Читать онлайн Сюрприз для Айседоры, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сюрприз для Айседоры - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.61 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сюрприз для Айседоры - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сюрприз для Айседоры - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Сюрприз для Айседоры

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

В глубине камина, сложенного в английском неоклассическом стиле, тихо потрескивал огонь, отбрасывая нежные блики на восточный ковер и обтянутые шелком стены. Дорогой вермут в хрустальном бокале словно вбирал в себя приглушенный свет, накапливал его и выбрасывал яркими искрами. Звучал изящный этюд Шопена в исполнении Вана Клиберна. Пожилой тактичный дворецкий внес старинное серебряное блюдо с изысканными закусками. Вся обстановка и каждая отдельная антикварная вещица говорили о наследуемом несколькими поколениями богатстве.
Эта комната была очень похожа на ту, в которой Джед прятался все свое детство, но в этой комнате, в этом доме он бывал счастлив. Здесь ему никто не угрожал, здесь его никто не ругал, здесь он не был пустым местом.
И все же воспоминания причинили боль. Джед выбрался из чертовски неудобного кресла в стиле Людовика XIV и зашагал взад-вперед по бабушкиной парадной гостиной.
В смокинге он выглядел бы настоящим наследником Бестеров – Скиммерхорнов… если бы не глаза, в которых отражались совсем иные устремления и борьба за свое истинное место в жизни.
Против обычного визита к бабушке он не возражал. Из всех своих родственников он с детства любил только Онорию. И судьба распорядилась так, что она осталась его единственной на всем свете родней. Однако ее властность раздражала.
Джед дважды отказывался сопровождать бабушку на Зимний бал, решительно отказывался. А она просто не обращала внимания, и в конце концов ее коварство и целеустремленность вкупе с его чувством вины привели к тому, что он выкопал из шкафа смокинг.
– Ну, Джедидая, ты сохранил привычку к точности. Джед поднял голову. В дверях гостиной стояла бабушка. Ее ярко-синие проницательные глаза сияли, а губы, полные и странно чувственные в контрасте с белоснежными волосами, обрамляющими узкое лицо, не скрывали самодовольной улыбки. Онория гордилась своими победами и в бридже, и в схватке характеров. – Бабушка. – Как и ожидалось от него – впрочем, яму самому это нравилось, – Джед подошел и поднес бабушкину руку к губам. – Ты прекрасно выглядишь.
Он не кривил душой, и Онория это знала. Ее синее платье выгодно подчеркивало и цвет глаз, и статность фигуры. Бриллианты сверкали на шее, в ушах, на запястьях. Онория любила бриллианты потому, что честно заработала их, и потому, что они привлекали всеобщее внимание и вызывали зависть.
– Налей-ка мне, – приказала она. – И расскажи, что ты делаешь со своей жизнью.
– На это много времени не понадобится.
Но Джед покорно прошел к бару.
И вспомнил, как бабушка поймала его за кражей спиртного из этого самого бара лет двадцать назад… как заставила его пить виски прямо из графина и сурово следила за ним, а потом держала над унитазом его голову.
Когда повзрослеешь и научишься пить, Джедидая, мы с тобой выпьем, как воспитанные люди. А до тех пор не хватайся за то, с чем не можешь справиться.
– Херес, бабушка? – спросил он, ухмыляясь.
– И почему я должна пить старушечье вино, когда есть хорошее виски? – Шелестя шелками, Онория села в кресло у камина. – Когда же я увижу лачугу, в которую ты переехал?
– В любое время, и это не лачуга. Онория фыркнула и отпила виски из хрустального стакана.
– Квартирка со сквозняками над захудалой лавкой.
– Я не заметил никаких сквозняков.
– Ты жил в приличном доме.
– Я жил в мавзолее с двумя десятками комнат, который я ненавидел. – Джед знал, что этот разговор неизбежен. В конце концов, именно от бабушки он унаследовал упорство, сделавшее его хорошим полицейским. Не желая снова сражаться с чертовым креслом, он прислонился к камину. – Я всегда его ненавидел.
– Это всего лишь кирпич и дерево. Глупо тратить энергию на ненависть к неодушевленным предметам. И в любом случае, ты мог переехать ко мне. Я всегда тебе рада.
