Читать онлайн Смерть по высшему разряду, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смерть по высшему разряду - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смерть по высшему разряду - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смерть по высшему разряду - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Смерть по высшему разряду

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

Предоставив Рорку и Соммерсету заниматься гос­тем, Ева отправилась в свой домашний кабинет изу­чать материалы дел об убийствах, где Йост фигурировал в качестве главного подозреваемого. В каждом расследовании она тщательно искала то, что было оставлено без внимания или неверно истолковано, – свидетелей, которых толком не допросили, улики, источники которых не были прослежены. В конце концов, Ева обнаружила, что в некоторых случаях с тела жертвы исчезал какой-то предмет – кольцо, часы, лента для волос. «Он берет сувениры на па­мять, – думала Ева. – Ничего ценного – это под­тверждает, что ограбление не являлось мотивом».
– Если он взял что-то у одной жертвы, то наверняка должен был брать у всех, – пробормотала она. – Йост явно человек привычки…
Но что же он забрал у Дарлин Френч?
Ева включила видеозапись службы безопасности отеля в том месте, где Дарлин подкатила свою те­лежку к двери номера 4602, остановила изображение и увеличила его.
– Серьги! – На экране в ушах Дарлин виднелись маленькие золотые ободочки, почти скрытые тем­ными локонами. Хотя Ева была уверена, что их не обнаружили на теле, она на всякий случай сверилась с изображением лежащего на кровати изувеченного трупа Дарлин. – Он взял твои сережки!
«Коллекционер! – мрачно подумала Ева. – На­слаждается своей работой? Хочет потом вспоминать каждое дело, перебирая эти вещицы? Значит, для него важны не только деньги».
Послышался сигнал аппарата связи.
– Даллас, – ответила Ева, все еще глядя на два изображения Дарлин.
– Я кое-что разузнал о проволоке, – заговорил Макнаб. – Ее продают в основном ювелирам, профессионалам или любителям, и художникам. Можно купить в розницу, но это обойдется куда до­роже, чем оптом. Розничные торговцы обычно продают небольшие отрезки тем, кому внезапно придет в голову использовать их для прически либо в каче­стве браслетов на запястьях или лодыжках.
– Нужно проверить оптовиков, – сказала Ева. – Наш убийца не из тех, кому что-то внезапно приходит в голову. И он явно не любит переплачивать, – доба­вила она, вспомнив об опустошенной ванной отеля.
– Мы насчитали больше сотни оптовиков в разных городах. Чтобы приобрести товар оптом, необходима лицензия художника, ювелира или идентификационный номер розничного торговца. Тогда можно приобрести проволоку непосредственно у продавца или заказать по электронной почте.
– О'кей, проверьте всех оптовиков. – Ева уточ­нила длину проволоки, изъятой на месте преступления. – Убийца использовал отрезок длиной ровно два фута. – Она быстро просканировала другие дела. – Да, он предпочитает именно этот размер. Ищите заказы на отрезки такой длины или с двухфутовыми делениями. – Ева на мгновение закрыла глаза. – Серебро тускнеет, не так ли? Со временем покрывается пятнами?
– Если оно не покрыто краской, его нужно полировать. В лаборатории утверждают, что это неокрашенное серебро. Рапорт передо мной – в нем не упоминается о химической обработке или полировки металла. Думаю, он не мог вытереть проволоку начисто, так что она, вероятно, была совсем новой.
– Ищите покупки двухфутовых отрезков, – решила Ева. – Расположите их в хронологическом порядке, начиная с даты убийства, в обратном направлении. Скорее всего, он действительно приобретал новенькое блестящее орудие для каждой работы.
Отключив связь, Ева немного поразмышляла о свойствах серебра, затем снова начала изучать мате­риалы других дел.
Происхождение проволоки расследовалось в каж­дом случае, но лишь в половине из них производилось полное сканирование отрезков, и не учитывалось то, что все они были специфической длины. К тому же следователи в основном сосредотачивались на поставщиках в городе, где произошло убийство, и его окрестностях.
Чертовски небрежная работа!


Ева все еще хмурилась, глядя на экран, когда во­шел Рорк.
– Что происходит с серебром, когда его полируют?
– Оно становится блестящим.
– Ха-ха! Я имею в виду, оставляет ли на нем сле­ды полировочный материал.
