Читать онлайн Свидетельница смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидетельница смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидетельница смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидетельница смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Свидетельница смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 16

Ева понимала, что если сейчас поднимет с постели судью, то только навлечет на себя его гнев, и поэтому решила позвонить Пибоди на мобильный телефон и съездить с ней к Стайлсу.
– Выключен?! – Ева в полной растерянности уста­вилась на мигающую красную лампочку своего аппара­та. – Что, черт побери, это означает?
– Ну, зачем так нервничать! – Рорк поцокал язы­ком. – Готов поспорить, что она сейчас воплощает од­ну мою идею, которая изменит всю ее жизнь.
– Это твоя вина, это твоя вина, это твоя вина, – повторяла Ева, с трудом сдерживаясь, чтобы не накри­чать на мужа. При этом она пыталась связаться с Пибо­ди по специальной полицейской линии.
После шести гудков, переключив аппарат на гром­кую связь, Ева вскочила и стала нервно мерить комнату шагами.
– Если она не ответит, я…
Неожиданно аппарат ожил, и вопль Евы заставил кота опрометью броситься вон из кабинета.
– Пибоди! Ради всего святого, где ты?
– Лейтенант? Лейтенант, это вы? Я вас почти не слышу: тут такая громкая музыка.
Услышав голос своей помощницы на фоне громо­подобных раскатов рока, Ева представила себе Пибоди с всклокоченными волосами, накрашенными губами и глазами, отплясывающую немыслимый танец. «Я знала, что так будет!» – в отчаянии подумала она.
– Ты что, выпила?
– Выпила? – нетвердым голосом переспросила Пибоди. – Ну, может быть, пару стаканчиков. Я в клу­бе, а здесь все пьют. Просто обалденно! А что, уже утро?
– Эй, Даллас, – ворвался в динамик голос Макнаба. – Здесь играет отличная группа. Почему бы вам не взять своего великолепного мужа и не прийти повесе­литься вместе с нами?
– Пибоди, где ты?
– Я в Нью-Йорке. Я здесь живу.
«Пьяна, – подумала Ева в растерянности. – Пьяна, как портовый грузчик! Ну, ничего, потом разберемся».
– Выйди на улицу, если ты не хочешь, чтобы я оглохла.
– Что? Я ничего не слышу!
Не обращая внимания на ухмылки Рорка, Ева по-прежнему пыталась докричаться до своей подчиненной.
– Выйди на улицу, не отключая телефона. Мне необходимо переговорить с тобой.
– Вы на улице? Отлично, так заходите внутрь!
Ева с трудом сдерживалась, чтобы не сорваться.
– Вый-ди на у-ли-цу!
– Хорошо-хорошо, без проблем.
Пока они с Макнабом пробирались через толпу тан­цующих на улицу, аппарат был все еще включен. К свое­му ужасу, Ева слышала в динамике, как Макнаб описы­вает Пибоди, чем они могли бы сейчас заняться, запе­ревшись в одной из специальных комнат клуба.
– Ты должна оценить его богатое воображение, – заметил Рорк.
– Я ненавижу тебя! – Она старалась сдерживаться, но у нее плохо получалось.
Уровень шума в динамике снизился, но ненамного. Похоже, что Макнаб выбрал клуб в самом сердце Брод­вея, где праздник не прекращается ни на минуту.
– Даллас! Даллас, где вы?
– Я разговариваю с тобой, Пибоди. Я у аппарата.
– Вот здорово! А что вы там делаете?
– У тебя нет антиалкогольных таблеток в сумочке?
– Без вопросов! Порядочная девушка всегда должна иметь в сумочке все необходимое.
– Выпей пару таблеток. Немедленно.
– Не-е-е. Я не хочу. А Рорк рядом с вами? Эй, при­вет, Рорк!
Усмехнувшись, он подошел к аппарату.
– Привет, Пибоди. Похоже, ты проводишь вечер весьма весело.
– Шикарно и круто! Если бы вы были здесь, я бы вам такое рассказала…
– Выпей таблетки, Пибоди! – закричала Ева. – Немедленно! Это приказ!
– Черт… – Было слышно, как она роется в своей сумочке. – А зачем?
