Читать онлайн Свидетельница смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидетельница смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидетельница смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидетельница смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Свидетельница смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Календарь утверждал, что весна вот-вот наступит, но она почему-то не торопилась. Ева ехала домой под моросящим дождем – таким же серым и безрадостным, как ее настроение.
Ева была раздражена пресс-конференцией. Единст­венное, что в ней было хорошего, это то, что она уже за­кончилась, а все остальное – на редкость погано. Да и вообще – за целый день допросов и мельтешения по горо­ду она сумела составить лишь весьма смутное представление о нескольких людях и событиях. Нет, у нее явно не было поводов быть довольной собой!
Вообще-то она не собиралась ехать домой: у нее еще была работа в городе, которую можно и нужно было сделать. Вместо этого она вдруг отпустила Пибоди, к великой – и нескрываемой – радости последней.
Ева убеждала себя, что ей нужно отдохнуть: погу­лять по саду, привести мысли в порядок. И дело вовсе не в том, что она вдруг так безумно захотела увидеть Рорка… А пока она лавировала в густом потоке транс­порта, пытаясь не попасть в пробки, которые в этот час возникали чуть ли не на каждом углу. Она то прибавля­ла скорость, то притормаживала, подрезала не в меру наглого таксиста и в итоге застряла перед светофором. Железная река машин изрыгала клубы дыма, как ад­ский поезд. У одной из них под капотом вспыхнул огонь, и бедолага шофер с проклятиями поливал мотор пеной из огнетушителя.
Чтобы хоть как-то скоротать время, Ева позвонила Фини.
– Ну, как успехи?
– Кое-какие имеются. Я вытащил из компьютера досье на всех, включая постоянных сотрудников театра и технический персонал. Адреса, финансовые данные, криминальное прошлое и так далее.
У Евы на душе стало немного легче.
– На всех?
– Да. – Фини помолчал. – Ну, я не буду приписы­вать успех только себе. Нам помогли. Точнее, Рорк по­мог.
Ева напряглась:
– Рорк?
– Он связался с нами сегодня после обеда – словно знал, что я буду искать данные на сотрудников театра. А у него вся эта информация и так имеется. Так что он сэкономил нам кучу времени.
– Какой заботливый! – пробормотала Ева.
– Все, что мы нашли, я послал тебе по электронной почте.
– Прекрасно.
– Я усадил Макнаба за вычисление пересечений, вероятностей, процентных соотношений. Времени на это уйдет прилично – список-то большой. Но завтра, я думаю, нам придется просеять людей, чтобы сократить список – отбросить наиболее бесперспективных. А как идут твои допросы?
– Медленно.
Автомобильная змея наконец поползла вперед. Ева выехала на перекресток, заметила пробел в потоке и нырнула в него. Ее маневр был встречен хором возмущенных гудков, и она коварно улыбнулась.
– Мы установили, откуда взялось орудие убийст­ва, – стала рассказывать она. – Обычный кухонный нож из театральной кухни, которая находится в подвальном помещении.
– Доступ туда, разумеется, имеют все? – уточнил Фини.
– Актеры, сотрудники театра. Зрители, конечно, нет. Кстати, там установлены камеры наблюдения, и мы уже забрали вчерашние записи. Поглядим, что на них есть. Слушай, кое-какие исследования я намерена провести сама, а потом сравним мои результаты с твои­ми. От Миры я завтра получу несколько психологиче­ских портретов. Может оказаться, что нам не придется трясти две тысячи подозреваемых. Насколько далеко продвинулся Макнаб?
– Он трудился не покладая рук, пока я его не отпус­тил.
– Ты отпустил Макнаба домой?!
– Вряд ли он поехал домой. – Фини хихикнул. – У него сегодня вечером свидание.
– Заткнись, Фини! – рявкнула Ева и положила трубку.
Вскоре она уже въезжала в ворота усадьбы. Даже не­смотря на отвратительную погоду, она была великолеп­на. А может быть, как раз на фоне этой сырой и серой мерзости она казалась даже более великолепной, чем обычно.
