Читать онлайн Удержи мечту, автора - Робертс Нора, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Удержи мечту - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Удержи мечту - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Удержи мечту - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Удержи мечту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Кейт тщетно пыталась уверить себя в том, что абсолютно спокойна. Конечно, она повела себя как дура – ворвалась в кабинет Байрона, закатила скандал… Ладно бы еще, если б это сработало! Нет ничего хуже, когда хорошую истерику портят рассудительностью и полным самоконтролем. Да, довольно унизительно получилось…
Но Кейт терпеть не могла, когда ею командовали. Сдвинув брови, она оглядела пустой магазин. Покупатели разошлись, пора и ей уходить. Попросту повернуться и уйти на все четыре стороны! Можно поехать покататься, отправиться домой или ужинать в Темплтон-хауз. «Последнее соблазнительнее всего», – решила Кейт, поглаживая ноющий живот. Она такая голодная, а вкусный ужин с Лорой и девочками успокоит и боль, и нервы.
Байрон приедет – а ее нет. Птичка ускользнула! В том, что он охотится за ней, Кейт не сомневалась. Заманил жертву обещаниями: «как следует поесть, обсудить приступы», а потом – бац! – и выстрелит промеж глаз. Вот только зачем ему это нужно?..
Пожалуй, лучше дождаться его и выяснить все. Кейт Пауэлл никогда не уклонялась от поединка!
«Пускай приезжает, – угрюмо усмехнулась она, сидя в темном магазине. – Я с ним справлюсь одной левой!» Такие мужчины, как Байрон де Витт, привыкли всего добиваться милой улыбочкой и непринужденной трепотней. А вот как обращаться с женщиной самостоятельной и уверенной в себе, они понятия не имеют!
Кроме всего прочего, Кейт уже начала ощущать нехватку денег и бесплатный ужин имел для нее значение…
Неожиданно снова вернулась боль. «Нервы, все от нервов», – привычно сказала она себе. Кейт очень беспокоила «Претензия»: она прекрасно понимала, что магазин вряд ли может приносить доход трем своим владелицам и при этом оставаться на плаву. В первый год у них еще худо-бедно получалось, но теперь шансов почти не осталось.
Кейт мрачно оглядела большого стеклянного носорога на золотой подставке и покачала головой. До каких пор они будут продавать такие вот нелепые, никому не нужные вещи?! Взглянув на бирку, она чуть не расхохоталась. Девятьсот долларов?! Кто, находясь в здравом уме, выложит почти тысячу долларов за подобное уродство?
«Марго, – ответила она самой себе, и губы ее скривились в насмешливой улыбке. – У Марго всегда была слабость к дорогим никчемным вещам».
Слава Богу, теперь, даже если «Претензия» вылетит в трубу, с Марго ничего не случится: у нее есть Джош, прекрасный дом, скоро родится ребенок. Совсем не то, что год назад. Кейт искренне за нее радовалась.
Но вот с Лорой дело обстояло иначе. Конечно, она и девочки голодать не будут: Темплтоны не позволят. И Темплтон-хауз – не просто крыша над головой, это настоящий дом. У Лоры имеются акции компании «Темплтон», приносящие ей доход, она работает в отеле и прилично там зарабатывает. Но если провалится дело, которое она сама начала, ее самолюбие будет жестоко уязвлено.
Теперь-то Кейт отлично понимала, каково это – страдать от уязвленного самолюбия.
Нужно во что бы то ни стало заставить магазин приносить прибыль! Это заветная мечта и Марго, и Лоры. Ну, а она сама? На что ей еще надеяться, кроме «Претензии»? Все ее жизненные планы рухнули. Разрушены надежды на партнерство в «Биттл и К°», а с ними – и мечты основать когда-нибудь в будущем собственную фирму. Не будет медной таблички на двери кабинета. И самого кабинета не будет…
У нее остались теперь бессонные ночи, почти непроходящая мигрень, приступы сильной боли в животе и… «Претензия».
«Это Марго так назвала магазин», – грустно улыбнулась Кейт. Что ж, у них троих претензий хоть отбавляй…
Когда раздался стук в дверь, Кейт вздрогнула, выругалась, потом расправила плечи и пошла открывать. Снаружи стоял Байрон; Кейт вышла и заперла за собой дверь.
