Читать онлайн Свидетельница смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидетельница смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидетельница смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидетельница смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Свидетельница смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 20

Они решили сначала навестить Трухарта, и тут Пибоди заявила, что нужно зайти в магазин за подарком.
– Это займет всего пять минут.
– Но мы уже отправляли ему цветы!
Горы вещей и огромные толпы галдящих людей – все это вызывало у Евы тошноту и головокружение. Она предпочла бы встретиться в темном переулке с разъяренным боксером-тяжеловесом, чем зайти хотя бы в один магазин.
– Это было от всех, – спокойно объясняла Пибоди. – А теперь мы купим подарок только от нас двоих.
Ева остановилась перед рекламой электронного прибора для определения артериального давления и частоты пульса.
– Нет, этот мир сошел с ума! Просто свихнулся.
– Нас это не касается, мы же не за сувенирами при­шли сюда. – «А вообще-то, – подумала Пибоди, – по­дарить огромную клизму было бы неплохой шуткой». – Когда парень в больнице, ему нужны игрушки.
– Ну да, когда у парня сломана нога, ему необхо­дим футбольный мяч…
Ева ворчала, но покорно шла за Пибоди в отдел иг­рушек. Она отдавала себе отчет, что, видимо, лишена чего-то, присущего большинству людей, поскольку совершенно не переносила гудки, скрежет, рев и выстре­лы, которыми сопровождались подобные игры.
– Как ты думаешь, все эти люди безработные? – спросила она, с ужасом глядя на толпу, перетекающую из одной секции в другую.
– Мы попали в обеденный перерыв.
– Нам, как всегда, крупно повезло!
Пибоди направилась в секцию электронных разви­вающих игр. «Пусть что-нибудь делает сам, – подумала она. – Это поможет ему не чувствовать себя слабым».
– Ой, посмотрите! Это новый «Уличный супербо­ец»! Эта штука почти волшебная. – Она взяла коробку и посмотрела на цену. – «Рорк индастрис»… Хм, нам полагается скидка, или что-нибудь в этом роде. Ладно, и так неплохо. Наверное, у Рорка целая фабрика подоб­ных штуковин, а?
– Возможно.
Пибоди провела лентой контрольного товарного шифра по сканеру.
Ева вставила свою кредитную карточку в аппарат для идентификации и оплаты, и на мониторе появилась надпись: «Спасибо за покупку, Ева Даллас. Подождите, пожалуйста, несколько секунд, пока ваша кредитная карточка будет проверена».
– Я отдам свою половину в день зарплаты, хорошо? – сказала Пибоди.
«Спасибо, что подождали, Ева Даллас. Стоимость вашей покупки сто шестьдесят долларов и пятьдесят во­семь центов, включая налоги и сборы. Вследствие „Ав­торизации номер один“ с вашего счета не будут сняты деньги за этот товар. Приятного дня».
– Чего ты несешь, железяка?! – крикнула Ева и от­стучала на дисплее: «Что такое „Авторизация номер один“?
Через несколько секунд на мониторе появился от­вет: «Авторизация номер один, „Рорк индастрис“. Это означает, что вы можете приобретать все товары этого производителя бесплатно».
– Вот это да! Мы можем обчистить весь магазин. – Пибоди обвела жадным взглядом многочисленные при­лавки, ломящиеся от товаров. – Могу я взять одну из этих штук?
– Заткнись, Пибоди!
«Требую оплаты по кредитной карточке, без „Авто­ризации номер один“, – отстучала Ева на клавиатуре аппарата.
Тут же пришел ответ: «Невозможно. Вам придется выбрать товар другого производителя».
– Черт! – Ева сунула игру в руки Пибоди. – Это ему так просто не пройдет!
– Послушайте, если уж мы оказались здесь, мо­гу я…
– Нет.
– Но…
– Нет! – Ева выскочила на улицу и бросилась к ма­шине.
– Большинство женщин были бы счастливы, если бы их мужья дали им открытый кредит на все покуп­ки, – заявила Пибоди, усаживаясь на пассажирское сиденье.
