Читать онлайн Свидетельница смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидетельница смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидетельница смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидетельница смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Свидетельница смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

Рорку предстояло провести два расширенных сове­щания по Интернету и два совещания с главами депар­таментов своего холдинга. Все они были запланирова­ны на вторую половину дня и посвящены проекту «Олимпийского комплекса». Он работал над ним уже год и надеялся летом запустить в эксплуатацию. Конеч­но, к этому времени не удастся завершить строительство и полное оборудование всех объектов. Но основная часть – суперлюксовые отели и виллы, шикарные игорные и развлекательные заведения – были уже, в общем, завершены. Он надеялся свозить туда Еву на их медовый месяц, который они так и не успели устроить за год, прошедший после свадьбы. Это была бы ее первая длительная и дальняя поездка за всю жизнь.
Рорк уже довольно долго всеми способами уговари­вал ее на это путешествие, используя метод кнута и пряника. Он прекрасно знал, что подобные длительные путешествия отнюдь не входят в список ее приоритетов. Ева была законченным трудоголиком. К тому же повы­шенное чувство ответственности никогда не позволяло ей расслабиться до полного завершения каждого рас­следования, А после этого она была так измотана физи­чески и душевно, что ни о каких поездках и думать не могла. Рорк страстно стремился увезти Еву куда-нибудь подальше от работы – от ее и от своей. Не на пару су­ток, как они обычно срывались куда-нибудь, чтобы раз­веяться, а надолго. Чтобы они не одну неделю могли наслаждаться только обществом друг друга, и ничто не напоминало бы о повседневных делах и заботах.
Рорк отошел от компьютера и пошевелил плечом. Оно уже почти не болело, но иногда все-таки причиняло беспокойство, в который раз напоминая ему о том, насколько близко они с Евой были к смерти всего лишь за несколько недель до годовщины их свадьбы. Сначала он смотрел тогда в лицо смерти, и только потом – в Евино лицо…
Каждый из них не раз до этого побывал в разных серьезных переплетах и кровавых переделках. Но такого еще не случалось ни с одним из них. Рорка тогда спасло, вернуло к жизни единение их душ, воля и сила, ко­торые передавались ему через ее глаза и руки.
Именно в тот момент он понял, что они необходи­мы друг другу.
«Две потерянных души, – подумал Рорк, подойдя к окну, из которого открывался вид на мир, созданный им своими руками и потом, желаниями и мечтами, и, конечно, заработанными деньгами. – Две потерянных души, жизнь которых началась на противоположных полюсах бытия».
Любовь сначала сократила это, казалось бы, непре­одолимое расстояние, а затем и совсем уничтожила его, соединив их мятежные и израненные сердца.
Ева спасла его. В ту ночь его жизнь висела на волос­ке, который она держала в своих крепких и нежных ру­ках. И всепобеждающая смерть оказалась не в силах разомкнуть эти руки, не смогла победить хрупкую жен­щину со стальной волей. Рорк вспомнил, как удивился тогда, что его, здоровенного мужика с неплохими физическими данными, спасла эта маленькая женщина.
Все изменилось в его жизни, когда он впервые встретился с ней взглядом. И как бы это ни казалось невозможным, но в ее взгляде были ответы на все его вопросы.
С тех пор Рорк испытывал непреодолимую потреб­ность заботиться о ней и охранять ее, создавать для нее комфортную жизнь. Впрочем, он понимал, что вещи не могут сделать ее счастливой и стать определяющими. Он часто видел, что его подарки и многочисленные покупки вызывают у нее раздражение, и старался всяче­ски объяснить ей, что таким образом он старается соз­дать базу для их благополучия, безопасности, доверия и любви. То есть всего того, чего каждый из них был ли­шен всю предшествующую жизнь.
Рорк часто удивлялся, что такая наблюдательная женщина, как Ева, знающая людей и тонко понимаю­щая их взаимоотношения, не видит, что он тоже не все­гда понимает ее. В его жизни все перевернулось с того момента, когда она впервые вошла в нее – в строгом сером костюме, окинув его своим внимательным подо­зрительным взглядом. Но он не переставал благодарить господа за эту встречу!