Рорк присел на край стола и улыбнулся.
– Почему ты думаешь, что мне это известно?
– Потому что тебе известно абсолютно все.
– Я польщен, лейтенант, но хозяйственная дея­тельность типа полировки серебра не по моей части. Спроси у Соммерсета.
– Не хочу. Это означало бы добровольно вступить с ним в беседу. Лучше я справлюсь в лаборатории.
Но когда Ева собралась включить связь, Рорк от­вел ее руку и вызвал дворецкого по внутреннему те­лефону.
– Соммерсет, оставляет ли полировка какие-ни­будь следы на серебре?
Раздался скрипучий голос Соммерсета, который Ева выносила с трудом:
– Напротив, при тщательной полировке не долж­но оставаться никаких следов, иначе серебро потуск­неет. Процесс удаляет все посторонние элементы с поверхности металла.
– Благодарю вас. Помогло? – спросил Рорк у Евы, отключив связь.
– Всего лишь заткнуло дырки. Ты торгуешь се­ребряной проволокой?
– Чем я только не торгую!
– Так я и думала.
– Если ты хочешь, чтобы я помог проследить происхождение орудия убийства…
– Этим занимается Макнаб. Посмотрим, как далеко нам удастся продвинуться без тебя в этом направлении.
– Желаю успеха. Но ты хотела обсудить что-то со мной.
– Да. Где твой приятель?
– Мик наслаждается бассейном. У нас есть пара часов до прибытия гостей.
– О'кей. – Поднявшись, Ева подошла к двери кабинета, закрыла ее и повернулась к мужу. – Если мы принимаем теорию, что это наемное убийство, то оно обошлось нанимателю минимум в два мил­лиона, плюс покрытие расходов. Кто способен ис­тратить такую сумму, чтобы навредить тебе? Причем не разорить, не подорвать твою репутацию, а просто расстроить?
– Трудно сказать. Имеется определенное коли­чество профессиональных конкурентов или людей, испытывающих ко мне личную неприязнь. Некоторые из них обладают достаточными финансовыми ресурсами, чтобы израсходовать подобную сумму с целью причинить мне неприятности.
– И как много людей из этого количества не ос­тановились бы перед убийством?
– Среди бизнесменов? – Рорк развел руками. – Я нажил себе множество врагов, но битвы обычно проходили в залах собраний, над гроссбухами. Я не могу исключить, что кто-то из моих недругов дошел до белого каления и решил, что меня стоит навсегда устранить из бизнеса. Но какой смысл убивать гор­ничную из моего отеля?
– Не все же твои битвы ведутся над гроссбухами.
– Разумеется. Но даже в таком случае жертвой избрали бы меня лично. Ведь я даже не знал эту де­вушку.
– В том-то и дело! – Ева шагнула к Рорку, не сво­дя глаз с его лица. – Ты не знал Дарлин, но ее смерть не дает тебе покоя.
– Существует много способов лишить меня покоя, не убивая при этом ни в чем не повинную де­вушку.
– И все же, кто бы мог пойти на такое? – настаи­вала Ева. – Какие ты сейчас проворачиваешь круп­ные дела? Может быть, кто-то решил изменить си­туацию, выбив тебя из колеи? Помнишь, когда мы с тобой на прошлой неделе отдыхали в «Олимпе», там возникли какие-то проблемы?
– Это неизбежно, когда осуществляешь проект такого масштаба. Сейчас все под контролем.
– И осталось бы под контролем, если бы ты не стоял у штурвала?
Рорк задумался:
– Могли бы возникнуть осложнения и дополни­тельные расходы, но у меня сильная команда в каж­дой области этого проекта. Это касается и других моих предприятий. Я вовсе не незаменим.
– Чепуха! – с силой произнесла Ева. – Ты дер­жишь палец на каждой кнопке в каждой своей орга­низации. Конечно, вся эта чертова система, которую ты соорудил, будет вращаться и без тебя, но вряд ли с той же скоростью и в том же направлении. Кому выгодно, чтобы она вращалась по-другому?
– Никому конкретно. В любом случае, если кто-то хочет отвлечь мое внимание от проекта, заставить меня пренебречь им, самым надежным способом было бы убить тебя.
– Чтобы ты гонялся за ним, пока не стер его в порошок? Едва ли это хороший способ.