– Я не принадлежу к большинству женщин.
Пибоди выпучила глаза.
– Уж я-то это знаю, как никто!
Она несколько расстроилась, что не смогла бес­платно пополнить свою коллекцию электронных игру­шек. Но радость, которую испытал Трухарт, став обладателем самой последней модели, улучшила ее на­строение.
– Это великолепная штука! Я знаю, она только что появилась в продаже.
Он по-всякому поворачивал коробку здоровой ру­кой, явно томясь желанием сразу начать играть. Его другая рука висела на повязке, шея и грудь были забин­тованы. Правая нога находилась в специальной люльке, и Ева вспомнила, как из этой ноги хлестала кровь пря­мо ей на руки.
Она предоставила Пибоди вести светскую беседу, поскольку никогда не умела разговаривать с больными.
– Я почти ничего не помню после того, как упал. – Трухарт поднял глаза на Еву. – Майор Уитни сказал, что вы все-таки взяли Стайлса.
– Да. – Ну, здесь она знала, о чем говорить. – Это ты его взял. Он находится здесь же, в другой палате. Мы допросим его после того, как уйдем от тебя. Ты хо­рошо сделал свою работу, Трухарт. Он мог бы сбежать от нас, если бы ты не действовал так быстро и реши­тельно.
– Я сделал не слишком много. – Трухарт пошеве­лился, стараясь найти более удобное положение. – Я бы взял его тихо и без потерь, если бы этот чертов транспортник не начал палить.
– В том-то все и дело. «Этот чертов транспортник» и его идиотка-начальница получат по полной програм­ме и запомнят этот день на всю оставшуюся жизнь.
– Этого бы не произошло, если бы они слушались вас. Вы держали всю ситуацию под контролем.
– Если бы я держала всю ситуацию под контролем, ты бы не оказался здесь. Ты прекрасно прыгнул, но плохо приземлился. Если у тебя проблемы с нервами после всего этого, советую встретиться с нашим психо­аналитиком.
– Нет, с этим у меня все в порядке. Я хочу как мож­но скорее вновь надеть форму и вернуться на работу. Я надеюсь, когда дело будет закончено, вы позволите мне познакомиться с деталями расследования?
– Конечно.
– Лейтенант, я знаю, что вы спешите, но мне хоте­лось вам сказать… Вы ведь встречались в тот вечер с мо­ей мамой?
– Да, мы поговорили немного. Она очень приятная женщина.
– Она великолепная! – Его лицо засияло. – Она самая лучшая. Мой отец умер, когда я был ребенком, так что мы всю жизнь одни заботимся друг о друге. Так вот, она рассказала мне, что в тот вечер вы были здесь, ждали, пока меня не вывезут из операционной.
– Ты постоянно под моим присмотром. – «Пото­му что твоя кровь на моих руках», – добавила она про себя.
– Для нее очень много значило то, что вы были здесь. Я хочу, чтобы вы это знали. Большое спасибо.
– Постарайся больше не падать, – пожелала ему Ева на прощание.


На другом этаже, в такой же палате Кеннет Стайлс открыл глаза и посмотрел на медсестру, которая прове­ряла данные подключенных к нему приборов.
– Я хочу исповедаться.
Она повернулась к нему с лучезарной профессио­нальной улыбкой.
– Ну, вот вы и очнулись, мистер Стайлс. Вам надо немного поесть.
Он очнулся уже довольно давно и все это время ле­жал, размышляя.
– Я хочу исповедаться, – повторил он.
Она подошла к его постели и взяла за руку.
– Вы хотите, чтобы я позвала священника?
– Нет! – Он сжал ее руку с такой силой, которой она никак не ожидала от него. – Даллас. Лейтенант Даллас. Скажите, что я хочу исповедаться.
– Вам нельзя слишком волноваться.
– Найдите лейтенанта Даллас!
– Хорошо, не беспокойтесь. А сейчас вам надо от­дохнуть. Вы сильно разбились при падении.
