Читать онлайн Возмездие, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возмездие - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возмездие - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возмездие - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Возмездие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Она не дала себе труда постучаться, а просто распахнула дверь. Кровь вскипала в жилах, но ра­зум был холоден. Рорк прочел это по ее глазам. Спокойно и неторопливо он отключил изображе­ние на экране компьютера.
– Ты, по-моему, опять переработала, – ска­зал он невозмутимо, а Ева ринулась к его столу – разъяренная тигрица, готовая впиться в глотку, – Ты от усталости всегда бледнеешь. А мне нравит­ся, когда у тебя на щеках румянец.
– А мне плевать, нравится это тебе или нет! – Ей действительно на все было наплевать. Она ду­мала только о том, что человек, которого она лю­бит, которому доверяет, знает что-то – и не гово­рит ей. – Ты сказал, что не имел контактов ни с Бренненом, ни с Конроем. Никаких, Рорк? Даже через посредников?
Он пристально посмотрел на нее, и опять в его глазах ничего невозможно было прочесть.
– Никаких. С Томми – потому что он пред­почел обрубить концы, а с Шоном – потому что… – Он посмотрел на свои руки и сжал их в кулаки. – Просто как-то не думал о том, что старые связи надо поддерживать. И очень об этом сожалею.
– Посмотри на меня, – сказала Ева резко, почти зло. – Посмотри мне в глаза, черт возь­ми! – Он поднял голову, встретился с ней взгля­дом. – Я тебе верю, – сказала она, отворачива­ясь. – Не знаю только – то ли потому, что это правда, то ли потому, что я хочу, чтобы это было правдой.
Даже намек на ее недоверие был для него бо­лезнен.
– Тут уж я тебе ничем не могу помочь. Пред­почитаешь беседовать со мной здесь или в участке?
– Я бы предпочла вообще этого не делать. Только не вставай в позу оскорбленной доброде­тели, Рорк!
Он открыл японскую лаковую шкатулку, до­стал сигарету.
– Добродетелью похвастать не могу, лейте­нант.
Ева сжала кулаки, призвала себя к сдержан­ности и снова повернулась к нему:
– Что делал Соммерсет в Лакшери Тауэрз в день убийства Бреннена?
Пожалуй, впервые она видела Рорка совер­шенно обескураженным. Рука его, потянувшаяся за зажигалкой, замерла в воздухе. Он медленно покачал головой и отложил незажженную сигарету.
– Что? – выговорил он через силу.
– Ты не знал? – У нее подкашивались ноги. Она отлично знала, что порой очень трудно угадать его истинные чувства. Рорк всегда умел дер­жать себя в руках. Но на сей раз он был непод­дельно поражен. – Ладно, к этому ты не был готов и ничего не подозревал. – Она шагнула к нему. – А к чему ты был готов? Какого вопроса ждал?
– Давай не будем уходить от того, с чего нача­ли. – Он уже взял себя в руки и казался абсолют­но спокойным. – Ты считаешь, что Соммерсет виделся с Томми в день его гибели? Это просто невозможно.
– Почему?
– Да потому, что он рассказал бы мне об этом.
– Ты уверен, что он обо всем тебе рассказыва­ет? – Ева сунула руки в карманы, прошлась по комнате. – Хорошо ли он знал Бреннена?
– Не слишком. А почему ты решила, что он был там?
– Потому что есть видеозапись. – Она замер­ла около его стола. – В полдень Соммерсет во­шел в вестибюль Лакшери Тауэрз. Зашел в лифт. Когда он вышел из здания – неизвестно. Экспертиза установила, что Бреннен умер в четыре пять­десят. Но первая рана была нанесена между две­надцатью пятнадцатью и двенадцатью тридцатью.
Рорк, не зная, чем занять руки, подошел к ба­ру, налил себе бренди и несколько мгновений стоял, вертя стакан в ладонях.