«Что-то я слишком расчувствовался, – подумал Рорк. – Наверное, это – ирландская кровь, которая начинает во мне говорить в самые неожиданные мо­менты жизни». Но в этот миг у него перед глазами вне­запно возникли картины ее ночных кошмаров. Не про­сыпаясь, она металась в липком поту, вновь переживая страшные события далекого детства, чуть не разрушив­шие душу маленькой девочки Евы. Теперь с ней это случалось реже, но все же случалось, превращая сон в мучительную пытку, возвращая ее в прошлое, которое наяву она почти не помнила. Он хотел бы вырвать эти воспоминания из ее сознания, уничтожить их, но пони­мал, что никогда не сможет этого сделать. Никогда не сможет…
Рорк потратил месяцы на то, чтобы узнать все о тех трагических событиях ее детства. Он провел настоящее скрупулезное профессиональное расследование, пыта­ясь выяснить все детали происшествия, которое взорва­ло детство Евы, превратив его в кошмар. У него был бо­гатый опыт в подобных вещах, и он точно знал, где в та­ких ситуациях надо искать детали, которые не могут установить социальные службы, полиция и комиссии по охране детства.
Но ему так и не удалось узнать, что же произошло. И теперь он с горечью признавал свое бессилие.
Однако это было не главное. Рорк отчетливо осоз­навал, что, если, несмотря ни на что, он смог бы решить эту задачу, нашел ответы на все вопросы, которые даже она сама не может сформулировать, это принесло бы ей еще большую боль. Но все равно не вылечило бы.
У него самого все было по-другому. Когда по про­шествии многих лет он вернулся в Дублин, то почувствовал необходимость вновь вспомнить некоторые са­мые важные эпизоды своего детства. Однако ему уда­лось оживить лишь их бледное отражение, как в ста­ринном немом фильме. Воспоминания не мучили его душу и не тревожили сердце. Все, что от них осталось, было надежно погребено под пеплом пережитого за многие последующие годы. И, как он теперь понял, – к лучшему.
«Необходимо сосредоточиться на сегодняшнем дне», – напомнил себе Рорк. Извлекать уроки из прош­лого ему никогда не удавалось. Касалось ли это его прошлого или прошлого Евы, результат получался один и тот же, то есть нулевой.
Рорк собрал бумаги и дискеты, необходимые для се­годняшних встреч, и вдруг ощутил непреодолимое же­лание срочно увидеть Еву, прежде чем с головой нырнуть в изматывающую текучку обычного рабочего дня. Но когда он вошел в ее кабинет, то увидел лишь Макнаба, пытающегося откусить солидный кусок огромного бутерброда. Позади него мигала лампочками электро­волновая печь и светился экран компьютера.
– Ты один, Ян?
От неожиданности Макнаб рухнул, как подкошен­ный, на стул, не выпуская изо рта бутерброда и одно­временно пытаясь что-то сказать. При этом глаза его выражали такое неподдельное изумление, будто он уви­дел говорящую креветку.
Рорк улыбнулся и слегка постучал его по спине:
– Сначала надо прожевать
– М-м-м. Да. Спасибо. Э-э-э… Мне не удалось по­завтракать раньше, и я решил, что сейчас как раз подхо­дящее время, чтобы…
– Моя кухня – твоя кухня. А что наш лейтенант? Уже ушла, я полагаю?
– Да. Она уехала с Пибоди где-то около часа тому назад. Фини повез их в управление – там у них какие-то дела. А я вот занимаюсь тут делами по дому. – Нако­нец он улыбнулся своей знаменитой белозубой улыб­кой. – Думаю, мне повезло больше.
– Ты вообще счастливчик. – Рорк посмотрел на экран компьютера. – Занимаешься раскопками? Опять?