На просторных лужайках лежал прозрачный предве­сенний туман, голые деревья, облитые дождем, словно плакали. Здесь царила особенная атмосфера, как всегда говорил Еве Рорк. А посередине возвышался его знаме­нитый особняк – с башнями, башенками, галереями и балконами. Ева часто думала, что это грандиозное со­оружение должно стоять на вершине утеса, чтобы внизу бурлило и пенилось море.
Но даже здесь эта усадьба была спасительным ост­ровком для ее обитателей. Город с его толпами, шумом и зеленой тоской был не в состоянии пробраться сквозь высокие железные ворота. Это был оазис, который Рорк построил, чтобы спасаться от вероломства, бесце­ремонности и злой воли окружающих, а также от вос­поминаний о собственном беспросветном детстве.
Каждый раз, когда Ева оказывалась здесь, ее рассу­док словно раздваивался. Одна часть твердила, что ей тут не место, другая доказывала, что только здесь она и может жить.
Она бросила машину у ступеней парадного подъез­да, зная, что Соммерсет потом из принципа отгонит ее в гараж. Этот железный зверь, принадлежащий ненавистному городу, оскорблял чувства старого дворецкого так же сильно, как и присутствие самой Евы.
Топая ботинками по ступеням, она взбежала ни крыльцо и окунулась в тепло, красоту и роскошь, которую могут купить только очень большие деньги. Сом­мерсет, с кислой физиономией и вытянутыми ниточкой губами, уже ждал ее.
– Лейтенант, вы меня удивляете. Вы приехали до­мой сразу после окончания рабочего дня. Такого еще не случалось.
– Неужели вам больше нечем заняться, кроме как хронометрировать мои приходы и уходы? – Ева сняла куртку и кинула ее на столбик лестницы, чтобы позлить дворецкого. – Могли бы, к примеру, пойти на улицу и пугать маленьких детей.
Соммерсет не остался в долгу. Он осторожно, двумя пальцами, взял ее кожаную куртку и внимательно осмотрел ее.
– Как, сегодня вы даже не запачкались в крови?
– Еще не все потеряно. Это можно устроить прямо сейчас. Рорк еще не вернулся?
– Рорк находится внизу, в комнате отдыха.
– Ага, мальчик играет в свои игрушки!
Ева гордо прошествовала мимо старика, но он не мог оставить последнее слово за ней.
– После вас на полу мокрые следы!
Она оглянулась, а потом посмотрела себе под ноги.
– Вот и хорошо, у вас появится хоть какое-то заня­тие.
Удовлетворенный этой дуэлью, Соммерсет отпра­вился приводить в порядок куртку Евы, она же спусти­лась по лестнице и пошла в спортзал.
Проходя мимо купального павильона, Ева покоси­лась на большой бассейн, манивший своей глубокой та­инственной синевой. Джакузи бушевали миллионами пузырьков, из горячих ванн, словно гейзеры, вырыва­лись тонкие струйки пара. Хорошо бы сейчас раздеться догола и кинуться в воду! Но нет, сначала она должна поговорить с Рорком.
В спортзале было пусто. Ева миновала раздевалку, небольшую оранжерею и остановилась возле двери в комнату отдыха, откуда доносился шум. Эта комната являла собой воплощенную мечту любого двенадцати­летнего подростка. Правда, сама она перестала мечтать об игрушках задолго до того, как ей исполнилось две­надцать.
Здесь находились два стола – для бильярда и пула, несколько огромных экранов, подключенных к игро­вым приставкам, домашний кинотеатр для просмотра голографических фильмов, а также целый табун ярко раскрашенных игровых автоматов: автогонки, морской бой, авиасимулятор и черт знает что еще.
Около одного из автоматов стоял Рорк, широко расставив длинные ноги. Его пальцы методично нажимали на какие-то штуковины, по виду напоминавшие боль­шие кнопки. На крышке автомата вспыхивали, гасли и переливались сотни разноцветных огоньков, а на боку было выведено крупными буквами: «Полицейские и во­ры». Из недр железного ящика вырывался пронзитель­ный вой полицейских сирен, дробь пистолетных выстрелов, визг покрышек на поворотах, а на крышке вдруг закрутилась красно-синяя мигалка.