Рорк коснулся пальцем ямочки на ее подбородке.
– Тут ты права.
– Если не можешь вспомнить никого, с кем имеешь дело сейчас, подумай о прошлом. Прошлое может подобраться к нам, какую бы крепость мы ни соору­дили. Мы оба это знаем. Кстати, часть твоего про­шлого в данный момент плещется в твоем бассейне.
– Тоже верно.
– Рорк… – Ева заколебалась. – Ты ведь не ви­дел его много лет. Ты не знаешь, кем он стал и чем занимался все это время. А между тем он внезапно появился в вестибюле отеля через несколько часов после убийства.
– Ты подозреваешь Мика? – Рорк улыбнулся и покачал головой. – Конечно, он вор, мошенник и лгун, но убийство не по его части. Для такого пре­ступления нужен холодный, расчетливый и безжа­лостный ум. Либо он есть у человека, либо нет. Нам с тобой это хорошо известно.
– Возможно. Но люди меняются. А плата за убийство может послужить удобным амортизатором для совести некоторых.
– Для некоторых, но не для Мика. – В этом Рорк, по крайней мере, был твердо уверен. – Ты права, он мог измениться, но не до такой степени. Мик с легким сердцем обобрал бы до нитки родную бабуш­ку, но ни за какие деньги не смог бы убить бездомную собаку. Он был самым мягкосердечным из нас, когда дело доходило до кровопролития.
– Ладно, тебе лучше знать. – Ева все-таки ре­шила присматривать за Миком Коннелли. – Тогда припомни кого-нибудь еще из твоего прошлого. По­старайся как следует. Мне нужна зацепка.
– Буду стараться изо всех сил, обещаю тебе.
– И увеличь личную охрану.
– Это еще зачем?
– Неужели не понятно? Ты – мишень. Возмож­но, Дарлин Френч была всего лишь предупредитель­ным выстрелом. «Смотри, как близко я могу к тебе подобраться»… Следующий выстрел может быть на­целен прямиком в тебя.
– Или в тебя, – возразил Рорк. – Ты увеличишь свою личную охрану?
– У меня ее нет.
– Вот именно!
– Не забывай, что я – коп.
– Ну, а я сплю с копом. – Он обнял ее за та­лию. – Разве мне не повезло?
– Перестань. Это не шутка.
– А я и не шучу. Но предложение усилить охрану я воспринимаю именно как шутку и не собираюсь этим заниматься. Тем более, перед званым обедом.
Ева открыла было рот, но Рорк посоветовал ей заткнуться и тут же обеспечил выполнение приказа­ния. Поцелуй был долгим, и Ева с трудом перевела дух.
– Тебе не придется этим заниматься самому. Я мо­гу приставить к тебе копов.
– Можешь, – согласился Рорк. – А я могу от них избавиться, что тебе отлично известно. Ты един­ственный коп, которого я готов терпеть рядом с собой, лейтенант. Фактически… – Прежде чем Ева ус­пела опомниться, он расстегнул ей половину пуго­виц на рубашке.
– Прекрати. У меня сейчас нет времени.
Рорк усмехнулся:
– Значит, придется поспешить.
– Я же сказала тебе… – Рорк слегка прикусил ее за шею, и Ева задрожала от возбуждения, но нашла в себе силы толкнуть его локтем. – Перестань!
– Не могу. Я должен спешить. – Смеясь, Рорк расстегнул ей брюки и снова прижался губами к ее губам.
Ева могла бы ударить его ногой, но почему-то не сделала этого. Даже вопль, который она издала, ког­да Рорк уложил ее на стол, не звучал слишком про­тестующе.
Полуобнаженная и запыхавшаяся, Ева приподнялась на локтях.
– Ладно, только побыстрее!
Склонившись над ней, Рорк ущипнул ее за под­бородок.
– Кажется, я слышал смех.
– Это была всего лишь усмешка.
– Вот как? – Он потянул Еву за нижнюю губу. – Никогда не ощущал разницы. А это что за звук?
– Какой звук?
Одним резким движением Рорк проник в нее, вызвав сдавленный крик.
– Вот этот. – Наклонив голову, он почувствовал жар, исходящий от ее плоти. – И этот.
– Стон, помогающий мне все это вытерпеть, – с трудом вымолвила Ева.
– Ну, если так…
Рорк сделал вид, будто собирается отодвинуться от нее, но Ева сдвинула бедра.
