Читать онлайн Сюрприз для Айседоры, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сюрприз для Айседоры - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.61 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сюрприз для Айседоры - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сюрприз для Айседоры - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Сюрприз для Айседоры

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Дора и не подозревала, что может впасть в подобную панику. Молодая и здоровая, она бывала прежде в больницах лишь в качестве посетительницы, а потому, если мысли о больнице вообще приходили ей в голову, она представляла себе новорожденных, букеты цветов и тихо скользящих по коридорам уверенных медсестер.
Сейчас все было совсем иначе. Стоя перед реанимационным отделением в ожидании разговора с миссис Лайл, Дора ощущала непривычную тяжесть в груди. Очень тихо. Слишком тихо, только из дальнего конца коридора неслись жалобные рыдания. Приглушенно жужжали, как будто брюзгливо жаловались, аппараты и мониторы. За стеклянными дверями и за тонкими занавесками словно затаилась терпеливо ожидающая своего часа смерть.
Дора почувствовала непреодолимое желание закурить, но в этот момент из отделения вышла Шарон. Несмотря на явную усталость, увидев Дору, она улыбнулась.
– Тетя в сознании. Не могу выразить, как я счастлива.
– Я рада. – Разрываясь между чувством вины и облегчением, Дора обхватила руку Шарон. – Шарон, это капитан Скиммерхорн и лейтенант Чэпмен.
– Здравствуйте. Дора сказала, что вы хотите поговорить с тетей Элис.
– Мы получили разрешение ее врача, – сказал Брент. – И благодарны вам за сотрудничество.
Губы Шарон вытянулись в строгую бескровную линию.
– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь вам найти этого человека. Проходите. Тетя ждет вас.
Шарон встревоженно оглянулась на двери, и Джед поспешно сказал:
– Мы не утомим ее.
– Я знаю. – Шарон положила ладонь на выпуклый живот. Ребенок. Семья, которую надо защитить и за которую необходимо отомстить. – Если вы что-то узнаете, вы ведь скажете мне?
– Конечно, скажут. – Дора усадила Шарон на ближайшую банкетку. – А вы пока посидите. Постарайтесь расслабиться.
– У нас всего пятнадцать минут, – тихо напомнил Джед. – Дора, молчи, пока не получишь сигнал действовать.
– Есть, капитан.
Джед повернулся к Бренту.
– Ей вообще здесь не место.
– Она видела статуэтку, а мы нет. Надо выяснить, имеет ли это отношение к делу.
Все трое вошли в отделение, прошли мимо сестринского поста в одну из маленьких, отделенных шторой палат.
Дора была благодарна Джеду за приказ молчать: вряд ли она могла бы выдавить хоть слово. Она помнила миссис Лайл элегантной и полной жизни. Глаза женщины, лежащей на узкой кровати, были закрыты. Черные волосы потускнели, у корней пробилась седина. Лицо, еще более землистое на фоне ослепительно белых бинтов, – в синяках. Кожа, казалось, вот-вот лопнет на резко выступающих скулах.
– Миссис Лайл, – тихо сказал Брент, остановившись у кровати.
Почти прозрачные веки затрепетали.
– Да?
Голос был слабым и хриплым, словно за время сна голосовые связки обработали наждаком.
– Я лейтенант Чэпмен. Вы можете ответить на несколько вопросов?
– Да.
Дора увидела, как миссис Лайл пытается сглотнуть, и автоматически схватила чашку с водой и поднесла трубочку к сухим губам.
– Спасибо. – Миссис Лайл остановила взгляд на Доре и улыбнулась. – Мисс Конрой. Как мило, что вы пришли.
Приказ Джеда тут же был забыт.
– Я рада, что вам лучше. – Дора ласково положила ладонь на тонкие пальцы больной. – Мне очень жаль, что вы пострадали.
– Мне сказали, что Мьюриэл умерла. – Усталые глаза наполнялись слезами медленно, словно отзвук выдохшейся бури. – Она была очень дорога мне.
Чувство вины новой мощной волной окатило Дору и смыло хрупкое самообладание. Она могла бы справиться, но не могла отмахнуться.
– Мне так жаль. Полиция надеется, что вы поможете найти человека, который это сделал.
Дора вытащила бумажную салфетку из коробки на прикроватном столике и осторожно осушила щеки миссис Лайл.