– Да вот пытаюсь выяснить кое-что. – Макнаб проглотил огромный кусок, выпучил глаза так сильно, что от движения кожи на голове уши почти сошлись на затылке. – У Даллас появилось подозрение, что какие-то ниточки этого дела тянутся из прошлого. Возможно, все эти годы Драко скрытно поддерживал какие-то от­ношения с одним из действующих лиц нынешней пье­сы. Ну, я прошерстил все, что только можно было, и – что и требовалось доказать – нашел лишь дырку от буб­лика. Но наша неутомимая и беспощадная начальница потребовала провести более глубокий раскоп. Вот я здесь и выполняю это приказание, учитывая, что у вас в сегодняшнем меню значится настоящая говядина.
– Вообще-то, если у него и были бы какие-либо действительно серьезные связи с кем-то из фигурантов, таким способом ты это вряд ли обнаружишь. Как считаешь?
– Это почему же?
– Ты сказал, что эти отношения уходят корнями в далекое прошлое и старательно скрываются… – В за­думчивости Рорк взял с тарелки Макнаба кусочек жаре­ной картошки. – Если бы мне надо было разыскать что-нибудь, как говорится, покрытое пылью времен, я бы сосредоточился на том, что стал бы выковыривать грязь из-под своих ногтей.
– Я что-то не понимаю вас.
– Закрытые материалы с грифом «Секретно».
– У меня нет разрешения на просмотр такого рода материалов. Сначала надо написать обоснованный ра­порт начальству, потом получить специальный ордер, исписав огромную кучу бумаг…
Рорк в ответ загадочно улыбнулся, и Макнаб сразу весь подобрался, подозрительно посмотрев на дверь.
– Ну, конечно, если есть возможность аккуратно обойти всяческие бюрократические рогатки…
– Есть различные возможности для достижения по­ставленных целей, Ян. Различные пути и способы пре­одоления препятствий.
– Да, но существует закон о запрете на просмотр этих материалов, а главное – специальные коды до­пуска.
– Ну что ж, нам всего лишь надо что-нибудь приду­мать, чтобы прикрыть твою задницу.


-А Даллас мы обо всем этом расскажем? – спро­сил Макнаб спустя несколько минут, когда они уже по­менялись местами и Рорк сел за компьютер.
– Ну конечно же! Но когда-нибудь ты поймешь, что знать и суметь доказать – это два очень разных по­нятия, даже для нашего талантливого лейтенанта, кото­рая видит на метр под землей.
У Рорка был некоторый опыт полицейской работы, особенно в области поиска необходимой информации. К тому же он редко останавливался перед небольшими нарушениями закона, когда хотел найти интересующие его факты.
– Видишь, Ян, мы уже вошли в первый каталог по­лицейских данных, и от нас требуют введение кодов до­пуска, что подтверждает твои справедливые опасения. Абсолютно законные требования!
– Ну конечно! Вот если бы мы имели право входа в эти программы…
– Это вопрос чисто технический. И не надо сюда примешивать мораль и право. Смотри, здесь зарегистрированы коды для входа в файлы всех уголовных и гражданских преступлений за последние годы, включая самые свежие. Отсюда и начнем.
На экране высветилась надпись: «Вход в файлы дан­ных о преступности запрещен без соответствующего разрешения, подтвержденного специальными паролями и кодами допуска. Если вы ими располагаете, про­грамму можно открыть. Продолжать загрузку?»
– Сделано! – Довольный своей работой, Рорк откинулся в кресле, с удовлетворением рассматривая свои идеально ухоженные руки. – Макнаб, будь так добр – не сделаешь ли ты мне чашечку кофе?
Макнаб покраснел и сжал кулаки в карманах от возмущения. Но, немного поразмыслив над формой и со­держанием просьбы, решил не устраивать сцен и не создавать проблем на пустом месте.
– Что за вопрос? Конечно! Одну минутку.
Он отправился на кухню и занялся приготовлением кофе. Но сомнения не покидали его. При этом он даже не представлял, сколько понадобится времени на то, чтобы вскрыть компьютерные коды и найти нужные пароли, чтобы войти в программу, которая не желала, чтобы в нее входили все, кому ни лень. Для успокоения нервной системы и совести он решил наградить себя куском торта, поискам которого и постарался отдать­ся полностью, чтобы не мучить себя пустыми сомне­ниями.