– Мне нужно попрактиковаться в терпении.
Отбросив прядь волос с лица Рорка, она обхвати­ла его за шею и потянулась к нему губами. Когда по­слышался сигнал внутренней связи, Рорк просто протянул руку и отключил ее.


Это оказалось не так быстро, как Рорк планировал. Когда Ева наконец почувствовала, что в состоя­нии держаться на ногах, она поднялась со стола – в ботинках, распахнутой рубашке и наплечном ремне с кобурой.
«Мой коп выглядит до смешного сексуально», – подумал Рорк.
– Едва ли ты согласишься подождать, пока я при­несу видеокамеру.
Ева представила себе, как она выглядит, и скри­вила губы.
– Игры окончены. – Она натянула брюки и по­спешно застегнула их. – Из-за тебя у меня голова ходуном ходит.
– Прости, дорогая. Я был не в лучшей форме, а все потому, что ты заставила меня спешить.
Ева посмотрела на Рорка. Волосы у него были взъерошены, а в голубых глазах светилось удовле­творение.
– Может быть, позже я позволю тебе сделать еще одну попытку.
– Ты слишком добра ко мне. – Рорк шлепнул ее по заду. – Нам лучше привести себя в порядок к обеду.


Ева давно уже поняла, что процедура званого обеда не ограничивается сидением за столом и просьбами к соседу передать соус. Это был целый ритуал, включающий соответствующее облачение, обмен любезностями, даже если собеседник не вызывает симпатии, и предварительное поглощение алкоголя и легких закусок за пределами столовой. Все это, по оценке Евы, увеличивало мероприятие на целый час, не включающий послеобеденную интерлюдию.
Еве казалось, что она приобрела достаточный опыт в проведении подобных церемоний, Хотя и делала это не так безупречно, как Рорк (впрочем, с ним в этом отношении никто не мог сравниться). Но сегодня ей было трудно играть роль хозяйки, поскольку ее мысли были заняты другим.
Если удастся получить побольше данных о бага­же и серебряной проволоке, можно выстроить схему передвижений Йоста. Сведения о том, где и как он делает покупки, помогут составить представление о том, где и как он живет.
Убийца любит стейк, а хорошее мясо обходится недешево. Интересно, покупает ли он его, чтобы го­товить самому, или ходит в ресторан? В любом случае, он наверняка пользуется лучшими магазинами и ресторанами. Впрочем, неизвестно, позволяет ли он себе все самое лучшее только во время работы, или же это его повседневная привычка. Интересно, на что еще он тратит деньги? Ведь у него их более чем достаточно. Где он их хранит? Если это выяснить…
– Вы выглядите так, словно находитесь далеко отсюда.
– Что? – Ева посмотрела на Магду, пытаясь со­средоточиться. – Прошу прощения.
– Не стоит извиняться. – Они сидели на одном из антикварных диванов в гостиной, откинувшись на шелковые подушки. В ушах и на шее Магды свер­кали круглые бриллианты, похожие на планеты. Она потягивала из маленького бокала пенистый бледно-розовый напиток. – Уверена, что ваши мысли куда важнее нашей глупой болтовни. Вы, очевидно, ду­маете об этой бедной девушке? Между прочим, мои апартаменты находятся как раз под теми, где ее убили.
– Вот как? Я этого не знала.
– Ужасно! Она была почти ребенок, не так ли? Кажется, я видела ее накануне вечером в коридоре, выходя из номера. Она очень вежливо пожелала мне доброго вечера, но я так спешила, что всего лишь улыб­нулась в ответ. Впрочем, какое это имеет значение…
– Она была одна? Вы видели кого-нибудь с ней? Вы помните, сколько тогда было времени? – Магда ошеломленно заморгала, и Ева покачала головой. – Простите. Профессиональная привычка.
– Ничего, все в порядке. Я никого не заметила, но знаю, что это было без четверти восемь, так как я назначила на половину восьмого встречу в баре и волновалась, что опаздываю. Совсем как примадон­на. Я задержалась, так как говорила по телефону с агентом о своем очередном проекте.
«Запомни это», – приказала себе Ева.
– Новый фильм?
