Читать онлайн Свидетельница смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидетельница смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидетельница смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидетельница смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Свидетельница смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 6

Рорк наблюдал за тем, как Ева вынула универсаль­ный электронный ключ и провела им в прорези замка пентхауса А.
– Ничего не трогай и не вертись у меня под нога­ми, – предупредила она.
– Дорогая, ты повторяешься.
Она обернулась и посмотрела мужу в глаза.
– Я повторяюсь потому, что ты никогда не слуша­ешься.
Ева открыла дверь, и они вошли внутрь.
– Не понимаю, почему человек, который в основ­ном живет и работает в Нью-Йорке, предпочитает сни­мать номер в отеле вместо того, чтобы купить собственный дом.
– Во-первых, ради выпендрежа. Чтобы про него го­ворили: «Представляете, когда мистер Драко бывает в Нью-Йорке, он снимает целый пентхаус в „Палас-отеле“!» Во-вторых, удобство: по первому мановению ми­зинца для тебя сделают все, что бы ты ни пожелал. И в-третьих – возможно, это главное, – полное отсутствие какой бы то ни было ответственности. Все, что вокруг, тебя не касается, это чьи-то чужие проблемы, а не твои.
– Судя по тому, что я слышала о Драко, последнее объяснение наиболее правдоподобно.
Ева огляделась. Кругом царила невероятная роскошь. Впрочем, чему тут удивляться, если все здесь принадлежало Рорку?
Гостиная была необъятной – обтянутые розовым шелком стены и куполообразный потолок, расписан­ный сложным узором из фруктов и цветов. На трех бар­хатных диванах винного цвета лежало множество свет­лых подушек, напоминавших топазы. Старинные дере­вянные столы были отполированы до зеркального блеска – так же, как и полы. Ноги по щиколотку утопа­ли в ковре, рисунок которого точь-в-точь повторял рос­пись на потолке.
Одна из стен была стеклянной, и за ней, словно рождественская елка, переливался огнями огромный Нью-Йорк и тянулся длинный балкон, уставленный каменными вазами с живыми цветами. В одном конце гостиной сияло лакированными боками белоснежное пианино, в другом за резными деревянными панелями скрывался домашний кинотеатр.
– Видимо, после того, как он отправился в театр, сюда приходили уборщики, – проговорил Рорк. – Я могу распорядиться, чтобы вызвали бригаду, которая работала в тот вечер, и они расскажут, в каком состоя­нии было помещение.
– Да, – рассеянно ответила Ева. Зная Надин, она могла предположить, что в тот вечер помещение выгля­дело так, будто по нему прошел торнадо.
Ева подошла к деревянным панелям, раздвинула их, и ее взгляду предстал гигантский экран.
– Поглядим, чем он развлекался перед смертью, – пробормотала она и нажала на кнопку воспроизведения видеомагнитофона. Экран вспыхнул, и на нем появилась обнаженная парочка, исступленно занимавшаяся любо­вью на простынях черного цвета. – Почему только му­жикам так нравится наблюдать, как трахаются другие?
– Мы все – озабоченные, испорченные и слабые. Прости нас.
Ева рассмеялась. Между тем парочка перевернулась, теперь женщина смотрела прямо в камеру, и Еве стало не до смеха.
– Господи боже мой! Да ведь это же Надин! Надин и Драко!
Рорк сочувственно положил руку на плечо жены.
– Эта запись была сделана не здесь. Тут нет таких спален. И прическа у Надин другая. По-моему, этой за­писи не один год.
– Мне придется забрать кассету в качестве вещест­венного доказательства. Господи, порнографическая запись с участием ведущей тележурналистки Нью-Йор­ка – в качестве вещдока на процессе об убийстве! За что мне все это?!
Ева остановила воспроизведение, вынула кассету из видеомагнитофона и положила ее в пластиковый пакет.
– Черт! Черт! Черт!