Она поправила ему постель, удовлетворенная тем, что он успокоился и закрыл глаза.
– Я пойду закажу вам что-нибудь поесть.
Выйдя из палаты, медсестра остановилась около по­лицейского, который дежурил за дверью, и сказала, что больной очнулся и ему скоро принесут обед.
– Я вынужден буду обыскать того, кто его прине­сет, – предупредил полицейский.
Сестра недовольно фыркнула и достала переговор­ное устройство, чтобы доложить дежурному врачу о со­стоянии Стайлса.
– Да, – вспомнила она, – пациент Стайлс просит найти какого-то Далласа. Это имя что-нибудь вам гово­рит?
Полицейский кивнул и достал свою рацию.


-Он настоящий полицейский, – сказала Пибоди, когда они шли по коридору.
– Да, но, к сожалению, пока еще очень зеленый. Ну, ничего, со временем покраснеет. – Ева достала из кармана зазвонивший мобильный телефон. – Даллас.
– Лейтенант, говорит сержант Кларк с поста у па­латы Кеннета Стайлса. Подозреваемый очнулся и про­сит найти вас.
– Я уже в больнице и иду к вам.
– Вовремя! – Пибоди направилась было к лифту, но затем, вздохнув, последовала за Евой на лестницу. – Я думала, мы уже нагулялись…
– Здесь же всего один этаж!
– Один этаж равен двум пролетам лестницы. Тер­петь не могу таскаться пешком!
– В таком случае тебе надо есть поменьше печенья.
– Ах, оно осталось только в далеких воспоминани­ях! Вы думаете, Стайлс созрел для откровенного разго­вора?
– Для чего-то он явно созрел – иначе не стал бы меня искать. Он не знает, что мы нашли Карвелл и узнали, что Драко – отец Карли. Посмотрим, какую пьесу он нам начнет играть, прежде чем мы раскроем карты.
Ева остановилась около дверей палаты.
– Как дела, Кларк? Были какие-нибудь посети­тели?
– Ни души. Он очнулся несколько минут назад. Медсестра сказала, что он пришел в себя и спрашивает вас.
– Хорошо, отдохните пятнадцать минут.
– Спасибо. Я отойду.
Ева открыла дверь, на секунду оцепенела, а затем стремительно бросилась внутрь. Подбежав к кровати, она схватила ноги Стайлса и попыталась его припод­нять.
– Снимите же его!
Пибоди уже взобралась на кровать и боролась с уз­лом.
– Я держу его, лейтенант!
Кларк подбежал и своими мощными руками на не­сколько сантиметров приподнял Стайлса, который по­весился на скрученной простыне.
– Он не дышит, – сообщил Кларк, когда тело упа­ло на него. – Мне кажется, он не дышит.
– Позовите врача! – В страшном гневе Ева встала на колени и уперлась ладонями в грудь Стайлса, пыта­ясь сделать ему массаж сердца. – Давай, сукин сын! Ты будешь дышать! – Она прильнула ртом к его губам и начала делать искусственное дыхание.
– Боже мой! Боже мой! Кеннет! – В дверях стояла Айрин Мансфилд, рядом валялся букет цветов, выпав­ший из ее рук.
– Выйдите отсюда! Давай, давай! – По лицу Евы градом катился пот. Наконец она услышала шаги бегу­щих по коридору людей, зазвенели тревожные звонки.
– Отойдите! Отойдите, пожалуйста!
Она отодвинулась, встала на ноги и стала наблюдать за работой врачей.
Линия на мониторе была прямая, а это означало, что пульса нет. «Вернись! – приказывала мысленно Ева. – Черт тебя побери, вернись!»
Она видела, как ему сделали укол адреналина.
– Реакция отсутствует, – сказал кто-то.
Врачи быстро смазали гелем небольшие диски. Последовал приказ «Начали!», после чего тело Стайл­са подпрыгнуло от сильного электрического разряда. Но линии сердца на мониторе оставались белой и го­лубой.