– С вашей стороны весьма любезно спрашивать о том, что никак не может вас интересовать. Да, хо­рошая роль. Но я не могу принять окончательное ре­шение, пока не состоится аукцион. Хотите, я расскажу вам о ваших гостях, или Рорк уже вас просветил на этот счет?
– У нас для этого не было времени. – Ева едва не усмехнулась, вспоминая торопливый секс на письменном столе.
– Превосходно – это дает мне шанс посплетничать. Мой сын Винсент. – Магда с любовью посмотрела на стоящего у камина золотоволосого молодого человека с красивым и серьезным лицом. – Единственный и неповторимый. Винс становится солидным бизнесменом. Не знаю, что бы я без него делала. Правда, я пока не дождалась от него внуков, но не теряю надежды. Только не подумайте, что я вижу в роли моей невестки Лайзу Трент. Конечно, она по-своему великолепна… – Откинувшись на спинку дивана, Магда устремила взгляд на пышную блондинку, которая стояла, положив руку на плечо Винса, и, казалось, ловила каждое его слово. – Амбициозная девица и неплохая актриса. Но Винсу Лайза не подходит – она не блещет умом, хотя и умеет льстит самолюбию. Видите – она глазеет на Винса так, словно изо рта у него падают золотые монеты.
– Она вам не нравится?
– Не то что не нравится… Полагаю, во мне говорит мать, считающая, что ее сын достоин всего самого лучшего и непременно добьется своего.
«Вряд ли это произойдет очень скоро», – подумала Ева. Конечно, мать души не чаяла в Винсе Лейне, но Еве его подбородок показался слишком без­вольным. Одетый по последней моде, он выглядев чересчур расфуфыренным в сравнении с небрежной элегантностью Рорка. Впрочем, Ева сознавала, что ничего не понимает в моде.
Магда кивнула в сторону другого гостя.
– Карлтон Минс похож на крота, верно? Я уже не помню, сколько лет он ведет мои финансовые де­ла. Он очень помог мне с фондом. Карлтон надежен, как скала, хотя по его внешности этого не скажешь. Его жена Минни – вон та женщина в безобразном платье. Минни Минс – можете себе представить? Она ходячее доказательство того, что можно быть слиш­ком худой, хотя некоторые считают, что нельзя че­ресчур увлекаться шейпингом.
Ева не смогла удержаться от усмешки. Женщина выглядела, как разодетая в пух и прах швабра с ог­ненно-рыжей паклей вместо волос.
– Двадцать лет тому назад Минни начала рабо­тать у Карлтона бухгалтером, – продолжала Маг­да. – Последние двенадцать лет она за ним замужем, но волосы у нее такие же скверные, как и в те дни, когда она впервые положила на него глаз.
Ева засмеялась:
– Вам на язык лучше не попадаться.
– Какое удовольствие в сплетнях, если говорить о людях только приятное? Посмотрите на Минни, и вы убедитесь, что хороший вкус не купишь ни за ка­кие деньги. Тем не менее, Карлтону она вполне под­ходит. Минни делает его счастливым, и поэтому я не держу на нее зла. А что вы можете рассказать мне о человеке, с которым беседует Рорк?
– Очень немногое. Они дружили в Дублине, ког­да были еще мальчишками, и не виделись много лет.
– И вы внимательно за ним следите?
– Разве? – Ева пожала плечами. Никогда не сле­дует забывать, что актеры весьма наблюдательны, по крайней мере, хорошие. – Возможно. Я слежу за всеми. Еще одна профессиональная привычка.
– На него вы смотрите как-то по-другому, – заметила Магда.
В этот момент к ним подошел Рорк.
– Леди, прошу в столовую, – сказал он и рассеянно провел пальцами по плечу Евы.


Во время трапезы Ева убедилась, что Магда настоящий знаток человеческой натуры. Лайза Трент то и дело хихикала или сосредоточенно сдвигала брови, ловя каждое слово Винса. То, как она изображала интерес к его утомительным тирадам, по мнению Евы, свидетельствовало о незаурядном актерском даровании.
Карлтон Минс держался тихо, как крот, с которым его сравнила Магда. Он вежливо отвечал вполголоса, когда к нему обращались, а в остальное время не отрывался от тарелки. Что касается его жены, то Ева заметила, как она украдкой обследует столовое серебро в поисках клейма производителя.
Беседа вращалась в основном вокруг аукциона, в этом вопросе Винс ориентировался достаточно хорошо.