Она принялась метаться по комнате, словно живот­ное, попавшее в клетку. Как сложно все с этим клубком межличностных отношений! Надин рассказала ей свою историю доверительно, как другу. А человек, который сейчас стоит рядом и терпеливо ждет, ее муж. Ева всей душой ненавидела, когда в ее расследования оказыва­лись замешаны близкие люди. Если она расскажет Рор­ку о Надин, будет ли это означать, что она предала свою подругу? А если не расскажет, получится, что она не до­веряет мужу…
Как, черт возьми, люди в течение всей жизни про­бираются сквозь эти джунгли запутанных, словно лиа­ны, взаимоотношений?
– Ева, милая, – услышала она участливый голос Рорка и замерла как вкопанная посередине комнаты. – Ты сама себе устраиваешь головную боль. – Он словно прочитал ее мысли. – Позволь мне облегчить твои терзания. Не считай себя обязанной рассказывать мне то, от чего ты чувствуешь себя неловко.
Ева сощурила глаза и внимательно посмотрела на мужа.
– Мне почудилось, что в конце последней фразы ты хотел поставить слово «но».
– У тебя очень острый слух. НО, увидев эти кадры, я понял, что когда-то у Надин и Драко был роман. А учитывая твою нынешнюю нервозность, я догадался, что между ними что-то произошло совсем недавно.
– О, черт!
Кончилось тем, что Ева собралась с духом и поведа­ла Рорку всю историю Надин – от начала до конца.
Рорк внимательно слушал, а когда Ева закончила рассказывать, он осторожно заправил ей за ухо выбив­шийся локон и сказал:
– Ты очень верный друг.
– Не надо говорить таких вещей, они действуют мне на нервы!
– Хорошо, я скажу иначе: Надин не имеет никакого отношения к убийству Драко.
– Я это знаю, да и улик против нее никаких нет. Но для нее эта история все равно станет ужасной трагеди­ей. Ну ладно, что еще есть в этих хоромах?
– Ах да. Если мне не изменяет память, кухня – там, – показал Рорк. – А также кабинет, ванная ком­ната, спальня, еще одна ванная.
– Начну с кабинета. Первым делом залезу в компь­ютер и просмотрю его электронную почту. А ты, если тебе не трудно, сделай мне одолжение: собери оставшиеся видеокассеты. Мы возьмем их с собой.
– Есть, лейтенант.
Ева моргнула от неожиданности, но ничего не ска­зала.
Она действовала методично и скрупулезно. Рорк любил смотреть на жену, когда она работает: его восхи­щала точность, концентрация и железная логика ее действий. Если бы еще года два назад Рорку сказали, что полицейский за работой может выглядеть сексуально, он бы либо рассмеялся, либо обиделся.
– Перестань таращиться на меня!
– А разве я таращусь? – улыбнулся он.
Ева решила не размениваться на мелочи.
– Очень много и входящей, и исходящей почты. Если бы я была психоаналитиком, я бы сказала, что этот человек совершенно не мог находиться один на один с собой. Ему был необходим постоянный контакт с людьми. В его почте, впрочем, нет ничего из ряда вон выходящего. Разве что оптовые закупки через Интернет: восемь пар туфель, три вечерних костюма…
– Я ни за что не стал бы покупать вечерние костю­мы через Интернет. В таких делах главное – примерка.
– Ага! Вот письмо к его агенту. Судя по всему, наш мальчик выяснил, что его партнерша будет получать та­кую же зарплату, как он. Его это оскорбило до глубины души, и он требует у своего агента пересмотреть кон­тракт и выбить для него более высокий гонорар за каж­дый спектакль.
– Да, я знал об этом. Ему вежливо показали кукиш.
Ева подняла удивленный взгляд на мужа.
– Вы ему отказали?
– Малышей обычно сажают в манеж, чтобы они не проказничали, – мягко сказал Рорк. – Для него таким манежем был контракт, за рамки которого он не мог выйти. Мы это предусмотрели заранее, поскольку было известно, что объем запросов у него невероятный.
– А ты не прост. Крепкий орешек!
– Еще бы.
– Он не стал скандалить с вами по этому поводу?
