Читать онлайн Смерть по высшему разряду, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смерть по высшему разряду - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смерть по высшему разряду - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смерть по высшему разряду - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Смерть по высшему разряду

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

Номер был зарегистрирован на имя некоего Джеймса Прайори из Милуоки. Три недели назад он сделал предварительный заказ на две ночи и прибыл сегодня после полудня. Плату за номер и дополнительные услуги предполагалось получить через его кредитную карточку, подлинность которой была под­тверждена.
Покуда следственная группа работала на месте преступления, Ева в гостиной апартаментов изучала содержимое диска камеры слежения, который при­нес ей Бригем. Изображение демонстрировало чело­века смешанной расы лет под пятьдесят, в старомод­ном темном костюме преуспевающего бизнесмена, который может себе позволить дорогие апартаменты в дорогом отеле на пару ночей. Это был крепкий широкоплечий мужчина, весивший минимум вдвое боль­ше своей жертвы, с длинными тупыми пальцами, квадратным лицом, большим носом и холодными серыми глазами цвета наледи на январских лужах. Модно подстриженные темно-каштановые волосы с сединой на висках выглядели чужеродным элемен­том или неудачной маскировкой. Он не пытался скрыть лицо – даже улыбнулся клерку за регистра­ционным столиком, прежде чем коридорный прово­дил его к лифту.
Ева наблюдала на экране компьютера, как кори­дорный открывает дверь апартаментов и пропускает вперед Прайори. Согласно записям дежурного, он не покидал свой номер до убийства. Прайори не стал заказывать еду по телефону, а воспользовался мик­роволновой печью на кухне – пообедал стейком с жареным картофелем, кофе и сдобной ватрушкой. В мини-баре он брал только безалкогольные напитки.
«Ясная голова», – отметила Ева.
Следующий диск демонстрировал Дарлин Френч, катившую свою тележку к двери № 4602. Хорошень­кая девушка в аккуратной униформе, с мечтатель­ным взглядом больших карих глаз и изящной фигур­кой. Тонкие пальцы теребили золотое сердечко на цепочке.
Дарлин дважды позвонила, лениво потирая пояс­ницу, спрятала под блузку сердечко и цепочку и только потом вынула из кармана передника кодовую пластинку. Открыв дверь, она окликнула постояль­ца, затем взяла с тележки свежие полотенца и вошла в номер.
Девушка закрыла за собой дверь в 20.26. В 20.58 Прайори, держа в руке «дипломат» и полотенца, вы­шел в коридор, закрыл дверь апартаментов, аккурат­но положил полотенца на тележку и небрежной по­ходкой зашагал к двери, ведущей на лестницу. Ему понадобилось всего тридцать две минуты, чтобы из­бить, изнасиловать и задушить Дарлин Френч.
– Ясная голова, – вслух произнесла Ева. – Хо­лодная, ясная голова.
– Лейтенант?
Ева подняла руку, знаком приказывая помощни­це подождать. Пибоди умолкла. Она уже год работа­ла с Евой в отделе убийств и не сомневалась, что по­нимает своего лейтенанта с полуслова. Ее глаза, та­кие же темные, как и прямые волосы, устремились на экран, где Ева изучала изображение убийцы.
«Гнусная рожа», – подумала Пибоди, но ничего не сказала.
– Что ты выяснила? – спросила наконец Ева.
– Прайори Джеймс, агент Объединенной стра­ховой компании, базирующейся в Милуоки, скон­чался 5 января сего года в результате дорожно-транспортного происшествия.
– Ну, этот-то парень жив-здоров. В том ДТП было что-нибудь сомнительное?
– Вроде бы нет, сэр. Согласно рапорту, водитель грузовика, шедшего навстречу, вздремнул за рулем и расплющил машину Прайори. Мы обнаружили в Милуоки еще нескольких Прайори, но Джеймс из них только один.