– Коллекция творческих реликвий Магды Лейн, особенно костюмов, не имеет себе равных, – заявил он, аккуратно отрезав кусочек жареной утки. – Надо сказать, я пытался уговорить ее ограничить аукцион только костюмами.
– Я всегда делаю все с размахом, – со смехом сказала Магда.
– Истинная правда. – Сын тепло улыбнулся ей. – Но если приберечь бальное платье из «Осени Прайда» до самого конца, мероприятие завершится на высокой ноте.
– Я хорошо его помню, – мечтательно вздохнул Мик. – Упрямая и избалованная Памела входит в бальный зал в ослепительном платье Снежной королевы, словно бросая вызов всем мужчинам. Сны, ко­торые мне снились после того, как я увидел вас в этом платье, мисс Лейн, заставили бы вас покраснеть.
Явно довольная, Магда наклонилась к нему.
– Я не так-то легко краснею, мистер Коннелли.
– В отличие от меня, – усмехнулся Мик. – А вам не жаль расставаться с вашими воспоминаниями?
– Я никогда с ними не расстанусь, только с их визуальными воплощениями. А то, как фонд распо­рядится полученными доходами, будет утешать меня по ночам.
– Охрана всех этих костюмов, должно быть, сто­ит кучу денег, – вмешалась Минни.
Магда усмехнулась.
– Я уверена, к концу дня вы, как бывший бухгал­тер, согласитесь, что вложение оказалось выгодным.
– Безусловно, – кивнул Карлтон, не отрываясь от утки. – Одни только налоговые льготы…
– Ради бога, Карлтон! – Магда взмахнула рука­ми. – Не надо говорить о налогах во время столь изыс­канного обеда. Одна мысль о них вызывает у меня несварение желудка. Рорк, это вино просто потря­сающее. Одно из ваших?
– «Монкар» девяносто второго года. Недурное. – Рорк поднес свой бокал к свету. – Я так и думал, что оно вам понравится.
– Должна вам признаться, Ева, – промурлыкала Магда, – что я безумно влюблена в вашего мужа. Надеюсь, вы меня за это не арестуете?
– Если бы в нашем государстве эта считалось преступлением, я бы отправила за решетку три четверти женского населения Нью-Йорка.
Рорк посмотрел на Еву.
– Ты льстишь мне, дорогая.
– Это отнюдь не лесть.
Лайза хихикнула:
– Трудно не ревновать, имея такого красивого могущественного супруга. – Она стиснула руку Винса. – Когда женщины начинают заигрывать с моим Винни, мне хочется выцарапать им глаза!
– В самом деле? – Ева потягивала «Монкар», наслаждаясь терпким вкусом. – Что касается меня, я просто даю им по физиономии.
Покуда Лайза решала, следует ей выглядеть восхищенной или шокированной, Мик ухмыльнулся в салфетку.
– Судя по тому, что я видел и слышал, Рорк пе­рестал коллекционировать женщин. Он нашел среди них бриллиант с множеством сверкающих граней, который искал так долго. Зато во времена нашей юности он шагу не мог ступить без того, чтобы куча девчонок не следовала за ним по пятам.
– Должно быть, вы можете рассказать немало увлекательных историй. – Магда коснулась кончиками пальцев руки Мика. – Рорк такой таинственный во всем, что касается его прошлого! Это только разжигает любопытство.
– Историй у меня более чем достаточно. Например, о хорошенькой рыжей девчушке, которая с богатым папашей приехала в Дублин из Парижа. Или о маленькой брюнетке с изящной фигуркой, которая пекла лепешки дважды в неделю, чтобы подлизаться к Рорку. Кажется, ее звали Бриджет, верно, Рорк?
– Верно. Она вышла за Тима Фэррелла, сына пе­каря, что, кажется, удовлетворило всех.
Рорк был благодарен Мику, что тот не напомнил, как они ограбили дочиста рыженькую парижанку, покуда он занимался с ней любовью. Впрочем, результатами тогда были довольны решительно все.
– Да, веселые были деньки! – вздохнул Мик. – Но, будучи джентльменом и верным другом, я не стану сплетничать о старом приятеле. Хотя ты боль­ше не коллекционируешь женщин, Рорк, но коллек­ционером ты остался. Говорят, у тебя великолепная коллекция оружия.
