ее, – можешь потре­нироваться дома.
– Поцелуй меня в задницу!
– Дорогая, я бы с удовольствием, но ты на службе.
– Садись, черт подери, в машину! – Она не­заметно кивнула на Пибоди, которая ждала в ма­шине и последние несколько минут тактично притворялась слепоглухонемой.
– Ева, умоляю, перестань демонстрировать свою страсть на людях. Подумай о моей репутации.
– Если ты не прекратишь, я тебе устрою та­кую демонстрацию страсти, что ты неделю хро­мать будешь!
– О, я, кажется, уже возбудился. – Рорк с улыбкой открыл дверцу и дружески кивнул Пи­боди.
– Может быть, я пересяду назад? – осторож­но спросила Пибоди.
– Нет-нет, что вы! Будем надеяться, что вас она не пришибет, – шепнул ей Рорк.
– Вот спасибо! Большое спасибо.
– Пибоди, у вас что, насморк? – спросила Ева, выезжая на дорогу.
– Нет, мэм, аллергия. У меня аллергия на се­мейные скандалы.
– Это не семейный скандал. Когда он начнет­ся, я вас предупрежу. Держите. – Она протянула Пибоди последнюю шоколадку. – Ешьте и мол­чите.
– Постараюсь.
Ева взглянула в зеркальце на Рорка.
– А ты моли бога, чтобы у Соммерсета было алиби на сегодняшнее утро!


Алиби не оказалось, и Ева готова была рвать на себе волосы,
– Что значит «вышел по делам»?!
– Я встал, как обычно, в пять утра и отпра­вился на утреннюю пробежку, А потом сел в ма­шину и поехал на рынок за продуктами.
Ева сидела на подлокотнике кресла в гости­ной.
– Я разве вам не говорила, чтобы вы никуда не ходили один?
– Лейтенант, я не привык к приказам относи­тельно распорядка своего дня.
– Если вы не будете меня слушаться, в вашем распорядке дня появится мытье в общей душевой и прогулки по тюремному дворику!
– Ваша грубость мне кажется неуместной, – холодно ответил Соммерсет.
– А мне кажется неуместной ваша обидчи­вость. Сегодня около девяти утра мы обнаружили на Восемьдесят седьмой улице тело Дженни О'Лири. Ее повесили.
Соммерсет побледнел, ноги у него подкоси­лись. Словно сквозь сон, он услышал, как кто-то ругается, а затем его усадили в кресло и поднесли к губам стакан.
– Выпейте! – велела Ева. – Выпейте и возь­мите себя в руки. У меня мало времени. Если вы сейчас упадете в обморок, я с вами возиться не буду.
Ее слова возымели тот эффект, на который она и рассчитывала.
– Со мной все в порядке. Просто это известие меня поразило.
– Вы ее знали?
– Естественно, знал. Они с Рорком были не­которое время близки.
– А теперь она мертва. – Ева говорила ровно, без всякого выражения, но, увидев, что Соммерсет пришел в себя, она почувствовала облегче­ние. – Советую вам вспомнить все шаг за шагом: куда вы поехали, что делали, кого видели, кто с вами говорил, сколько этих проклятых яблок вы купили. Сейчас я – единственный человек, кото­рый может вам помочь.
– Если дело зашло так далеко, лейтенант, думаю, мне лучше дождаться адвоката.
– О, отлично, так и поступите! Давайте, встав­ляйте мне палки в колеса! – Она развернулась и начала расхаживать по комнате. – Думаете, поче­му я здесь перед вами пресмыкаюсь? Да потому, что вы ему дороги! Улики, которые указывают на вас, косвенные, но они накапливаются. Скоро нас начнут дергать СМИ, а следовательно, и на­чальство. Прокурору нужно будет хоть кого-то задержать, и найдется достаточно оснований, чтобы выбрать именно вас. Пока что – для допроса.
Ева остановилась и уставилась в пустоту.
– Если дойдет до прокурора, очень велика ве­роятность того, что меня отстранят от дела. Так или иначе, думаю, у нас есть неделя, не больше. А потом, скорее всего, вам придется иметь дело с другим следователем.
Соммерсет задумался, потом кивнул.
– Воистину, черт знакомый лучше черта не­знакомого.
Ева кивнула в ответ, достала диктофон, поста­вила его на стол, села.
– Тогда – за работу.
– Кстати, я купил десять килограммов яб­лок. – Он почти улыбнулся, чем поверг Еву в не­сказанное изумление. – Будет яблочный пирог.
– Ого! – только и смогла произнести она.


