Читать онлайн Возмездие, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возмездие - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возмездие - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возмездие - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Возмездие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Через два часа Ева объясняла причины прова­ла операции начальнику полиций Тибблу.
– Я беру на себя всю ответственность, сэр. Ра­бота сотрудников, привлеченных к операции, бы­ла безукоризненной.
– Просто цирк какой-то! – Тиббл постукивал кулаком по столу. – Собачья драка, укушенные, следователь носится по городу в спортивной ма­шине за двести тысяч долларов. Эти чертовы ре­портеры успели вас заснять. Не слишком ли ши­карно для нашего нищего департамента?
– Прошу прощенья, сэр, – сдержанно отве­тила Ева. – Мой служебный автомобиль искоре­жен, а нового еще не выдали. Поэтому мне пришлось воспользоваться личным транспортом. В по­добных случаях это разрешается.
Тиббл перестал стучать кулаком по столу и по­смотрел на нее, прищурившись.
– Какого черта вам не выдали новую машину?
– Причины мне неизвестны, сэр. Моя по­мощница сегодня опять запрашивала хозчасть, ей ответили, что заменят машину не раньше, чем че­рез неделю.
Он тяжело вздохнул,
– Ох, уж эти бюрократы! Завтра к восьми ноль-ноль машина будет заменена, лейтенант.
– Благодарю, сэр. Сегодняшняя операция, без сомнения, провалилась, однако детектив Макнаб установил, что разговор велся из Лакшери Тауэрз. Я бы хотела поработать с командой, направлен­ной туда.
– Лейтенант, сколько направлений расследо­вания вы собираетесь контролировать лично?
– Все, сэр, – не моргнув глазом, ответила Ева.
– А вы не задумывались о том, что именно в этом деле вы можете быть не вполне объективны? Мне кажется, вы вступили с убийцей в личное со­ревнование. Вы расследуете серию убийств, лей­тенант, или играете в игры?
Ева не могла не согласиться со справедливос­тью упрека, но отступать не собиралась.
– В настоящее время, сэр, я думаю, что одно неотделимо от другого. Признаю, мое поведение вышло за принятые рамки. Этого больше не по­вторится.
Тиббл тяжело поднялся из-за стола.
– Считайте, что я вам сделал официальный выговор. Хотя, признаться, не нахожу, что вы вышли за рамки. Я просмотрел записи операции. Вы отлично ее провели, лейтенант, уверенно и четко. В вашей стратегии не было ошибок. Чертов пудель! – добавил он в сердцах. – Кроме того, вам не прислали поддержку с воздуха. Виновные в этом будут наказаны. Считайте, что вы получи­ли мое согласие на любую необходимую помощь.
Он взял со стола стеклянный шар, заполнен­ный темно-синей жидкостью, перевернул его, и внутри шара поднялась морская буря.
– Еще одно… Пресса, без сомнения, будет в восторге от нашей сегодняшней неудачи. Надо это принять с достоинством. Как вы думаете, он позвонит вам опять?
– Он не сможет удержаться, хотя, вероятно, на некоторое время замолчит. Будет злиться, по­пытается каким-то образом на меня напасть. Ду­маю, он решит, что я жульничала, а это ведь его игра. Жульничество – грех, и он захочет, чтобы господь меня наказал. Да, он наверняка напуган и в то же время разозлен.
Поколебавшись немного, Ева решила поде­литься своими соображениями.
– Не думаю, что он вернется в Лакшери Тау­эрз. Он очень умен, сэр. Он поймет, что, раз мы смогли подобраться к нему так близко, то, веро­ятно, вычислили и место, из которого он говорил. Сегодня в вестибюле он нас почуял, следователь­но, у него развита интуиция. Ему удалось обвести нас вокруг пальца, но, если мы найдем его обору­дование, найдем его берлогу, мы найдем и его.
– Тогда найдите берлогу, Даллас!


Ева заскочила к себе в кабинет – сделать ви­деокопии того, что произошло днем. Ей хотелось просмотреть все еще раз.
– Я же сказала, чтобы ты шел домой! – воз­мутилась она, увидев ожидавшего ее Рорка.
Он встал, подошел к ней, погладил по щеке.