– Пока прекрати ими заниматься. Позвони домой Фини и отправь ему всю эту информацию. Такая ра­бота – как раз для электронного отдела. Фини разы­щет этого типа быстрее, чем кто-либо еще. – Ева посмотрела на часы. – Я хочу поговорить с Хайлоу – надеюсь, она уже пришла в себя. Где Рорк? – осве­домилась она, оглядываясь вокруг.
Пибоди расправила плечи, уставясь на противо­положную стену.
– Не могу знать.
– Черт! – Ева подошла к охраннику у двери. – А где сейчас Хайлоу?
– Она в номере 4020, лейтенант.
– Никто не должен входить сюда, не предъявив значок, – раздраженно сказала Ева. Ей очень не по­нравилось то, что Рорк покинул место преступле­ния. Это могло означать только одно – он что-то за­тевает.
Один из охранников проводил Еву в номер 4020, и она с удовлетворением обнаружила, что Хайлоу дей­ствительно пришла в себя. У нее были заплаканные глаза и бледное лицо, но она спокойно сидела на кухне небольшого номера. На столе перед ней стоял чайник, а в руке она держала чашку, которую поставила при виде Евы.
– Миссис Хайлоу, я – лейтенант Даллас из нью-йоркского полицейского департамента.
– Да-да, знаю. Рорк объяснил мне, что вы хотите, чтобы я подождала вас здесь с мистером Бригемом.
Ева бросила взгляд на Бригема, который сосре­доточенно рассматривал картину на дальней стене.
– Рорк объяснил вам? – переспросила она.
– Да, он немного побыл со мной и заказал для меня чай. Он хороший человек.
Ева не стала вдаваться в обсуждения достоинств Рорка.
– Миссис Хайлоу, вы разговаривали с кем-нибудь, кроме мистера Бригема и Рорка, пока ждали меня?
– Нет, мне не велели ни с кем говорить. – Карие глаза с припухшими веками доверчиво смотрели на Еву. – Миссис Рорк…
– Даллас! – Ева едва не скрипнула зубами. – Лей­тенант Даллас.
– Да, конечно. Прошу прощения, лейтенант Дал­лас, за то, что устроила такую сцену, когда… – Она тяжело вздохнула. – Когда я увидела бедную малыш­ку Дарлин, то просто не могла сдержаться…
– Ничего, все в порядке.
– Нет-нет! – Хайлоу взмахнула руками. Она бы­ла невысокой, но крепкой, и Ева подумала, что такие бегуны на длинную дистанцию упорно продолжают свой бег, когда остальные сваливаются без чувств на поле. – Я убежала и оставила ее там! Понимаете, с шести до часу ночи я за все отвечаю, и я даже не при­коснулась к ней, не прикрыла ее.
– Миссис Хайлоу…
– Просто Хайлоу. – Женщина улыбнулась, но от этого ее усталое лицо стало еще печальнее, – Ме­ня зовут Натали, но все меня называют по фамилии.
– Хорошо, Хайлоу. – Ева поставила на стол маг­нитофон. – Вы поступили правильно. Если бы вы притронулись к телу или прикрыли его, то могли бы уничтожить улики. Тогда мне было бы гораздо труд­нее отыскать того, кто убил ее, и добиться, чтобы он понес наказание.
– Рорк сказал то же самое. – Хайлоу вынула из кармана платок и быстро вытерла снова навернув­шиеся на глаза слезы. – Он сказал, что вы не успо­коитесь, пока не найдете того, кто это сделал.
– Верно. И вы поможете мне. Бригем, не могли бы мы с Хайлоу поговорить наедине?
– Конечно. Если я вам понадоблюсь, наберите девяносто по внутреннему телефону.
– Я собираюсь записывать наш разговор, – пре­дупредила Ева, когда он вышел. – Начнем?
– Да. – Хайлоу выпрямилась. – Я готова.
Ева включила магнитофон и произнесла вступи­тельные фразы.
– Для начала расскажите мне, как все произо­шло. Почему вы отправились в номер 4602?