Засунув большие пальцы за пояс, Ева подошла к мужу.
– Значит, вот чем ты развлекаешься в свободное время?
– Здравствуй, дорогая. – Рорк даже не оторвал глаз от закрытой стеклом панели, под которой метались, сталкивались и рикошетили от стенок серебристые шарики. – Что-то ты сегодня рано.
– Я ненадолго. Мне нужно поговорить с тобой.
– Ага-м-м… гм… Одну минуточку.
Ева уже открыла рот, чтобы возмутиться, но тут же подпрыгнула от неожиданности: из автомата раздался пронзительный звон, на крышке вспыхнули ослепи­тельные огни.
– Что это за хреновина?
– Классика пинбола! Ему, наверное, лет тридцать, но он еще в отличном состоянии. – Рорк ласково по­хлопал разноцветного монстра по железному боку. – Только сегодня купил.
– «Полицейские и воры»?
– Да. Я просто не смог устоять.
Машина ответила ему зверским воплем: «Лежать! Мордой вниз! Руки за голову!», и Ева опять подпрыгну­ла от неожиданности. Последний шарик, звякнув, закатился в лунку, и автомат, словно спятив, замигал разно­цветными огоньками.
– Дополнительный шарик, – удовлетворенно про­изнес Рорк, отступив на шаг и расправив плечи. – Впрочем, это может подождать.
Он наклонился, чтобы поцеловать жену, но Ева от­толкнула его, упершись ладонью в грудь.
– Не так быстро, игрок! Сначала скажи, какого чер­та ты звонил Фини?
– Чтобы предложить свою помощь полиции родно­го Нью-Йорка и выполнить, так сказать, свой граждан­ский долг. Давай кусаться? – Он наклонился и прику­сил ее нижнюю губу. – Давай поиграем.
– Не забывай, что главная – я!
– Конечно, дорогая.
– Я имею в виду расследование, умник!
– В расследовании тоже. Поэтому тебе понадоби­лась информация на сотрудников театра, а достать ее ты поручила Фини. Очевидно, тебе в голову не пришло, что эта информация у меня давным-давно собрана. Но теперь все сделано. Кстати, у тебя мокрые волосы.
– На улице моросит.
Еве очень хотелось поспорить, но она не знала, к че­му прицепиться. Рорк был полностью прав.
– Зачем тебе понадобилась столь исчерпывающая информация на всех, кто работает в «Новом Глобусе» и связан с этой постановкой?
– Затем, лейтенант, что все, кто работает в «Глобу­се» и связан с этой постановкой, работают на меня. – Рорк сделал шаг назад и взял бутылку пива, которую до этого поставил на панель игрового автомата. – Видимо, у тебя сегодня был тяжелый день?
– Да уж!
Рорк протянул ей бутылку. Сначала Ева отрицатель­но покачала головой, но потом, пожав плечами, взяла ее и сделала несколько глотков.
– Я хочу отдохнуть пару часов, чтобы прояснилось в голове.
– Я тоже. И у меня есть отличное средство для это­го – пинбол на раздевание. Ева фыркнула:
– Иди ты!
– Если ты боишься проиграть, я дам тебе фору. – Говоря это, Рорк улыбнулся: он слишком хорошо знал свою жену.
– Я не боюсь проиграть. – Ева сунула ему в руки бутылку; в ней уже проснулся боевой дух. – А какая фора?
Все еще улыбаясь, Рорк снял туфли.
– Вот это и еще пятьсот очков за каждый шарик. Учитывая, что ты – начинающий, это, по-моему, спра­ведливо.
Ева испытующим взглядом посмотрела на автомат.
– Значит, говоришь, ты купил эту штуковину толь­ко сегодня?
– Буквально несколько часов назад.
– Играй первым.
– С удовольствием.
В течение следующих двадцати минут Ева проиграла ботинки, носки, кобуру и теперь проигрывала рубашку.
– Черт возьми! Эта железяка жульничает! – вос­кликнула она, потеряв терпение.
– Машина не может жульничать. Просто ты черес­чур агрессивна. Позволь, я помогу тебе. – Рорк принял­ся расстегивать ее рубашку, но она оттолкнула его руки.