– Ну что, Тиббл снял с тебя скальп?
– Он был, как ни странно, очень мил.
– Но твоей вины действительно нет.
– Дело не в вине, а в ответственности. А она была на мне.
– Может, пойдем перестреляем несколько пу­делей?
Ева усмехнулась.
– Позже. Мне надо сделать копии записи, а потом ехать в Лакшери Тауэрз.
– Ты с утра ничего не ела, – заметил Рорк.
– Перехвачу что-нибудь по дороге. – Она ус­тало закрыла лицо руками. – Черт возьми, Рорк, мы же были в полушаге! Может, он увидел, как Бакстер потянулся за оружием? Или кто-то из наших слишком пристально на него смотрел? А может, он нас просто почуял?
– Давай-ка я просмотрю записи. У меня ведь с юности был нюх на легавых.
– Ну, посмотри. – Она включила компью­тер. – На диске из вестибюля полно кадров с ним в полный рост. Лица почти не видно, но вдруг ты что-то рассмотришь. Ты его должен знать, Рорк.
– Сделаю все, что смогу.
– Когда вернусь домой – не знаю. – Она протянула ему копии. – Но ты меня не жди.


По дороге Ева купила чизбургер и баночку пепси и понесла это с собой в конференц-зал Лакшери Тауэрз, где Макнаб вел свой электрон­ный поиск.
– Есть что-нибудь?
– Какие-то ниточки тянутся. Здание напичка­но высококачественной аппаратурой. Проверяем этаж за этажом, но пока что не нашли.
Ева поставила сумку, протянула руку, бесцере­монно взяла Макнаба за подбородок и развернула к себе. На лбу у него был здоровенный синяк, а над правым глазом – длинная царапина.
– Вы хоть санитарам свою физиономию пока­зывали?
– Да это ерунда. Проклятая собака ринулась на меня, как на личного врага. – Он тряхнул головой, золотые колечки в ушах зазвенели. – Я бы хотел извиниться за свое неподобающее поведе­ние, лейтенант.
– Нечего извиняться. Вы разозлились, и зли­тесь до сих пор. – Ева открыла банку с пепси. – Вы были не правы, а на ваше извинение мне пле­вать. Никогда не задавайте вопросов начальству во время операции, Макнаб! Иначе вместо того, чтобы стать ведущим сотрудником отдела, будете работать на частное агентство, и останется вам только подслушивать охи и вздохи неверных жен.
Макнаб нахмурился и, чтобы сосредоточиться, принялся тщательно настраивать сканер, засек­ший какой-то передатчик на восемнадцатом этаже.
– Ну хорошо, может, я до сих пор немного не в себе, но я многое осознал. Да я почти не выле­заю из своего кабинета, а сейчас – настоящее де­ло, и вы меня отослали!
Ева посмотрела на него. Какой же он все-таки зеленый!
– Макнаб, а вы когда-нибудь дрались вруко­пашную? По-настоящему, не на тренировке?
– Нет, но…
– А стреляли в живого человека?
– Нет, – ответил он, поджав губы. – Значит, по-вашему, я плохой полицейский?
– Просто ваша сила не в этом. Сами знаете, сколько желающих поступить к нам в компьютер­ный отдел. Берут только самых лучших. Вы класс­ный компьютерщик. Я работала с лучшими из лучших, – добавила она, вспомнив Фини, – так что в этом разбираюсь. Вы мне нужны на своем месте.
Он дотронулся до синяка на лбу.
– А драка – это, оказывается, ужасно больно. Да еще все надо мной смеяться будут. Пострадал от собаки.
– Собака была внушительная. – Ева вытащи­ла из кармана чизбургер, протянула ему. – И зу­бастая. Так прокусила коленку Лоримару!
– Да? – Это немного взбодрило Макнаба, и он с аппетитом принялся есть. – Я не знал. – Тут сканер загудел. – На девятнадцатом, в восточном крыле, полно всякой всячины. Похоже на мощ­ный игровой центр.
– Я пойду проверю, – сказала Ева. – Если будет еще что-то интересненькое, сообщайте мне.
– Обязательно. Спасибо за угощение, Даллас. Да, а где Пибоди?