– Нет. Может, и собирался, но не успел. Дело об­стояло так: его агент пришел к моим адвокатам, они – ко мне, а я отказал. Вот и все.
– Это делает тебе честь. Теперь я хочу осмотреть спальню.
Ева прошла мимо Рорка, миновала небольшой ко­ридор и открыла дверь, ведущую в спальню.
Кровать была большой, словно аэродром, над ней висел балдахин из тонкой полупрозрачной ткани серого цвета, напоминавшей туман. Ева заглянула в примыкающую к спальне гардеробную и была поражена оби­лием одежды и обуви. В зеркальном шкафчике стояли ряды бутылочек и баночек: духи, дезодоранты, кремы для рук и лица, присыпки…
– Итак, что мы имеем? Тщеславный, жадный, эгои­стичный, самовлюбленный, неуверенный в себе и не­надежный человечишка.
– Не стану спорить с твоей характеристикой. Одна­ко все перечисленные тобой качества могут являться причиной разве что антипатии, но не мотивом убийства.
– Иногда мотивом убийство оказывается то, что у жертвы были две ноги и два уха. – Ева вернулась в спаль­ню. – Человек с таким раздутым «эго» и неуверенно­стью в себе вряд ли часто ночевал в одиночестве. Драко трахал Карли Лэндсдоун, и наверняка у него на примете имелась другая женщина, которая должна была занять ее место. – Ева медленно выдвинула ящик прикроват­ной тумбочки. – Ну и ну! Погляди-ка на эту коллекцию игрушек.
Ящик был разделен на секции, а каждая из них бит­ком набита различными эротическими приспособле­ниями, предназначенными для того, чтобы предаваться сексуальным радостям вдвоем или в одиночку.
– Лейтенант, мне кажется, мы должны забрать все это и подвергнуть внимательному обследованию. В ча­стности, выяснить, как оно работает.
Ева шлепнула Рорка по руке, которую он протянул к ящику, и прикрикнула:
– Ничего не трогать!
– Вечно ты все портишь.
– Молчи, извращенец. Интересно, что это за хре­новина? – Задумчиво проговорила Ева, взяв в руку длинный резиновый предмет конической формы. Когда она его случайно встряхнула, внутри раздалось веселое позвякивание. – И как она работает?
Рорк уселся на кровать и, улыбнувшись, похлопал по ней ладонью.
– Что ж, в интересах следствия я готов тебе это про­демонстрировать.
– Да нет, я серьезно говорю.
– Я тоже.
– Успокойся ты, в конце концов!
Все еще ломая голову над тайной резинового кону­са, Ева присела на корточки и выдвинула нижний ящик.
– О, да у нас тут настоящая золотая жила! Похоже, здесь месячный запас «экзотики», «Зевса» и… – Она открыла маленький флакончик, осторожно понюхала, а потом потрясла головой, как собака после купания. – Черт, да это же «бешеный кролик»! И притом чистей­ший.
Ева заткнула флакон пробкой и сунула его в пакет для вещдоков.
– Если он использовал это снадобье во время сви­даний с дамами, не удивительно, что они считали его богом секса. Достаточно дать женщине две капли «кро­лика», и она согласится трахаться даже с дверной руч­кой. Ты знал, что он использовал все это?
– Откуда? Нет, конечно. – Рорк, посерьезнев, встал с кровати. – Я не очень-то разбираюсь в наркоти­ках, но применение этой дряни, видимо, можно приравнять к изнасилованию, верно?
– Абсолютно. – У Евы кружилась голова, и она ис­пытывала легкое возбуждение. И это после того, как она всего лишь понюхала флакон! – «Бешеный кро­лик» такого высокого качества стоит как минимум де­сять тысяч долларов за унцию, да его еще поди достань. Он действует только на женщин, – пробормотала она, – причем существует опасность передозировки.
Рорк взял жену за подбородок и, заглянув ей в глаза, сразу все понял.
– Я представления не имел, что он использует та­кие вещи. Если бы я об этом узнал, я немедленно разорвал бы наш контракт и, возможно, переломал бы ему ноги.