– Я знаю, он тебя раздражает, Ева. Вероятно, ты считаешь его малоприятным человеком. – Ева презрительно хмыкнула, но Рорк не стал обращать на это внимания. – Но неужели ты счита­ешь, что Соммерсет способен на убийство? Что он способен в течение нескольких часов мучить другого человека? – Рорк отхлебнул бренди. – Так вот, лично я абсолютно уверен в том, что Со­ммерсет на это не способен.
Ева покачала головой. Для нее чувства никогда не являлись доказательством.
– В таком случае скажи мне, Рорк, где был твой дворецкий с двенадцати до пяти часов в тот день.
– Об этом ты лучше спроси у него. – Он по­дошел к столу, нажал на кнопку внутренней связи и сказал: – Соммерсет, будь добр, поднимись ко мне в кабинет. Моя жена хочет кое о чем тебя спросить.
– Сейчас буду.
– Этого человека я знаю с детства, – сказал Еве Рорк. – Я многое рассказал тебе о себе – больше, чем кому бы то ни было. Теперь я доверяю тебе его.
У Евы сжалось сердце,
– Я не могу позволить себе ничего личного, когда дело касается работы. Ты не имеешь права просить меня об этом.
– Ты многого не можешь себе позволить, но это дело действительно личное. Личное, – повторил он, подойдя к ней, и кончиками пальцев кос­нулся ее щеки. – Интимное. Мое.
Он отвел руку, и тут дверь открылась. Вошел Соммерсет – как всегда, причесанный, в отутюженном костюме, в начищенных до блеска туф­лях.
– Чем могу служить, лейтенант? – спросил он, едва заметно давая понять, как это слово его коробит.
– Что вы делали вчера в полдень в Лакшери Тауэрз?
Он посмотрел словно сквозь нее, и рот его вы­тянулся в тонкую презрительную линию.
– Это никоим образом не ваше дело.
– Наоборот, это как раз мое дело! Зачем вы виделись с Томасом Бренненом?
– С Томасом Бренненом? Я не виделся с ним с тех пор, как мы покинули Ирландию.
– Тогда зачем вы приходили в Лакшери Тау­эрз?
– Не понимаю, какое отношение одно имеет к другому. Мое личное время… – Он вдруг замолчал и взглянул на Рорка. – Неужели Томми жил в Лакшери Тауэрз?
– Разговаривайте со мной! – Ева встала меж­ду Соммерсетом и Рорком. – Я повторяю вопрос. Что вы делали вчера в полдень в Лакшери Тауэрз?
– Там живет одна моя знакомая. Мы догово­рились позавтракать вместе и сходить на дневное представление.
– Хорошо. – Ева с чувством некоторого об­легчения достала диктофон. – Назовите ее имя.
– Одри. Миссис Моррел.
– Номер квартиры?
– Двенадцать-восемнадцать.
– Миссис Моррел может подтвердить, что вы встретились в полдень и провели день вместе?
Его и без того бледное лицо побледнело еще больше.
– Нет.
– Нет? – переспросила Ева, а Рорк протянул Соммерсету бренди.
– Миссис Моррел не оказалось дома. Я не­много подождал, а потом понял, что она… что ее планы изменились.
– Как долго вы ждали?
– Минут тридцать-сорок. – Он немного по­краснел, по-видимому, от смущения. – Потом я ушел.
– Вышли через вестибюль?
– Естественно.
– На видеозаписях этого нет. Может быть, вы воспользовались другим выходом?
– Нет, тем же самым.
Ева прикусила губу: она ведь кинула ему спа­сательный круг, но он его проигнорировал.
– Хорошо, держитесь своей версии. А что вы делали потом?
– На спектакль я решил не ходить и отправил­ся в парк.
– В парк? Великолепно. – Она оперлась рукой о стол Рорка. – В какой?
– В Централ-парк. Там недавно открылась выставка. Я немного по ней побродил.
– Под дождем?
– Выставка была под тентами.
– А как вы добрались до парка? Каким транс­портом?
– Пешком.
Ева почувствовала, что у нее раскалывается го­лова.