Еще раз к его груди приложили диски, и вновь тело Стайлса подпрыгнуло и упало. Однако на этот раз зара­ботал биппер, а голубая линия сердца вздрогнула и ста­ла медленно краснеть.
– Синус ритма. Есть пульс!
За спиной Евы кто-то ахнул, и она оглянулась. В дверях по-прежнему стояла Айрин, закрыв лицо ру­ками.


-Сообщите о его состоянии.
– Он жив. – Врач с холодными глазами и шафра­новой кожей мельком взглянул на Еву. – Из-за острой нехватки кислорода в крови поражены некоторые участки мозга. Если нам удастся сохранить ему жизнь, это поправимо.
– А вы сможете сохранить ему жизнь?
– Мы для этого здесь находимся. – Он положил свой блокнот в карман халата. – У него хорошие шан­сы. Если бы он повисел еще несколько минут, этих шансов вообще бы не было. Медицина прошла боль­шой путь и добилась серьезных успехов, но оживлять мертвых мы еще не научились.
– Когда я смогу поговорить с ним?
– Вам этого никто сейчас не скажет.
– Хотя бы приблизительно!
– Он может прийти в себя к завтрашнему утру. Но пока мы не закончим полное обследование, я не могу сказать, насколько поврежден мозг и сколько времени понадобится на его полное восстановление. Не исклю­чено, что пройдут недели, прежде чем он сможет отве­чать на самые простые вопросы. Его мозг сейчас ищет пути, чтобы обойти пораженные участки, проложить новые маршруты для мышления. Но это требует вре­мени.
– Мне необходимо быть рядом в первую же минуту, когда он сможет говорить!
– Заверяю вас, что вам сообщат.
К Еве подошел Кларк.
– Лейтенант, вот медсестра, которую вы хотели ви­деть.
Ева прочитала карточку на кармашке халата.
– Пожалуйста, расскажите мне все, миссис Орманд.
– Я и не подозревала, что он собирается покончить с собой. Мне казалось, что он не способен на это… фи­зически, я имею в виду. Он был слаб, как ребенок!
– Если человек решил покончить счеты с жизнью, он найдет способ. Никто вас ни в чем не обвиняет.
Медсестра расслабилась и стала говорить откровен­нее.
– Я пришла к нему в палату, чтобы проверить его состояние и снять показания приборов. Через некото­рое время он пришел в себя и сказал мне, что хочет исповедаться. Я решила, что ему нужен священник. Нас часто об этом просят. Но он рассердился и назвал ваше имя. Сказал, что хочет вас видеть, чтобы исповедаться.
– В чем?
– Этого он не говорил. Я, признаться, решила, что он убил того, другого, актера Ричарда Драко… – Ева ничего не ответила, и медсестра пожала плечами. – Я успокоила его, пообещав найти вас, а потом сообщи­ла о его просьбе полицейскому. Больше я ничего не знаю.
– Хорошо. Спасибо. – Ева отпустила медсестру и повернулась к Кларку. – Я прошу вас еще подежурить здесь. Смену пришлю через час. Если в состоянии Стайлса за это время произойдут изменения, вы должны сра­зу сообщить мне об этом.
– Есть, сэр. А как быть с простыней, на которой он повесился? Ею ведь надо кому-то заняться… – пробор­мотал Кларк.
– Ею займутся.
Ева повернулась на каблуках и направилась к Пибоди, которая беседовала с Айрин.
– Как Кеннет? – Айрин с трудом поднялась со стула.
– Они повезли его в палату интенсивной терапии.
– Я решила, что он… Когда я увидела его, я реши­ла… – Она буквально упала обратно на стул. – О гос­поди, неужели несчастья еще не закончились?!
– Элиза Ротчайлд говорит, что трагедии повторя­ются трижды.
– Суеверие! Я никогда не была суеверной, но те­перь… Скажите, он выздоровеет?
– Врач настроен оптимистично. Как вы узнали, что Кеннет Стайлс находится здесь?
– Странный вопрос! Я узнала об этом из новостей по телевизору сегодня утром. Сказали, что он был ра­нен, когда пытался покинуть город, и что он главный подозреваемый в убийстве Ричарда. Но я в это не верю! Ни минуты не верила! Я хотела встретиться с ним, что­бы сказать это.