– Я знаю. – Они уже не раз пережевывали эту тему, но Джеду хотелось изгнать тревогу из ее глаз, и поэтому он усмехнулся:
– Не хотел мешать твоей интимной жизни.
Онория даже не моргнула.
– Вряд ли ты смог бы мешать мне, живя в восточном крыле. И я всегда уважала твою независимость. – Почувствовав, что внук несколько смягчился, Онория не стала продолжать спор. – Когда ты собираешься вернуться к работе?
– Я не собираюсь возвращаться, – без колебаний ответил Джед.
– Ты разочаровываешь меня, Джедидая. И думаю, ты разочаровываешь самого себя. – Она царственно поднялась. – Принеси мою накидку. Пора ехать.
Дора обожала вечеринки. Обожала почистить перышки, и нарядиться, и провести вечер в толпе. Так она вознаграждала себя за долгие трудовые дни. И даже если она не знала среди приглашенных ни одной живой души, это не имело значения – лишь бы вокруг было множество людей, охлажденное шампанское, музыка и вкусная еда.
Однако на этот раз среди гостей Зимнего бала были и ее друзья, и клиенты, и покровители семейного театра. Дора от души развлекалась, переходя от одной группы к другой, обмениваясь поцелуями в щеки и свежими сплетнями. И в согретом множеством тел зале ей было тепло и уютно, несмотря на открытое вечернее платье. Она воспользовалась случаем надеть его, и ей не пришлось жалеть о своем выборе.
Излучая аромат «Опиума», на Дору налетела Эшли Дрейпер, недавно избавившаяся от второго мужа. Всех своих мужей она умело использовала для того, чтобы подниматься все выше по общественной лестнице.
– Дора, дорогая, ты выглядишь потрясающе. Поскольку Эшли не входила в число близких друзей, ее воздушный поцелуй несколько удивил Дору.
– Эшли, ты ослепительна.
– Как приятно это слышать, хотя у меня полный упадок сил. После Нового года я обязательно проведу недельку в косметической лечебнице. Праздники так утомительны, не правда ли?
– Один бог знает, как мы их выдерживаем. – Дора кинула в рот фаршированную оливку.
Эшли помахала пальцами с ярко-красными ногтями очередной знакомой паре и, продолжая улыбаться, пробормотала:
– Какое ужасное платье. Она похожа в нем на фаршированный баклажан.
Характеристика была убийственно точной. Дора расхохоталась и заодно вспомнила, почему терпит Эшли.
– Ты здесь одна?
– Господи, конечно, нет. – Эшли окинула взглядом толпу. – Мой кавалер – вон тот белокурый Самсон.
И снова Эшли попала в точку. Дора без труда выделила среди множества гостей огромного, атлетически сложенного парня и одобрительно причмокнула.
– Художник, – замурлыкала Эшли. – Я решила стать меценаткой. И раз уж мы заговорили о наших мужчинах, я слышала, что Эндрю порвал с тобой.
– Неужели? – Эндрю, вернее, его мамочка извратила факты с точностью до наоборот, но Дору это только позабавило. – Давай просто скажем, что я подыскиваю человека, который более квалифицированно будет защищать меня от финансовой инспекции.
– И как идут дела в твоем магазинчике?
– О, нам удается время от времени продавать кое-какие безделушки.
– М-м-м, да. – Финансы интересовали Эшли лишь в виде чека, вовремя поступающего от очередного бывшего мужа. – Нам не хватало тебя на вечеринке у Бергманов. В канун Рождества.
– Я… неожиданно возникла проблема.
– Надеюсь, он того стоил, – проворковала Эшли и вдруг крепко схватила Дору за руку. – Посмотри туда. – Она понизила голос до доверительного шепота:
– Гранд-дама собственной персоной. Она редко здесь появляется.
– Кто? – Сгорая от любопытства, Дора вытянула шею, и тут же свистящий шепот Эшли отошел на второй план. Джед! – Сюрприз, сюрприз… Прости меня, Эшли, я должна поговорить с одним парнем в смокинге… – И мысленно добавила: который очень ему идет.
Дора обогнула зал, чтобы подойти к Джеду сзади, и, подождав, пока он занял руки двумя бокалами шампанского, прошептала:
– Я поняла. Ты вернулся в полицию и работаешь под прикрытием. – Тихо выругавшись, Джед обернулся. – Кого пытаешься разоблачить? Охотника за драгоценностями? Или сеть коварных похитителей паштета?