– Затем!
– Ну, выпила.
– Пибоди, мне необходимо срочно получить все данные на Анну Карвелл. Все, что только сможешь до­быть по любым каналам.
– Ик-рошо.
– А сейчас я буду ждать тебя в форме у квартиры Кеннета Стайлса. Ровно через тридцать минут. Поняла?
– Ну, да. Типа того… Вы не могли бы повторить во­прос?
– Это не вопрос. Это приказ! А сейчас до тебя до­шло?
– Да-а-а, дошло.
– И оставь свою говорящую обезьяну дома.
– Кого?
– Макнаба! – прокричала Ева и отключила связь.
– Испортила людям вечер, – проворчал Рорк.
– Лучше не раздражай меня! – Она встала и вымес­тила свою злость на ящике письменного стола, который с треском задвинула. – Иди и занимайся своими финансовыми проблемами, проводи поэтапный анализ.
– Дорогая, мы же оба все слышали…
– Я не шучу! – Она разозлилась, потому что хотела этого. – Не нарывайся и не ищи на свою голову лиш­них неприятностей!
В ответ Рорк лишь улыбнулся, слушая, как она на­рочито громко стучит каблучками, спускаясь по лест­нице. «Ева собирается официально пройти весь путь получения доступа к засекреченным файлам, – поду­мал он. – Вместо того чтобы просто вскрыть про­грамму блокировки. Что ж, каждому свое. Я лично не вижу оснований для соблюдения каких-либо ограничений».
Рорк прошел по коридору к своей секретной комнате, набрал необходимый код, открыл укрепленную стальную дверь и зажег свет на полную мощность. Дверь за ним автоматически закрылась, сделав доступ сюда невозможным ни для кого. Только три человека могли войти в эту комнату. Три человека, которым он доверял безоговорочно: Ева, Соммерсет и он сам.
Одну из стен полностью занимали мониторы, расположенные в форме буквы U. Все это суперсовременное компьютерное оборудование было запрещено к продаже в интересах национальной обороны. Так что, нелегально установив его у себя дома, Рорк в очередной раз нарушил закон.
Вообще-то за последние годы он значительно реконструировал многие свои сомнительные компании, приведя их почти в полное соответствие с законом. С появлением в его жизни Евы он вынужден был довести этот процесс до конца. Однако Рорк считал, что у мужчины всегда должно оставаться нечто, напоминающее о днях мятежной юности. В его представлении такой вещью была нелегальная компьютерная система, позволяющая отслеживать движение бизнеса и финансов почти во всех странах планеты. Идея создания такой системы мучила его долгие годы, пока он не смог ее осуществить. И теперь гордился ею больше, чем каким-либо из своих достижений.
Рорк подошел к панели управления и, сделав при­личный глоток виски, нажал комбинацию каких-то клавиш. Стена с мониторами засветилась радугой раз­ноцветных экранов.
– Ну что ж, давай посмотрим, что там у нас есть…


Ева оставила машину на втором этаже огромного га­ража в квартале от дома, где жил Стайлс. Она уже прошла полпути к цели своей поездки, когда заметила за одним из деревьев фешенебельного парка прячущую­ся фигуру.
– Трухарт?
– Я, сэр!
Ева услышала в его голосе нотки удивления, но к тому моменту, когда она приблизилась, он успел взять себя в руки и выглядел абсолютно спокойным и полностью собранным.
– Докладывайте.
– Сар, я осуществляю слежку за домом фигуранта с того момента, как он вернулся домой в восемнадцать двадцать три. Мой напарник осуществляет наблюдение за черным ходом. Мы поддерживаем постоянную связь с интервалом в тридцать минут.
Ева хранила молчание, и он позволил себе откаш­ляться.
– Объект притушил освещение во всех комнатах в восемнадцать тридцать восемь. С тех пор ничего суще­ственного не замечено.
– Хорошо, Трухарт. Из вашего доклада у меня сло­жилась полная картина. А теперь скажите мне, остается ли он все еще в квартире.
– Лейтенант, объект не покидал наблюдаемый ареал.
– Прекрасно.