К своей великой радости, он нашел шесть разных тортов, но это снова поставило его перед проблемой выбора.
– Ян, ты что, решил вырастить кофейное дерево, чтобы приготовить чашку кофе?
– Да нет, м-м-м… – Макнаб просунул голову в дверь. – Я просто… решил, что вам нужно сосредото­читься, и не хотел мешать.
«Милый лжец», – усмехнулся Рорк детской наивно­сти парня.
– Иди сюда, мне кажется, тебе будет интересно.
– Вам это удалось? Так быстро? Но как… – Макнаб подбежал к столу. – Нет, вообще-то мне лучше не знать, как вам это удалось. В таком случае, когда нас арестуют и вызовут на допрос, я смогу с чистой сове­стью отвечать, что ничего не знаю.
– Арестовать и допрашивать. Но за что? – Рок взял со стола и протянул ему листок бумаги. – Вот разреше­ние прокурора на твое имя с допуском к программе со всеми кодами и паролями.
– На мое?! – У Макнаба округлились глаза, и он диким взглядом уставился на листок. – Очень похоже на настоящий. Подписано судьей Нетлсом…
– Именно так оно и есть на самом деле.
– Да-а-а. Вы весьма не просты, – пробормотал Макнаб с восхищением. – Я бы даже сказал, что вы чертовски ловкий человек.
– Ян, прошу – прекрати. Ты меня смущаешь.
– Ну, да, смутишь вас! Хм… Стало быть, мне нужно обращаться к судье Нетлсу за разрешением?
Рорк встал с кресла и громко, от души, рассмеялся:
– Я уверен, что к нему следует являться только в со­провождении здоровенного полицейского, и только ес­ли тебя приведут насильно и в наручниках. Но я уверен, что шансов на это у тебя столько же, сколько и на то, что ты утонешь в проруби на Северном полюсе.
– Да. Вероятно, вы правы.
– Ну, тогда я со спокойной совестью отдаю это раз­решение в твои профессиональные руки.
– Конечно. Спасибо, Рорк. Послушайте…
– Что еще?
– Я хотел бы вас спросить об одной вещи. – Мак­наб переминался с ноги на ногу в своих моднейших бо­тинках на толстой легкой подошве. – Но это очень личное… Я не решаюсь поговорить об этом с лейтенан­том. Все хожу вокруг да около. Вы ведь знаете, какая она!
– Знаю, и достаточно хорошо. – Рорк внимательно посмотрел на Яна и, заметив у него на лице явные признаки смущения, решил помочь парню. – Ну, что? Женщина?
– Да. Женщина, черт меня побери. Мне кажется, вы принадлежите к тем мужчинам, которые знают, как с ними обращаться. Вы, по-моему, в отношениях с ни­ми так же ловки, как и с электроникой. Так вот, у меня еще не было женщины. То есть у меня, конечно, были женщины, – быстро поправился он, покраснев до кор­ней волос. – С сексом у меня все в порядке. У меня ни­когда не было по-настоящему близкой женщины. Так, кажется, будет правильнее сказать.
– Понятно. Ян, если ты хочешь, чтобы я прочитал тебе лекцию о женской хитрости и коварстве, нам при­дется запереться дома на несколько дней, запасясь приличным количеством выпивки.
– Конечно, я понимаю. Вы, кажется, спешите ку­да-то…
Вообще-то он был прав. У Рорка совершенно не бы­ло времени. Его с нетерпением ждали несколько мил­лиардов долларов, которые надо было быстренько ус­петь заработать, а затем удачно вложить, чтобы зарабо­тать на них еще несколько миллиардов. Но он уселся на краешек стола, решив, что, в конце концов, миллиарды могут и подождать: они не люди.
– Полагаю, речь идет о Пибоди?
– Да. Знаете ли, у нас уже было… это.
– Ян, я даже не представлял себе, что ты такой отчаянный романтик! Просто поэт эпохи Возрожде­ния.