– Дарлин запаздывала. После окончания вечер­ней уборки каждая горничная нажимает кнопку пять на своем сигнализаторе. Это помогает нам контро­лировать их местонахождение, а также обеспечивать безопасность постояльцев и сотрудников. – Она вздохнула и взяла чашку с чаем. – Бывают задержки на десять-двадцать минут в зависимости от размера номера и скорости работы горничной. Ну и, конечно, от опрятности постояльцев. Вы и представить не можете, лейтенант, какое свинство некоторые оставляют в номерах. Неужели они и у себя дома такое устраивают? – Хайлоу покачала головой. – Сейчас отель заполнен почти целиком, так что мы с трудом справляемся. Так вот, Дарлин не звонила минут сорок, а это очень долго. Конечно, апартаменты боль­шие, а она была не из самых проворных… – Хайлоу сразу же спохватилась: – Мне не следовало так говорить. Дарлин была славной девочкой. Мы все ее любили. Просто у нее на уборку уходило немного больше времени. Ей нравилось работать в больших апартаментах, где много красивых вещей…
– Не волнуйтесь, Хайлоу, я все понимаю. Она любила свою работу и старалась выполнять ее как можно тщательнее.
– Да-да, верно, – кивнула Хайлоу.
– Что вы сделали, когда заметили, что она долго не подает сигнал?
– Я позвонила по своему сигнализатору. В таком случае сотрудница должна просигналить в ответ или позвонить по внутреннему телефону. Иногда посто­яльцы задерживают девушек – просят лишние по­лотенца или еще что-нибудь. А некоторым просто хочется поболтать: ведь они далеко от дома, и им бы­вает одиноко. Конечно, это тормозит работу, но у нас первоклассное обслуживание… – Она снова по­ставила чашку. – Я подождала пять минут и просиг­налила второй раз. Когда Дарлин снова не отозва­лась, я начала сердиться… Понимаете, лейтенант, меня часто раздражала ее медлительность…
– Вполне естественная реакция. – Ева не могла бы сосчитать, сколько раз ей приходилось выслуши­вать подобные оправдания. – Дарлин не стала бы вас за это упрекать. Я понимаю: вы терзаетесь, что не могли помочь ей тогда, зато вы можете сделать это сейчас. Продолжайте.
– Да. – Хайлоу опять вздохнула. – В конце кон­цов, я сама пошла в апартаменты, чтобы поторопить Дарлин. Я подумала, что ее сигнализатор вышел из строя – такое случается, хотя и нечасто. Потом я уви­дела у двери ее тележку, забеспокоилась и открыла дверь своей кодовой пластинкой. В гостиной все бы­ло в порядке, поэтому я открыла дверь в спальню…
– Дверь была закрыта?
– Да. Я в этом уверена, потому что помню, как окликнула Дарлин, прежде чем открыть дверь. Я сразу увидела бедняжку. Она лежала на кровати – лицо у нее распухло, на шее и воротничке была кровь и на покрывале тоже. Я заметила, что Дарлин свою рабо­ту сделала…
– Разобрала постель? – перебила Ева. – Ваши девушки делают это в первую очередь, приходя в но­мер?
– Кто как. По-моему, Дарлин предпочитала на­чинать с замены полотенец в ванной, а потом зани­малась постелью. Некоторые постояльцы требуют полностью сменить белье, если они хоть раз вздрем­нули или… еще как-нибудь воспользовались крова­тью. В таком случае она должна была снять все бе­лье, положить его на тележку вместе с полотенцами и привезти смену, обязательно отметив это в журна­ле. Это приучает сотрудниц к дисциплине и отбивает охоту к кражам.
– Понятно. Но, судя по тому, что вы увидели, она просто постелила постель… В спальне играла музыка. Дарлин могла включить аудиосистему?
– Да, возможно. Но не на такую громкость. Если бы постоялец, вернувшись, услышал громкую музыку, ему бы это вряд ли понравилось.
– Может быть, она собиралась выключить систему перед уходом?
Хайлоу печально улыбнулась и покачала головой:
– Дарлин любила современную музыку, как, впрочем, и другие наши девушки. Она бы не стала слушать оперную арию для своего удовольствия.