– Конрой, от тебя некуда спрятаться.
– У меня приглашение. – Дора похлопала по сверкающей стразами вечерней сумочке. – А как ты сюда попал, полицейский?
– Господи, как будто мало того, что мне вообще пришлось сюда тащиться, так еще…
– Джедидая! – Властный голос Онории положил конец жалобам. – Ты забыл даже о тех жалких манерах, которые мне удалось тебе привить? Познакомь свою подругу со своей бабушкой.
– Бабушка? – рассмеялась Дора, пожимая аристократическую ладонь Онории. – Неужели? Счастлива познакомиться с вами, миссис Скиммерхорн, хотя это и разрушает мою теорию о том, что Джед вылупился из тухлого яйца с очень жесткой скорлупой.
– Да, любезностью и тактом он не отличается. – Онория изучала Дору со все возрастающим интересом. – И я – миссис Роджерс, моя дорогая. Очень недолго я была замужем за Уолтером Скиммерхорном, но в кратчайший в человеческих возможностях срок исправила эту ошибку.
– Я – Дора Конрой, домовладелица Джеда.
– А. – В единственный звук Онории удалось вложить целую гамму эмоций. – И каким жильцом оказался мой внук?
– Характер несколько неуравновешенный. – Дора искоса взглянула на Джеда и с удовольствием заметила огонь в его глазах. – Но Джед достаточно опрятен и уж точно не скандалист.
– Рада это слышать. Знаете ли, в его юности были моменты, когда я боялась, что его домовладельцем станет тюремный надзиратель.
– Тогда вы наверняка радуетесь, что он выбрал защиту закона, а не его нарушение.
– Я очень горжусь им. Он – первый и единственный Скиммерхорн, чего-то добившийся в жизни.
– Бабушка. – Джед демонстративно взял ее под руку, – позволь мне угостить тебя.
Онория так же демонстративно стряхнула его руку.
– Я вполне способна сама позаботиться о себе. И я должна кое с кем поговорить. Потанцуй с девушкой, Джедидая.
Отдав приказ, старая дама гордо удалилась.
– Да, Джедидая, потанцуй с девушкой.
– Пойди помучай кого-нибудь другого, – предложил Джед, направляясь к бару. Ему просто необходимо было выпить что-нибудь более крепкое, чем шампанское.
Дора дернула его за рукав.
– Эй, приятель, твоя бабушка следит за нами. Держу пари, она устроит тебе взбучку, если ты немедленно не потанцуешь со мной. И постарайся улыбаться пообворожительнее.
Отставив шампанское, Джед ухватил ее за предплечье. Довольно крепко, но Дора постаралась не скривиться.
– Неужели тебе не с кем здесь потанцевать? Слава богу, его рука переместилась на ее талию.
– Если ты имеешь в виду кавалера, то нет. Обычно я хожу на вечеринки одна.
– Почему?
– Если я приду с кавалером, то придется его развлекать, а я предпочитаю развлекаться сама. – Оркестр заиграл лирическую мелодию. – Ты отлично танцуешь, Скиммерхорн. Лучше, чем Эндрю.
– Премного тебе благодарен.
– Конечно, было бы еще лучше, если бы ты смотрел на меня, а не таращился на других. – Когда Джед перевел на нее взгляд, она чуть приподняла голову и улыбнулась. – А тебе весело?
– Ненавижу эти мероприятия. – Черт побери, ну почему так приятно обнимать ее? – А ты наверняка их обожаешь.
– Обожаю. И если бы ты относился к ним адекватно, то и тебе бы нравилось.
– Что ты имеешь в виду?
– Это же шанс покрасоваться. – Дора погладила его по волосам. – Я потрясающе умею красоваться.
– Я это уже понял.
– Поразительная наблюдательность. Полагаю, ты развил ее на службе.
Джед провел пальцами по ее спине, наткнулся на обнаженную кожу.
– Ты всегда надеваешь на вечеринки что-то блестящее?
– Стараюсь. Тебе не нравится мое платье?
– Нравится. Если это можно назвать платьем. – Песня закончилась, и началась другая, но Джед забыл, что не хотел танцевать с Дорой. Мимо проскользнула Онория в объятиях утонченного седоусого джентльмена. – Ты отлично выглядишь, Конрой.