По улице стремительными потоками неслись пешеходы и автомобили: туристы искали местечко, где можно спокойно посидеть и отдохнуть; работяги спешили домой после долгого рабочего дня; парочки, обнявшись, торопились уединиться. А куда идет Кейт Пауэлл?
– Я дождалась вас вовсе не потому, что вы меня в чем-то убедили, – без предисловий заявила Кейт. – Просто я хочу спокойно обсудить создавшуюся ситуацию, к тому же я голодна.
– Прекрасно! – Он взял ее под руку. – Поедем на моей машине. Мне удалось припарковаться на соседней улице – здесь яблоку негде упасть.
– Это хороший район, – заметила Кейт, идя рядом с ним по тротуару. – Рукой подать до Рыбацкой верфи. Туристы составляют большую часть наших посетителей, да и местные жители тоже заходят.
Мимо на велосипеде-тандеме проехали двое мальчишек, свистя и улюлюкая. «Какой чудесный вечер! – подумала Кейт. – Словно специально для прогулки по берегу моря – посидеть у воды, покормить чаек… А наступающая ночь – для влюбленных». Байрон повел ее через дорогу, и Кейт поджала губы.
– Я и сама прекрасно могу перейти улицу. Между прочим, нам вовсе необязательно куда-то ехать: здесь в округе полным-полно ресторанов. Было бы куда разумнее…
– Кейт, – он остановился, повернулся к ней и… проглотил колкость, готовую сорваться с языка: Кейт казалась такой усталой. – Почему не испробовать что-то новенькое? Идемте.
Байрон открыл дверцу своего коллекционного «Мустанга» и жестом пригласил ее садиться, заранее предвкушая что-нибудь вроде раздраженного пожатия плечами. И, надо сказать, он не был разочарован в своих ожиданиях…
Кейт молча наблюдала со своего места, как усаживается Байрон. Он снял пиджак, развязал галстук, даже воротничок рубашки расстегнул. Плечи широкие – видимо, занимается спортом; шея загорелая… Кейт решила поменять стратегию и дождаться ужина: вот тогда она и прочтет лекцию, которой намеревалась уложить его на обе лопатки! Слава Богу, язык у нее хорошо подвешен, за словом в карман она не лезет.
Де Витт сел за руль, повернул ключ, и радио запело голосом Марвина Гея.
– Вы хоть заметили, что находитесь в «Мустанге» 1965 года выпуска? Такая машина – это вам не просто средство передвижения. Это стиль жизни!
– В самом деле? – Кейт нравились светлые сиденья, мягкий и плавный ход, но – может ли быть вещь более непрактичная, нежели автомобиль, которому больше лет, чем ей самой? – Вы, наверное, все свободное время проводите, разыскивая запасные части?
– Я же говорю, это стиль жизни! Зато бегает, как зверь, – Байрон постучал пальцем по приборной доске. – Это мой первый!
– Первый – что? Неужели первый автомобиль?
– Ну конечно! – Заметив ее удивленный взгляд, он усмехнулся. – Я купил его, когда мне было семнадцать. Он пробежал двести тысяч миль, а мурлычет, как котенок.
«Скорее рычит, как лев», – подумала Кейт, но промолчала. В конце концов, какое ей дело?
– Никогда не слышала, чтобы кто-нибудь хранил свою первую машину. Ведь первая машина – как первый любовник.
– Точно! – Байрон немного сбросил скорость. – Так случилось, что чудесным летним вечером одна девочка стала моей первой любовницей именно здесь, на заднем сиденье. Очень хорошенькая девочка – Лиза Монтгомери, – он ностальгически вздохнул. – Она открыла мне двери в рай, благослови ее Господь!
– Двери в рай? – помимо своей воли Кейт обернулась, посмотрела на просторное заднее сиденье и решила, что нетрудно вообразить себе тут юную парочку. – Вот уж не думала, что двери в рай открываются с заднего сиденья старого «Мустанга».
– Прекрасного «Мустанга»! – поправил он. – Такого же прекрасного, как Лиза Монтгомери.
– Но ее-то вы не сохранили?
– То, что мы не можем сохранить, остается жить в нашей памяти. А вы помните, как у вас было в первый раз?