Ева удивленно оглянулась.
– Следит за разборкой оборудования в «Армз». Между прочим, вы ей не нравитесь, Макнаб.
– Знаю, – нагло улыбнулся он. – Это-то меня и привлекает!
Он повернулся к сканеру и принялся расшиф­ровывать поступающие сигналы.


В полночь Ева вызвала новую команду, отпус­тила Макнаба домой и тоже решила передохнуть. Ее нисколько не удивила то, что Рорк с бока­лом вина сидел у себя в кабинете, просматривая записи.
– Я отпустила первую команду поспать. Они начали клевать носом.
– Вы тоже не в лучшей форме, лейтенант. Ви­на хочешь?
– Нет. Ничего не хочу. – Ева подошла побли­же и увидела, что он остановил запись на том мо­менте, когда Макнаб врезался во входную дверь. – Думаю, он бы не стал вешать такую фотографию на стенку.
– Тогда, пожалуй, не стоит ему пересылать.
– Макнаб боится, что этот тип в Лакшери Тауэрз все отключил. – Она потерла затекшую шею. – Я, признаться, тоже. Он мог это сделать с дистанционного пульта, мог попросить помощника. Из заключения Миры ясно, что ему необхо­димо как можно чаще выслушивать похвалы, так что, возможно, у него есть партнер. Вероятнее всего – женщина, сильная и властная.
– Мать?
– Может быть. Но нельзя исключать и других вариантов. Ему хочется считать, что это его шоу, где у каждого должно быть свое место.
Ева шагнула к экрану, пристально посмотрела на человека в длинном пальто и шоферской фу­ражке.
– Очень похоже на театральный костюм, – пробормотала она. – Это еще одна принадлеж­ность игры. Не только маскировка, но это еще и образ – словно идет пьеса, в которой он играет главную роль. Но вот, посмотри, здесь видно, что мы застали его врасплох. Поза изменилась, он явно в панике. Не удержался и сделал шаг назад – инстинктивно отступил. Свободная рука пошла вверх – жест самозащиты. Готова поклясться, что он выпучил глаза.
Ева нахмурилась и наклонилась к экрану.
– Не могу понять, куда он смотрит, – глаз же не видно. Только поворот головы. Может, на Бакстера, который потянулся к пистолету? Или на Макнаба, врезавшегося головой в дверь?
– С этой точки видно обоих.
– Ага. Как тебе кажется, Бакстер похож на ле­гавого? Или на обычного швейцара, который хо­чет достать рацию?
– Пожалуй, все-таки на легавого, – ответил Рорк. – Посмотри, как он движется. – Он велел компьютеру вернуться на тридцать секунд назад и проиграть эпизод сначала. Комната наполнилась лаем, шумом, и Рорк убрал звук. – Смотри – как по учебнику. Разворот, колени полусогнуты, пра­вая рука тянется к кобуре. У швейцаров рации на поясе, а этот лезет под мышку.
– Но посмотри, как все быстро произошло! Поразительно, что он вообще успел что-то заме­тить.
– Если он когда-нибудь имел дело с полицей­скими и знает их повадки, ему было достаточно. А вот Макнаб не похож на легавого и двигается совсем по-другому… Послушай, а что, если убий­ца просто-напросто узнал его?
– Макнаб работает только у себя в отделе, он сам мне жаловался. Правда, они оба электронщи­ки, может, где-то пересекались. Черт возьми, на­до было мне это предусмотреть! И зачем я его от­правила?
– Прекрати себя ругать. Я видел, как ты вела операцию. Все было рассчитано отлично.
– И все-таки я проиграла, – мрачно усмехну­лась Ева.
– Игра еще не закончена. Но на сегодня – все. Пора в кровать.
Она собиралась сказать то же самое, но при­вычка спорить оказалась сильнее.
– У тебя только одно на уме!
– Ты же сама сказала, что вышла замуж ради секса.
Ева засунула руки в карманы.
– Это я сказала, чтобы досадить сексуально озабоченному убийце-маньяку.
– Понятно. Значит, ты вышла замуж не для секса?
– Ну, почему… Секс порой развлекает.
– Но сегодня ночью ты устала и развлекаться не хочешь?