– Господи. Чувствуешь, как забилось мое сердце?
– Если захочу это почувствовать, то найду более интимную обстановку.
– Ты излучаешь обаяние ради бабушки? Джед снова взглянул на ее лицо и почему-то улыбнулся в ответ на ее улыбку.
– Ты ей понравилась.
– Я внушаю симпатию.
– Ничего подобного. Ты – заноза. – Он снова провел ладонью вверх-вниз по ее спине, наслаждаясь ощущением шелка, плавно переливающегося в шелковистую кожу. – Очень сексуальная заноза.
– Ты уже неравнодушен ко мне, Джед. Дора погладила кончиками пальцев его шею, и ее сердце забилось сильнее.
– Возможно.
Решив испытать их обоих, он легко коснулся губами ее губ.
– Не возможно, а точно, – поправила Дора, чувствуя, как ее пронзил сладостный трепет, и не замечая, что на них уже оборачиваются– Мы могли бы поехать домой, сорвать друг с друга одежду, прыгнуть в постель и частично разрядить это напряжение.
– Интересное предложение, Конрой, но мне кажется, что за ним последует «или». Дора попыталась улыбнуться.
– Или мы могли бы сначала подружиться.
– Кто сказал, что я хочу стать твоим другом?
– А куда тебе деваться? – Дора коснулась его щеки, скорее ласково, чем возбуждающе. – Я могу быть очень хорошим другом. И думаю, что тебе необходим друг.
Джед честно боролся, но что-то в ней трогало его душу.
– Почему ты так думаешь?
– Потому что каждому человеку необходим друг. Потому что тяжело оставаться одиноким в комнате, набитой людьми, а ты одинок.
Джед сдался и прижался лбом к ее лбу.
– Черт тебя побери, Дора. Я не хочу увлекаться тобой. Я не хочу…
– Ничего? – Она взглянула в его глаза и с болью в сердце прошептала:
– Ты не умер.
– Очень близко к этому. – Он взял себя в руки. – Мне надо выпить.
Они прошли к бару. Дора заказала шампанское, Джед – виски со льдом.
– Я придумала, – сказала Дора как можно беспечнее. – Мы испробуем нечто новенькое. Я не буду дразнить тебя… и наоборот. Никаких двусмысленных замечаний, никакой критики.
Джед внимательно взглянул на нее, взбалтывая содержимое стакана.
– Что остается?
– Мы будем во всем соглашаться друг с другом и хорошо проведем время. – Он вопросительно приподнял брови, и Дора рассмеялась, подхватив его под руку. – Ну ладно. Я хорошо проведу время, а ты постараешься извлечь из ситуации все возможное. Голоден?
– Может быть.
– Тогда обследуем буфет. Заняв руки тарелкой, ты разрушишь мечты всех женщин, пожирающих тебя глазами.
– Никто не пожирает меня глазами. Но он пошел с ней.
– Еще как пожирают. Если бы я не была знакома с тобой, то сама строила бы тебе глазки. – Дора задумалась: лососевый мусс или фаршированные грибы? – и положила в тарелку и то, и другое. – Кажется, я не видела тебя раньше на Зимних балах, а я бываю здесь последние три года.
Ему всегда удавалось оправдать свой отказ работой, вспомнил Джед и, ничего не ответив, ухватил кубик сыра с ее тарелки.
– Тебе трудно болтать, не так ли? – Продолжая улыбаться, Дора доверху наполнила тарелку и великодушно протянула ему. – Я тебе помогу. Я что-нибудь скажу, а ты – в зависимости от сказанного – засмеешься, или вытаращишь глаза, или изобразишь недоумение и что-нибудь ответишь. Готов?
– У тебя хорошо подвешен язык, Конрой.
– Отличное начало. – Дора сунула в рот кусочек шпината в тесте. – Скажи мне, твоя бабушка – та самая Онория Роджерс, что несколько месяцев назад купила на аукционе «Кристи» пару китайских подсвечников в форме слоников?
– Ничего не знаю насчет слоников, но она – единственная Онория Роджерс, о которой я когда-либо слышал.