– Конечно, помню. Это произошло в университете, в моей комнате. Признаться, я поздно начала. – Кейт постукивала ногой в такт музыке. – Он был капитаном нашего дискуссионного клуба и соблазнил меня при помощи следующего аргумента: секс наравне с рождением и смертью – важнейшая веха в жизни человека.
– Отличный аргумент. Надо будет как-нибудь воспользоваться.
Кейт искоса посмотрела на него: настоящий донжуан, да еще и бравирует этим!
– Никогда бы не подумала, что вам нужны подобные примочки.
– Почему же? Всегда полезно иметь в запасе что-то новенькое. Так что же было дальше с вашим капитаном дискуссионного клуба?
– Он славился тем, что может доказать что угодно за три минуты. К сожалению, это распространялось и на секс…
– О! – коротко заметил Байрон, с трудом сдержав усмешку. – Ничего хорошего.
– Да уж. Зато этот случай научил меня не строить напрасных иллюзий и не зависеть от других в удовлетворении своих потребностей. – Кейт осмотрелась, перестала притоптывать в такт музыке и настороженно спросила: – Куда это вы меня завезли?
– Здесь красивая дорога. Я каждый день по ней езжу. Я вам не говорил, что пока снял тот дом, который вы рекомендовали?
– Нет; впрочем, об этом можно было догадаться. Но вы же сказали, что мы поужинаем и спокойно побеседуем!
– Все правильно. И одновременно вы увидите, какую большую услугу мне оказали.
Не обращая внимания на ее возражения, Байрон свернул на аллею и подъехал к припаркованному возле дома шикарному черному «Корвету».
– Выпуск 1963 года, первая детройтская модель, – с гордостью пояснил он, кивнув на машину. – Триста шестьдесят лошадиных сил и впрыскиватель топлива. А красота какая!
– Но зачем вам две машины?
– Вопрос так не стоит. Между прочим, у меня их четыре. Еще две остались в Атланте.
– Четыре?! – пораженно пробормотала Кейт.
– «Шевроле» 1957 года. 283 кубика. Нежно-голубой, с белыми дверцами, вся начинка подлинная, – похвастался Байрон, и Кейт подумала, что он говорит так пылко, будто любовницу описывает. – Такая же классная машина, как песни, которые про нее сочинили.
– Билли Джо Спирс, – кивнула Кейт: она хорошо разбиралась в музыке. – «Пятьдесят седьмой „Шевроле“.
– Вы знаете эту песню? – пораженный ее эрудицией, Байрон присвистнул. – А еще у меня есть «Джи-ти-о» 1967 года.
Он взял Кейт за руку и показал на дом. Она уже достаточно расслабилась и руки не отняла.
– Замечательный дом, правда?
– Да, красивый. Но я его уже видела.
– Только снаружи.
…Зная, что она ни за что не станет дожидаться, пока он выйдет из машины и откроет ей дверцу, де Витт просто перегнулся через Кейт и нажал ручку. Он привык, что от женщин пахнет духами, и удивился, уловив только слабый запах мыла. Еще больше Байрон удивился, осознав, что с наслаждением вдыхает его.
– Вы будете первой! – торжественно провозгласил он.
– Что, простите?
Господи, он сошел с ума или ему и в самом деле начинает нравиться этот резкий тон?
– Вы будете моей первой гостьей.
Байрон вышел из машины, захватил пиджак и галстук, а когда они зашагали к дому, дружески взял Кейт под руку.
– Отсюда слышно море, – сообщил он. – Оно довольно близко. Я пару раз видел из окна тюленей, честное слово!
«Чудесное место, – подумала Кейт, – даже, пожалуй, слишком». Очаровательный вид, звуки моря, аромат роз и цветущего жасмина, длинные тени высоких деревьев. И ярко-красное закатное небо.
– Здесь, наверное, ездит много туристов, – заметила она, вдыхая этот дивный запах цветов и моря. – Они вам не мешают?
– Нет. Дом в стороне от дороги, а окна спален выходят на море. – Байрон повернул ключ в замке. – Проблема у меня только одна.
Кейт была очень рада слышать, что у него есть хоть одна проблема: безупречность и совершенство действовали ей на нервы.