«Значит, оперу включил убийца для собственно­го удовольствия», – подумала Ева.
– Что было дальше?
– Я застыла как вкопанная, потом выбежала из спальни, захлопнув за собой дверь. Но в коридоре у меня ноги отказали – я стала кричать, пока не прибежал охранник. – Хайлоу закрыла лицо руками. – Началась суматоха, из комнат выбегали люди. Появился мистер Бригем и вошел в номер. Потом он отвел меня вниз и сказал, чтобы я прилегла отдох­нуть. Но я не могла – просто сидела здесь и плакала, пока не пришел Рорк и не принес мне чаю. Кто мог убить эту девчушку? Почему?!
Ева знала, что на этот вопрос, возможно, никогда не удастся ответить полностью. Поэтому она молча ждала, пока Хайлоу успокоится.
– Дарлин всегда убирала в этом номере?
– Не всегда, но как правило. Обычно каждой гор­ничной поручаются два этажа, и она ими занимает­ся. Когда Дарлин окончила стажировку, ей отвели сорок пятый и сорок шестой.
– Не знаете, у нее был какой-нибудь молодой человек?
– Кажется, был… У нас в штате полным-полно молодежи, и у них постоянно романы. Не знаю, смо­гу ли я вспомнить… Ну, конечно! Бэрри! – Хайлоу улыбнулась и облегченно вздохнула. – Да, ее моло­дого человека зовут Бэрри. Он работает здесь кори­дорным. Дарлин была на седьмом небе, когда ему удалось перейти в ночную смену – таким образом они смогли больше времени проводить вместе. У бед­няжки всегда лицо светлело, когда она говорила о нем…
– Вы не знаете, они не ссорились в последнее время?
– Нет. Если бы они ссорились, я бы об этом зна­ла. Когда наши девушки ссорятся со своими дружка­ми, это сразу становится всем известно… О! – Вне­запно она снова побледнела. – Вы же не думаете, что он… Судя по тому, что говорила о нем Дарлин, Бэрри – славный юноша.
– Мне просто нужно восстановить картину про­исшедшего. В любом случае, я бы хотела поговорить с ним. Может быть, у него есть какие-то предполо­жения насчет того, кто мог убить ее.
– Да, понимаю…
Дверь открылась, и вошел Рорк.
– Прошу прошения. Я помешал?
– Нет, мы уже закончили. Может быть, мне по­надобится еще раз с вами побеседовать, Хайлоу. А сей­час можете идти. Если хотите, я договорюсь, чтобы вас отвезли домой.
– Я уже об этом позаботился. – Рорк подошел к Хайлоу и взял ее за руку. – Шофер ожидает за дверью – он вас отвезет. Вашего мужа я предупредил. Примите успокоительное и ложитесь спать. Не выходите на работу, пока не почувствуете, что достаточно окрепли.
– Большое спасибо. Но, думаю, работа пойдет мне на пользу.
Уже в дверях Хайлоу обернулась к Еве:
– Лейтенант, Дарлин была абсолютно безобид­ной малышкой. Тот, кто сотворил с ней такое, дол­жен быть наказан. Конечно, назад ее не вернешь, но это все, что мы можем для нее сделать.
«Пожалуй, да, – подумала Ева. – Хотя этого да­леко не достаточно».
Она подождала, пока Рорк закончит переговари­ваться с водителем, и закрыла дверь.
– Куда ты исчез? – спросила она Рорка, когда тот вернулся, проводив Хайлоу.
– У меня были кое-какие дела. – Рорк склонил голову набок. – Ты ведь не любишь, когда на месте преступления толпятся посторонние. Это самое ма­лое, что я мог сделать здесь.
– А что «самое большое» ты делал где-то еще?
– Вам нужен подробный отчет о моих действиях, лейтенант?
Оставив вопрос открытым, Рорк подошел к бару и вынул бутылку белого вина. Пока он наполнял бо­кал, Еве пришло в голову, что ее вопрос прозвучал не слишком дружелюбно.