– Я хочу помочь. – Сжав дрожащие губы, миссис Лайл перевела взгляд на Брента. – Я не видела его, лейтенант, я никого не видела. Я… смотрела телевизор и думала, что это Мьюриэл… – Ее голос угас, пальцы сжали руку Доры, словно ища утешения. – Я думала, что это она вошла. А потом ужасная боль, как будто что-то взорвалось в голове.
– Миссис Лайл, – начал Брент, – вы помните, как накануне нападения покупали фарфоровую собачку у мисс Конрой?
– Да, для малыша Шарон. Дверной упор. – Миссис Лайл снова повернула голову к Доре. – Я так боюсь за Шарон. Она совсем не отдыхает. Все эти волнения…
– С ней все в порядке, – успокоила Дора.
– Миссис Лайл. – Джед выступил вперед. – 'Вы помните что-нибудь еще об этой статуэтке?
– Нет. – Она попыталась сосредоточиться, но воспоминания пробивались с трудом, как слабенький солнечный луч сквозь свинцовые тучи. – Такой милый сторожевой пес. Для малыша. Неужели тому человеку нужна была эта маленькая собачка? – Ее пальцы снова беспокойно задвигались. – Кажется… кажется, я слышала, как он что-то кричал о собаке. Но этого не может быть.
Джед наклонился, и старческие, полные страха глаза сосредоточились на его лице, но он должен был продолжать расспросы.
– Вы помните, что именно он кричал?
– «Где собака?» И он ругался. Я лежала на полу и не могла шевельнуться. Я думала, что меня разбил паралич. А он крушил все и кричал, и снова кричал о собаке. А потом ничего. – Истощив все свои силы, миссис Лайл снова закрыла глаза. – Но не мог же он убить Мьюриэл из-за фарфоровой собачки?
Через пару минут они стояли на эскалаторе, несущем их вниз, в вестибюль.
– Но ведь убил? Убил из-за статуэтки! – воскликнула Дора.
– В этом уже можно не сомневаться. – Брент поправил очки и сунул руки в карманы. – Но это еще не все. Пуля, убившая Мьюриэл, выпущена из пистолета, из которого убили Трейнора. – Он взглянул на Джеда. – Как и пули из стены магазина.
– Значит, он вернулся еще за чем-то. Собачка была лишь частью… но частью чего?
– Статуэтка не представляла никакой ценности, – тихо сказала Дора. – На ней даже не было клейма. Я купила ее только потому, что она мне понравилась.
– Ты купила ее на аукционе. – Джед мысленно прокрутил все возможности. – Где?
– В Виргинии. Со мной ездила Ли. Ты же помнишь. Я вернулась в тот день, когда ты переехал в мой дом.
– А на следующий день ты продала эту собаку. – Джед помог Доре сойти с эскалатора. – Что еще ты купила?
– На аукционе? Кучу всего. – Они вышли на улицу, но Дора не стала застегивать пальто. Морозный воздух помогал избавиться от тошнотворных больничных запахов. – В магазине есть список.
– Разве на аукционах продают не лотами? – спросил Брент. – Или группами, прибывшими из одного места Или от одного дилера?
– Конечно. Иногда приходится покупать сундук хлама ради одной вещи. Это же не «Сотби». Скорее блошиный рынок.
Она устала, устала до смерти. Кровь стучала в висках, предупреждая о надвигающейся головной боли.
– Господи, Скиммерхорн, как я могу помнить? Столько всего произошло с тех пор.
– Чушь, Конрой, – оборвал ее Джед так резко, что брови Брента поползли вверх. Ему приходилось слышать подобный тон… когда Джед допрашивал упрямого свидетеля. – Ты знаешь все, что покупаешь, все, что продаешь; точные цены, включая налоги. Что ты купила перед собакой?
– Кувшинчик для бритья в форме лебедя, – отчеканила Дора. – Примерно тысяча девятисотый год. Сорок шесть долларов семьдесят пять центов. Когда покупаешь для перепродажи, налоги не платишь.
– А после собаки?
– Абстрактная картина в раме черного дерева. Яркие краски на белом фоне, подписано Е.Биллингсли. Окончательная цена – пятьдесят два доллара семьдесят пять центов… – Дора прижала руку ко рту. – О боже.
– Точно, – пробормотал Джед.
– Картина, – в ужасе прошептала Дора, бледнея на глазах. – Ему нужна была эта картина.
– Давайте выясним почему.
– Я отдала ее маме… Я отдала ее маме, – повторила она, борясь с тошнотой.


– Обожаю неожиданных гостей. – Хлопая роскошными ресницами, Трикси подхватила Джеда и Брента под руки. – Я счастлива, что вы нашли время заглянуть ко мне.