– Какая же?
– Я не успел обставить дом мебелью. Байрон открыл дверь и сделал широкий жест рукой словно в подтверждение своим словам.
Действительно: голые полы, голые стены, совершенно пусто. Но Кейт понравилось – создавалось ощущение, что пространство плавно перетекает с улицы в дом. Широкие стеклянные двери пропускали много света, и сейчас на стенах пылали краски закатного солнца. Никаких ковров на желтых полированных полах – и впечатление такое, будто шагаешь по сверкающему и переливающемуся океану света.
«Де Витт обязательно купит этот дом», – подумала Кейт.
Глядя на дом снаружи, трудно было себе представить, что здесь невероятно высокие потолки, что лестница, ведущая наверх, и балюстрада, опоясывающая второй этаж, – такие широкие.
Кейт по достоинству оценила изысканную и разумную планировку: комнаты плавно переходили одна в другую, создавая единое жилое пространство. Белые стены, золотые полы, чудесный свет, льющийся в окна…
– Прекрасный вид, – проговорила она и с удивлением почувствовала, что ладони стали влажными и липкими.
Только сейчас Кейт заметила в углу комнаты ящик, на котором стояла мудреная стереосистема. А единственным предметом мебели, попавшим в поле ее зрения, являлось ветхое кресло, ручки которого были обмотаны клейкой лентой.
– Я смотрю, у вас есть все необходимое.
– Жить без музыки невозможно, а кресло я подобрал на помойке. По-моему, оно прекрасно в своем уродстве. Хотите выпить?
– Немного содовой или минеральной воды. По некоторым причинам алкоголь сегодня исключался, и де Витт был одной из этих причин.
– У меня есть минеральная вода «Темплтон». Она улыбнулась.
– Вот теперь я убедилась, что у вас в самом деле прекрасный вкус.
– Очень рад это слышать. Я устрою вам экскурсию по дому, но сначала начну готовить ужин. Пойдемте на кухню, составите мне компанию.
– Вы умеете готовить?
Кейт была так поражена, что беспрекословно отправилась вслед за ним.
– Разумеется! Вы любите овсянку и суп из пшеничных отрубей? – Байрон выдержал паузу, обернулся и поздравил себя с успехом: Кейт смотрела на него с неприкрытым ужасом. – Шутка! Как вы относитесь к дарам моря?
– Хорошо, только если это не разные там желеобразные моллюски.
– Кстати, я отлично готовлю суфле из моллюсков, но прибережем его на будущее. Знаете, этот дом я бы купил уже ради одной только кухни.
Кухня и вправду была хороша. Темно-бордовые стены, белая плитка, а посередине – сверкающий, как ледяной айсберг, стол для готовки. У широкого окна, выходящего на веселую зеленую лужайку, стоял удобный диванчик.
– Как видите, кухонное оборудование мне милостиво предоставили, – Байрон любовно провел рукой по огромному холодильнику стального цвета. – Тут есть и духовка, и микроволновая печь, и плита, и гриль…
На столе стояла большая бутылка минеральной воды и поднос с фруктами. У Кейт заурчало в животе, и она поняла, что если немедленно что-нибудь не съест, то умрет на месте.
– Неужели вы действительно любите готовить?
– Конечно, это прекрасно расслабляет.
– В таком случае, по-моему, вам уже пора расслабиться. А я посмотрю.
Вскоре Кейт вынуждена была признать: посмотреть и в самом деле есть на что. Она попивала холодную воду, а Байрон резал овощи. Движения его были точными, быстрыми, почти профессиональными. Заинтригованная, Кейт пододвинулась поближе, не отрывая глаз от его рук.
Только сейчас она заметила, какие красивые у него руки. Длинные пальцы, широкие ладони, а прекрасно наманикюренные ногти ничуть не умаляют мужественности.
– Вы что же, обучались на каких-нибудь специальных курсах?
– Что-то вроде этого. У нас дома был повар, Морис, – Байрон говорил, не переставая резать на длинные тонкие полоски красный перец. – Он был просто атлет, и я все просил его научить меня боксировать. Я был высоким, но тощим, и меня периодически поколачивали в школе.