– Мне просто интересно, где ты был…
– И что я делал, – закончил Рорк. – Не забы­вайте, что это мой отель, лейтенант.
– Ладно, не злись. – Ева погладила его по голо­ве. – Второй раз за несколько недель убивают служащего твоего предприятия. Конечно, тебе не везет. Но, принимая во внимание, что ты владеешь поло­виной города…
– Неужели половиной? – усмехнулся Рорк. – Надо будет уточнить у моего бухгалтера.
– Я могу сколько угодно повторять, что в этом убийстве нет ничего личного, но понимаю, что тебе от этого не легче. Мне очень жаль.
– Мне тоже. Жаль, что это произошло здесь и что я пригласил тебя сюда. Что касается моего вре­мяпрепровождения, то повторяю: у меня было мно­го дел. Во-первых, это мероприятие внизу. – Рорк протянул Еве бокал, но она, как он и ожидал, пока­чала головой. – «Палас» ожидает набег журналис­тов. У них слюнки текут, когда убийство происходит в фешенебельном отеле, где к тому же собрался весь бомонд. Пришлось срочно принять превентивные меры. Кроме того, я хотел позаботиться о Хайлоу…
– Она была очень тронута, – заметила Ева.
– Хайлоу работает у меня десять лет. – Для Рор­ка это было достаточным объяснением. – Сотруд­ники отеля уже знают о происшедшем, так что было необходимо избежать паники. Здесь есть один кори­дорный, Бэрри Коллинз…
– Молодой человек Дарлин?
– Да. Он очень тяжело это воспринял, и я отпра­вил его домой. Прежде чем ты начнешь ругать меня за это, – поспешно добавил Рорк, – сообщаю, что во время убийства он вместе с двумя другими кори­дорными занимался багажом участников медицин­ской конференции.
– Откуда ты знаешь время убийства?
– Бригем информировал меня о содержании компьютерных дисков системы охраны. По-твоему, ему не следовало это делать?
– Нет, но я бы хотела поговорить с этим парнем.
– Сегодня ты бы все равно ничего из него не вы­тянула. – Голос Рорка смягчился. – Ему двадцать два года, Ева, и он любил эту девушку. Представляешь, в каком он состоянии? Я отправил его домой к матери.
– Ладно. Возможно, я бы сделала то же самое. Поговорю с ним позже.
– Полагаю, ты уже занялась Джеймсом Прайори?
– Да, и так как ты, очевидно, знаешь результаты, то могу сообщить, что я велела поискать его Фини. Вернее – человека, который назвался этим именем. В банке данных Центра изучения преступной дея­тельности он наверняка фигурирует. Это не первое его преступление.
– Я могу гораздо быстрее раздобыть для тебя дан­ные.
«Разумеется, он может! – подумала Ева. – Дома, в запертой комнате с незарегистрированным обору­дованием».
– Давай сначала попробуем действовать легаль­ными способами. Убийца вышел отсюда как чело­век, знающий, куда ему идти. Вскоре я тоже буду это знать. Вопрос в том, почему он это сделал. Он явно прибыл сюда с определенной целью – фальшивое удостоверение, номер, заказанный заранее на две ночи… Кстати, почему на две? На случай, если в первый вечер что-то не сработает? Убийца поджидал жертву в своем номере. Именно Дарлин? Если так, то почему? Или любую горничную? Снова почему? Странно, что он практически не принял никаких мер предосторожности – как будто не заботился, что мы можем его опознать… Ладно, прежде чем ехать в управление с рапортом, я должна уведомить ближай­ших родственников жертвы. Не подбросишь меня?
– Вы меня удивляете, лейтенант.
– Только не подумай, что я не смогу добраться са­ма. Может быть, я просто не хочу упускать тебя из виду.
– Убедительное объяснение. – Поставив ста­кан, Рорк подошел к Еве, прижал ладони к ее щекам и поцеловал в лоб. – Эта история будет трудной для нас обоих. Заранее извиняюсь за все резкие слова, которые я произнесу, прежде чем ты закроешь дело.