– А почему вы в это не верите?
– Потому что Кеннет не способен на убийство. По­добные преступления совершают хладнокровные и рас­четливые люди. А Кеннет – не такой.
– Иногда убийцами бывают люди весьма импуль­сивные, – заметила Ева.
– Если вы его подозреваете, значит, вы совершенно его не знаете! А я знаю Кеннета. Он не может никого убить.
– Вы знаете женщину по имени Анна Карвелл?
– Карвелл? Не думаю. А что, я должна ее знать?
Ева пожала плечами.
– Надеюсь, вы понимаете, что если Ричарда Драко убил Кеннет Стайлс, то, значит, именно он вложил в ваши руки нож?
Айрин затрясло, все краски на ее лице моментально поблекли.
– Вот еще одна причина, я уверена, по которой это не мог быть Кеннет.
– Почему же?
– Он слишком джентльмен. Я могу идти, лейте­нант?
– Да, вы можете идти.
Айрин направилась к двери, но на пороге останови­лась.
– Вы боролись за его жизнь. Я видела это. Вы счи­таете его убийцей, но боролись за его жизнь. Почему?
– Может быть, я не хочу, чтобы он избежал суда.
– Думаю, все не так просто. Здесь есть что-то еще, но я не могу понять, что.


– Длинный выдался денек, – вздохнула Пибоди, когда они остались одни.
– Он только начался. Ну ладно, встали и пошли. Нам еще надо посетить множество различных мест.
Она вышла из комнаты и практически нос к носу столкнулась с Надин.
– Что ты здесь делаешь? – удивилась Ева. – Мне казалось, несчастные случаи – слишком мелкая тема для тебя.
– Для тебя же она не мелкая! Как состояние Кенне­та Стайлса?
– Без комментариев,
– Послушай, Даллас, у меня в больнице есть свой источник информации. Мне сообщили, что Стайлс пы­тался повеситься. Это он убил Ричарда Драко? – В туф­лях на высоченных каблуках Надин с трудом поспевала за Евой, но все же ей удавалось не отставать. – Ты об­виняешь его в убийстве? Есть ли у тебя другие подозре­ваемые? Ты подтверждаешь, что Стайлс был ранен при попытке побега?
– СМИ уже сообщили об этом.
– Конечно, но со словами «предположительно» и «вероятно». А мне нужно подтверждение.
– А мне нужен отпуск! Боюсь, что ни один из нас не сможет осуществить свое желание в ближайшее время.
– Ладно, Даллас, сдаюсь. – Надин взяла Еву под руку и отвела в сторону от Пибоди и своего многострадального оператора. – Прости меня. Но я просто с ума схожу, не могу спать. Дай мне хоть что-нибудь! Даже без записи на пленку. Я не могу жить дальше, не выйдя из этого порочного круга.
– Тебе не стоит лезть в эту историю.
– Я знаю. Ведь если моя связь с Ричардом выплы­вет наружу, у меня будут весьма серьезные неприятно­сти – и в личном плане, и в профессиональном. Но ес­ли я буду сидеть и ждать, как будут развиваться собы­тия, я действительно сойду с ума. Так что предпочитаю рискнуть.
– Как много он для тебя значил?
– Очень много! Все это закончилось задолго до его смерти, но я все равно не в состоянии…
– Найди меня в управлении через час. Я расскажу тебе, что смогу.
– Спасибо. Если бы ты могла мне сказать, что Кеннет…
– Через час, Надин. – Ева сурово посмотрела на нее. – Не подгоняй судьбу.


Через двадцать минут Ева и Пибоди были в номере Анны Карвелл, но никого там не нашли.
– Она соскочила! – Пибоди осмотрела пустой туа­лет и подошла к Еве. – Вы знали, что ее не будет здесь?
– Я не исключала такой возможности. Она умна. Достаточно умна, чтобы понять, что я вернусь.