– Мама, мы всего на пару минут, – начала Дора.
– Ерунда. – Трикси уже провела мужчин через крохотную прихожую в комнату, которую предпочитала называть салоном. – Вы должны остаться на ленч. Я уверена, что Карлотта угостит нас чем-нибудь особенным.
– Вы очень любезны, миссис Конрой, но…
– Трикси. – Она заливисто рассмеялась и шаловливо похлопала пальчиком по груди Брента. – Я – миссис Конрой только для чужих людей и финансовых инспекторов.
– Трикси. – Шея Брента побагровела. С ним никогда еще не флиртовала женщина, годящаяся ему в матери. – Мы действительно очень спешим.
– Язва бывает именно от спешки. В моей семье ни у кого не было проблем с желудком… за исключением дорогого дядюшки Уильяма. Он всю жизнь зарабатывал деньги, но так и не успел получить от них удовольствие. Все кончилось тем, что он оставил свои деньги мне. Пожалуйста, пожалуйста, присаживайтесь.
Трикси указала на два кресла с подголовниками перед камином, в котором весело трещал огонь, а сама расположилась на красном бархатном канапе, как королева – на троне.
– Как поживает ваша очаровательная жена?
– Отлично. Мы провели в вашем театре изумительный вечер.
– Прелестно, не правда ли? – Глаза Трикси засверкали. Рука обвила спинку канапе. Ну, точно повзрослевшая Скарлет, принимающая возлюбленного в Таре. – Я обожаю вечеринки. Айседора, дорогая, вызови, пожалуйста, Карлотту.
Дора покорно дернула старомодный шнур звонка, висевший слева от камина.
– Мама, я забежала забрать картину. Она… она нам нужна.
– Картину? – Трикси скрестила ноги. Зашелестели синие шелковые брюки. – Какую картину, дорогая?
– Абстрактную.
– Ах да. – Трикси наклонилась к Джеду:
– Обычно я предпочитаю традиционную живопись, но в той картине было что-то очень дерзкое, вызывающее. Я понимаю ваш интерес. Вам она очень подошла бы.
Джед решил, что это комплимент. В любом случае казалось легче подыгрывать, а не возражать.
– Спасибо. Я очень люблю абстрактный экспрессионизм… например, Джексон Поллок с его ритмичными линиями и энергичными мазками.
– Да, конечно, – с восторгом согласилась Трикси, хотя понятия не имела, о чем идет речь.
Лицо Доры выразило такое искреннее изумление, что Джед довольно сложил руки на груди и улыбнулся.
– И, конечно, Роберт Мозеруэл. Его суровые цвета и аморфность композиции.
– Гений, бесспорно, гений, – рассеянно согласилась Трикси и боязливо уставилась на дверь, за которой послышался знакомый топот.
Карлотта остановилась в дверях и подбоченилась. Черные спортивные брюки, которые она считала подходящей униформой для служанки, делали ее еще больше похожей на пенек с ручками, а раздраженное выражение, казалось, навечно прилипло к ее желтоватому лицу.
– Чего надо?
– Подай нам чаю, Карлотта, – приказала Трикси тоном светской дамы.
Черные глазки-пуговки поочередно пронзили всех присутствующих, затем Карлотта спросила хрипловатым сексуальным голосом, так не вязавшимся с ее внешностью:
– Они останутся к ленчу?
– Нет, – ответила Дора.
– Да, – одновременно с нею ответила ее мать. – Накрой на четверых, пожалуйста.
Карлотта гордо вскинула голову, выставив квадратный подбородок.
– Тогда они получат тунец. Я его приготовила, они будут его есть.
– Тунец прекрасно подойдет, – сказала Трикси, взмахом длинных пальчиков отпуская служанку.
– Упрямица, – пробормотала Дора, присаживаясь на подлокотник кресла Джед а. Ленча не избежать, но, по крайней мере, можно провести время с пользой. – Я думала, ты хочешь повесить эту картину здесь.
– Да, но она не подошла. Слишком безумная. В гостиной хочется отдохнуть от всего. Мы перевесили ее в кабинет Квентина. Он решил, что она будет подпитывать его энергией.
Дора ушла за картиной, и Трикси повернулась к Джеду, но улыбка не смогла замаскировать расчетливый блеск ее глаз.
– Необыкновенная девушка наша Айседора. Такая умная и честолюбивая. И, конечно, самостоятельная, но это означает лишь то, что ей необходим такой же самостоятельный мужчина. Женщина, ведущая собственный бизнес, с тем же успехом будет управлять домом и семьей. Не так ли, дорогой?