– О'кей. – «Брак – не увеселительная прогул­ка», – подумала Ева. Она обняла Рорка и крепко по­целовала его в губы. – Тем более что я, возможно, наговорю тебе еще больше гадостей.
– Тогда начни прямо сейчас. Раз уж мы в отель­ном номере… – Он привлек ее к себе.
– Извращенец! – Ева со смехом оттолкнула его.
– Ладно. – Рорк последовал за ней к двери. – Это тебе дорого обойдется.


Уведомление ближайших родственников жер­твы – самая тяжкая обязанность полицейского из отдела убийств. Несколькими словами вы разрезаете человека на куски, а когда он снова собирается во­едино, то никогда уже не бывает тем же самым. Один кусочек исчезает навсегда.
Ева пыталась не думать об этом на обратном пути из Нью-Джерси, где она оставила рыдающими мать и сестру Дарлин Френч. Утешить их было не в ее си­лах – нужно хотя бы постараться, чтобы убийца Дар­лин предстал перед судом.
– Если бы в городе и пригородах были соверше­ны аналогичные преступления, я бы о них знала, – сказала Ева, нажимая кнопки элегантного портатив­ного компьютера Рорка. – Есть удушения, избие­ния, изнасилования…
– Обожаю Нью-Йорк!
– Я тоже – до тошноты. Так вот, за последние полгода каждый из основных элементов встречается сплошь и рядом, но все три вместе – ни разу. И ник­то не пользовался серебряной проволокой в качестве удавки – тем более в отеле. Однако убийца мог по­работать в других городах и даже странах. Придется расширить сферу поисков…
Ева оборвала фразу, когда в ее сумочке зазвонил мобильный видеотелефон.
– Даллас.
– Неужели ты не можешь отдохнуть хотя бы одну ночь? – услышала Ева сердитый голос Фини.
– Я об этом подумываю.
– Ну, так думай поскорее! Если отдохнешь ты, может, удастся отдохнуть и кому-то из нас. Только я уселся посмотреть игру «Янки» с бутылкой пива и чипсами с сыром, как мне позвонила Пибоди.
– Прости, что помешала.
– Ладно, все равно эти сукины дети проигрыва­ют. И кому – паршивым «Тихуана такос»! Черт бы их побрал! – Фини помолчал, пытаясь справиться с раздражением. – Пока я смог пропустить через базу данных только изображение твоего парня – отпечат­ков ведь нет. Эксперты говорят, что он, очевидно, воспользовался защитным раствором. Ничего, мы по­лучим его ДНК по крови и остаткам кожи под ногтя­ми жертвы, а также по сперме. Надеюсь, свой член он не опечатал. – Фини кисло улыбнулся. – Впро­чем, вряд ли этот тип беспокоился насчет ДНК. Ду­маю, он воспользовался раствором только для того, чтобы выиграть время.
– Короче говоря, какие у тебя результаты?
– Я как раз к этому перехожу. Нашел несколько похожих типов. Учитывая возможность пластичес­кой операции, прогнал их через систему костного контроля и отыскал того, кто подходит во всех отно­шениях – в том числе и по орудию убийства. Его зо­вут Сильвестр Йост – Слай Йост. Пользуется мно­жеством имен, но это настоящее.
– А фамилии Прайори среди них не было?
– Пока не нашел, но я проверю еще раз. Кстати, лет пятнадцать тому назад я работал над одним де­лом – серийные удушения серебряной проволокой. Пять жертв были разбросаны по разным уголкам пла­неты, но всех объединяло одно: они имели связи на черном рынке. Каждая играла не последнюю роль в каком-нибудь грязном бизнесе, хотя все они были из разных организаций. Мы вышли на Йоста, но доказательств не было. Потом убийства прекратились, и дело застопорилось.
– Выходит, он – наемный убийца?