– Несмотря на дождь?
– Да, – ответил он коротко и отхлебнул бренди.
– Может быть, вы с кем-нибудь говорили? Встретили кого-нибудь из знакомых?
– Нет.
– Черт! – Она вздохнула и потерла виски. – А где вы были вчера в полночь?
– Ева…
Она бросила на Рорка убийственный взгляд.
– Я делаю то, что должна делать! Вчера в пол­ночь вы были в «Зеленом Шемроке»?
– Я лежал в кровати и читал.
– В каких отношениях вы были с Шоном Конроем?
Соммерсет отставил бренди и через Евино плечо посмотрел на Рорка.
– Шон Конрой? Был такой паренек в Дубли­не. Он что, умер?
– Некто, назвавший себя представителем Рор­ка, заманил его в один из домов, сдаваемых Рорком, пригвоздил к полу и вспорол ему живот. Он погиб от потери крови. – Ева с удовлетворением отметила, что это известие явно поразило Соммерсета. – Либо вы предоставите мне алиби, ко­торое может быть кем-то подтверждено, либо мне придется допросить вас по всей форме.
– Алиби у меня нет.
– Рекомендую им обзавестись до восьми ча­сов утра. В восемь жду вас в Центральном участке.
Он окинул Еву холодным презрительным взгля­дом.
– Вам доставит удовольствие этот допрос, не так ли, лейтенант?
– Навесить на вас два особо жестоких убийст­ва? О да, этого шанса я ждала всю жизнь! А то, что к полудню все СМИ будут кричать о вашей связи с Рорком – так это только незначительное неудобство. – Она направилась к двери, соеди­нявшей ее комнату с кабинетом.
– Ева, – тихо сказал Рорк, – мне необходимо с тобой поговорить.
– Не сейчас, – ответила она и захлопнула за собой дверь. Рорк услышал, как она раздраженно запирает замок.
Соммерсет допил бренди и мрачно посмотрел на него:
– Она уже убеждена в моей виновности.
– Нет. – Рорк, в котором сожаление боролось с раздражением, смотрел на дверь, закрывшуюся перед его носом. – Она считает, что у нее есть только один выход – собрать все факты. – Он перевел взгляд на Соммерсета. – И я думаю, что она права.
– Это может только ухудшить ситуацию.
– Она имеет право знать.
Соммерсет отставил стакан и сказал жестко:
– Так вот что ты понимаешь под преданнос­тью!
– А ты? – прошептал Рорк, когда Соммерсет вышел. – Ты понимаешь что-то другое?


Ева спала в своем кабинете – и спала плохо. Она решила не думать о том, что ее нежелание видеть Рорка выглядит просто как обида каприз­ной женщины. Ей было необходимо выдержать дистанцию.
В участке она была задолго до восьми. Поже­вав рогалик, у которого был совершенно картон­ный вкус, и запив его кофе, напоминавшим по­мои, она сообщила Пибоди по рации, что ждет ее в комнате для допросов.
Когда Ева вошла туда, Пибоди, отличавшаяся редкостной исполнительностью, уже была на мес­те и проверяла записывающую аппаратуру.
– Неужели появился подозреваемый? – по­интересовалась она.
– Появился. – Ева налила себе стакан воды из графина. – Но, пока я не проведу допрос, рас­пространяться об этом не будем.
– Конечно. Но кто… – Увидев прибывших в сопровождении полицейского Соммерсета и Рор­ка, Пибоди замолчала и только тихонько охнула. Глаза ее округлились от удивления.
– Констебль, – обратилась Ева к сопровож­давшему, – вы свободны. Рорк, можешь подо­ждать в коридоре или в моем кабинете.
– Соммерсет имеет право на представителя.
– Ты не адвокат.
– Его представитель может и не быть адвока­том.
– Ты только усложняешь ситуацию, – сказала Ева сквозь зубы.
– Возможно.
Как ни в чем не бывало, элегантный и невозмутимый Рорк уселся за выщербленный стол. Ева обернулась к Соммерсету.