Любой ответ был бы ловушкой.
– Думаю, она справится со всем, что наметит себе.
– Несомненно. Брент, ваша жена – мать троих детей и работает, не так ли?
– Совершенно верно. – Понимая, что Джед чувствует себя как на горячей сковороде, Брент только усмехнулся. – Чтобы все держать под контролем, необходимы совместные усилия, но нам это нравится.
– И одинокий мужчина… после определенного возраста… – Трикси многозначительно взглянула на Джеда, едва подавившего желание съежиться, – …только выиграет от женского общества. Вы были женаты, Джед?
– Нет.
В комнату с картиной в руках вошла Дора.
– Мама, извини, но боюсь, что тебе придется обедать в одиночестве. Я звонила в магазин, там возникла небольшая проблема. Мне необходимо вернуться немедленно.
– Но, дорогая…
– Очень скоро мы обязательно пообедаем вместе. – Дора поцеловала мать в щеку. – Я подберу что-нибудь для папиного кабинета. Ты или папа загляните ко мне.
– Я настаиваю. Это не займет много времени. Я потороплю Карлотту.
Трикси вылетела из гостиной. Джед взял у Доры картину и стал ее осматривать.
– Ловко врешь, Конрой.
– Кстати, о ловкости. Ты что-то рассуждал об аморфности?
– Я некоторое время встречался с художницей. Поневоле набрался умных слов.
– Было бы интересно посмотреть, чего ты наберешься от меня.
– Я вообще-то не люблю тунец, – заявила Дора, снова вонзая зубы в сандвич.
Джед продолжал снимать раму с картины. Брент удовлетворенно вздохнул, отправляя в рот остатки своего второго сандвича.
– Мне нравится, как она нарезала крутые яйца и пикули.
Троица собралась в квартире Доры: здесь было больше места и уединения, чем в кладовке. Брент не предложил отвезти картину в участок, не проинформировал начальство, но все делали вид, будто в этом нет ничего странного.
Доре было совершенно ясно, что Брент все еще считает Джеда своим капитаном.
– В раме ничего. – Джед осторожно отложил раму. – Но пусть ребята из лаборатории посмотрят.
– В самом полотне ведь ничего нельзя спрятать? – Дора запила сандвич диетической пепси. – Художник неизвестный… я проверяла на всякий случай: вдруг мне попался недооцененный шедевр.
Джед задумчиво перевернул картину.
– Полотно натянуто на фанеру. Дай мне какие-нибудь клещи, Конрой.
– Думаешь, что-то спрятано внутри? – Дора поковырялась в кухонных ящиках и принесла отвертку. – Тайник с наркотиками… нет, лучше с бриллиантами. Или с рубинами. Они сейчас дороже бриллиантов.
– Вернись к реальности, – предложил Джед, начиная отделять полотно от фанеры.
– Но это возможно, – настаивала Дора, пытаясь заглянуть через его плечо. – Ведь он убил, а обычно убивают ради денег.
– Перестань дышать мне в шею.
– Но это моя картина. У меня есть квитанция.
– Ничего, – пробормотал Джед. – Никаких тайников.
Дора свирепо взглянула на него:
– Должны быть.
– Ничего, – повторил Джед, проводя ладонью по изнанке полотна.
– Странно. Полотно старое. – Дора наклонилась поближе. – Может быть, Биллингсли рисовал на старом полотне, чтобы сэкономить.
– А иногда люди рисуют поверх картин, чтобы провезти их контрабандой через таможню.
– Думаешь, там старый мастер? – Дора изумленно покачала головой. – Так кто же из нас мечтатель? Джед словно и не слышал ее.
– Необходимо снять краску, посмотреть, что под ней.
– Стой, Скиммерхорн. Я заплатила за эту картину и не дам портить ее из-за какой-то «полицейской интуиции».
Джед нетерпеливо повернулся к ней:
– Сколько?
Довольная его понятливостью, Дора сложила руки на груди.
– Пятьдесят два доллара семьдесят пять центов. Раздраженно бормоча, Джед достал бумажник и отсчитал деньги.
Только сильные чувства к Джеду удержали Дору от того, чтобы пересчитать купюры.
– Накладные расходы покрыты, и неплохая прибыль. Теперь добавь до восьмидесяти, и по рукам.
Джед сунул ей еще несколько долларов.
– Жадина.
– Практичная. – Дора сунула деньги в карман и скрепила сделку поцелуем. – У меня в кладовке есть состав для снятия краски. Сейчас принесу.