– Ладно. – Ева стиснула руку Рорка. – Здесь нам сегодня больше делать нечего. Сделай так, чтобы это помещение не занимали еще день или два. Я хочу, что­бы его как следует прошерстили ребята из отдела по борьбе с наркотиками.
– Будет сделано.
Ева убрала пакет с опасным флаконом в свой рабо­чий саквояж. Она видела, как помрачнел Рорк, и ей за­хотелось улучшить ему настроение.
– Во сколько тебе это обойдется?
– Что именно?
– Во сколько тебе обойдется не сдавать этот пентхаус в течение двух дней? Какова его суточная стои­мость?
– А, эта квартирка? В сутки – восемь с половиной тысяч, но если снимать на неделю или на месяц, воз­можны скидки.
– Недурно! Мансфилд тоже живет где-то здесь?
– Да, она занимает пентхаус В, в другой башне.
– Давай нанесем ей визит. Они с Драко в свое вре­мя вместе баловались наркотиками. – Ева собрала свой саквояж и направилась к выходу. – Возможно, ей изве­стно, откуда он брал «дурь». Это может вывести нас на крупного поставщика.
– Вряд ли.
– Честно говоря, я в это и сама не особо верю. Но такова уж наша работа – рыться в навозной куче, наде­ясь найти жемчужное зерно.
Ева захлопнула дверь и собралась опечатать ее.
– Это обязательно? – недовольным голосом спро­сил Рорк. – Полицейская печать на двери будет дейст­вовать на нервы другим постояльцам.
– Обязательно, – отрезала Ева. – А для постояль­цев, наоборот, это будет дополнительным развлечени­ем. «Ой, Джордж, смотри, здесь жил убитый артист. Ну-ка, сними это на видеокамеру!»
– Цинизм, с которым ты воспринимаешь людей, достоин сожаления.
– Я воспринимаю людей реалистично.
Ева первой вошла в лифт и, дождавшись, когда две­ри закроются, набросилась на Рорка:
– Ох, как я тебя хочу!
В ней бушевало такое неукротимое желание, что она, постанывая, кусала его губы, терлась об него всем телом, изо всех сил сжимала руками его ягодицы.
– Ф-ф-ф-у… – Ева наконец оттолкнулась от Рорка и повела плечами. – Кажется, полегчало.
– Тебе – может быть. – Рорк схватил ее и попы­тался прижать к себе, но Ева уперлась ладонью в его грудь.
– Аморальное поведение в общественных местах является серьезным нарушением муниципального ко­декса. Разве ты не знал?
– Ты за это поплатишься! – шутливо пригрозил Рорк.
Ева прислонилась спиной к стенке лифта.
– Я вся дрожу от страха!
– Правильно делаешь.
Рорк улыбнулся и сунул руки в карманы. В одном из них лежал резиновый конус, который он прихватил из спальни Драко, когда Ева смотрела в другую сторону.
– Мне просто нужно было прочистить мозги перед беседой со свидетельницей, неужели ты не понимаешь?
– Ага-м-м…
– Послушай, ты хорошо знаешь Мансфилд, и мне хотелось бы, чтобы после нашей с ней беседы ты поде­лился со мной своими наблюдениями.
– Ну вот, я тебе и понадобился!
Ева шагнула к мужу и дотронулась ладонью до его щеки. Порой приступы любви случались у нее в самые неожиданные моменты.
– Ты мне всегда нужен.
Рорк взял ее руку, повернул ладонью кверху и поце­ловал. По телу Евы пробежала дрожь.
– Ну все, сейчас не время расслабляться! – скоман­довала она.
Через несколько минут Ева уже нажимала кнопку звонка у апартаментов Айрин Мансфилд.
Актриса была одета в длинный шелковый халат. Она выглядела испуганной, удивленной – и не слишком до­вольной.
– Лейтенант Даллас? Рорк? Я… Я вас не ждала. – Затем ее огромные ясные глаза расширились. – У вас какие-то новости? Вы поймали…
– Нет. Мне неловко, что мы вас побеспокоили, но я хотела бы задать вам еще несколько вопросов.