– Вам нужен адвокат, а не друг, – сказала она с расстановкой.
– Терпеть не могу адвокатов. Почти так же, как полицейских. – Он тоже сел, аккуратно под­тянув брюки, чтобы не испортить складку.
Еве мучительно хотелось по привычке взъеро­шить волосы, но она только засунула руки поглуб­же в карманы.
– Заприте дверь, Пибоди, и включите запись. – Сделав глубокий вдох, она начала: – Будьте доб­ры, назовите ваше полное имя.
– Лоуренс Чарльз Соммерсет.
– Допрос Лоуренса Чарльза Соммерсета по делу об убийстве Томаса Бреннена и по делу об убийстве Шона Конроя. Присутствуют допраши­ваемый, его представитель Рорк, сержант Делия Пибоди и лейтенант Ева Даллас, ведущая допрос. Допрашиваемый явился добровольно.
Она прочла права допрашиваемого и спросила:
– Соммерсет, вам ясны ваши права и обязан­ности?
– Совершенно ясны.
– И вы отказываетесь от официального за­щитника?
– Именно так.
– В каких отношениях вы были с Томасом Бренненом и Шоном Конроем?
Соммерсет, удивленный тем, что она сразу приступила к делу, на мгновение задумался.
– Я был с ними знаком, когда жил в Дублине.
– Когда это было?
– Более двенадцати лет назад.
– Когда вы в последний раз видели Бреннена или говорили с ним?
– Точно сказать не могу, но не менее двенад­цати лет назад.
– Однако вы были в Лакшери Тауэрз совсем недавно, в день убийства Бреннена.
– Это совпадение, – пожал плечами Соммер­сет. – Я и не подозревал, что он там живет.
– Что вы там делали?
– Я уже объяснял вам.
– Объясните еще раз. Для протокола.
Он шумно вздохнул, налил себе воды из гра­фина и ровным, спокойным голосом повторил все, что сказал Еве вечером.
– Миссис Моррел может подтвердить, что у вас с ней была назначена встреча?
– У меня нет оснований полагать, что она этого не подтвердит.
– Может быть, вы в состоянии объяснить мне, почему видеокамеры зафиксировали, как вы вош­ли в здание и сели в лифт, однако нет записи того, как вы выходили из здания ни в то время, которое вы указали, ни в какое-либо другое.
– Этого я объяснить не могу. – Он сложил на коленях свои безукоризненно ухоженные руки, и окинул взглядом Еву. – Возможно, вы недоста­точно хорошо смотрели.
За ночь Ева просмотрела записи шесть раз.
– Как часто вы бывали в Лакшери Тауэрз? – спросила Ева, сев наконец на стул.
– Я был там впервые.
– Впервые? – переспросила она. – Раньше у вас не было повода нанести визит Бреннену?
– У меня вообще не было повода наносить визит Бреннену – тем более, я не знал, что он там живет.
«Отвечает хорошо, – отметила Ева. – Осторожно, как человек, не впервые попавший на до­прос». Она искоса взглянула на Рорка, хранивше­го молчание, и подумала, что досье Соммерсета наверняка безупречно – Рорк должен был об этом позаботиться.
– Почему в день смерти Томаса Бреннена вы воспользовались неохраняемым выходом?
– Я не воспользовался неохраняемым выхо­дом. Я покинул здание тем же путем, каким в него вошел.
– Видеозаписи этого не показали. На них от­четливо видно, как вы вошли, но нет записи того, как вы вышли из лифта на том этаже, на котором, как вы утверждаете, живет миссис Моррел.
– Это просто смешно, – махнул рукой Соммерсет.
– Пибоди, будьте добры, поставьте диск 1-ВН, двенадцатая часть.
– Слушаюсь, мэм.
Пибоди вставила диск в компьютер, и тут же включился монитор на стене.