– Потрясающие подсвечники, во всяком случае, в каталоге они выглядели изумительно. Я не могла вырваться в Нью-Йорк, но сделала несколько телефонных заявок. Конечно, не на перегородчатую эмаль династии Цин. Это выше моих возможностей. Хотелось бы как-нибудь взглянуть на них.
– Если ты добиваешься приглашения, то должна поговорить с бабушкой.
– Скиммерхорн, я просто болтаю. Попробуй это, – сказала Дора с полным ртом и сунула ему в рот кусочек шпината. – Невероятно, правда?
Джед не успел отказаться и, поморщившись, быстро глотнул виски.
– Я не люблю шпинат.
– Я тоже раньше не любила, но папа меня приучил. Мне было тогда двадцать. И я была очень наивна. – Губы Джеда дрогнули, и Дора подняла бокал. – За твою улыбку. Ты очень мил, когда улыбаешься.
– Дора, дорогая. – К буфету скользнула Эшли, волоча, как на буксире, своего юного художника. – Как тебе удается столько есть и не толстеть?
– Маленький контракт с сатаной. Эшли весело рассмеялась и окинула Джеда долгим взглядом. Алчным взглядом, подумала Дора.
– Айседора Конрой. Хитклиф. – Своего спутника Эшли представила с гордостью владельца племенной фермы, хвастающегося жеребцом-рекордистом. – Я обнаружила его в одной очаровательной галерее на Саут-стрит.
– Неужели? – Дора не потрудилась напомнить Эшли, что ее магазин находится на Саут-стрит и она прекрасно знает все местные достопримечательности. – Мне всегда хотелось что-то обнаружить… как Христофор Колумб. Или Индиана Джонс. – Хитклиф выглядел таким озадаченным, что Дора сжалилась над ним и, передав Джеду тарелку, протянула руку. – Эшли говорила мне, что вы – художник.
– Да, я…
– Он рисует потрясающе чувственные пейзажи, Эшли погладила Хитклифа, как обычно гладят любимую собачку. – Ты просто должна их увидеть.
– Не забуду ни в коем случае.
– Кажется, ты не представила нам своего спутника.
– У меня нет спутника. Странное определение. Словно женщина не может сама найти дорогу. Лично я прекрасно умею ориентироваться.
– Дора, – хихикнула Эшли. – Ты такая умная!
– Полоумная, – пробормотал Джед себе под нос. Дора кротко взглянула на него.
– Джед Скиммерхорн, Эшли Дрейпер и Хитклиф.
– О, я узнала капитана Скиммерхорна. – Эшли протянула руку, и ей пришлось дожидаться, пока Джед, пожонглировав, сунул тарелку Доре. – Должна сказать, неуловимого капитана Скиммерхорна. – Она погладила его ладонь. – Нам так редко удается заманить вас на наши маленькие праздники.
– Меня не привлекают маленькие праздники.
На этот раз смех Эшли прозвучал очень сексуально.
– Я сама предпочитаю праздники долгие и интимные. А как вы познакомились с Дорой?
Дора перехватила подачу, чтобы спасти Эшли от язвительного ответа Джеда.
– У нас с Джедом – общая страсть, – сказала она, нарочито медленно отпивая шампанское. – Подушечки для иголок и булавок.
– Подушечки? – тупо переспросила Эшли.
– У Джеда потрясающая коллекция. Мы познакомились на блошином рынке, когда оба вцепились в синюю атласную подушечку с кружевами, викторианскую.
Дора похлопала ресницами и томно вздохнула. Эшли уставилась на Джеда.
– Вы собираете… подушечки?
– С детства. Это просто наваждение.
– И Джед так любит поддразнивать. – Дора бросила на Джеда интимный взгляд поверх края бокала. – Вечно трясет этой подушечкой перед моим носом. И ведь знает, что я сделаю все – ну абсолютно все, чтобы заполучить ее.
– Переговоры… – Джед провел кончиком пальца по ее шее. – Я открыт для переговоров.
– Как интересно, – прошептала Эшли.
– О да, – согласилась Дора. – Ах, я вижу Магду и Карла. Пожалуйста, простите нас. Мне просто необходимо поговорить с ними.
– Подушечки для булавок? – прошептал Джед на ухо Доры, когда они оказались в толпе.
– Я подумала о селедочницах, но они показались мне слишком претенциозными.