Насмешливый тон Рорка заставил Макнаба сначала покраснеть, а потом побледнеть.
– У нас был по-настоящему сказочный секс.
– Это прекрасно, и я вас обоих искренне поздрав­ляю. Но я не уверен, что Пибоди будет в восторге от то­го, что ты поделился со мной этой горячей информа­цией.
– Речь идет совсем не о сексе! – быстро выпалил Макнаб, опасаясь, что у него не хватит смелости рассказать все до конца. – То есть это у нас уже все было. И много раз. Это у нас всегда бывает бурно и прекрас­но – как цунами и извержение вулкана одновременно. Но мы никогда не были по-настоящему близки. Как бы это сказать… ну, мы никогда не расстегивали души до конца. Вот почему я все время думаю, как бы это сде­лать так, чтобы она сняла свою полицейскую униформу хотя бы раз, хоть на пять минут. Какая она без нее? Вот это меня жутко волнует и беспокоит. Каждый раз, когда все заканчивается – ну, вы знаете – и мы остаемся го­лыми и пустыми, как два пупса, я кормлю ее ужином и провожаю до дома. Или она провожает меня до двери, если мы занимались этим у нее. При этом мы почти не разговариваем. А если разговариваем – то о чем угодно, кроме того, что меня волнует.
Рорк отлично понимал, что происходит с Яном, что его «волнует и беспокоит». В его собственной жизни встретилась всего одна женщина из великого множест­ва, которая так же заинтересовала его. Единственная женщина, которая заставила его мучиться сомнениями и страдать.
– А тебе хотелось бы большего?
– Ну, как бы это сказать? – Макнаб попытался улыбнуться, начиная жалеть, что затеял этот сложный и мучительный для него разговор. – Мне нравятся жен­щины. Все женщины – самых разных типов. Особенно они мне нравятся голыми.
– Ну, кто же тебя осудит за это?
– Конечно. Знаете, когда мне наконец удалось уго­ворить Пибоди раздеться, ее вид буквально свел меня с ума. А когда мы сблизились, то совместная пляска на­ших тел была настолько гармоничной, что я вообще полностью потерял голову. Обычно я обманываю жен­щин. Вы знаете, они ведь всегда хотят полных и закон­ченных отношений. Ну, и несешь им всякую чепуху, то есть врешь напропалую, стараясь при этом выглядеть милым и мужественным. Они, конечно, понимают, что ты обманываешь их, но проглатывают это: боятся, что в противном случае ты больше не придешь. Что-то в этом роде. А с Пибоди – все наоборот.
– Ты изложил потрясающий взгляд на отношения между полами. – Рорк был уверен, что мужчиной ста­новятся лишь тогда, когда в большой компании жен­щин начинают сходить с ума от вида коленки одной-единственной девушки. – Я так понял, что Пибоди не очень-то интересуется твоей милой ложью?
– Я не знаю, чем она интересуется. В этом-то все и дело, черт побери. – Макнаб рубанул воздух рукой, как будто пытался разрубить гордиев узел своих сомнений и мучений. – Я знаю, что ей нравится заниматься сексом. Она очень любит свою работу и смотрит на лейтенанта как на человека, который знает ответы на все загадки Вселенной. И при этом она ходит с этим сукиным сы­ном Монро в оперу!
Последние слова, которые были настоящим криком души, заставили Рорка улыбнуться и задумчиво кив­нуть.
– Ревновать к сопернику – абсолютно естественно.
– Какой, к черту, соперник?! Зачем ей нужен этот надутый пижон?! Почему она ходит с ним в художест­венные салоны и на концерты? Слушает музыку, под которую даже нельзя танцевать. Нет, я точно набью ему морду!
Рорк на минуту задумался и пришел к выводу, что он в подобных обстоятельствах поступил бы точно так же.
– Это, несомненно, принесло бы тебе некоторое моральное удовлетворение, но, боюсь, вызвало бы сильное недовольство женщины, о которой мы гово­рим. А ты не пробовал завести с ней настоящий роман?