В этот момент Ева увидела, как на другой стороне улицы с визгом тормозов остановилась машина. Из нее вышла Пибоди, которая на этот раз выглядела даже более официально, чем обычно, – в идеально выглажен­ной форме и с гладко причесанными волосами, кото­рые были подобраны под фуражку.
– Продолжайте наблюдение, Трухарт.
– Слушаюсь, сэр. Позвольте воспользоваться воз­можностью еще раз поблагодарить вас за мое назначе­ние в вашу команду.
Ева внимательно посмотрела в его юное и очень че­стное лицо.
– Вы благодарите меня за работу, которая вынужда­ет вас холодной ночью прятаться в темноте?
– Это расследование убийства! – сказал он с такой гордостью, что она с трудом удержалась, чтобы не по­трепать его по щеке.
– Рада, что вам нравится ваше задание. – Ева пере­шла улицу и приблизилась к Пибоди. – Посмотри мне в глаза! – потребовала она.
– Я абсолютно трезва, сэр.
– Ладно, пойдем, только старайся не открывать рот. – С этими словами Ева направилась к зданию. – И не корчи рожи у меня да спиной!
Пибоди тут же придала своему лицу благопристой­ное выражение и тяжело вздохнула.
– Могу я узнать причину, по которой меня среди ночи вызвали на работу?
– Тебе сообщат в свое время. Если твои отравлен­ные алкоголем мозги еще работают, ты будешь следить, как я загоняю в угол Стайлса. Когда мы закончим все, я дам тебе заполнить протокол.
Она показала свой полицейский значок и удостове­рение ночному охраннику в доме, чтобы не было ника­ких осложнений, а затем они быстро поднялись наверх.
– Ух ты, здесь все как в телесериалах! Я, правда, не смотрю их, – быстро добавила Пибоди под холодным взглядом Евы. – Но одна из моих сестер от них просто с ума сходит. Особенно ей нравится «Сердце Дезайр». Видите ли, Дезайр – это небольшой симпатичный го­родок, но под видимой благопристойностью там скрываются коварные интриги и…
– Ты замолчишь, в конце концов?!
Ева быстро вышла из лифта, чтобы лишить свою под­чиненную возможности продолжить рассказ о «Сердце Дезайр», и, нажав на звонок квартиры Стайлса, приблизила полицейский значок к «глазку» на двери.
– Может быть, он спит? – заметила Пибоди после нескольких минут ожидания.
Предчувствие провала охватило Еву, в животе про­тивно заныло, и она вновь нажала кнопку звонка. Черт побери, и зачем она назначила зеленого новичка сле­дить за главным подозреваемым в двойном убийстве?.. Потому что ей, видите ли, захотелось дать парню шанс отличиться! Если Стайлсу удалось ускользнуть, ей не­кого будет обвинять в провале, кроме самой себя.
– Надо войти в квартиру. – Она достала свой универсальный ключ.
– А ордер?..
– Он нам не нужен. Объект, который находится под подозрением в двойном убийстве, сам является потенциальной жертвой преступления. Поводом для проникновения в квартиру является подозрение, что фигурант сбежал или не может по каким-то причинам открыть дверь.
Ева открыла замок.
– Достань пистолет, Пибоди, – приказала она и са­ма сделала то же самое. – Войдя внутрь, тут же отска­киваешь направо. Готова?
Пибоди кивнула. Ее губы, возможно, и были слишком накрашены, но при этом плотно сжаты.
По сигналу Евы они вошли в дверь, тут же разлетев­шись в разные стороны. Ева включила свет и зажмури­лась на мгновение от яркой вспышки ламп.
– Полиция! Кеннет Стайлс, я – лейтенант Даллас из Департамента специальных расследований. Я во­оружена. Приказываю вам немедленно выйти из комнаты!
Говоря это, она продолжала осторожно продвигать­ся к спальне, внимательно прислушиваясь ко всем звукам, но чутье подсказывало ей, что квартира пуста. Сделав знак Пибоди двигаться в дальний конец квартиры, она ударом ноги открыла дверь и медленно вошла в спальню, выставив вперед пистолет.
Ева увидела аккуратно застеленную кровать и черный костюм, который Стайлс надевал на прощальную церемонию, лежащий на полу.