– Ты могла бы сказать ей правду.
– Зачем?
Джед подумал немного.
– А как насчет простоты?
– Слишком скучно. И если бы она узнала, что ты живешь рядом со мной, то болталась бы вокруг моей квартиры в надежде соблазнить тебя. А мы ведь этого не хотим, не так ли?
Задумчиво поджав губы, Джед оглянулся через плечо и окинул Эшли внимательным взглядом.
– Ну…
– Она бы использовала тебя и отшвырнула, – заметила Дора. – Я вижу твою бабушку. Ты не должен присоединиться к ней?
– Нет, если ты не хочешь допросить ее с пристрастием насчет тех подсвечников.
Дора совсем не собиралась это делать.
– Ты просто боишься, что она снова заставит тебя танцевать со мной. Знаешь что? Я действительно поболтаю с Магдой и Карлом, а ты найдешь меня позже, если захочешь.
Джед взял Дору за руку, но тут же разжал пальцы.
– Не уходи.
– Какое любезное приглашение! Почему?
– Потому что если мне придется провести в этой ловушке еще пару часов, так уж лучше с тобой.
– Ах, как поэтично! Как я могу отказать? Пойдем, спросим у твоей бабушки, не хочет ли она перекусить. Обещаю поднять вопрос о подсвечниках, только если представится удобный случай.
Тяжелая рука опустилась на плечо Джеда, и он резко обернулся.
– Джед!
– Комиссар!
– Рад видеть тебя. – Полицейский комиссар Джеймс Райкер окинул бывшего подчиненного быстрым внимательным взглядом. – Поддерживаешь форму?
– Да, сэр.
– По-моему, ты слишком задержался в отпуске. Как провел праздники?
– Прекрасно. – Райкер так пристально смотрел на Дору, что Джеду оставалось лишь, исполнить свой долг. – Комиссар Райкер, Дора Конрой.
– Здравствуйте. – Поскольку обе руки были заняты, Дора – вместо рукопожатия – ослепительно улыбнулась. – Итак, вы руководите обеспечением закона и порядка в Филадельфии.
– Я отвечаю за то, чтобы в полиции служили такие люди, как Джед.
Если Райкер не чувствовал напряжения Джеда, то Доре казалось, что между ними вот-вот проскочит искра.
– Полагаю, теперь вы занимаетесь в основном административной работой? – сменила она тему, желая защитить Джеда.
– Да, в основном.
– Вы скучаете по оперативной работе?
– Вообще-то да.
– И я должна задать еще один вопрос. Мой кровожадный племянник обязательно захочет узнать, были ли вы ранены.
Может, вопрос и удивил Райкера, но он прекрасно скрыл свое удивление.
– Нет. Простите.
– Ничего. Я солгу.
– Надеюсь, вы извините меня, мисс Конрой, но я должен украсть Джеда. С ним хочет поговорить мэр.
– Рада была познакомиться с вами, комиссар Райкер.
– Я тоже очень рад. Задержу Джеда всего на пару минут.
Джед вручил Доре пустой бокал.
– Извини.
О, как же ему это не нравится, думала Дора, глядя Джеду вслед. Он ничем не проявил свои чувства: ни взглядом, ни выражением лица, но ситуация для него невыносима. Приговоренный к смерти встретил бы расстрельную команду с большим энтузиазмом.
Когда Джед вернется, он будет взбешен, или подавлен, или просто несчастен. Как помочь Джеду? – думала Дора. Направить его эмоции в другое русло? Отвлечь?
Дора направилась к бару за шампанским. Помогут ли шутки? Пожалуй, легче вывести его из себя. Раздразнить.
– Думаю, им следовало бы тщательнее следить, кому рассылаются приглашения.
Дора сразу узнала этот скрипучий голос и повернулась с ослепительной улыбкой.
– Миссис Дод. Эндрю. Как… мило!
Миссис Дод гневно выпустила воздух через ноздри.
– Эндрю, принеси мне содовую.
– Да, мама.
Обтянутая черным атласом тучная миссис Дод наклонилась так близко, что Дора разглядела на ее подбородке несколько седых волосков, упущенных пинцетом.
– Я всегда видела вас насквозь, мисс Конрой. Я, конечно, предупреждала Эндрю, но он, как любой мужчина, восприимчив к женским уловкам.