– Она заставила тебя заплатить, – восхищенно заметил Брент. – И заработала двадцать семь долларов с мелочью. Я вообще-то думал, что она шутит.
– У нее мягкое сердце, но она никогда не шутит, если речь идет о деньгах.
Джед закурил и вперился в картину, словно пытаясь увидеть то, что лежит под яркими красками.
– Эй! – Дора стукнула ногой в дверь. – Откройте. У меня руки заняты. – Джед открыл дверь. – Но, может, лучше обратиться к эксперту, сделать рентген или еще что?
– Пока мы никому об этом не расскажем. – Джед взял бутылку. – Что здесь?
– Я уже пользовалась этим раствором, но надо быть очень осторожными. Помогите мне.
Дора встала на колени и стала расстилать на полу большую тряпку.
Увидев направление хмурого взгляда приятеля, Брент ухмыльнулся, вскочил с кресла и бросился помогать Доре.
– Хочешь, я попробую? – спросила Дора, откинувшись на пятки.
– Уплачено. Картина теперь моя.
– Я просто предложила помощь. – Дора вручила ему смоченную раствором тряпочку. – На твоем месте я бы начала с угла, чтобы не испортить.
– Я ничего не собираюсь портить, – проворчал Джед, но, опустившись рядом с ней на колени, начал с угла и аккуратными круговыми движениями снял конец подписи.
– Прощай, Биллингсли, – прошептала Дора. Джед снова намочил тряпочку и удалил первый слой краски с подписью.
– Закрой крышку, Конрой… Здесь что-то есть.
– Ты шутишь. Что там? Я не вижу. – Дора подползла ближе и получила локтем в ребра. – Черт побери, Скиммерхорн, я просто хочу посмотреть.
– Отстань. – Джед осторожно снял еще немного краски. – Подонок. Сукин сын.
– Что? – Дора оттолкнула Джеда и склонилась над картиной. – Моне… – благоговейно прошептала она. – Клод Моне. О боже. Я купила Моне за пятьдесят два доллара и семьдесят пять центов.
– Я купил Моне, – напомнил Джед. – За восемьдесят.
– Дети мои. – Брент обнял их. – Я не особый любитель живописи, но даже я слышал о Моне и не думаю, что кто-то стал бы замазывать подлинник абстрактной ерундой, если бы…
– …если бы не хотел провезти его контрабандой, – закончил Джед.
– Вот именно. Я проверю информацию по кражам произведений искусства за последние месяцы, включая нашего друга Моне.
– Он мог быть в частной коллекции. – Дора поднесла пальцы к подписи, но не коснулась ее. – Джед, больше ничего не трогай. Ты можешь все испортить.
На этот раз, несмотря на нетерпение, Джед согласился с ней и отложил тряпку.
– Я знаю человека, который занимается реставрацией и умеет держать язык за зубами.
– Твоя старая подружка? – спросила Дора.
– Она не старая. – Глядя на Брента, Джед машинально погладил волосы Доры. – Тебе придется доложить об этом Голдмену.
– Да.
Джед опустил взгляд на подпись художника.
– Мне не хотелось бы просить тебя…
– Сколько времени тебе нужно? – предвосхитил его просьбу Брент.
– Достаточно, чтобы съездить в Виргинию и найти след.
Брент кивнул и подхватил свое пальто.
– Из Нью-Йорка сообщили, что Ди Карло несколько дней не появлялся в своей квартире. Между его поисками и охраной женщин и детей Филадельфии я вполне мог кое о чем забыть. Ты окажешь мне большую любезность, если найдешь связь между фарфоровой собачкой и картиной. Не пропадай надолго.
– Ни в коем случае.
– И не теряй бдительности. До свидания, Дора.
– Пока, Брент… – Лейтенант ушел, и Дора повернулась к Джеду:
– Насколько он только что превысил свои полномочия?
– Значительно.
– Тогда мы должны подстраховать его.
– Мы? – Джед схватил ее за руку и поставил на ноги. – Я, кажется, ничего не говорил о «нас».
– У тебя плохая память. Звони своей подружке-художнице, а потом закажи нам авиабилеты в Виргинию. Я соберусь за десять минут.
Дора направилась к спальне.
– Не жила еще на земле женщина, которая могла бы собраться за десять минут. Она даже не остановилась.
– Скиммерхорн, я родилась в дороге. Никто не может собраться быстрее, чем актер, смывающийся после провала премьеры.