– Я сама справлюсь! Значит, жульничаешь ты! – Сняв рубашку, Ева осталась в майке без рукавов, джин­сах – и босиком. – Не знаю, как, но ты мухлюешь!
– А ты не допускаешь мысли, что я просто класс­ный игрок?
– Нет!
Рорк засмеялся и, взяв жену за плечи, повернул ее к себе.
– Я дам тебе дополнительный ход и помогу вы­браться. – Он положил свои руки на ее поверх панели управления. – Надо не нападать, а маневрировать. Ша­рик все время должен быть в игре. Вот, смотри.
Рорк запустил шарик и, наклонившись вперед, стал следить за ним через плечо Евы.
– Нет, подожди. Не надо давить на все кнопки под­ряд, да еще с таким бешенством. Не торопись.
Он нажал на ее пальцы, послав серебристый шарик в ворота, которые обозначали «стрельбу из автомата».
Машина тут же сымитировала пальбу, разразившись громкими очередями.
– Я хочу туда, к золотой решетке! – Ева была азарт­ным игроком, знала за собой это и всегда старалась из­бегать подобных развлечений.
– Все в свое время, все в свое время… – Рорк при­жался губами к шее жены. – Ну вот, ты уничтожила по­лицейскую машину и заработала пять тысяч очков.
– Но я хочу золота.
– Как я тебя понимаю! Что ж, давай попробуем. Чувствуешь мои руки?
Рорк стоял, крепко прижавшись бедрами к упругим ягодицам Евы.
– Это не руки, – откликнулась она.
На его губах появилась широкая улыбка.
– Верно. Вот они. – И он положил ладони на груди жены, почувствовав, как под тонкой хлопковой тканью ее сердце пустилось вскачь. – Предлагаю тебе сдаться на милость победителя. Это будет почетная капитуля­ция.
– Черта с два!
Рорк поймал зубами мочку ее уха и слегка прикусил. Пальцы Евы вздрогнули и непроизвольно нажали на кнопки. Машина взорвалась бравурными звуками.
– Что это? Что… – Ева чуть не подскочила от удив­ления.
– Ты выиграла золото! Призовые очки и дополни­тельный шарик. – Рорк расстегнул верхнюю пуговицу на ее штанах. – Молодец!
– Спасибо.
Ева слышала, как звенят колокольчики – и в авто­мате, и в ее голове. Она позволила Рорку развернуть ее так, что они оказались лицом к лицу.
– Но ведь игра еще не окончена…
– Далеко не окончена! – Его губы, горячие и жад­ные, прильнули к ее губам, ладони, которые уже нахо­дились под майкой, накрыли груди Евы. – Я хочу те­бя… Я всегда тебя хочу!
Задыхаясь от желания, Ева дрожащими руками ста­ла расстегивать пуговицы на его рубашке.
– Ты должен был проиграть хотя бы несколько ве­щей. На тебе надето слишком много всего.
– Я это учту.
Желание овладело ими обоими так быстро и власт­но, что теперь обжигало, заслоняя собой весь остальной мир. Тело жены казалось Рорку сокровищем – его ровные линии, округлость мышц, удивительная чистота и мягкость кожи. Крепко прижавшись к любимой, он то­нул в ней.
А Еве хотелось отдавать. Отдавать все, что у нее есть, все, что у нее когда-либо будет. Рядом с ним она забывала все ужасы своего детства, все тяготы своей ра­боты. То, что они снова и снова дарили друг другу, было ее собственным, только ей принадлежащим чудом.
Ева опустилась на пол, увлекая Рорка за собой.
– Посмотри на меня…
Его имя застряло у нее в горле, она онемела, почув­ствовав, как нежные пальцы скользят по ее телу, проникают в нее. По коже Евы побежали мурашки, словно серебристые шарики, которые только что бешено мета­лись под стеклом игрового автомата.
Рорк увидел, как затуманились ее глаза, а потом вдруг широко открылись и потемнели.
– Давай… Давай…
Ее пальцы впились в его плечи, по телу проходили судороги, и, когда из ее горла уже готов был вырваться яростный крик наслаждения, он накрыл ее рот губами…


-Я не проиграла!