– Я сделала операцию по удалению женских уловок. Могу показать шрамы.
Миссис Дод будто не слышала ее.
– Но что еще ожидать от дочери актеров?! Дора сделала глубокий вдох, выдохнула, отпила шампанского. Ни за что на свете эта глупая старуха не выведет ее из себя.
– Эти актерские семьи, – небрежно подхватила Дора. – Фонда, Редгрейвы, Бриджесы. Один бог знает, почему их допускают в общество.
– Вы считаете себя очень умной.
– Мама, я принес.
Миссис Дод яростно отмахнулась и от Эндрю, и от содовой.
– Считаете себя умной, – повторила она так громко, что несколько невольных наблюдателей зашептались. – Но ваши маленькие хитрости не сработали.
– Мама…
– Замолчи, Эндрю. – Глаза старухи горели огнем… как у медведицы, защищающей своего медвежонка.
– Да, Эндрю, замолчи. – Улыбка Доры превратилась в звериный оскал. – Мамаша Дод как раз хотела рассказать мне о моих маленьких хитростях. Вы имеете в виду тот случай, когда я велела вашему скользкому сынку убрать руку из-под моей юбки?
Старуха сердито зашипела:
– Вы заманили его в свою квартиру, а когда ваша жалкая попытка соблазнить его не удалась, вы набросились на него. Потому что он точно понял, что вы собой представляете.
Глаза Доры словно метали молнии.
– И что же?
– Потаскуха, – прошипела старуха. – Шлюха. Бабенка.
Дора отставила бокал и сжала пальцы в кулак, серьезно подумывая, не нанести ли удар, но вместо этого опрокинула свою тарелку на налакированную голову миссис Дод.
С диким воплем и стекающим с глаз лососевым муссом миссис Дод бросилась вперед. Дора приготовилась к отражению атаки, но тут же заорала сама, поскольку ее схватили сзади.
– Боже милостивый, Конрой, – бормотал Джед, волоча ее к дверям зала. – Неужели тебя нельзя оставить даже на пять минут?
– Отпусти меня! – Дора ударила бы его, но ее руки были надежно прижаты к бокам. – Она сама напросилась.
– Мне что-то не хочется вносить за тебя залог. Джед втащил Дору в гостиную с мягкими креслами и деревьями в кадках.
– Сядь. – Джед пихнул Дору в кресло. – Возьми себя в руки.
– Послушай, Скиммерхорн, это было мое личное дело.
– Позвать комиссара, чтобы он арестовал тебя за нарушение общественного порядка? – невозмутимо спросил Джед. – Пара часов в клетке остудила бы тебя.
И тебя, со злостью подумала Дора. Она потопала ногой, сложила руки на груди.
– Дай мне…
Джед уже протягивал ей зажженную сигарету.
– Спасибо.
Он знал, что последует дальше: три-четыре короткие затяжки, затем она раздавит сигарету – и стал считать про себя. Раз. Два. Дора зло взглянула на него. Три.
– Не я это начала.
Она надула губы и раздавила сигарету.
Джед решил, что теперь безопасно сесть рядом с ней.
– Я не сказал, что ты.
– Ты не грозился арестовать ее.
– Ей сейчас не до скандала. Она вытаскивает перец из волос. Хочешь выпить?
– Нет. – Дора предпочитала дуться. – Послушай, Скиммерхорн, она оскорбляла меня, мою семью, женщин вообще. И я терпела. Я терпела даже, когда она называла меня потаскухой, шлюхой. Джед посерьезнел.
– Она тебя так называла?
– И я терпела, потому что говорила себе: она просто сумасшедшая старуха. Я не хотела устраивать сцену. Я не хотела опускаться до ее уровня. Но потом она зашла слишком далеко, переступила черту.
– И что же она сказала?
– Она назвала меня… бабенкой.
Джед заморгал, постарался подавить смешок.
– Как?
– Бабенкой, – повторила Дора, хлопнув кулаком по подлокотнику кресла.
– Давай прикончим ее.
Дора вскинула голову, прищурилась.
– Не смей смеяться.
– Я не смеюсь. Кто смеется?
– Ты, черт побери. Ты кусаешь язык, чтобы не рассмеяться.
– Ничего подобного.
– Я вижу. И ты глотаешь слова.