– Обратите внимание на время, указанное в углу экрана, – сказала Ева, снова просматривая сцену входа Соммерсета в вестибюль Лакшери Тауэрз. – Достаточно, – сказала она, когда двери лифта закрылись. – А теперь двадцать вторая часть. Обратите внимание на время, – повторила она, – и на табличку, указывающую на то, что эта камера установлена на двенадцатом этаже. Это тот этаж?
– Да. – Соммерсет, нахмурившись, смотрел запись. Двери лифта не открылись, и из них, есте­ственно, никто не вышел. Он почувствовал, как по спине ползет струйка липкого холодного по­та. – Мне все ясно. Вы стерли запись. Смонтировали все так, чтобы обвинить меня.
Этот сукин сын смеет ее оскорблять!
– Ну, конечно. Пибоди вам подтвердит, что половину рабочего времени я трачу на фальсифи­кацию доказательств. – Ева поняла, что еще не­много – и она потеряет самообладание. – В ва­шей версии есть только одна неувязочка! Это оригиналы дисков из комнаты охраны, а я работала с копией. До оригиналов я даже не дотрагивалась, их забирала Пибоди.
– Она – полицейский, – фыркнул Соммер­сет. – И сделает все, что вы ей прикажете.
– О, обвинение в заговоре? Отыщите, Пибо­ди? Мы с вами специально подделали доказатель­ства, чтобы насолить Соммерсету!
– Да вы только и мечтаете о том, как засадить меня за решетку.
– В настоящий момент вы правы, как никог­да. – Ева отвернулась, стараясь справиться с обу­явшей ее злостью. – Пибоди, выньте диск. Итак, вы были знакомы с Томасом Бренненом по Дуб­лину. В каких вы состояли отношениях?
– Он был одним из многих знакомых мне мо­лодых людей.
– А Шон Конрой?
– То же самое.
– Когда вы в последний раз были в «Зеленом Шемроке»?
– Насколько я помню, сего заведения я ни­когда не посещал.
– Полагаю, вы даже не знали о том, что там работает Шон Конрой.
– Не знал. Как не знал и о том, что Шон уехал из Ирландии.
Ева засунула большие пальцы в карманы и не­много помолчала, давая себе передышку.
– Значит, вы не общались с Шоном Конроем последние двенадцать лет.
– Именно так, лейтенант.
– Что ж, давайте подведем итоги. Вы были знакомы с обеими жертвами и в день смерти Томаса Бреннена оказались на месте преступления. Вы пока что не предоставили убедительного али­би на время, когда произошли оба преступления. И вы хотите убедить меня в том, что никакой связи между этими фактами не существует?
Соммерсет окинул ее ледяным взглядом.
– Я не думаю, что вас можно убедить в чем-то, в чем вы не желаете убеждаться,
– Вы сейчас сами себе все портите! – Ева вы­тащила из кармана медальон, найденный ею на ночном столике Конроя, и швырнула его на стол. – Что означает этот символ?
– Представления не имею.
– Вы католик?
– Что? – озадаченно переспросил он. – Нет. Унитарий.
– Вы хорошо разбираетесь в электронике?
– Прошу прощения…
«Выбора нет», – подумала она и спросила, стараясь не смотреть на Рорка:
– Каковы ваши служебные обязанности?
– Они весьма разнообразны.
– Исполняя эти разнообразные обязанности, вы посылаете или принимаете электронные сиг­налы?
– Естественно.
– Вам известно, что у вашего хозяина уста­новлено весьма сложное электронное оборудова­ние?
– Лучшее на всей планете, – гордо уточнил он.
– И вы с ним хорошо знакомы?
– Да.
– Настолько хорошо, что можете посылать сообщения так, чтобы их невозможно было отследить?
– Конечно. Я… – Он внезапно замолчал, стиснув зубы. – Но у меня нет причин так посту­пать.
– Вам нравятся загадки, Соммерсет?
– Иногда.
– Вы считаете себя терпеливым человеком?
– Считаю.
Ева кивнула. Сердце у нее словно тисками сжимало. Теперь ей придется говорить о том, из-за чего она большую часть ночи провела без сна.