Через полтора часа Ева с дискетами и голов­ной болью поднялась к себе в кабинет и чуть не завыла в голос, увидев Макнаба, который сидел, взгромоздив ноги в пестрых носках на ее рабочий стол.
– Чувствуйте себя как дома, детектив.
– Прошу прощения, лейтенант. Решил устро­ить небольшую передышку.
– Меня загнали в угол, Макнаб, а следова­тельно, вас тоже. Так что времени на передышки у нас нет. Где Пибоди?
– Она в одном из помещений вашего замка собирает информацию, касающуюся сегодняш­ней жертвы. Скажите, она действительно пред­ставляет собой ходячий кодекс полицейского или, сняв форму, превращается в человека?
Ева открыла термос и налила себе кофе.
– Вы подумываете о возможности снять фор­му с сержанта Пибоди, Макнаб?
– Нет-нет! – Он с такой поспешностью вско­чил на ноги, что серьги в его ухе зазвенели, как рождественские колокольчики. – Нет, – повто­рил он еще раз. – Я просто полюбопытствовал. Она не в моем вкусе.
– Тогда, может быть, оставим пустую болтов­ню и начнем работать?
Ева наклонилась к экрану, а Макнаб за ее спи­ной закатил глаза. Да, кажется, обе дамы – поли­цейские до мозга костей.
– Оборудование, которое прислал Рорк, выше всяких похвал, – сообщил он. – Конечно, ушло время на установку и программирование, но я на­строил его на автоматическое отслеживание всех поступающих звонков. Да, чуть не забыл: вам поступило два сообщения. Надин Ферст просила связаться с ней при первой же возможности. И еще звонила некая Мэвис, фамилии не назвала. Она сказала, что сегодня вечером заглянет.
– О, благодарю вас за интерес, проявленный к моим личным звонкам.
Макнаб не стал реагировать на издевку.
– Да мне нетрудно. Эта Мэвис – ваша подруга, да?
– Да, и живет с парнем, который вас положит одной рукой на обе лопатки.
– Это – лишняя информация. Так, может, я пока перекушу? Детектор пытается установить, откуда этот сукин сын звонил вам в последний раз. Он чертовски умен. Посылает сигналы во все стороны. Цюрих, Москва, почему-то Де-Мойн, Бирмингем… Мне это начинает нравиться.
Ева вспомнила, что и у Фини порой появляет­ся тот же восхищенный взгляд. «Видно, в ком­пьютерном отделе все чокнутые», – подумала она.
– Мне плевать, куда его посылают, Макнаб, мне надо знать, откуда.
– Запаситесь терпением. Пока ясно только, что с вами говорили из Нью-Йорка.
– Точнее! Мне нужен адрес.
– Пытаюсь установить. Детектор как раз ищет зону, из которой отправлен сигнал. А я бы, пожа­луй, не отказался от гамбургера. Найдется?
– Какой вас устроит? – Ева решила быть тер­пеливой.
– С сыром, на булочке с маком, и побольше горчицы. Да, еще – чашку вашего фантастичес­кого кофе.
Ева сделала глубокий вдох и спросила, сладко улыбаясь:
– Как? Без десерта?
– Ну, если вы настаиваете…
– Лейтенант! – В комнату вбежала Пибо­ди. – Я получила сведения о сегодняшней жер­тве.
– Пойдемте в кухню, Пибоди. Я должна по­дать детективу ленч.
Пибоди пронзила Макнаба убийственным взгля­дом, на который он ответил широченной улыб­кой.
– Скоро должен вернуться Фини? – поинте­ресовалась Пибоди.
– Через сто два часа двадцать три минуты. Но разве дело во времени? – Ева принялась готовить гамбургеры. – Так что у вас?
– Погибшая вылетела из аэропорта Шеннон вчера в четыре часа дня. Прибыла в аэропорт Кеннеди в час дня по местному. Оттуда сразу от­правилась в «Палас» – кстати, номер был забро­нирован и оплачен «Рорк Индастриз».
– Тьфу ты!
– В четыре она покинула отель. Я не смогла найти транспортное агентство, которое ее обслу­живало, но имя швейцара узнала. Его смена начи­нается через час. Ключ от номера погибшая оста­вила у портье.