Кейт отступила назад и придирчиво осмотрела его с ног до головы. Широкие плечи, тонкая талия, узкие бедра. Разумеется, длинные ноги. Закатанные рукава открывали мощные бицепсы, и Кейт почему-то быстро отвела от них взгляд.
– Что же вас так изменило? Стероиды? Байрон хмыкнул и занялся луком.
– Я стал заниматься спортом и постепенно набрал вес. Но в двенадцать лет я был жутко нескладным.
– Я тоже, – призналась Кейт, вспомнив свои подростковые страдания. Какие были переживания из-за этой чертовой худобы! «Хотя все равно так и осталась дохлятиной», – невесело усмехнулась она про себя. – Ужасный возраст.
– Так вот, Морис пообещал научить меня защищаться, но поставил условие: сначала я должен был научиться готовить. Чтобы стать самодостаточным, утверждал он, нужно одинаково хорошо делать и то и другое. – Байрон налил немного масла в большую чугунную сковороду, уже стоявшую на огне. – И через полгода я набил морду Курту Бодини! Он тогда был главным кошмаром моей жизни.
– А моим кошмаром была Кэнди Доралл, сейчас ее фамилия Личфилд, – доверительно сообщила Кейт.
– Колючка Кэнди Личфилд? Такая рыжая, наглая девица с лисьей мордочкой и неприятным визгливым смехом?
Любой человек, так точно описавший Кэнди, заслуживал благосклонной улыбки.
– Знаете, вы начинаете мне нравиться.
– А вы хоть разок врезали Кэнди по ее точеному носику?
– Это не ее нос. Это результат пластической операции. – Кейт сунула в рот кусочек перца. – Конечно, мы ее не били, но пару раз запирали голой в раздевалке.
– Неплохо, но это девчачий способ. Я же попросту отколошматил Курта, спас тем самым свое мужское достоинство и сразу завоевал репутацию настоящего «мачо»! А кроме всего прочего, научился готовить шоколадное суфле, за которое не жалко жизнь отдать.
Когда Кейт от души рассмеялась, он перестал резать лук и внимательно посмотрел на нее.
– Еще разок, пожалуйста! – Она не отреагировала, и Байрон покачал головой. – Вам нужно побольше смеяться, Кэтрин. У вас очаровательный смех – искренний и мелодичный. Нечто похожее можно услышать из окон борделя в Нью-Орлеане.
– Будем считать, что вы сказали комплимент, – она поглядела на Байрона поверх своего бокала с водой. – Но я редко смеюсь на пустой желудок.
– Сейчас мы это исправим!
Де Витт бросил в раскаленное масло мелко порубленный чеснок, и кухню немедленно заполнил несравненный аромат. За чесноком последовал лук, а через некоторое время он снял со сковородки крышку и вывалил туда очищенные креветки и гребешки.
Кейт подумала, что Байрон сейчас похож на ученого, колдующего над ретортами в своей лаборатории. Он плеснул в сковородку немного белого вина, посолил, добавил щепотку какой-то специи, пояснив, что это имбирь, потом быстро все перемешал и вывалил туда же порезанные овощи.
В ресторане бы Кейт не успела за это время просмотреть меню, а сейчас перед ней уже стояла полная тарелка.
– Вкусно! – совершенно искренне восхитилась она. – Очень вкусно. Почему вы не стали шеф-поваром?
– Нельзя каждое свое хобби превратить в профессию.
– Ах, да! Вы еще любите разговоры за едой и старые машины…
– Коллекционные машины!
Байрону нравилось наблюдать, как она ест. Меню он продумал заранее, решив приготовить для нее что-нибудь вкусное и полезное. Он представлял себе, что Кейт питается всякой дрянью и держится на таблетках. Неудивительно, что она такая худенькая!
– Если хотите, могу вас научить.
– Чему?
– Готовить.
Кейт нанизала на вилку креветку.
– Разве я сказала, что не умею готовить?
– А вы умеете?
– Нет, но я же не говорила, что не умею! Ну, ладно; наверное, об этом нетрудно догадаться… Просто я не вижу большой необходимости, когда существует доставка еды на дом или, на худой конец, микроволновая печь…
Так как она отказалась от вина, Байрон тоже пил воду.