Она лукаво прищурилась.
– Это кто сказал?
Рорк рассмеялся, обнял ее за талию и повел к лифту.
– Дорогая Ева, думаю, ты и в аду будешь с чертями спорить.
– Наверное. – Она зевнула и прислонилась к нему. – Машину, которую он оставил у отеля, увезли на экспертизу, – сообщила Ева, выходя из лифта. – Она взята в аренду и, кстати, оплачена со счета Соммерсета.
– Я изменил все номера своих счетов, – ска­зал Рорк, когда они улеглись. – Утром сделаю то же со счетами Соммерсета. Теперь ему будет не­легко до них добраться.
– Пока что ничего существенного не обнару­жено. Перчатки, несколько волосков, ворсинки с ковра… Сейчас их проверяют.
– Отлично. – Он погладил ее по голове. – А теперь отключайся.
– Боюсь, что он изменит цель, поскольку се­годня промахнулся. – Голос Евы стал тише, глуше, и Рорк прижал ее к себе. – Скоро – новый раунд…
Рорк подумал, что она права. Но сейчас – не до этого. Пусть как следует выспится.


Патрик Мюррей был пьянее обычного. Он ни­когда не считал себя поборником трезвости, но до свинского состояния старался не напиваться. Од­нако сегодня, когда клуб «Русалочка» в три часа ночи закрылся, он был именно в таком состоянии.
Жена ушла от него. Снова ушла…
Лоретту он любил со всей страстью – правда, порой бутылочку «Джемисона» любил не меньше. Свою драгоценную он повстречал в этом самом клубе пять лет назад. Она участвовала в новом аквашоу – ныряла, обнаженная, как рыбка, в огромный стеклянный аквариум. Для Пата это была любовь с первого взгляда.
Он думал об этом, пытаясь поставить стул ножками вверх на стол. Но сегодня он выпил слишком много виски, в глазах темнело, руки не слушались, и проклятый стул все время соскальзывал на пол. А надо было еще вымыть заплеван­ный и залитый виски пол, отскрести туалеты, на­чистить унитазы и раковины, проветрить отдель­ные кабинеты…
Патрик нанялся уборщиком в клуб «Русалоч­ка» пять лет и два месяца назад, а потом его прон­зила стрела Купидона, когда он увидел, как Ло­ретта делает пируэты в воде. Ее кожа, нежно-золотистого, как у выдержанного виски, оттенка, тускло поблескивала, роскошные черные кудри плыли по голубой воде аквариума, глаза за защит­ными линзами казались фиалковыми.
Пат выпрямился, поставил-таки стул и полез в карман за маленькой бутылочкой виски. Осушив ее одним глотком, он аккуратно положил бутылку в урну.
Ему было двадцать семь, когда он впервые увидел несравненную Лоретту. Это произошло на второй день его пребывания в Америке. Пат был вынужден покинуть Ирландию в спешке – из-за некоторых неприятностей с законом и с невыпла­ченными карточными долгами, – но зато в Нью-Йорке он повстречал свою судьбу.
Пять лет спустя он скреб все тот же пол, совал в карман мелочь, которую ему оставляли посети­тели, и оплакивал утрату своей Лоретты.
Приходилось признать, что не у всякого хва­тит терпения на человека, поглощавшего виски литрами…
У Лоретты был размер XXL. При росте пять футов десять дюймов она весила двести фунтов и казалась раза в два крупнее Патрика Мюррея. Он был человеком миниатюрным, даже собирался когда-то стать жокеем, но по причине частого по­хмелья обычно пропускал утренние тренировки. Волосы у него были ярко-рыжие, цвета спелой моркови, лицо усеяно веснушками. Лоретта часто говорила ему, что он покорил ее сердце взглядом мальчишечьих ярко-синих глаз.
Первый раз он, естественно, заплатил ей за ночь – ведь этим она зарабатывала на жизнь. Во второй раз тоже заплатил, зато предложил ей по­ужинать вместе. Лоретта заставила его заплатить и за эти два часа, но он не возражал. На третий раз Пат принес ей двухфунтовую коробку шоко­ладных конфет, и она отдалась ему бесплатно.