– Распорядитесь, чтобы в номер никто не вхо­дил. Поставьте там дежурить полицейского.
– Уже сделано.
Ева положила гамбургеры на поднос.
– Вы тоже поешьте. Нам предстоит долгий день.
Пибоди взглянула на поднос:
– Пожалуй, хоть в чем-то у Макнаба есть вкус. Ладно, один съем. А вы?
– Потом. – Ева вернулась в кабинет и швыр­нула поднос на стол. – Приступайте.
– Зона найдена, ищу сектор. Кажется, мы у цели. – Макнаб схватил гамбургер. – Боже ми­лостивый! – промычал он с набитым ртом. – Ка­кой у вас прекрасный сыр! Хотите откусить?
– Обойдусь. Кстати, Макнаб, эти серьги моч­ку не оттягивают? Еще парочка – и вам придется под шею подпорку ставить.
– Увы, мода требует жертв. Вот оно! Пятая зона, сектора А и Б. – Макнаб отодвинул поднос с карты, разостланной на столе. – То есть где-то здесь. Прямо здесь! – Он растерянно взглянул на Еву. – Непосредственно в том месте, где мы в настоящий момент находимся.
– Это ошибка.
– Я еще раз проверю, но детектор показал, что разговор велся либо из этого дома, либо из парка. Ваш парк занимает на карте целый сектор.
– Проверяйте! – приказала Ева и отверну­лась.
– Слушаюсь, мэм.
– Макнаб, какова вероятность ошибки?
– Менее одного процента.
Ева стиснула зубы и снова повернулась к нему:
– Скажите, вы могли бы на некоторое время придержать эти сведения? Я не хочу, чтобы они поступили в участок до тех пор, пока я не прове­рю еще одну версию. Вы согласны пойти на это?
Макнаб взглянул ей в глаза:
– Расследование ведете вы, Даллас. Звонок поступил к вам. Эти сведения вообще довольно легко потерять…
– Ценю вашу отзывчивость.
– А я оценил ваш гамбургер. Я проверю все в обратном порядке, посмотрю, может, еще что-ни­будь выскочит. Фини считает, что вы – один из лучших следователей, а его мнению можно дове­рять. Возможно, вы правы и тут действитель­но что-то не так. Но в таком случае я обнаружу ошибку.
– Очень на это рассчитываю. Пибоди!
– Иду, мэм. – Пибоди вошла с тарелкой.
– Если вы голодны, возьмите еду с собой. Мы едем в участок.
– Да я быстро… – Поняв, что говорит это Еве вдогонку, Пибоди поставила тарелку перед Макнабом. – Наслаждайтесь.
– С удовольствием. До встречи, красавица!
Она окинула его убийственным взглядом и вы­шла.
– Ничего себе девица, – вздохнул Макнаб и, засучив рукава, принялся за работу.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возмездие - Робертс Нора



Потрясающая книга из серии Евы Даллас
Возмездие - Робертс НораЧитательница
5.03.2012, 18.21





речь идёт, безусловно, о том, каким непревзойденным сыщиком является Ева Даллас. НО! также описывается пагубное влияние матери на сознание малолетнего сына (и даже в период его взросления), и то, как можно любить своего мужа (как Ева - офицер полиции - любит своего супруга - миллиардера, вышедшего из низов). потрясающий накал чувств. невероятно
Возмездие - Робертс НораОльга Сергеевна
18.06.2012, 23.03





Здесь есть на сайте определённый список книг о лейтенанте Еве Даллас, а то уж больно мне 2 книги о ней понравились, но всё же где найти список не знаю, а интернете копаться лень( А так книги о Еве Даллас безупречны. Мне нравится как и сюжетная линия её любви с Рорком, так и сюжетная линия детектива)))
Возмездие - Робертс НораОлександра
4.04.2013, 15.11





Олександра, сайт lady.webnice.com. Зайдите, там найдете последовательность романов о Еве и Рорке...
Возмездие - Робертс НораАмериканка
25.12.2013, 7.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100