– Вы, наверное, самый постоянный посетитель «Макдоналдса».
– Ну и что? Быстро, удобно, сытно.
– Нет ничего ужасного в том, чтобы время от времени поесть жареной картошки, но когда это становится основным питанием…
– Ради Бога, не начинайте снова, Байрон! Я сюда пришла не за этим. – Вспомнив свой план, Кейт тут же перешла к его осуществлению. – Как вы заметили, я не жалую людей вообще, а в особенности малознакомых, если они вмешиваются в мою жизнь.
– Значит, нам надо познакомиться поближе.
– Нет, не надо! – Как все-таки ловко он умеет заговаривать зубы! Ведь она собиралась с самого начала задать ему настоящую трепку, но совсем забыла об этом. – Может быть, вы действовали из лучших побуждений, но вам не следовало идти к Джошу.
– У вас удивительные глаза, – чуть прищурившись, перебил Байрон. – Не знаю отчего. Может, оттого, что они такие большие и темные, а лицо – узкое? Но они производят совершенно потрясающее впечатление.
– Это одна из ваших примочек?
– Нет, просто наблюдение. Я вдруг заметил, что ваше лицо состоит из сплошных контрастов. Чопорные высокие скулы, широкий чувственный рот, нос с горбинкой, огромные, как у лани, глаза… Все это, казалось бы, не может сочетаться, а у вас сочетается. Лучше, конечно, если бы вы не были такой бледненькой и усталой, но и теперь ничего – это придает вам налет некоторой щемящей хрупкости.
Кейт вскинула голову.
– Не такая уж я хрупкая. И не усталая. А главное – мое лицо не имеет ни малейшего отношения к теме нашего разговора!
– Наверное, но оно мне нравится. Должен сказать, оно мне и раньше нравилось – когда вы сами мне еще совсем не нравились. Что-то я совсем запутался… Слушайте, Кейт, – сказал он, кладя руку на ее сцепленные пальцы. – Зачем вы так стараетесь меня от себя отвадить?
– Ничего я не стараюсь! Просто я – не в вашем вкусе, а вы не в моем.
– Это верно, – согласился он. – Но иногда хочется попробовать чего-нибудь… новенького, непривычного.
– Я вам не экзотическое блюдо! – Кейт вырвала руку и отпихнула от себя тарелку. – Я пришла сюда, чтобы, как вы выразились, «цивилизованно побеседовать», а вместо этого…
– По-моему, мы прекрасно беседуем.
– Не смейте говорить со мной таким рассудительным тоном! – Она зажмурилась и начала считать до десяти, но сосчитала только до пяти. – Ненавижу рассудительный тон! Я согласилась поужинать с вами, чтобы все до конца прояснить, но стоит вам заговорить подобным образом, я сразу начинаю злиться. Я прошу вас об одном: перестаньте вмешиваться в мою жизнь! Не знаю, как втолковать вам это, чтобы вы наконец поняли.
– Я понял. – Поскольку тарелки опустели, Байрон собрал их и отнес в раковину. Потом снова сел, вынул из кармана сигару, закурил. – Но есть одна загвоздка: я начал испытывать к вам интерес.
– Неужели?
– Вам трудно в это поверить? – Байрон выпустил дым и задумчиво посмотрел на нее. – Сначала мне тоже не верилось. А потом я понял, в чем дело. Я люблю всякие загадки и головоломки. А еще больше люблю их решать. Хотите кофе?
– Нет, я не хочу кофе! – Неужели он не видит, как ее бесит его манера перескакивать с темы на тему, да еще этим его ленивым южным говорком?! – И не хочу, чтобы меня разгадывали: ничего загадочного во мне нет.
– Ошибаетесь. Сами посудите, Кейт: вы продираетесь по жизни, царапаясь и кусаясь. Все топливо, которое вы потребляете, расходуется на вечную борьбу. У вас прекрасная семья, крепкая почва под ногами, блестящие мозги, но вы так рьяно вгрызаетесь в любую мелочь, словно у вас ничего важнее в жизни нет. И всегда доводите дело до конца. И вдруг, когда с вами поступают страшно несправедливо, оскорбляют, выгоняют с работы, которая является главным смыслом вашего существования вы опускаете руки и ровным счетом ничего не предпринимаете.