– Мне известно, что ваша дочь-подросток бы­ла убита. – Она не слышала за своей спиной ни звука, ни вздоха. Но воздух словно потяжелел от боли. – И ваш нынешний работодатель был кос­венной причиной ее смерти.
Соммерсет откашлялся и стиснул руки, лежав­шие на коленях.
– Он не был причиной.
– Ее изнасиловали и убили, чтобы проучить Рорка, чтобы причинить ему боль. Она была всего лишь орудием мести, не так ли?
Соммерсет несколько мгновений был не в си­лах говорить. Горе схватило его за глотку, пере­крыло ему дыхание.
– Она была убита злодеями, которые польсти­лись на ее невинность и чистоту. – Он тяжело вздохнул. – Вы, лейтенант, должны понимать такие вещи.
Ева внимательно посмотрела на него. В глазах Соммерсета была пустота, но внутри у нее все за­стыло. Да, такие вещи она понимала слишком хо­рошо.
– И все-таки я полагаю, что причиной явился Рорк. Вы достаточно терпеливы и умны, Соммерсет, чтобы прождать столько лет. Вы установили прекрасные отношения со своим работодателем, вошли к нему в доверие, получили доступ ко многим его личным и профессиональным делам. И теперь вполне могли всем этим воспользовать­ся, чтобы навести на него подозрение в убийст­вах.
Соммерсет вскочил на ноги:
– Да как вы смеете говорить мне такое?! Вы стоите здесь, показываете пальцем на человека, чье кольцо носите, и утверждаете, что ответствен­ность за все эти ужасы лежит на нем? Они были детьми. Детьми ! Да я счастлив буду провести ос­таток дней за решеткой, если только это поможет ему увидеть наконец, кто вы такая на самом деле!
– Соммерсет! – Рорк, не вставая со стула, взяв его за локоть. – Ему надо успокоиться, – сказал он Еве, глядя на нее холодно и отстранение.
– Хорошо. Допрос прерван по просьбе пред­ставителя допрашиваемого. Запись отключить.
– Сядь, – прошептал Рорк, не убирая руки. – Прошу тебя.
– Видишь, они все те же. – Соммерсет опустился на стул, голос его дрожал от волнения. – То же упрямство, те же пустые души… Все поли­цейские одинаковы!
– Погоди судить, – сказал Рорк и посмотрел на жену. – Лейтенант, я хотел бы поговорить с вами наедине и без записи.
– Я не хочу, чтобы ты говорил с ней об этом! – взорвался Соммерсет.
– Выбираю я. Прошу вас нас простить, Пибоди, – сказал Рорк с извиняющейся улыбкой.
Ева несколько мгновений колебалась, потом кивнула.
– Подождите в коридоре, Пибоди. И заприте дверь.
– Слушаюсь, мэм.
Оставшись наедине с Соммерсетом и Рорком, Ева продолжала стоять у стола, держа руки в кар­манах.
– Итак, вы наконец решили мне все расска­зать? – спросила она холодно. – Думаете, я не догадалась, что вы знаете больше, чем говорите? Вы меня что, последней дурой считаете?
Рорк понял, что она не просто злится, что она обижена по-настоящему, и прикусил губу.
– Мне очень жаль.
– Ты еще перед ней извиняешься? – вски­нулся Соммерсет. – После всего, что она…
– Заткнитесь вы наконец! – прикрикнула на него Ева. – Все доказательства против вас. В до­ме находится оборудование, позволяющее избе­жать службы компьютерной охраны. Кто о нем знает, кроме нас троих? Первой жертвой был давнишний друг Рорка, второй – тоже, к тому же он был убит в доме, принадлежащем Рорку. Вам известно все, чем Рорк владеет, известно, что и как он делает. Прошло почти двадцать лет, но вы мог­ли ждать и дольше, чтобы отомстить за свою дочь. Не удивлюсь, если окажется, что вы решили по­ставить на карту все, лишь бы его уничтожить.