– Вы думаете, она убила Драко?
– Она – часть этого дела. – Ева заглянула в ван­ную комнату. Запах Анниных духов еще не выветрил­ся – духов хладнокровной женщины.
– Мне связаться с властями в Монреале? Начать процедуру экстрадиции?
– Не суетись. Она наверняка это предусмотрела. Если Анна вообще жила в Монреале, туда она уже не вернется. Она исчезнет, – пробормотала Ева, – но не уедет далеко. И мы этим воспользуемся. Вызывай экс­пертов!
– Без ордера на обыск?
– Мой муж – один из владельцев отеля. Не забы­вай об этом. Я спущусь вниз поговорить с местной службой безопасности.


Пока Ева заканчивала дела в отеле «Палас», пока она добралась до управления и доложила обо всем про­исшедшем Уитни, прошло довольно много времени. И на встречу с Надин она, конечно, опоздала. Так что Ева даже не очень разозлилась, обнаружив, что Надин уже сидит в ее кабинете.
– Почему тебе позволили войти сюда?
– Потому что я принесла пончики. Полицейские уже много десятилетий питают к ним слабость.
– А где моя порция?
– Извини, но твои коллеги набросились на них, как стая крыс, и смели все до одного. Полагаю, Бакстер да­же крошки с пола подобрал.
– Этот мог! – Ева села за стол. – А где же твоя ка­мера?
– Она осталась в машине.
– Тащи ее сюда быстрее. Я не собираюсь ждать це­лый день.
– Но я думала…
– Слушай, ты хочешь эксклюзивное интервью или нет?
– Ты же знаешь, что хочу! – Надин достала свой мобильный телефон и вызвала оператора. – Может быть, тебе стоит слегка подкраситься и, в частности, замазать эти темные круги под глазами? – Надин достала свою сумочку и вынула барсетку с принадлежностями для макияжа. – Можешь воспользоваться.
– Убери от меня это дерьмо!
– Дело твое, но ты выглядишь так, будто не спала целую неделю. – Надин вытащила зеркальце и начала подкрашиваться. – Кроме того, ты выглядишь злой и озабоченной.
– А я действительно злая и озабоченная.
– На экране телевизора всегда надо выглядеть хо­рошо. У тебя, между прочим, прелестный свитерок. Ка­шемир?
Озадаченная, Ева посмотрела на свой толстый сви­тер под горло.
– Не знаю. Он голубой. Материал будет в эфире се­годня вечером?
– Клянусь твоей задницей.
– Хорошо.
«Кое-кто сегодня ночью будет плохо спать, – поду­мала Ева. – И на сей раз это буду не я!»


Надин установила нужный ракурс для съемки, по­смотрела на монитор и приказала поправить свет.
– Надин, это же ведь не конкурс красоты!
– Твои слова только подтверждают, что ты совершен­но ничего не понимаешь в телерепортажах. Чуть-чуть в сторону. Так. Ты можешь убрать этот уличный шум, Лю­си? Тут такой грохот, будто мы сидим на вокзале.
– Я отфильтрую большинство этих звуков. – Опе­ратор подкрутила что-то и кивнула: – Я готова, жду ва­шего сигнала.
– Ну что ж, сделаем репортаж века. Запись! Я На­дин Ферст, «Канал-75», – начала она, глядя прямо в камеру. – Мы ведем репортаж из Управления полиции, из кабинета лейтенанта Евы Даллас, которая руководит расследованием убийства актера Ричарда Драко. – На­дин повернулась лицом к Еве. – Лейтенант, какую по­следнюю информацию вы можете сообщить нам о ва­шем расследовании?
– Расследование идет полным ходом. Наш департа­мент изучает сразу несколько версий.
– Мистер Драко был убит на сцене, на глазах у це­лого зала зрителей. Насколько мне известно, вы сами были среди них.
– Это верно. Природа этого преступления и место его совершения заставили нас провести без преувеличе­ния тысячи допросов и опросов свидетелей. – И, счи­тая, что долги надо всегда отдавать, Ева сделала допол­нение: – Детектив Бакстон из нашего отдела провел кропотливую работу по проверке и отсеву самой важ­ной информации.