– Что вы имеете в виду? Какой роман? Как в слюнявых книжках про любовь? Рорк вздохнул.
– Слушай, давай начнем сначала. Ты когда-нибудь приглашал ее куда-нибудь?
– Конечно же! Мы два-три раза в неделю проводим ночи у меня.
– Я спрашиваю: ты приглашал ее куда-нибудь? На публику. В какое-нибудь место, где вы были бы одеты в вечерние наряды и вас бы все воспринимали как пару.
– Пожалуй, нет…
– Вот с этого и надо начинать. Назначить день, за­ехать за ней в заранее обусловленное время, затем от­везти ее в какое-нибудь место, где в хорошей компании вам предложат приличную еду и приятные достойные развлечения. И вот тогда, во время ужина или танцев, ты сможешь попытаться завести с ней разговор, но уже не о сексе и не о работе.
– Но я понятия не имею, куда ее пригласить, – пробормотал Макнаб в глубокой задумчивости. – Я в жизни не бывал в тех местах, куда ее таскает этот ублюдок Монро.
– Напряги свои извилины. Придумай место, кото­рое вызовет в ней романтические чувства и заинтригует ее. Но ей должно быть там комфортно, приятно и весе­ло. Пусть она будет чувствовать себя единственной, не­повторимой и желанной, однако при этом ей вовсе не нужно все понимать до конца. Ситуация для нее долж­на быть как бы намечена пунктиром, а не нарисована жирными прямыми линиями. Милые совместные при­ключения сильнее всего трогают нежную женскую душу и тревожат сердце. Женщина больше всего попадается на неизвестное, на интригу. Они любопытны, как кош­ки, и на этом их и надо ловить. Но не устраивай сорев­нований с Монро! Действуй на контрасте. Если он да­рит ей дорогие орхидеи из самых шикарных магазинов, ты вручи ей букетик ромашек, сорванных тобой с рис­ком быть оштрафованным на газоне в городском парке.
Постепенно Макнаб светлел лицом, все лучше по­нимая рассуждения Рорка. Его глаза загорелись азарт­ным блеском охотника, который точно знает, где и как подстрелить дичь.
– Неплохая идея! Мне кажется, что она может сра­ботать. По крайней мере, я попробую ее осуществить. Вы действительно разбираетесь в этих делах. Спасибо,
– Весь в твоем распоряжении. – Рорк взял свой портфель и направился к двери. – Я всегда был аван­тюристом и игроком, который любит только выигры­вать. Если заключать пари на ваш любовный треуголь­ник, то я, несомненно, поставлю на тебя.
Эта идея настолько захватила сознание Макнаба, что он даже забыл о куске торта, который ждал его на кухне, и тут же погрузился в сладостные размышления о Пибоди. В его голове рисовались такие радужные кар­тины будущего, он так увлекся своими планами по за­воеванию сердца девушки, что чуть не прозевал появив­шуюся на экране информацию.
– Дьявол! – Макнаб вскочил и начал отплясывать какой-то танец, рыская по комнате в поисках своего мобильного телефона. – Даллас? Слушайте, лейтенант! Я кое-что выудил. Обвинения, следствие и суд! Физиче­ские увечья, материальный ущерб и тому подобное. Обвинения были предъявлены Ричардом Драко в июне 1977 года, но затем сняты. Однако вскоре суд все-таки состоялся. Судебное решение – штраф в пять миллио­нов полновесных баксов. В обоих случаях обвиняемым был…
– Как тебе удалось добраться до этих файлов? – раздался в трубке холодный голос.
Макнаб побледнел и растерялся.
– Как мне удалось что?..
– Детектив, как вам удалось войти в программу с закрытыми файлами без соответствующего разрешения и ордера на предварительное расследование, выданного судьей?
– Я… мне…
– Где Рорк?
Даже по телефону Макнаб видел, как в ее глазах сверкают искры гнева.
– Рорк? – Он понял, что к ответу не успел пригото­виться, и у него появилось нехорошее предчувствие. – Я не знаю. Полагаю, он где-то работает. Хм… Вам от него что-нибудь нужно?