– А вы не подумали о том, что он – единст­венное, что у меня осталось? Он любил ее. Он – мой. – Соммерсет взял стакан, вода расплеска­лась по столу.
– Ева! – Рорк старался говорить очень мяг­ко. – Прошу тебя, сядь и послушай.
– Я отлично могу слушать и стоя.
– Как угодно. – Рорк устало прикрыл рукой глаза и подумал, что с женщиной, посланной тебе судьбой, трудно сладить. – Если помнишь, я рас­сказывал, что Соммерсет взял меня к себе и Марлена стала мне сестрой, Я был очень молод тог­да, – продолжал он, взглянув на Соммерсета с за­ботой и нежностью. – Но я не был невинен.
– Когда я нашел тебя, ты был избит до полу­смерти, – пробормотал Соммерсет.
– Потому что был слишком неосторожен и беспечен, – отмахнулся Рорк. – Если бы не ты, я бы, наверное, еще долго оставался с ними, рабо­тал на них.
– Это я все знаю, – процедила Ева сквозь зу­бы. – Ты воровал по мелочам, лазил по чужим карманам…
– Я пытался выжить, – нахмурился Рорк. – За это я не буду извиняться. Я говорил тебе, что Марлена… Она была почти ребенком; неожидан­но вообразила, что испытывает ко мне какие-то чувства, о которых я и не догадывался. Однаж­ды ночью она пришла ко мне в комнату – такая невинная, любящая. Я не знал, как себя вести, поэтому был неуклюж и жесток. Но считал, что поступаю правильно и порядочно. Я, конечно, понимал, что обидел ее, но надеялся, что со временем обида пройдет, и мы по-прежнему будем друзьями. А она ушла из дома… Вот тогда-то ее и нашли люди, которые на самом деле искали меня.
Он некоторое время молчал, а когда заговорил снова, голос его был еще тише, а взгляд еще пе­чальнее.
– Я бы с радостью отдал за нее свою жизнь. Я бы сделал все, что они потребовали, чтобы из­бавить ее от страха и боли. Но сделать ничего бы­ло нельзя. Покончив с ней, они швырнули ее на порог.
– Она была такая маленькая… – Соммерсет говорил еле слышно. – Как кукла – сломанная и изуродованная. Они убили мою девочку. Разодра­ли в клочья. – Он с горечью посмотрел на Еву. – Полицейские не сделали ничего. Просто повернулись спиной, заявив, что нет ни свидетелей, ни улик. Они знали, кто это сделал. Вся улица гово­рила об этом. Но они не сделали ничего.
– Люди, которые ее убили, были очень могу­щественными, – продолжал Рорк. – В этом районе Дублина кое на что полицейские закрывают глаза. Мне понадобилось довольно много време­ни, чтобы набраться силы и опыта и пойти против них. И еще больше времени мне понадобилось, чтобы выследить тех, кто был виновен в смерти Марлены.
– Однако ты их все-таки нашел и убил? – Ева знала, что в прошлом Рорка немало мрачных страниц, и находила в себе силы жить с этим. – Но какое это имеет отношение к Бреннену и Конрою? – У нее вдруг похолодело в груди. – Они были связаны со смертью Марлены?
– Нет. Но оба в разное время поставляли мне необходимую информацию. Которая помогала мне найти тех, кого я искал. И, когда я нашел двоих из тех, кто замучил Марлену, я убил их. Их смерть была медленной. Мучительной, – сказал он, глядя Еве прямо в глаза. – Первого я выпо­трошил.
– Ты вспорол ему живот? – переспросила она, смертельно побледнев.
– Да. Я хотел, чтобы он почувствовал то, что чувствовала маленькая беззащитная девочка. Вто­рого я нашел благодаря информации, которую купил у Шона. Ему я вскрыл вены и ждал, пока он не истек кровью.
Ева не в силах была этого слышать.
– Кто еще тебе помогал, кроме Бреннена и Конроя?