Через несколько недель они поженились. Три месяца он почти не пил, потом сорвался, и Лорет­та его послала. Впрочем, она скоро вернулась, по­скольку по-своему была привязана к своему жо­кею.
Так это тянулось пять лет. Два дня назад Пат обещал ей, что ляжет в клинику. Он так и соби­рался сделать, но немного выпил и отправился на ипподром – он все еще любил лошадей…
Теперь Лоретта требовала развода, и сердце его было разбито. Пат стоял, опершись о швабру, и грустно смотрел на пустой аквариум.
Лоретта сегодня выступала дважды. Она цени­ла свою работу, и он уважал ее за это. Он даже стерпел то, что она продолжала использовать свою лицензию профессиональной проститутки. За секс платили лучше, чем за мытье полов или за участие в шоу, а они так мечтали о домишке где-нибудь в пригороде…
Сегодня вечером Лоретта отказалась с ним разговаривать. После шоу она вылезла из аква­риума, накинула на себя полосатый халат – его подарок ко дню рождения – и вместе с другими русалками удалилась.
Она отказывалась пускать его в квартиру, в свою жизнь и – об этом он боялся думать – в свое сердце.
У черного входа зазвонили.
– И куда бежит время? – грустно покачал го­ловой Пат. – Уже утро…
Он, пошатываясь, побрел по коридору, трясу­щимися руками набрал код, открыл стальную дверь. Перед ним стоял некто в длинном черном пальто и улыбался.
– Еще ночь, что ли? – спросил Пат.
– Говорят, перед рассветом всегда темнее. – Человек шагнул внутрь и протянул руку в перчат­ке. – Ты меня помнишь, Падди?
– Я вас знаю? Вы из дома? – Пат пожал про­тянутую руку.
Укола он даже не почувствовал – просто по­шатнулся и упал.
– Да, Падди, из дома. И тебя туда сейчас от­правлю. – Он повернулся и аккуратно запер за собой дверь.
Такого небольшого человека, как Пат, было нетрудно перетащить в зал. Там убийца поставил чемоданчик на стол, достал все необходимое, потом проверил лазерный пистолет, – выстрелил в потолок – и довольно улыбнулся.
Тихо напевая себе под нос, он нажал на кноп­ку – слить воду из аквариума. Это было похоже на то, как если бы спустили воду в огромном туа­лете, и убийца снова улыбнулся. Подойдя к Пату, он ткнул его ногой под ребра.
Ни стона, ни вздоха.
Убийца наклонился над лежащим, нащупал пульс и нахмурился. «Да этот тип смертельно пьян, – понял он. – И доза оказалась для него велика». Раздосадованный этим просчетом, он достал шприц с амфетамином, сделал укол в ру­ку – никакой реакции. Убийца рассвирепел.
– Просыпайся, ублюдок!
Он с размаху ударил Пата по лицу – пусть придет в себя, пусть знает, что происходит, – но пощечины не помогли. Тогда он стал лупить его кулаками, пока не хлынула кровь, прямо на пер­чатки. Голова Пата моталась, как у тряпичной куклы, однако в сознание он так и не пришел.
Убийца тяжело дышал, в глазах стояли слезы. Господи, у него только два часа! Разве можно все предвидеть? Неужели господь оставил его? Если бы не Даллас, он бы уже разобрался с этой сви­ньей Брайаном, а Пат подождал бы денек-другой. Он бы присмотрелся к его привычкам, сделал бы все с толком, не спеша…
Услышав треск, он обернулся и понял, что сам отшвырнул стул и разбил зеркало за стойкой. Ну и что? Это всего лишь какой-то вонючий секс-клуб, каких полно в этом вонючем городе. С ка­ким удовольствием он бы разнес его весь, поджег бы и любовался бы пламенем! Господь изгнал торгующих, разве нет? Он обрушил праведный гнев на менял, блудниц и грешников. Убийца мечтал о том же, но времени на это не было. Кро­ме того, он сознавал, что его миссия не в этом.
На сегодня его цель – Патрик Мюррей.
Он взял лазер. «Придется вырезать глаз, пока Пат без сознания», – решил он и принялся за ра­боту.