– Никаких следов Стайлса, – раздался голос Пибоди.
– Да, кролик сбежал из клетки. Черт возьми!
Одного взгляда на гардеробную было достаточно, чтобы Ева с отчаянием все поняла.
– Полагаю, он обвел Трухарта вокруг пальца, – сообщила она Пибоди, когда та подошла к ней, и показала на кучу различных гримерных принадлежностей. – Стайлс, очевидно, очень талантливый актер. Сообщи всем, Пибоди, что подозреваемый скрылся.


-Сэр! – Трухарт стоял, вытянувшись в струнку, в дверях спальни Стайлса. Он был бледен, как полотно. – Я целиком несу ответственность за провал порученного мне задания. И приму без возражений любое взыскание, которое вы сочтете нужным на меня наложить.
– Во-первых, кончай говорить, как робот. Во-вторых, ты не несешь ответственности за побег подозреваемого. Во всем виновата одна я.
– Лейтенант, я очень благодарен, что вы принимаете во внимание мою неопытность, которая не позволила мне надлежащим образом выполнить порученное за­дание…
– Заткнись, Трухарт! – «Боже, освободи меня от новичков», – взмолилась про себя Ева. – Пибоди! Подойди сюда!
– Даллас, я почти закончила просмотр записи видеокамеры слежения.
– Пибоди, расскажи Трухарту, что я делаю с поли­цейскими, которые провалили задание или выполнили его не надлежащим образом.
– Вы беспощадно зажимаете им яйца дверью, сэр. За этим бывает очень забавно наблюдать. С безопасного расстояния.
– Спасибо, Пибоди. Я горжусь тобой. Трухарт, я за­жимала вам яйца дверью?
Молодой полицейский мучительно покраснел.
– Не-ет, сэр. Я…
– Из этого следует, что я не считаю вас провалившим задание. Если бы у меня было другое мнение, вы бы уже катались по полу, держась за упомянутые яйца, и молили о пощаде, которой, как верно заметила сер­жант Пибоди, я не знаю. Вам все ясно?
Он поколебался мгновение.
– Да, сэр.
– Вот правильный ответ.
Ева отвернулась от него и стала изучать гардеробную. Ворох костюмов различных видов и назначений; длинный столик, весь заставленный тюбиками, баллончиками, пузырьками и коробочками для грима. Целый ящик, забитый париками, усами и бородами всех видов и цветов.
– Он мог превратить себя в кого угодно. Мне следовало это предусмотреть. Скажите, кто выходил из здания между восемнадцатью тридцатью и тем временем, когда я прибыла на место? Мы проверим это по запи­сям на видеокамерах слежения, но все-таки постарайтесь вспомнить.
Трухарт кивнул и сосредоточился.
– Пара, мужчина с женщиной, оба белые, от трид­цати пяти до сорока лет. Они поймали такси и направи­лись в восточную часть города. Одинокая женщина, полукровка, под тридцать. Она пошла пешком по направлению к центру. Двое мужчин, белый и черный, слегка за тридцать. Они вернулись через тридцать минут, неся упаковку с пивом и огромную пиццу. Одинокий мужчина, непонятной расы, около пятидесяти, с великолеп­ной шевелюрой.
Он остановился, когда Ева подняла руку и показала на коробку с париками, которую она уже приобщила к вещественным доказательствам.
– Есть ли здесь похожий цвет волос?
Трухарт пожал плечами:
– Трудно сказать с полной уверенностью, лейте­нант, было уже достаточно темно. Но, кажется, здесь есть несколько париков похожего цвета.
– Опиши его детально. Рост, вес, тип костюма, внешность…
Она внимательно слушала Трухарта, стараясь мысленно нарисовать портрет человека, в которого превратил себя Стайлс.
– Хорошо, кто-нибудь еще выходил?
Он описал еще нескольких человек, покинувших здание в соответствующее время, но больше никто из них не подходил на эту роль.
– Было ли у него что-нибудь в руках? Портфель, коробка, пакет?
– Нет, сэр. У него ничего не было.
– Ладно, похоже, что ты верно описал его внешность. Оповести всех.