– Он развлекался этими штучками вместе с тобой?
– Нет, что вы! – Макнаб попытался добавить в свой голос искренности, смущения и возмущения воз­можными подозрениями одновременно. – Конечно же, нет! Я ведь при исполнении служебных обязанностей.
Ева замолчала почти на полминуты, и Макнаб явст­венно почувствовал, как предательские капли холодно­го пота потекли у него по спине.
– Я… Как только я начал заниматься поисками не­обходимых данных, лейтенант, и не получил необхо­димой информации, я понял, что ваше чутье, которому я полностью доверяю, совершенно точно подсказа­ло: что-то в его прошлом должно было быть. И тут ме­ня, как вы бы сказали, осенило. Это озарение заставило меня связаться с судьей Нетлсом, который и согласил­ся подписать необходимое разрешение. У меня есть ор­дер. Уф!
Макнаб взял листок со стола и помахал им в воздухе для убедительности, как будто она его могла видеть.
– Все оформлено по закону, с подписями и печа­тями.
– Не сомневаюсь. Но не превратится ли эта бумаж­ка в хлыст, который больно ударит по моей заднице, Макнаб? Хорошенько подумай, прежде чем ответить. Потому что я тебе обещаю: если все это ударит по моей заднице, то твоя почувствует удар с удвоенной силой.
– Нет, что вы. – Ему ничего не оставалось, кроме как надеяться, что пронесет. – Все оформлено соглас­но необходимым требованиям и правилам.
– Я буду через десять минут. Но запомни, Макнаб: если я увижу где-нибудь в этом деле отпечатки пальцев Рорка, я просто сверну тебе шею.


Первое, что сделала Ева, войдя в дом, это спросила Соммерсета, где Рорк.
– Его нет дома. В настоящий момент он должен находиться в другом конце города, в своем офисе. Хотите ли вы, чтобы я соединил вас с ним, дорогая Ева?
– Нет, чертов ублюдок!
– Я назвал вас «дорогая». Это так мило…
– Это все штучки Рорка, он подучил тебя. И если я еще раз это услышу, я тебя просто застрелю! Понял?!
Ева направилась к лестнице, услышав сзади тяже­лый вздох Пибоди. Ее помощница никак не могла понять, зачем напрягаться, в доме есть множество лифтов, которые могли бы им сохранить здоровье и силы.
Когда они вошли в кабинет, Ева бросила на Макнаба быстрый взгляд, искренне молясь, чтобы сворачи­вать ему шею не пришлось. Она считала его неплохим парнем и, в общем-то, хорошо к нему относилась.
Макнаб вскочил на ноги, протягивая ей ордер.
– Все честь честью, по закону и по правилам, лейтенант.
Ева отбросила листок в сторону и тяжелым взглядом уперлась в Макнаба. Напряжение, которое сковывало все ее тело, стало понемногу отпускать. Ода была абсо­лютно уверена, что за получением эти данных стоял Рорк, но предъявленное ей разрешение могло бы прой­ти экспертизу самого федерального казначейства.
– Хорошо, парень. Ты можешь расслабиться на ка­кое-то время. Свяжись по телефону с Фини и подключи его к громкой связи, чтобы мы все смогли участвовать в разговоре, А теперь посмотрим, что ты накопал.


Перед ними лежали материалы двадцатичетырех­летней давности, но они имели весьма серьезный ха­рактер и наводили на не менее серьезные размышле­ния, давая повод для весьма важных предположений.
– Итак, наш лощеный Кеннет потратил немало времени и денег на некоего Ричарда Драко?
– Действительно, много времени, – вставила Пибоди. – Он выбил ему два зуба, расквасил нос, рассек до крови бровь и попытался разнести всю квартиру, прежде чем полицейские выломали дверь, ворвались в помещение и вытащили его на улицу.