Рорк повернулся и с улыбкой посмотрел на обна­женные ягодицы Евы, которая, нагнувшись, подбирала с пола свою одежду.
– А я и не говорил, что ты проиграла.
– Но ты подумал, я же знаю! Мне просто не хватило времени, чтобы закончить эту дурацкую игру.
– Будем считать, что она отложена. – Рорк за­стегнул брюки. – Есть хочу! Давай что-нибудь прогло­тим?
– Времени нет. Мне нужно работать. Я собираюсь поехать в гостиницу и осмотреть номер, где жил Драко.
Рорк тем не менее чуть ли не силком притащил же­ну на кухню и собственноручно разогрел бифштексы и перловый суп.
– Я поеду с тобой, – решительно заявил он, когда Ева допила кофе.
– Я тысячу раз просила тебя не вмешиваться! Это дело полиции.
– Разумеется, а я лишь выполняю свой граждан­ский долг. Впрочем, я это, по-моему, уже говорил. – Зная, что Ева наверняка разозлится, Рорк с улыбкой добавил: – В конце концов, этот отель принадлежит мне.
Понимая, что он хочет позлить ее, Ева предпочла промолчать. «В конце концов, это же не место преступ­ления, куда не пускают посторонних, – подумала она. – Так что, если он поедет со мной, большой беды не бу­дет». Кроме того, ей могли пригодиться его наблюда­тельность и ум, хотя вслух она в этом не призналась бы никогда.
– Ладно, – согласилась Ева, с напускным равноду­шием пожимая плечами. – Только не путайся под но­гами.
Рорк послушно кивнул, хотя вовсе не собирался вы­полнять ее просьбу: иначе было бы скучно.
– Мы возьмем с собой Пибоди?
– Она – на свидании.
– А-а… С Макнабом?
Ева почувствовала приступ раздражения.
– Она не встречается с Макнабом. – Заметив удив­ленный взгляд Рорка, Ева с ожесточением отодвинула от себя чашку. – Послушай, возможно, в каком-то параллельном измерении, далеко-далеко, они занимаются сексом. Но они не встречаются. Вот так!
– Дорогая, рано или поздно обязательно наступает момент, когда дети улетают из родного гнезда, как бы ни было обидно маме.
Ева замахнулась на мужа ложкой:
– Заткнись! Я серьезно говорю. Они НЕ встреча­ются!


В каком-то смысле обшарпанную квартиру Макнаба, расположенную в южной части Вестсайда, действи­тельно можно было назвать «параллельным измерени­ем». Это было типичное жилище одинокого мужчины: бедно обставленное, напичканное разнообразными спортивными призами, с раковиной, полной грязной посуды.
Когда ожидался приход дамы, Макнаб обычно пы­тался хотя бы частично разгрести повседневный кавар­дак, распихивая по шкафам нестираное белье и немы­тые тарелки. В помещении после этого все равно оста­вался стойкий запах подгоревшей овсянки, но хозяина квартиры это нисколько не смущало. Он гордо огляды­вал результаты своих трудов, пребывая в твердой уве­ренности, что навел стерильную чистоту. Ту же опера­цию Макнаб проделал и перед приходом Пибоди.
– Ну и ну! – Он перекатился на спину и хватал ртом воздух, как выброшенная на берег форель. Рядом с ним в постели лежала обнаженная женщина, и, даже если сейчас ему было бы суждено умереть, он предстал бы перед создателем счастливым человеком. – Сегодня мы с тобой побили все рекорды. Надо записать это для потомства.
Пибоди находилась на грани обморока, как это все­гда с ней случалось, когда она оказывалась в постели с Яном Макнабом.
– Я не чувствую ног, – пролепетала она, едва воро­чая языком.
Макнаб галантно приподнялся на локте, но, поскольку они кончили в позе «валета», он видел только ноги Пибоди от ступней до колен. Колени у нее, надо сказать, были просто загляденье.
– Даю тебе слово, что я их не съел, иначе бы я это запомнил. – Он провел ладонью по ноге Пибоди и до­бавил: – Да вот же они! Обе на месте.