Ему самому понравилось, как аккуратно у него все получилось – как у хирурга. В первый раз он нервничал, дрожали руки. Но все-таки сделал – сделал то, что был должен! И он не свернет со своего пути, не остановится. Он прикончит их всех.
Убийца опустил глаз в пузырек с прозрачной жидкостью. Его, увы, придется оставить здесь. Надо двигаться дальше, поэтому глаз Пата Мюррея ему не удастся присовокупить к своей коллек­ции.
Достаточно того, что он его вырвал. Око за око.
Когда он поволок Пата к аквариуму, тот засто­нал.
– А, просыпаешься, грешник? – Тяжело дыша, он взвалил Пата на плечо и потащил по лестнице.
Убийца был горд тем, что может тащить взрос­лого человека на себе. Раньше бы не смог. Он был слабым, болезненным ребенком, но нашел в себе силы измениться. Слушал, что ему говорили, де­лал то, что нужно. Укреплял и тело, и дух, дово­дил до совершенства. И время пришло…
Он положил Пата на дно пустого аквариума, достал портативную дрель, просверлил в полу не­сколько дырок, напевая за работой свой любимый псалом, вставил в них кандалы, проверил, хорошо ли держатся, А потом начал стаскивать с Пата одежду.
– Нагими мы приходим в мир, нагими и уми­раем! – сказал он бодро и засунул тощие лодыж­ки Пата в кандалы. Внимательно посмотрев ему в лицо, он заметил, как дернулись веки. – Инте­ресно, громко ли ты будешь молить о пощаде?
Убийца вытащил из кармана медальон, бросил его рядом с лежащим Патом. Потом почтительно приложился губами к статуэтке Девы Марии и по­ставил ее на пол.
– Ты меня помнишь, Падди?
Продираясь сквозь нечеловеческую боль, Пат приходил в себя. Он застонал, взвизгнул и нако­нец заорал:
– Господи Иисусе, что это?!
– Возмездие!
Пат, всхлипывая, потянулся рукой к лицу, пы­таясь прикрыть то, что болело больше всего.
– Боже мой, глаз! Я потерял глаз!
– Он не потерян, – рассмеялся убийца. – Он на столе, вон там.
– Что происходит? Что… – Пат дернулся, но кандалы держали его. – Вам нужны деньги? Но их все забирают после закрытия. А шифра сейфа я не знаю. Я просто уборщик…
– Деньги мне не нужны.
– Что же вам нужно? Что вы со мной сдела­ли?! Пресвятая Дева Мария! Чего вы хотите?
– Не упоминай имени ее! – Убийца с размаху ударил Пата кулаком в лицо. – Не смей произно­сить ее имя! Еще раз скажешь – и я вырву твой язык!
– Я не понимаю… – выл Пат. – Что вы от меня хотите?
– Твою жизнь. Я пришел забрать твою жизнь, Пятнадцать лет я ждал – и день настал.
Из единственного глаза Пата катились слезы, боль была нестерпимой. И все-таки он тянул руку, пытаясь схватить убийцу за ногу, но пальцы его ловили лишь воздух.
– Все это очень забавно, однако у меня жест­кий распорядок. – Убийца подошел к лестнице, быстро по ней взобрался и спрыгнул с другой сто­роны, а снизу раздавались стоны и мольбы Па­та. – Вода накроет тебя примерно через час. Че­рез час, – повторил он, ухмыляясь и глядя на Па­та уже снаружи, через стеклянную стену. – К тому времени ты обезумеешь от боли и страха. Вода будет подниматься медленно – до лодыжек, до колен, до талии. Ты будешь пытаться высвобо­диться из кандалов, но это не поможет. Талия, грудь, шея…
Продолжая улыбаться, убийца включил воду.
– Почему ты это сделал, ублюдок? – закричал Пат.
– Не догадываешься? Ну, ничего. У тебя есть час на размышление.
Он опустился на колени, перекрестился, мо­литвенно сложил руки и воздал господу благодар­ность.
– Ты молишься? Молишься?! – Пат смотрел на статуэтку. – Пресвятая Богородица, – про­шептал он. – Дева Мария!
И он тоже стал молиться – страстно, истово. Если она заступится за него, он даст обет и боль­ше никогда не будет пить.