– О-о-о… А я думала… Я надеялась, что, возможно, все уже закончилось. Ну что ж…
Она прижала пальцы с накрашенными розовым ла­ком ногтями к вискам, словно пытаясь унять боль. Под глазами Айрин виднелись темные круги.
– Боюсь только, что сейчас не самое подходящее время для допроса. Скажите, это так необходимо?
– Простите за причиненное неудобство, но это не займет много времени.
– Да, это действительно неудобно. Видите ли, я не одна. Я… – Словно сдаваясь на милость победителя, она бессильно махнула рукой. – Ладно уж, проходите.
Ева и Рорк вошли. Этот пентхаус был очень похож на тот, в котором они только что побывали, – и по раз­мерам, и по убранству. Обстановка, правда, здесь была более мягкой, женственной, в цветовой гамме превали­ровали голубые и кремовые тона.
А на одном из трех диванов расположился Чарльз Монро – весь в черном, элегантный и подтянутый.
«Рехнуться можно!» – подумала Ева. Ей захотелось врезать этому жиголо по яйцам с такой силой, чтобы они выскочили у него изо рта.
Монро самодовольно ухмыльнулся, но, заметив яростный огонь в глазах Евы, напустил на себя устало равнодушный вид и поднялся на ноги.
– Лейтенант! Всегда рад вас видеть.
– Все еще трудишься в ночную смену, Чарли?
– К счастью, да. Рорк, приятно вновь встретиться с вами.
– Взаимно.
– Айрин, позволь наполнить твой бокал.
– Что? – Взгляд Айрин метался между присутст­вующими, ее пальцы нервно перебирали позвякиваю­щие цепочки на шее. – Нет-нет, благодарю. Так вы знаете друг друга?
Румянец, придававший ее лицу дополнительное очарование, стал еще глубже. Беспомощным жестом она опять поднесла руки к горлу.
– Мы с лейтенантом встречались много раз. У нас с ней даже есть общий друг…
– Не споткнись, Чарли! – проговорила Ева, и в ее голосе звучало холодное бешенство. Чувствовалось, что она может взорваться в любую минуту. – Это просто светская встреча, или ты – на боевом посту?
– Вы должны знать, что мужчины моей профессии не обсуждают подобные темы.
– Послушайте, не надо! – Айрин продолжала пере­бирать свое ожерелье и не заметила, что на губах Чарль­за заиграла циничная улыбка. Зато это заметила Ева. – Вы, очевидно, знаете, что Чарльз – профессионал. Мне не хотелось оставаться одной, я нуждалась в какой-ни­будь… необременительной компании. И мне пореко­мендовали Чарльза… То есть мистера Монро.
– Айрин, – очень спокойно произнесла Ева, – Я бы с удовольствием выпила кофе. Вы не откажетесь угостить меня?
– О да, конечно! Простите, что я не подумала об этом сразу. Сейчас…
– Позвольте, я сам побеспокоюсь о кофе. – Чарльз погладил Айрин по руке и двинулся по направлению к кухне.
– А я ему помогу. – Рорк многозначительно по­смотрел на Еву и пошел следом за жиголо.
– Я понимаю, как это, должно быть, выглядит со стороны, – смущенно заговорила Айрин. – Вероятно, вы считаете меня бессердечной эгоисткой, раз я нанимаю партнера для сексуальных игр на следующую же ночь после того, как…
– Меня удивляет другое – то, что такая женщина, как вы, платит за это деньги.
Грустно усмехнувшись, Айрин взяла бокал с вином и начала мерить комнату шагами. Шелк обвивался во­круг ее стройных ног.
– Элегантный комплимент, завернутый в обертку подозрений. И доставка – на высшем уровне!
– Я здесь не для того, чтобы расточать вам компли­менты.