– Слава богу. Они мне еще понадобятся.
Отдышавшись, Пибоди села в постели, посмотрела на профиль Макнаба и уже не в первый раз задумалась: в какой же момент она потеряла от него голову? Если бы месяц назад кто-нибудь сказал ей, что она будет ле­жать голой в кровати с Макнабом, Пибоди плюнула бы этому человеку в лицо.
– Как здесь холодно! – пробормотала она, закутав­шись в скомканные простыни.
– Этот пес домовладелец выключил отопление, зая­вив, что весна на носу и уже тепло. Можно подумать, что я не плачу за квартиру! Как только получу зарплату, первым делом куплю обогреватель.
Макнаб широко зевнул и пригладил свои вьющиеся светлые волосы. Пибоди едва удержалась, чтобы не по­играть с его чуть рыжеватыми кудряшками. На худом бедре Макнаба красовалась переводная татуировка, изображающая серебряную молнию, а в левом ухе – че­тыре серебряные сережки. Кожа у него была белой, как молоко, глаза – серыми, как пыль. Пибоди до сих пор не могла объяснить себе, что привлекло ее в нем. И тем более – как вышло, что они регулярно и отчаянно занимаются сексом, а встречаясь на службе, не испыты­вают по отношению друг к другу ничего, кроме раздра­жения.
Она и рада была бы сказать, что ей не по вкусу такой тип мужчин, но беда в том, что Пибоди и сама не знала, какой именно тип ей по душе. Ее успех у мужчин носил обычно случайный характер и вообще был каким-то… кривобоким, что ли.
– Я, пожалуй, пойду.
– Почему? Еще рано.
Макнаб сел в постели и, зазывно глядя на Пибоди, погладил ее по голому плечу.
– Я изголодался…
– Господи, Макнаб, мы же только что закончили!
– Вообще-то, я имел в виду пиццу. – Он знал ее слабое место. – Давай подкрепимся.
– Я на диете.
– Это еще зачем?
Пибоди округлила глаза, обмоталась смятой про­стыней и встала с кровати.
– Как зачем? Чтобы не быть толстой.
– Ты вовсе не толстая. Ты просто крепко скрое­на. – Проявив завидную быстроту, он поймал краешек простыни и сдернул ее с Пибоди. – Очень крепко скроена!
Когда Пибоди нагнулась, чтобы поднять простыню с пола, Макнаб спрыгнул с постели, обхватил ее сзади за талию и прижался так крепко, что она испугалась.
– Ну ладно, давай перекусим, а там видно будет.
– Прекрасно! У меня есть неплохое вино.
– Если это то же самое вино, которым ты поил ме­ня в прошлый раз, я лучше попью из унитаза.
– Нет, это другое. – Он поднял с пола свой оран­жевый тренировочный костюм и натянул на себя. – Хочешь, дам тебе какие-нибудь штаны?
Когда Пибоди услышала такое предложение, ей за­хотелось отхлестать его по щекам.
– Макнаб! Я не влезла бы в твои штаны даже в воз­расте двенадцати лет, а теперь и подавно. У меня задни­ца шире, чем у тебя плечи.
– Это верно, – поспешно согласился Макнаб. – Ну ладно, мне нравятся полные женщины – особенно в полицейской форме. – Ему каждый раз приходилось уговаривать ее остаться после первого «сеанса связи».
Макнаб отправился на кухню и достал из холодиль­ника бутылку вина, которую он купил накануне, пред­вкушая очередное свидание с Пибоди. Он часто думал о ней, слабея от этих мыслей. Когда ему удавалось удержать ее в постели, все было хорошо: он не задумывался о своих словах, а все действия происходили сами собой.
Сунув пиццу в духовку, Макнаб вытащил из ящика стола штопор. Это проклятое вино обошлось ему в два ра­за дороже, чем то пойло, к которому он привык. Но когда тощему парню вроде него приходится конкурировать с изощренным в своем деле красавцем жиголо, не остается ничего другого, как идти на жертвы. Он не сомневался, что Чарльз Монро – знаток тонких вин. Они с Пибоди, наверное, принимают ванны из шампанского…
Представив себе эту картину, Макнаб разозлился и, чтобы успокоиться, залпом выпил полбокала вина, а за­тем обернулся, услышав, как из спальни вышла Пибо­ди. Она была в форменных штанах и рубашке, расстег­нутой у горла, и Макнабу до боли захотелось поцело­вать ее туда – в то место, где из-под грубой хлопковой ткани виднелась нежная кожа.