– Я не возьму тебя с собой. Это может быть опасно.
– Замечательно, я сама закажу себе билет.
– Чертова заноза.
– Это я уже слышала. Да, и обязательно закажи первый класс. Я никогда не путешествую вторым.
Уайнсэп знал, что Финли закончил сорокапятиминутное селекторное совещание, но, не будучи уверен в настроении шефа, тихо постучал и осторожно просунул голову в дверь. Финли стоял у окна, сцепив руки за спиной.
– Сэр?
– Эйбел. Прекрасный день, не правда ли? Замечательный день.
Уайнсэп несколько успокоился.
– Да, сэр, вы правы.
– Я счастливый человек, Эйбел. И то, что я сам себя создал, делает мою победу еще значительнее. Как ты думаешь, сколько действительно довольных своей работой людей копошится там, внизу? Да, Эйбел, я счастливый человек. – Финли обернулся, ослепительно улыбаясь. – Что ты хотел?
– Досье на Айседору Конрой, сэр.
– Отличная работа. Отличная. Эйбел, ты очень полезный работник. Очень. – Финли взял папку и сжал свободной рукой костлявое плечо Уайнсэпа. – Я хотел бы доказать свою признательность.
Финли достал из верхнего ящика стола обтянутую бархатом коробочку.
– Благодарю вас, сэр. – Тронутый до глубины души, Уайнсэп открыл коробочку. – О, мистер Финли! – хрипло воскликнул он, даже отдаленно не представляя, на что смотрит… что-то вроде ложки с короткой ручкой в форме орла.
– Я рад, что тебе нравится. Чайная ложка. Оловянная. Из моей собственной коллекции. Думаю, олово очень тебе подходит. Крепкий материал, который часто недооценивают.
– Благодарю вас, сэр. Благодарю вас. Даже не знаю, что и сказать.
– Ничего не говори, – отмахнулся Финли, усаживаясь за письменный стол. – Это просто символ моей признательности. Ты хорошо служишь мне, Эйбел. Я вознаграждаю преданность и наказываю предательство. Быстро, тщательно и неотвратимо. Ни с кем не соединяй меня в следующий час.
– Да, сэр. Еще раз благодарю вас, сэр. Но Финли уже напрочь исключил Уайнсэпа из своего мира. Он открыл папку и сосредоточился на Айседоре Конрой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сюрприз для Айседоры - Робертс Нора



Отличный роман, впечатления от книги остались на долго, пока читала и всплакнула, и сердце екало. Советаю всем!
Сюрприз для Айседоры - Робертс Нораленочка
2.03.2013, 23.50





Нора Робертс в своем духе. Отличный роман Выдержан в ее стиле - и в плане раскрытия характеров героев, и в описании их взаимоотношений, и в эмоциональной наполненности. Детективной интриги здесь нет, она не подразумевается, но это ничуть не умаляет достоинств романа. Уверена, что по прошествии времени с удовольствием перечитаю роман вновь. 10/10
Сюрприз для Айседоры - Робертс НораЯя
5.05.2014, 17.19





Отличный роман, почти как всегда +10
Сюрприз для Айседоры - Робертс НораТатьяна
3.07.2014, 2.03





Я в восторге. Любовь, детектив, убийства и красивый секс. Всем читать! :)
Сюрприз для Айседоры - Робертс НораНадежда
5.07.2014, 0.31





Не разделяю восторженные отзывы, по мне так роман скучноват, растянут, нет интриги, все предсказуемо, героиня вешалась вечно на своего соседа, болтала как дурочка..... мне больше по душе Сандра Браун да и Мерил Сойер поинтересней будет и детектив и любовная линия.
Сюрприз для Айседоры - Робертс НораНатка
19.11.2014, 14.32





Люблю романы Норы Робертс. Не могу сказать, что этот лучший, но он типичен для автора. Интриги в детективной части нет и быть не может, так как повествование ведется с двух сторон и героев и преступников. Но при этом назвать сюжет предсказуемым тоже невозможно. По мне Робертс немного переборщила с количеством смертей, хотя вокруг великих произведений искусства всегда витает кровавый туман. И мне не понравилась героиня. Временами она начинала жутко раздражать. Слишком много "щебетания" притом по большей части не совсем в тему, хотя при этом назвать ее глупой нельзя. Не без юмора, что тоже не может не радовать. Итог 9 из 10.
Сюрприз для Айседоры - Робертс НораВарёна
18.05.2016, 3.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100