– Разумеется. – В глазах Айрин зажглась насмеш­ливая искорка. – Разумеется, не для этого. Простой от­вет на ваш скрытый вопрос заключается в том, что я не могу долго находиться наедине с собой. Наверное, это проистекает из того, что в юности я очень много време­ни проводила в компаниях, на вечеринках. Вы наверня­ка уже слышали о моих эмоциональных срывах, о том, что я принимала наркотики. Теперь все это в прошлом.
Она повернулась к Еве и вздернула подбородок.
– Справиться со всем этим было непросто, но мне это удалось. И сейчас удается. Я потеряла многих лю­дей, которых когда-то считала друзьями. Я порвала с теми, с которыми общалась из-за наркотиков, отверну­лась от них. Эти люди перестали для меня что-либо зна­чить после того, как я поборола пагубную привычку. И теперь для меня существует только работа, а она не оставляет мне времени для светской жизни и романти­ческих приключений.
– У вас был роман с Драко?
– Нет. Никогда. Давным-давно мы занимались сек­сом, но это была чистая физиология – ни душа, ни сердце тут были ни при чем. В последнее время нас объединял только театр. Я вернулась в Нью-Йорк, лейте­нант, потому что хотела играть в этом спектакле и зна­ла, что в главной роли будет блистать Ричард. Я была рада этому. Таких партнеров, как он, не было и уже не будет. О господи…
Она закрыла глаза и поежилась.
– Это ужасно. Ужасно! Я скорблю о нем не как о человеке, а как об артисте. Только как об артисте, хотя мне и стыдно признаваться в этом. Нет, я не могу быть одна! – Словно лишившись последних сил, Айрин опу­стилась на диван. – Я не выношу одиночества. Не могу спать. Меня мучают кошмары. Стоит мне закрыть гла­за, как я тут же вскакиваю, и мне кажется, что мои руки покрыты кровью. Кровью Ричарда…
Она подняла глаза на Еву, и их взгляды встретились.
– Эти жуткие кошмары преследуют меня постоян­но. Они лезут мне в голову, я просыпаюсь с криком, вся испачканная его кровью. Вы не можете себе предста­вить, что это такое! Просто не можете!
Однако Ева могла. Крохотная холодная комната, за­литая кровавым светом уличной рекламы. Боль, ужас при мысли о том, что сейчас тебя будет насиловать твой собственный отец; рука, сломанная во время отчаянной борьбы. А потом – кровь. Повсюду. Его кровь, от кото­рой стали скользкими ее руки, его кровь, капающая с лезвия ножа. Тогда ей было восемь. И в кошмарах, ко­торые с тех пор преследовали Еву, ей всегда оставалось восемь.
– Я хочу, чтобы вы нашли того, кто это сделал, – прошептала Айрин. – Вы должны! Вы обязаны! Когда это случится, кошмары оставят меня. Или нет?.. Как вы думаете?
– Я не знаю. – Ева с трудом вырвалась из холодных объятий собственных воспоминаний и вернулась в на­стоящее. – Расскажите мне все, что вы знаете о Драко и наркотиках. Кто был его поставщиком? С кем он бало­вался ими?


Тем временем на кухне Чарльз потягивал вино, а Рорк, стоя у плиты, варил кофе.
– Айрин сейчас очень тяжело, – осторожно заме­тил Чарльз.
– Надо думать.
– Но ведь закон не запрещает платить за утешение?
– Нет.
– Моя работа столь же необходима, как и любая другая.
Рорк склонил голову.
– Монро, не думайте, что Ева объявила вендетту всем… гм… платным компаньонам вроде вас.
– Только мне?
– Она беспокоится за Пибоди. – Рорк посмотрел Чарльзу в глаза и добавил: – Я, кстати, тоже.
– Я увлечен Делией. Она мне очень нравится. Я ни за что не обижу ее. И я, между прочим, ее никогда не обманывал. – Досадливо крякнув, Монро отвернулся и стал смотреть в окно. – У меня никогда не складыва­лись отношения с женщинами вне моей работы, мне так и не удалось наладить собственную жизнь. Снача­ла – потому, что я обманывал женщин, потом – пото­му, что пытался быть честным. Наконец я смирился с этим. Я такой, какой есть. – Он обернулся, губы его кривились в горькой улыбке. – По крайней мере, я хо­роший профессионал. И Делия признает это.