Дьявольское наваждение!
– Что с тобой? – спросила она, заметив выражение страдания на его лице. – Пиццы не оказалось?
– Отчего же? Сейчас будет готова. – Макнаб про­тянул ей бокал вина. – Я думал… о работе.
– Мм-м… – Пибоди отпила вина и вытянула губы, наслаждаясь его сладким вкусом и нежным ароматом. – Вот это совсем другое дело! А что у тебя на работе? Собираешь информацию на свидетелей по делу Драко?
– Все уже сделано и отослано Даллас.
– Быстро сработали.
Макнаб только пожал плечами. Зачем ему было рас­сказывать, что вся необходимая информация буквально свалилась ему в руки от Рорка?
– Наш отдел всегда работает на совесть. Хотя этот случай – особый. Даже после того, как список подозре­ваемых и свидетелей отфильтруют, в нем все равно останется очень много имен. Представь себе, на глазах у тысяч людей парню в сердце всаживают нож!
– Мне ты можешь не объяснять. Нам всем предсто­ит еще та работка.
Пибоди сделала еще глоток и уселась в кресло. Она вдруг осознала, что здесь, в кошмарном бедламе Макнабова логовища, чувствует себя не менее уютно, чем в собственной чистенькой квартирке.
– Ты знаешь, мне кажется, что-то происходит, – сказала она неожиданно для себя.
– Всегда что-то происходит, – философски заме­тил Макнаб.
– Нет, сейчас – что-то необычное. – Уткнувшись носом в бокал, Пибоди боролась с собой. Ее распирало. Она чувствовала, что если прямо сейчас не расскажет ему о встрече в «Голубой белке», то буквально взорвет­ся. – Слушай, хочешь, я расскажу тебе кое-что? Только по секрету!
– Какие проблемы?! Валяй.
Поскольку пиццу можно было ждать не раньше чем через десять минут, Макнаб открыл пакет с соевыми чипсами и устроился на ручке кресла, в котором сидела Пибоди.
– Так что там у тебя за тайна?
– Честно говоря, сама не знаю. Надин Ферст на­стояла на встрече с лейтенантом. Она просто развалива­лась на куски! Я имею в виду Надин. – Пибоди рас­сеянно сунула руку в пакет с чипсами. – Я ее такой еще никогда не видела. Эта встреча была личной. И очень серьезной. Они отослали меня в другой конец комнаты, но я видела их лица. А потом Даллас не сказала мне ни слова.
– Подумаешь! Может, у них просто какие-то свои дела.
– Надин не стала бы так яростно настаивать на встрече, если бы не оказалась в беде. – В некоторой степени Пибоди и себя считала подругой Надин, поэто­му сейчас ее грыз изнутри какой-то червячок. С какой стати ее отослали, будто маленькую девочку?! – Я ду­маю, это каким-то образом связано с делом Драко. Но почему Даллас ничего мне не рассказала? Она должна доверять мне!
– Может, я попробую разузнать об этом?
– Я и сама могу попробовать. Мне не нужна по­мощь отдела электронного сыска.
– Дело твое.
– Не лезь в это! Я сама не знаю, для чего рассказала тебе все это. Меня что-то точит. Надин – моя подруга. По крайней мере, так считается.
– Ты просто ревнуешь.
– Чушь собачья!
– Ревнуешь, ревнуешь! – Макнаб обнял Пибоди за плечи. – У Даллас и Надин появились какие-то свои дела, в которые они тебя не допускают, вот ты и ревнуешь.
Пибоди спихнула Макнаба с ручки кресла.
– Ты дурак!
– Эй, поосторожнее! – весело откликнулся он. – Будешь обзываться – не получишь пиццу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свидетельница смерти - Робертс Нора


Комментарии к роману "Свидетельница смерти - Робертс Нора" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100