– Мне помогали многие. Я говорил с десятками людей – собирал сплетни, узнавал факты… Был такой Робби Браунинг, но его я уже прове­рил. Он в Ирландии, на казенных харчах, ему ос­талось еще года три. Полезную информацию мне тогда сообщила Дженни О'Лири. Сейчас она в Вексфорде, держит там гостиницу. Вчера я с ней связался, она будет начеку. Был еще Джек…
– Черт вас возьми! – Ева стукнула обоими ку­лаками по столу. – Ты должен был дать мне спи­сок тотчас же, как я сказала тебе о Бреннене! Ты был обязан мне доверять!
– Дело было не в доверии.
– А в чем же?
– Понимаешь… Я очень надеялся, что ошиба­юсь. И не хотел ставить тебя в ложное положение. Но в конце концов все-таки поставил…
– Думал, сам со всем разберешься?
– Надеялся, что смогу. Но сейчас стало ясно, что это невозможно. Нам нужна твоя помощь.
– Ах, вот как? Вам нужна моя помощь? – медленно повторила Ева. – Вам нужна моя по­мощь! Великолепно! Прекрасно! – Она вскочи­ла. – Это ты обязан был помочь мне! Думаешь, то, что ты сейчас сказал, снимает с Соммерсета подозрения? Да если я дам ход этой информации, вы оба угодите за решетку! Убийства первой сте­пени, ничего себе!
– Соммерсет никого не убивал, – сказал Рорк невозмутимо. – Это делал я.
– Это мало облегчит его участь.
– Так ты ему веришь?
«Он – единственное, что у меня осталось», – прозвучали у Евы в мозгу слова Соммерсета.
– Я ему верю, – вздохнула она. – Он никогда не будет действовать тебе во вред. Он тебя любит.
Рорк хотел было что-то сказать, но не стал. Он сидел молча, глядя прямо перед собой. Эти про­стые слова потрясли его до глубины души.
– Я еще не знаю, как поступлю. – Ева гово­рила очень тихо, словно обращаясь к самой се­бе. – Мне надо собрать улики и опросить всех возможных свидетелей. Но если мне придется вы­двинуть против вас обвинение, я это сделаю! Вы можете помочь себе только одним способом – рассказав мне все. Если вы что-то скроете, это может обернуться против вас. У меня и так руки связаны. И без твоей помощи, Рорк, мне не обой­тись.
– На это ты можешь рассчитывать всегда.
– Правда? – невесело улыбнулась Ева и пош­ла к двери. – Вас я сейчас отпущу, Соммерсет, и постараюсь во всем разобраться, – сообщила она, перед тем как отпереть дверь. – Это моя ра­бота. Не все полицейские поворачиваются спи­ной. Я из тех, кто смотрит во все глаза. Всегда.
Она распахнула дверь и шагнула в коридор.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возмездие - Робертс Нора



Потрясающая книга из серии Евы Даллас
Возмездие - Робертс НораЧитательница
5.03.2012, 18.21





речь идёт, безусловно, о том, каким непревзойденным сыщиком является Ева Даллас. НО! также описывается пагубное влияние матери на сознание малолетнего сына (и даже в период его взросления), и то, как можно любить своего мужа (как Ева - офицер полиции - любит своего супруга - миллиардера, вышедшего из низов). потрясающий накал чувств. невероятно
Возмездие - Робертс НораОльга Сергеевна
18.06.2012, 23.03





Здесь есть на сайте определённый список книг о лейтенанте Еве Даллас, а то уж больно мне 2 книги о ней понравились, но всё же где найти список не знаю, а интернете копаться лень( А так книги о Еве Даллас безупречны. Мне нравится как и сюжетная линия её любви с Рорком, так и сюжетная линия детектива)))
Возмездие - Робертс НораОлександра
4.04.2013, 15.11





Олександра, сайт lady.webnice.com. Зайдите, там найдете последовательность романов о Еве и Рорке...
Возмездие - Робертс НораАмериканка
25.12.2013, 7.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100