Каждое его слово ранило ее, словно бритва. Да, все верно, но для этого есть причина! И этой причиной Кейт не могла ни с кем поделиться. Даже самым близким людям не рассказала она о том, что мучает ее больше всего. Так при чем здесь Байрон де Витт?!
– Я делаю то, что считаю нужным. Я здесь не за тем, чтобы вы анализировали мои поступки.
– Я не закончил, – мягко заметил он. – Вы вся – клубок противоречий. Вы сильная женщина, но боитесь показать свою слабость. Вы практичная женщина, но не следите за своим физическим состоянием, хотя крайне истощены. Вы честная женщина и тем не менее отказываетесь признать даже на мгновение, что нас влечет друг к другу. Вот почему вы заинтересовали меня.
Кейт медленно встала, желая показать Байрону, а заодно и самой себе, что ему не удалось выбить у нее почву из-под ног.
– Я понимаю, вам трудно – даже, наверное, невозможно – представить, что вы кому-то безразличны. Так вот я не слабая, я не больная, и меня ничуточки к вам не тянет!
– Что ж, – задумчиво сказал он и тоже встал. – Сейчас мы это проверим. – Он подошел к ней вплотную. – Если, конечно, вы уверены, что не ошибаетесь.
– Я не ошибаюсь. И не хочу я ничего…
«Хватит! – решил Байрон. – Женщины могут спорить до скончания века». И он закрыл ей рот поцелуем. Кейт заколотила руками по его груди, и тогда он крепко обхватил ее и прижал к себе.
Байрон провел языком по ее губам и с радостью почувствовал, что они разжались. «Кажется, в рай ведет еще одна дверь, хоть она и открывается со скрипом», – мелькнуло у него в голове.
Слегка отстранившись, он взглянул в затуманенные глаза Кейт и, чтобы закрепить проверку, еще раз поцеловал ее. Она задрожала, и Байрон теперь не знал, кто из них двоих удивляет его больше.
– Я не… я не могу… О Боже! – Руки, упиравшиеся в его грудь, сжались в кулаки. – У меня нет на это ни времени, ни желания.
– Нет желания? Но почему?
«Потому что кружится голова, сердце готово выпрыгнуть из груди, и кровь с удвоенной силой побежала по жилам. А это ни к чему хорошему не приведет!» Но сказала Кейт совсем другое:
– Потому что ты не в моем вкусе! Его рот растянулся в улыбке.
– И ты не в моем. А вот надо же…
– Такие мужчины, как ты, – все мерзавцы!
Кейт прекрасно это знала; если она хоть на секунду сосредоточится, то сумеет дать ему достойный отпор. Но ее руки вдруг сами собой скользнули по плечам Байрона, обвили шею…
– К черту! – пробормотала Кейт и страстно впилась в его рот.
Байрон всегда подозревал, что Кейт не сторонница спокойных и неторопливых действий, постепенного и сладостного совращения. Но такого он не ожидал. Пламя ее губ способно было спалить любое препятствие. Он и сам не заметил, как сладостная нега сменилась в нем ослепляющей страстью.
Ее податливое тело уже не казалось ему тощим и угловатым, а чувственный рот готов был вобрать его в себя целиком. «Какой, оказывается, сексуальный аромат у мыла!» – мельком подумал Байрон, покрывая поцелуями ее лицо, шею, грудь.
– Это просто потому, что я давно не занималась сексом, – выдохнула Кейт, все еще пытаясь быть логичной.
– Конечно-конечно… – Он провел рукой по ее бедрам, и из груди Кейт вырвался не то стон, не то хрип.
– Год, – лепетала она. – Вообще-то даже два, но после первых нескольких месяцев уже не… Господи, ласкай меня! Если ты остановишься, я закричу!
Но где? Байрон не на шутку запаниковал: в его доме действительно почти не было мебели, а он ведь еще ничего про нее не знает – не знает, что ей нравится, что нет.
– Пойдем наверх, – прошептал он, инстинктивно начав расстегивать белую блузку, и чертыхнулся, так как пуговицы плохо слушались. Если бы Байрон мог в эту минуту хоть немного соображать, он бы поразился тому, что у него дрожат пальцы. – Пойдем наверх. Там кровать.