– В протоколе говорится, что в результате получен­ных увечий Драко не мог работать в течение трех не­дель, переживая эмоциональный стресс и испытывая физические страдания. А вот это мне лично нравится больше всего: он, оказывается, «понес значительные материальные потери». Уголовное и гражданское дела были возбуждены против некоего Стайлса, который то­гда носил свою первую фамилию, данную ему при рож­дении – Стиппл. Как выяснилось, он поменял ее сразу после окончания суда.
Ева стала прокручивать в голове все полученные сведения. Стайлс замял это дело, заплатив Драко. И, очевидно, за молчание потерпевшего было заплачено гораздо больше пяти миллионов долларов, указанных в решении суда, раз газетам не удалось пронюхать об этом.
«Драко мог вытащить этот материал из прошлого в любой момент, – размышляла Ева. – Он продолжал держать его как топор над головой Стайлса, а для имид­жа последнего это могло сыграть роковую роль. – Она покачала головой. – Как-то я не заметила, чтобы Стайлс слишком беспокоился о том, что такой скандал может выплыть наружу. Он ведь теперь знаменитость и может все перевернуть в свою пользу: „Ах, эти шалости бурной молодости“. Или что-то в этом роде. Так что, может быть, он и не боялся Драко. А значит, все не так просто».
Она включила переговорное устройство.
– Макнаб, продолжай поиски материалов в компьютере. Если ты найдешь еще что-нибудь интересное – сразу связывайся со мной или Фини. Я буду в Управле­нии полиции. Фини? Приготовь для нас любую свобод­ную комнату для допросов.
– Ты собираешься его вызвать в полицию? – спро­сил Фини.
– Да. Посмотрим, как он будет выступать на моей площадке. Пибоди, свяжись с Кеннетом Стайлсом, ска­жи, чтобы он прибыл на допрос в смокинге. Я буду ждать тебя внизу.
Макнаб смотрел, как Пибоди набирает номер на те­лефонном аппарате.
– Эй, погоди минуту!
Немного поколебавшись, она бросила через плечо:
– Ян, я сейчас очень занята.
– Да-да…
Он схватил руку Пибоди и начал перебирать ее паль­цы, но она раздраженно вырвала руку и дала ему легкую затрещину.
– Прекрати сейчас же! Разве ты не видишь? Я рабо­таю!
– В этой чертовой форме ты можешь думать только о работе. Слушай, а как ты смотришь на то, чтобы сего­дня вечером прошвырнуться куда-нибудь?
– Полагаю, я могла бы зайти к тебе после рабо­ты, – сказала Пибоди, и Макнаб с грустью убедился, что общение с ним у нее ассоциируется исключительно с сексуальными играми.
Он уже почти согласился с этим предложением – чего еще ждать от холодной полицейской дамы, к тому же застегнутой на все пуговицы в прямом и переносном смысле слова. Однако Рорк не говорил, что они не мо­гут заняться сексом после выхода в свет.
– Да нет, я имел в виду, что мы могли бы сходить куда-нибудь.
– Сейчас слишком холодно, чтобы заниматься сек­сом на улице.
Макнаб открыл было рот, но тут же закрыл его, представив себе голую Пибоди в сумерках на лужайке Центрального парка. Если их не освистают, не поколо­тят и не убьют, это будет прекрасно.
– Ты о чем-нибудь, кроме секса, думаешь вообще? Не то чтобы я был против него, но мы могли бы сначала пойти в какой-нибудь клуб послушать музыку. Я заеду за тобой в восемь часов.
– Заедешь за мной? Ты заедешь за МНОЙ? – Она ошарашенно уставилась на него, будто у Яна выросло на лбу третье ухо.
– Тебе ведь хватит времени, чтобы привести себя в порядок после работы?
– Пибоди! Шевели задницей!
– Тебе лучше идти, – Макнаб улыбнулся, услышав рокот раздраженного голоса Евы, – Я позвоню тебе позже.
И, возбужденный собственным воображением, он впился долгим нежным поцелуем в ее губы. Пибоди с чмокающим звуком оторвалась от него и бросилась вниз по лестнице.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свидетельница смерти - Робертс Нора


Комментарии к роману "Свидетельница смерти - Робертс Нора" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100