– Это правда, что часто люди, которые видят одно и то же событие, воспринимают его по-разному?
– Это справедливо для непрофессионалов. Поли­цейские обучены воспринимать события объективно.
– Это означает, что ваше свидетельство является самым важным?
– Можно и так сказать.
– Правда ли, что коллега Драко – Кеннет Стайлс, который тоже был занят в том спектакле, – рассматри­вается вами как главный подозреваемый?
– Этот человек был допрошен, как и все остальные участники спектакля. Как я уже сказала, мы рассматри­ваем несколько версий. А поскольку круг подозревае­мых сузился, мы планируем провести арест в течение ближайших двадцати четырех часов.
– Арест?! – Эта новость выбила Надин из седла, но лишь на мгновение. – Вы можете назвать имя вашего главного подозреваемого?
– Я пока не вправе давать такую информацию. Мо­гу сообщить только, что человек, который убил Ричарда Драко, а затем Лайнуса Квима, будет в тюрьме в течение двадцати четырех часов.
– Но кто…
– Это все, Надин. Выключай камеру.
Ева встала из-за стола, и Надин махнула рукой опе­ратору.
– Выключай, Люси. Это будет бомба, Даллас! Если бы ты согласилась, мы могли бы дать этот материал в прямом эфире.
– Нет, он должен быть в эфире сегодня вечером, попозже. Все равно ты выстрелишь эту сенсацию пер­вой.
– Не буду спорить. Не могла бы ты дать мне по­больше фактов, чтобы заполнить вводную часть? Дета­ли расследования, точное количество допрошенных, количество затраченных человеко-часов… Что-нибудь в этом роде.
– Ты можешь взять это из официальных сообще­ний для прессы.
– Подожди меня в машине, Люси. – Дождавшись, когда оператор вынесла все свое оборудование из каби­нета, Надин повернулась к Еве: – Не для публики, Даллас…
– Ты узнаешь все, что тебе надо, завтра. Но у меня к тебе тоже есть вопрос. Ты в своем репортаже не упо­мянула Рорка, его связь с театром, с постановкой и со мной. Почему?
– Об этом уже много всего сказано. Даже чересчур. А мне нужны только горячие факты.
– Так я тебе и поверила! Рорк – один из самых из­вестных людей в стране. Надин пожала плечами:
– Ладно, считай это платой. – Она помахала в воз­духе своим кошельком. – За девичник.
– Хорошо. – Ева залезла в карман своей куртки и достала оттуда кассету. – Вот.
– Что это? – Когда кассета оказалась у нее в руках, Надин все поняла. Ее пальцы крепко сжали добычу. – Это запись, которую сделал Ричард? Со мной?..
– Ее изъяли из фигурирующих в деле вещественных доказательств. Это единственная копия. Мне кажется, это поможет тебе выйти из порочного круга.
К горлу Надин подступил ком. Ее переполняли про­тиворечивые чувства. Она молча уставилась на кассету.
– Да. Да, это поможет. Это просто разорвет его!
Вцепившись в кассету обеими руками, она разлома­ла страшную улику.
Ева кивнула головой в знак одобрения.
– Некоторые женщины не смогли бы удержаться от соблазна посмотреть на себя в таком фильме. Но, мне кажется, ты умнее их.
– Теперь стала. Спасибо, Даллас. Я не знаю, как я смогу тебе…
Ева решительно отступила назад.
– Только не вздумай целовать меня!
Счастливо рассмеявшись, Надин бросила сломан­ную кассету в сумочку, решив, что она окажется в пер­вом же мусорном бачке, который встретится на пути.
– Ладно, обойдемся без глупостей. Но с меня при­читается, Даллас.
– Кто же будет возражать?! Ты, например, в следующий раз можешь отбить у коллег для меня пончик.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свидетельница смерти - Робертс Нора


Комментарии к роману "Свидетельница смерти - Робертс Нора" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100