Но Кейт отчаянно схватила его руки и прижала их к своей груди.
– Здесь есть пол! Он тихо рассмеялся.
– Мне начинают нравиться практичные женщины.
– Господи, ты ничего не понимаешь…
И тут ее словно ударило. Первая волна боли накатила так внезапно, что Кейт задохнулась от неожиданности.
– Что? Что с тобой? Я сделал тебе больно?
– Нет, ничего, – Кейт согнулась пополам. – Обычный приступ. Это… – Ее снова скрутило от боли; в животе полыхал огонь, все тело покрылось холодным потом. – Подожди минуту…
Если бы Байрон не успел вовремя подхватить ее, она бы упала.
– Черт тебя побери! – сквозь зубы выругался он. – Я немедленно везу тебя в больницу!
– Нет, подожди… – корчась от боли, Кейт прижала руку к груди. – Отвези меня домой.
– Черта с два! – Он сгреб ее в охапку и понес к выходу. – Сейчас ты будешь делать то, что тебе говорят.
И Кейт промолчала. Она уже не могла сопротивляться: все силы уходили на то, чтобы превозмогать боль.
Байрон вывел машину на дорогу. Он видел, как Кейт достала из кармана таблетки и проглотила одну, но ничего не сказал, только набрал телефонный номер.
– Мама? Да, это я. Ничего, я знаю, что ты была занята. Слушай, у меня тут одна знакомая, я сейчас везу ее в больницу. У нее боли в животе. И приступы, кажется, повторяются довольно часто. Сколько весит? Наверное, около ста фунтов. Рост примерно пять футов семь дюймов, возраст под тридцать.
– Это обычный стресс! – выдохнула Кейт. – А еще твоя паршивая еда…
– Да, это она говорит, язык у нее как бритва. Не знаю, – он коротко взглянул на Кейт. – У тебя были полостные операции?
– Нет. Оставь меня в покое!
– Да, она живет в постоянном стрессе и все эмоции держит при себе. Мы ели минут сорок пять назад, – отвечал он на короткие, быстрые вопросы. – Нет, ни алкоголя, ни кофеина. Но вообще-то она живет на одном кофе и глотает желудочные таблетки, как шоколадки. Что? Есть ощущение жжения? – снова обратился он к Кейт.
– Это просто несварение желудка, – пробормотала она.
Боль снова вернулась. Конечно же, несварение! Господи, пожалуйста, пусть это будет несварение!
– Да, жжение есть. – Байрон что-то выслушал и мрачно кивнул: от вопросов матери он делался все угрюмее. – Часто бывает сосущая боль в области грудины?
– Не твое дело!
– Сейчас ты не будешь меня сердить, ладно, Кейт? Так часто или нет?
– Да! Ну и что? Я не хочу в больницу.
– А ощущение, что желудок сжимается?
Поразительно, с какой точностью его мать угадывает все ее симптомы! Да кто она такая, в конце концов?! Кейт закрыла глаза и перестала отвечать.
Байрон еще немного послушал мать, потом с силой нажал на газ.
– Спасибо, я так и думал. Сделаю все, как надо. Я тебе перезвоню. Пока, – положив трубку, он уставился прямо перед собой. – Поздравляю, идиотка. У тебя самая настоящая язва желудка!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Удержи мечту - Робертс Нора

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Удержи мечту - Робертс Нора



Очень хороший роман. Прочла буквально за пару часов. Советую прочесть, не пожалеете.
Удержи мечту - Робертс НораАнна
10.10.2013, 10.36





Один з найкращих!!!
Удержи мечту - Робертс НораМія
22.12.2013, 22.18





Очень понравился роман,столько эмоций и посмеятся можно и попереживать.
Удержи мечту - Робертс НораАнна
29.12.2013, 10.26





Очень понравился
Удержи мечту - Робертс НораЛика
22.06.2014, 21.20





Супер!Это второй роман о трех подругах.1) "Танго над пропастью" (Марго), 2) "Удержи мечту" (Кейт), 3) "Найди свою мечту" (Лора). Рекомендую!!10++
Удержи мечту - Робертс НораАля
25.10.2015, 2.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100