Несколько минут два человека – один в аква­риуме, другой снаружи – стояли на коленях друг против друга. Потом один из них поднялся на но­ги и улыбнулся.
– Поздно молиться. Ты проклят – проклят с тех пор, как продал свою душу дьяволу.
– Я никогда этого не делал! Я не знаю тебя! – Вода уже плескалась у ног Пата. – Ты меня с кем-то перепутал…
– Нет. Просто пришел к тебе раньше, чем на­меревался, – У него еще было время, поэтому он подошел к бару и взял себе пепси. – Надеюсь, ты вспомнишь меня перед тем, как умрешь, Пат. Вспомнишь, кто я и откуда.
Он вскрыл баночку, тихо напевая, подошел к аквариуму, сел на стул и стал любоваться пред­ставлением.


Телефон зазвонил ровно в пять утра, и Ева тут же вскочила. Сердце бешено колотилось. Через мгновение она поняла, что причиной этому не звонок, а сон, который она только что видела. Звонка Ева ждала давно и была к нему готова.
– Лейтенант Даллас, – сказала она в трубку, рукой отстранив Рорка.
– Ты думала, что сможешь меня провести, но ошиблась. Брайану Келли не уйти от судьбы. Я все равно убью его, но в другое время и в дру­гом месте.
– Что, струсил, дружок? Я видела, как ты за­дрожал, когда понял, что мы тебя ждем. Мы знали все, что ты собираешься сделать.
– Но вы меня не смогли остановить. И до­гнать не смогли.
– Мы рядом. Мы дышим тебе в спину, разве не слышишь?
– Вы не так уж и близко. Сейчас я смотрю, как умирает человек. Хочешь послушать, как он кричит?
Он быстро отключил систему изменения голо­са и развернул трубку. От душераздирающих воп­лей у Евы кровь застыла в жилах.
– Так, и кто же из нас обманщик? – Она очень старалась говорить спокойно. – Перед тем, как идти к нему, ты должен был загадать мне очередную загадку. Так было с Бренненом. Что это за игра, если ты отказываешься рисковать?
– Он еще не умер, и, думаю, у тебя достаточно времени.
Ева уже вылезла из постели и быстро одева­лась.
– А где ключ?
– Хорошо, все будет совсем просто. Ужин, танцы и нагие русалки. Сейчас закрыто, но все равно – добро пожаловать. Водичка замечательная. Он скоро начнет пускать пузыри, так что поторопитесь, лейтенант.
– Клуб «Русалочка», – сказал Рорк, как толь­ко, она положила трубку. – Обнаженные танцов­щицы в аквариуме.
Он успел одеться раньше ее, и они вместе вбе­жали в лифт.
Доставая рацию, Ева подозрительно взглянула на Рорка.
– Слушай, не ты ли владелец клуба?
– Нет, – он мрачно посмотрел на нее. – Но раньше этот клуб действительно был моим.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возмездие - Робертс Нора



Потрясающая книга из серии Евы Даллас
Возмездие - Робертс НораЧитательница
5.03.2012, 18.21





речь идёт, безусловно, о том, каким непревзойденным сыщиком является Ева Даллас. НО! также описывается пагубное влияние матери на сознание малолетнего сына (и даже в период его взросления), и то, как можно любить своего мужа (как Ева - офицер полиции - любит своего супруга - миллиардера, вышедшего из низов). потрясающий накал чувств. невероятно
Возмездие - Робертс НораОльга Сергеевна
18.06.2012, 23.03





Здесь есть на сайте определённый список книг о лейтенанте Еве Даллас, а то уж больно мне 2 книги о ней понравились, но всё же где найти список не знаю, а интернете копаться лень( А так книги о Еве Даллас безупречны. Мне нравится как и сюжетная линия её любви с Рорком, так и сюжетная линия детектива)))
Возмездие - Робертс НораОлександра
4.04.2013, 15.11





Олександра, сайт lady.webnice.com. Зайдите, там найдете последовательность романов о Еве и Рорке...
Возмездие - Робертс НораАмериканка
25.12.2013, 7.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100