– То есть, сэр?
– Составь подробный словесный портрет и оповес­ти все полицейские участки и подразделения.
Его лицо озарилось счастливой улыбкой, как юби­лейный пирог с сотней свечей.
– Есть, сэр!


Им просто повезло. Об этом слепом везении Ева по­том не раз вспоминала. Да, слепая судьба…
Только по воле случая экспресс в Торонто вышел из строя на подъезде к вокзалу. Неполадку быстро устра­нили, но эта небольшая задержка полностью сломала все расписание поездов. Получив это сообщение, Ева убрала свой мобильный телефон в карман.
– Ну что ж. Двинемся на Центральный вокзал. – Уже на полпути к входной двери она оглянулась. – Трухарт, есть какая-то серьезная причина, по которой вы не идете на один шаг позади меня?
– Сэр?
– Когда старший офицер говорит вам «вперед», вы должны взять в руки свои кости и идти вперед – вслед за ним.
Тень сомнения пробежала по его лицу, но наконец он переварил информацию, что она оставляет его в сво­ей команде, и, осветившись счастливой улыбкой, бро­сился вслед за ней.
– Есть, сэр!
– Транспортная полиция перекроет все выезды из города. Они также проведут проверку всех видов транс­порта, выехавшего в последние часы. – Ева рассказы­вала им все это в кабине лифта, когда они спускались вниз. – Но уже известно, что человек, по приметам по­хожий на подозреваемого, купил билет в один конец до Торонто.
– Там сейчас холодновато. – Пибоди, зябко по­ежившись, подняла воротник своего пальто, когда они вышли из здания и направились к машине. – Если бы я выбирала страну, куда сбежать, я бы выбрала что-ни­будь на юге. Я никогда не была, например, на Кариб­ских островах…
– Ты сможешь сказать ему об этом, когда мы его схватим и повяжем, – предложила Ева, садясь в маши­ну. Включив сирену, она вылетела из паркинга как ракета, почти ставя машину на два колеса на резких пово­ротах.
Скрючившись на заднем сиденье и испытывая лег­кую тошноту от сумасшедшего вождения начальницы, Трухарт тем не менее был наверху блаженства. Он снова находился при исполнении служебных обязанностей. И при этом не гонялся за мелкими уличными воришками, не выписывал штрафы за нарушение правил дорожного движения, а преследовал преступника, подозре­ваемого в двойном убийстве. Пока Ева на бешеной ско­рости нервно вела машину, Трухарт старался запечатлеть в своем сознании каждую деталь расследо­вания, чтобы было что когда-нибудь рассказать внукам. Вот эту дикую скорость, мелькание огней, неожидан­ные толчки и прыжки автомашины, которую его лейте­нант время от времени ставила почти на дыбы, первой стартуя на светофоре или взлетая на высокий подъем. Он прислушивался к спокойному ровному голосу Пибоди, которая координировала по рации их действия со всеми подразделениями полиции, и с обожанием вни­мал низкому Евиному голосу, когда она ругалась, как извозчик, обгоняя очередных «придурков».
Ева осадила машину лишь около здания вокзала.
– Пибоди, Трухарт, за мной! Посмотрим, что нам преподнесут транспортники.
При входе в здание их ждали два офицера транс­портной полиции. Оба встали навытяжку, когда Ева достала свой полицейский значок.
– Как наши дела?
– Ваш подозреваемый здесь, лейтенант. Второй нижний уровень, крыло «В». Там очень много пассажиров: все билеты на экспресс в Торонто были проданы. Мы проверили магазины, кафе и рестораны, расположенные на вокзале или около него, расставили людей около всех лифтов, переходов и входных дверей. Там его и засекли.
– Хорошая работа.
Она направилась внутрь здания, которое больше на­поминало гудящий муравейник.
– Лейтенант, Фини и Макнаб подъезжают сюда, – сообщила Пибоди.
– Объясни им, как нас найти. У нас нет данных, что он вооружен, но в своих действиях мы будем исходить из этого предположения. – Она решительным шагом пошла по огромному залу, рассекая суетящуюся толпу людей, снующих во все стороны. – Предупреди старшего офицера группы транспортной полиции, что мы направляемся к ним за фигурантом.