– Возможно. Но женщина – самое странное суще­ство на свете, не так ли? Мужчина не в состоянии ее по­стичь. И именно поэтому, я думаю, нас к ним постоян­но влечет. Ведь неразгаданная тайна всегда интереснее разгаданной.
Чарльз неопределенно хмыкнул, и в этот момент на кухне появилась Ева. Она почувствовала необъяснимое раздражение при виде того, как ее муж непринужденно болтает с Чарльзом Монро.
– Извините, что мешаю вашей беседе, мальчики, – сварливым тоном сказала она. – Рорк, составь компа­нию мисс Мансфилд, пока мы с Чарли перекинемся па­рой слов.
– Конечно. Рекомендую кофе, он получился весьма неплохим.
Ева подождала, пока Рорк удалится, а затем подо­шла к плите и налила в чашку кофе – не потому, что хотела, а скорее чтобы выиграть время и собраться с мыслями.
– Когда мисс Мансфилд наняла тебя? – спросила она.
– Сегодня после обеда. Около двух часов.
– Не поздновато ли? У тебя к этому времени, на­верное, все уже расписано?
– Я изменил свое расписание.
– Почему? Айрин сказала, что раньше вы не обща­лись – ни просто так, ни в постели. С какой стати идти на такие жертвы ради незнакомой женщины?
– Она обещала заплатить мне по двойному тари­фу, – просто ответил Монро.
– Какие услуги были ей нужны – обычный секс или с вывертом?
Чарльз помолчал, глядя в свой бокал. Когда он под­нял глаза, их взгляд был холоден и непроницаем.
– Я имею право не отвечать на этот вопрос. И не стану.
– А я расследую дело об убийстве и имею право за­брать тебя для допроса в управление!
– Да, вы имеете такое право. И вы это сделаете?
– Зануда! – Ева поставила чашку и принялась ме­рить шагами узкое пространство между стеной и кухон­ной стойкой. – Я в любом случае обязана упомянуть тебя в своем отчете. Это само по себе не очень приятно. А ты вдобавок вынуждаешь меня сделать все процедуры еще более официальными. Кстати, под самым носом у Пибоди.
– Кажется, мы оба этого не хотим, – со вздохом пробормотал Монро. – Послушайте, Даллас, все было очень просто. Одна моя клиентка в разговоре с Айрин отозвалась обо мне как о человеке, с которым можно приятно провести вечер. Она была расстроена. Я слы­шал об истории с Драко, поэтому мне можно было не объяснять, в чем дело. Ей был нужен мужчина на ночь – и она его получила. Мы поужинали, поговорили и занялись сексом. Вот и все.
– Вы говорили о Драко?
– Нет, мы говорили об искусстве, о театре. Она вы­пила три бокала вина и полфлакона успокоительных пилюль. Кстати, ее руки перестали дрожать всего за двадцать минут до вашего появления. Она в совершен­но разобранном состоянии и изо всех сил пытается со­брать себя воедино.
– Ладно. Очень трогательно с твоей стороны. – Ева сунула руки в карманы. – Пибоди обязательно прочи­тает отчет об этом.
– Делия знает, чем я занимаюсь, – ощетинился Монро.
– Ну, конечно! И, очевидно, она в восторге от тво­ей профессии.
– Она взрослая женщина!
– Черта с два она взрослая! – Ева изо всех сил пну­ла ногой стену. – Куда ей тягаться с таким прохиндеем, как ты! Девочка из хорошей семьи, выросшая в какой-то благонравной дыре… – Она с отчаянием махнула ру­кой куда-то в сторону Среднего Запада. – Пибоди – хороший полицейский, но до сих пор наивна, как школьница. И будет оскорблена до глубины души, если узнает, что я говорила тебе все эти слова. Она, возмож­но, возненавидит меня, но черт бы меня побрал…
– Она дорога вам? – перебил Монро, повысив го­лос. – Очевидно, да. Но вы не подумали о том, что она может быть дорога и мне?