– Это виски.
– Черта с два. – Дора отвернулась, но Джед успел заметить, что ее губы подрагивают. Он повернул ее к себе, и они глупо ухмыльнулись друг другу.
– Конрой, ты сделала этот вечер интересным. Излив гнев, Дора хихикнула и положила голову на его плечо.
– Я знала, что разговор с мэром и Райкером расстроит тебя, и пыталась придумать что-нибудь.
– Почему ты решила, что я расстроюсь?
– Они ведь давили на тебя, правда? – Джед не шевельнулся, но Дора почувствовала, как он отдаляется от нее. – Мне повезло: попалась миссис Дод, и не пришлось ничего придумывать.
– И ты вывернула тарелку ей на голову, чтобы поднять мне настроение.
– Нет, это был чисто эгоистический поступок, но с отличным побочным эффектом. – Дора повернула голову. – Пожалуйста, поцелуй меня.
– Зачем?
– Мне так хочется. Просто дружеский поцелуй. Джед прикоснулся губами к ее губам.
– Достаточно дружеский?
– Да, спасибо.
Дора начала улыбаться. Но Джед обхватил ее за шею и, не закрывая глаз, снова прижался губами к ее рту, раздвинул языком ее губы, почувствовал ее прерывистое дыхание.
Как глоток воды, свежей сладкой воды после мучительной жажды.
Он не привлек ее ближе к себе. Его поцелуй оставался медлительным, прохладным, контролируемым, но острое желание накрыло ее все сметающей волной.
Когда Джед отстранился, Дора не открыла глаза, поглощая поток нахлынувших ощущений. Ей казалось, что сердце колотится в ушах.
– Господи, – с трудом выдавила она, открыв глаза.
– Проблема?
– Кажется. – Дора крепко сжала дрожащие губы. – Я думаю… я думаю, мне пора.
Она встала, и ноги чуть не подкосились. Очень трудно контролировать ситуацию, когда все дрожит: губы, колени – все.
Дора прижала ладонь к животу, где жарко горел клубок желания.
– Господи, – повторила она и ушла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сюрприз для Айседоры - Робертс Нора



Отличный роман, впечатления от книги остались на долго, пока читала и всплакнула, и сердце екало. Советаю всем!
Сюрприз для Айседоры - Робертс Нораленочка
2.03.2013, 23.50





Нора Робертс в своем духе. Отличный роман Выдержан в ее стиле - и в плане раскрытия характеров героев, и в описании их взаимоотношений, и в эмоциональной наполненности. Детективной интриги здесь нет, она не подразумевается, но это ничуть не умаляет достоинств романа. Уверена, что по прошествии времени с удовольствием перечитаю роман вновь. 10/10
Сюрприз для Айседоры - Робертс НораЯя
5.05.2014, 17.19





Отличный роман, почти как всегда +10
Сюрприз для Айседоры - Робертс НораТатьяна
3.07.2014, 2.03





Я в восторге. Любовь, детектив, убийства и красивый секс. Всем читать! :)
Сюрприз для Айседоры - Робертс НораНадежда
5.07.2014, 0.31





Не разделяю восторженные отзывы, по мне так роман скучноват, растянут, нет интриги, все предсказуемо, героиня вешалась вечно на своего соседа, болтала как дурочка..... мне больше по душе Сандра Браун да и Мерил Сойер поинтересней будет и детектив и любовная линия.
Сюрприз для Айседоры - Робертс НораНатка
19.11.2014, 14.32





Люблю романы Норы Робертс. Не могу сказать, что этот лучший, но он типичен для автора. Интриги в детективной части нет и быть не может, так как повествование ведется с двух сторон и героев и преступников. Но при этом назвать сюжет предсказуемым тоже невозможно. По мне Робертс немного переборщила с количеством смертей, хотя вокруг великих произведений искусства всегда витает кровавый туман. И мне не понравилась героиня. Временами она начинала жутко раздражать. Слишком много "щебетания" притом по большей части не совсем в тему, хотя при этом назвать ее глупой нельзя. Не без юмора, что тоже не может не радовать. Итог 9 из 10.
Сюрприз для Айседоры - Робертс НораВарёна
18.05.2016, 3.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100