– Удалось собрать кое-что.
– Огнестрельное оружие? – встрепенулся Винс.
Его мать закатила глаза.
– Винс всю жизнь был помешан на пистолетах и револьверах. Когда я играла в исторических филь­мах, он приходил на съемочную площадку и доводил до белого каления реквизиторов.
– У меня имеются любопытные образцы, – за­метил Рорк. – Может, хотите взглянуть?
– С удовольствием.


Комната была полна приспособлений, созданных человеком для уничтожения себе подобных. Пи­ки и копья, мушкеты и «кольты», не говоря о позд­нейших видах оружия. Несмотря на красочную под­светку стеклянных витрин, трудно было не думать о мрачном предназначении каждого экспоната и о человеческой страсти к искусству самоуничтожения.
– Господи! – Винс окинул помещение восхищенным взглядом. – Не видел ничего подобного за пределами Смитсоновского института. Должно быть, вы потратили много лет, чтобы собрать такую коллекцию.
– Немало.
Заметив, как жадно Винс смотрит на пару дуэльных пистолетов девятнадцатого века, Рорк открыл кодовый замок витрины, достал пистолет из ниши и протянул его сыну Магды.
– Потрясающе!
– Бр-р! – Лайза поежилась, но Ева видела, как алчно заблестели ее глаза. – А эта штука не опасна?
– В теперешнем состоянии – нет. – Улыбнувшись, Рорк показал ей другую витрину. – Вот этот маленький пистолет с украшенной драгоценными камнями рукояткой предназначался для женской руки и дамской сумочки. В не слишком спокойные дни начала прошлого века он принадлежал богатой вдове, которая, гуляя по утрам со своим шпицем, всегда брала его с собой. Говорят, она застрелила трех грабителей, неучтивого швейцара и бультерьера, проявившего агрессивные намерения по отношению к ее шпицу.
– Боже мой! – Золотистые ресницы затрепетали над фиолетовыми глазами Лайзы. – Она застрелила собаку?!
– Так говорят.
– Иные времена, иные нравы. – Мик разглядывал блестящий хромированный полуавтоматичес­кий пистолет. – Не правда ли, удивительно, что до запрета на продажу оружия, каждый с деньгами в кармане мог взять такую штуку с прилавка или из-под прилавка? – обратился он к Еве.
– Мне это всегда казалось скорее глупым, чем удивительным.
– Значит, вы не сторонница права носить ору­жие, лейтенант? – спросил Винс, вертя в руке дуэль­ный пистолет и явно считая, что выглядит необы­чайно эффектно.
Ева бросила взгляд на зловещий дамский писто­летик.
– Эти изделия предназначены не для защиты, а для убийства.
С неохотой положив пистолет назад в нишу, Винс подошел к Еве и Мику.
– Тем не менее, люди все еще находят способы убивать друг друга. В противном случае вы бы оста­лись без работы.
– Вы правы, – кивнула Ева. – Люди находят способы. Но после того, как были введены ограни­чения на продажу оружия, дети не убивают друг друга в школьных коридорах, мужья не стреляют по ошиб­ке в своих жен, приняв их в темноте за грабителей, а банды не устраивают на улицах разборки, в результате которых гибнут посторонние. По-моему, старый ло­зунг «Людей убивает не оружие – их убивают другие люди» достаточно справедлив. Но оружие оказывает им весьма ощутимую помощь в этом занятии.
– Не стану спорить, – вмешался Мик. – Никог­да не любил эти хлопушки. Другое дело, хороший ножичек… – Он подошел к витрине с кинжалами. – По крайней мере, прежде чем нанести удар, против­ник должен подойти достаточно близко, чтобы по­смотреть вам в глаза. Это требует большей смелости, чем стрельба на расстоянии. Но я все равно предпочитаю работать кулаками. Хорошая драка способна разрешить много споров, а участники потом всегда могут расслабиться и выпить пивка… Мы с тобой в свое время разбили немало носов, верно, Рорк?
– Возможно, больше, чем следовало. – Рорк запер витрину. – Кофе? – предложил он гостям.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Смерть по высшему разряду - Робертс Нора



не самый лучший из детективов автора. так и остались непонятными замыслы убийцы. 7/10
Смерть по высшему разряду - Робертс НораОльга Сергеевна
20.06.2012, 22.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100