– Женщины – твое ремесло!
– Когда они мне платят. С Делией все по-другому. Ради всего святого! Ведь мы с ней даже не спали!
– Почему? У нее не хватает денег, чтобы оплатить твои услуги? – Сказав это, Ева тут же прокляла свой язык. И возненавидела себя, поскольку, заглянув в побелевшие глаза стоявшего перед ней человека, не уви­дела там ярости или злобы, а только боль. – Прости. Прости меня, я не хотела… Это была глупость.
– Да, верно…
Почувствовав вдруг огромную усталость, Ева со­скользнула по стене и села прямо на пол.
– Я не хочу об этом знать. Я не хочу об этом думать. На самом деле ты мне нравишься…
Удивленный, Монро опустился на корточки и при­слонился спиной к кухонной стойке, так что их колени почти соприкасались.
– Правда?
– Да, во многом. И все-таки странно: вы с ней встречаетесь с Рождества, и еще ни разу не… С ней что-то не так?
Монро вдруг расхохотался – искренне, от души.
– Господи боже мой! Даллас, что вам от меня надо? Если я с ней сплю – я подонок, если я с ней не сплю – я все равно подонок. Рорк был прав.
– Ты это о чем?
– Он сказал, что нам никогда не понять женщин. – Чарльз сделал глоток вина. – Мы с ней просто друзья. Так уж получилось. У меня ведь не так много друзей среди женщин – либо клиентки, либо те, которые так или иначе заняты в этом бизнесе.
– И их будет еще меньше, если ты не переменишь профессию, – выпалила Ева.
– Вы верный друг. И последнее. – Он приятельски похлопал Еву по коленке. – Вы мне тоже нравитесь. Во многом…


И вот пожаловал кошмар. Ева не удивилась: он был спущен с поводка разговорами Айрин о ее снах, крови и ужасе. Но, даже будучи готовой, Ева не могла прогнать страшную картину из своего сознания после того, как она туда проникла.
Она видела, как он входит в комнату. Ее отец. В ту крохотную комнатку в Далласе – промозглую, даже ко­гда на улице палит солнце. Ей холодно, но его вид, его запах, сознание того, что он пьян, вышибает из нее го­рячую испарину страха.
Ева уронила нож. Она была так голодна, что осмелилась поискать хоть немного еды. Она нашла сыр, от­резала крохотный кусочек – и тут появился он. Нож выпал из ее слабенькой руки и летел, летел, летел… Ей казалось, что он падал целую вечность, пока не звякнул об пол, и во сне этот звук был подобен грому.
За окном вспыхивала и гасла яркая неоновая рекла­ма, отчего лицо отца становилось то красным, то си­ним, то белым.
«Пожалуйста, не надо! Пожалуйста, не надо! Пожа­луйста, не надо!»
Но эти мольбы каждый раз звучали впустую.
Это происходило снова, и снова, и снова. Боль, ко­гда он с размаху бьет ее по лицу. Боль, когда она падает на пол, и кажется, что внутри ломаются все кости. А потом боль, когда он всем телом наваливается на нее.
Горячее дыхание обжигает ее гортань, она извивает­ся, корчится, пытаясь выбраться из-под тяжелой туши, хочет оторвать от себя его волосатые руки… И тут в ее сон проникает теплый, спасительный голос Рорка:
– Ева, очнись! Ева, вернись ко мне! Ева, ты дома! Вот так. Хорошо. Держись за меня. – Он прижал ее к себе и убаюкивал, как баюкают больного ребенка, до тех пор, пока она не перестала дрожать. – Ну вот, те­перь все хорошо.
– Не отпускай меня!
– Не отпущу. – Он прижался губами к ее виску. – Ни за что.
Когда Ева проснулась, ночной кошмар казался да­лекой мрачной тенью, а Рорк все еще сжимал ее в объ­ятиях.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свидетельница смерти - Робертс Нора


Комментарии к роману "Свидетельница смерти - Робертс Нора" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100