– Капитан Стюарт, сэр, – сказала Пибоди, протя­гивая Еве рацию.
– Капитан? Это лейтенант Даллас.
– Он у нас ловушке, лейтенант. Диспетчер только что сообщил о задержке отправления поезда двенадцать ноль пять в Торонто.
– Где наш подозреваемый?
Голос невидимой женщины-офицера стал тверже:
– Мы потеряли визуальный контакт с ним. Он не выходил – подчеркиваю, не выходил! – из патрулируемой зоны. Наши камеры слежения продолжают ощупы­вать каждый уголок здания. Мы найдем его.
– Надеюсь, – бросила в трубку Ева. – Сообщите своему начальству, что прибыла группа из Департамен­та специальных расследований, которая берет на себя выполнение операции. Сотрудничество и любая полезная помощь приветствуются.
– Это моя площадка, лейтенант. И здесь коман­дую я.
– Фигурант подозревается в двойном убийстве, так что транспортная полиция может играть во всем этом лишь вспомогательную роль. Таковы правила, которые мы обе знаем. Давайте займемся делом. Поспорим о том, кто выше писает, потом. – Ева немного подождала, прежде чем продолжить. – Мы приближаемся ко второму нижнему уровню. Пожалуйста, сообщите об этом вашим людям. Оружие должно быть наготове, но при­менять его можно только в крайнем случае, если будет непосредственная угроза гражданским лицам. Подтвер­дите получение информации.
– Я отлично знаю, как проводить подобные опера­ции! Меня проинформировали уже, что объект может быть вооружен.
– Мы не знаем этого наверняка, но не следует ис­ключать такую возможность. Надо провести все максимально тихо, капитан, – это самое главное. Здесь мно­жество простых граждан. Постарайтесь не занимать ка­нал: я еще с вами свяжусь.
Ева сунула рацию в карман.
– Пибоди, ты все слышала?
– Да, сэр. Ей хочется славы. «Сегодня вечером под­разделение транспортной полиции Нью-Йорка под ко­мандованием капитана Стюарт задержало главного подозреваемого в убийстве Ричарда Драко. Подробный иллюстрированный репортаж в одиннадцать часов».
– А какова наша задача?
– Опознать, задержать и отправить в тюрьму объект. Желательно целиком, а не по частям. И без жертв среди гражданского населения.
– Вы все поняли, Трухарт?
– Да, сэр.
Ева сразу заметила транспортных полицейских, ко­торые прочесывали крыло «В». А вокруг, по платформе и прилегающим к ней коридорам и переходам, сновали в хаотичном хороводе люди, курсируя между магазина­ми, барами и кафе. Она вдруг отчетливо ощутила запах еды, теплый запах человеческого быта. Кричали дети. Последний хит сезона – грохочущая песня в стиле рок – гремел из чьего-то магнитофона, явно нарушая все правила поддержания тишины и порядка в общественных местах. С ним безуспешно пыталась соперничать небольшая группа уличных певцов, расположив­шаяся в уголке.
В море лиц Ева видел озабоченность, возбуждение и скуку. Она испытала лишь легкую досаду, заметив, как мальчишка-карманник вытащил бумажник у одно­го солидного господина.
– Трухарт, ты – единственный, кто его видел в но­вом обличье. Держи глаза широко открытыми. Нам на­до взять его по-тихому, но при этом нельзя терять вре­мени. Чем больше будет опаздывать поезд, тем более нервно будет вести себя Стайлс. Неизвестно, на что он может решиться в такой ситуации.
– Даллас, Фини и Макнаб уже здесь.
– Да, я вижу их. Черт возьми, это место похоже на муравейник. Нам надо рассредоточиться. Пибоди, ты берешь левую часть. Трухарт, ты – правую. Поддерживайте визуальный контакт.
Взяв на себя центральный сектор, Ева врезалась в плотную толпу, рассекая ее, как ледокол, и вниматель­но вглядываясь в лица людей. В туннель въехал поезд южного направления, обдав всех волной горячего воз­духа. Она обратила внимание на носильщика, профес­сиональная бляха которого так стерлась, что на ней практически невозможно разобрать номера. Ева уже со­бралась сделать ему замечание, но в этот момент услы­шала крик, грохот выстрела и звон разбившегося стекла витрины одного из магазинов. Она тут же заметила Стайлса, пробирающегося через охваченную паникой толпу мечущихся людей. Его преследовал один из поли­цейских транспортной полиции.
– Не стрелять! – закричала Ева, доставая одновременно рацию и пистолет. – Стюарт, прикажи своим людям немедленно прекратить стрельбу! Объект загнан в угол и никуда не денется! Не применять оружие!
Локтями, ногами и коленями она прокладывала се­бе дорогу через ошалевшую массу людей. Краем глаза Ева увидела, как кто-то упал рядом с ней, изредка она ловила дикие взгляды и поднятые в угрожающих жестах кулаки. Стиснув зубы, она рвалась вперед, не обращая внимания ни на что.
На нее накатила очередная волна пассажиров, которые жужжали, как разъяренные пчелы, бившиеся в стекло закрытого окна. Внезапно она почувствовала, как что-то горячее обожгло ей щеку, и теплая жидкость потекла по шее вниз.
И в этот момент Ева увидела Стайлса, который ба­рахтался, пытаясь выбраться из кучи людей. Затем ее взгляд уловил Трухарта. Его длинные ноги позволяли ему двигаться довольно быстро, а у Евы были только ее собственные, которые уже к тому же сильно болели.
Через секунду она заметила рядом с собой какое-то резкое движение.
– Нет! Не стрелять!
Ее громкий приказ прозвучал как выстрел над мечу­щейся толпой. Даже прыгнув на транспортного поли­цейского, она все равно продолжала взглядом держать цель, мысленно определяя расстояние.
В тот же момент Трухарт собрал все силы и бросил­ся вперед. Толпа расступилась перед ним и тут же сомк­нулась снова, однако Ева успела заметить, как он прыг­нул на спину убегающего Стайлса. Сила инерции сбро­сила их обоих вниз с платформы прямо на рельсы.
– Нет! Бога ради, нет! – Ева оттолкнула местного полицейского и подбежала к краю платформы. – Задержите прибытие поездов северного направления! – кричала она в рацию. – На путях раненые люди! Оста­новите все поезда! О боже! Боже мой!
Комок тел, лужи крови… Ева спрыгнула на рельсы, почувствовав боль в ноге. И лишь когда нащупала пульс на шее Трухарта, она смогла вздохнуть с облегчением.
– Черт побери, черт побери! Раненый офицер на рельсах! – Ее надтреснутый сухой голос рвал динамик рации. – Офицер полиции на рельсах! Необходима немедленная медицинская помощь: вокзал, второй ниж­ний уровень, крыло «В». Захватить эвакуационные средства. Офицер и подозреваемый разбились.
Она сорвала с себя куртку и набросила ее на зали­тую кровью грудь молодого полицейского. Затем попы­талась пережать сосуды на бедре, из которого фонтаном хлестала кровь.
Рядом с ней приземлился Фини.
– О боже! Насколько плохи дела?
– Плохи. Он очень сильно расшибся, приземлившись прямо на этот чертов рельс. Черт побери, я была всего в шаге от него! Я опоздала всего на один шаг! Его нельзя переносить без специальных средств, стабилизи­рующих положение тела. Где «Скорая помощь»? Где эта чертова «Скорая помощь»?
– Уже в пути. Скоро будет здесь. А как Стайлс?
Приказав себе держаться, Ева подползла к Стайлсу, который лежал лицом вниз, и проверила у него пульс.
– Жив. Основной удар пришелся не на него. Но он без сознания, видимо, от шока.
– У тебя кровь на лице, Даллас.
– В меня попал осколок стекла, вот и все. – Она вытерла щеку тыльной стороной ладони, смешивая свою кровь с кровью Трухарта. – Когда я закончу со Стайлсом… – Она замолчала, уставившись на юное, бескровное лицо Трухарта. – Боже, Фини, он еще со­всем ребенок!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свидетельница смерти - Робертс Нора


Комментарии к роману "Свидетельница смерти - Робертс Нора" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100