– Да, но возникает вопрос, кто его нанял? От Йос­та пострадали все крупнейшие преступные органи­зации. Помимо этих пятерых жертв, за ним, похоже, числится не менее двадцати удушений. А в семиде­сятых годах он отбыл срок за нападение со смертель­ным исходом в Майами.
– Да, я поняла по его виду, что он побывал за ре­шеткой. Его сажали только один раз?
– Насколько я знаю, да. Правда, тогда ему было всего двадцать. Очевидно, с возрастом он стал работать чище.
– Я еду в управление. Перешли мне туда все данные.
– Уже переслал. Но я собираюсь поискать еще. Завтра введу тебя в курс дела. Мне понадобится еще одно изображение этого парня.
– Хорошо.
– Тогда до завтра. Слушай, Даллас, а ты-то как оказалась в этом роскошном отеле?
– Неважно! – огрызнулась Ева. – Просто, по­мимо служебных обязанностей, существуют еще и супружеские.
Она смущенно кашлянула и отключила связь.


Человек, который родился Сильвестром Йостом и задушил молодую горничную под именем Джеймс Прайори, в данный момент именовал себя Джорджо Мазини. Он потягивал второй стакан неразбавлен­ного скотча и просматривал запись вечернего матча с участием «Янки». Если бы он принадлежал к тем, которые убивают по личным причинам, то обязательно подстерег бы где-нибудь питчера «Янки» и выпо­трошил его, как рыбу. Но, так как убийство являлось для него всего лишь бизнесом, он только негромко ругался высоким, похожим на женский, голосом.
Некоторые отпускали шуточки по поводу его тон­кого голоса. Если он был на работе, то игнорировал таких людей, но, будучи незанятым, избивал их до полусмерти. Впрочем, это был всего лишь вопрос принципа, а он относился к принципам с таким же
равнодушием, как и к людям. Абсолютное бесстрас­тие делало его идеальной убивающей машиной.
Деньги за вечернюю работу уже были помещены на его счет под еще одним именем. Слай не имел по­нятия, почему эту девчушку избрали жертвой, да его это и не интересовало. Он просто заключил контракт, выполнил условия и получил гонорар.
Своих теперешних хозяев Слай только начал об­служивать, но гонорары были настолько солидными, что он стал подумывать об уходе на покой. Впрочем, он жил недурно уже в течение многих лет. Гонорары позволяли ему развивать в себе самые утонченные вкусы, полностью их удовлетворяя, – шла ли речь о еде, напитках, музыке или одежде. Слай путешест­вовал по всему миру, в пятьдесят шесть лет свободно говорил на трех языках, что ощутимо помогало ему в работе, и мог, если было подходящее настроение, готовить самую изысканную пищу. Кроме того, он великолепно играл на фортепиано.
Хотя Слай не родился, как говорит пословица, с серебряной ложкой во рту, но эту ложку ему с успе­хом заменила серебряная проволока.
В двадцать лет он был обычным громилой, кото­рого Ева быстро разглядела под внешним лоском, и убивал, потому что умел это делать и потому что за это неплохо платили. Теперь же он стал подлинным виртуозом своего дела, который никогда не разоча­ровывал работодателей и оставлял на каждой жертве печать собственного стиля.
Избиение, изнасилование, удушение серебряной проволокой… Для Слая это являлось маленькой пье­сой в трех актах, где менялись только декорации – и второе действующее лицо.
Он же сам всегда оставался звездой шоу.
Слай обожал путешествия и имел несколько альбомов с открытками, которые покупал в разных уголках мира. Иногда он перелистывал их, потягивая вино и с улыбкой вспоминая разные мелкие подробности. Обед в летнем Париже после того, как он отправил на тот свет владельца завода по изготовлению электронной аппаратуры; вид из окна на дождливый вечер в Праге перед тем, как он задушил американского представителя…
Хорошие воспоминания!
Слай не сомневался, что нынешняя работа, хотя и задержит его в Нью-Йорке, но зато снабдит воспо­минаниями не менее приятными…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Смерть по высшему разряду - Робертс Нора



не самый лучший из детективов автора. так и остались непонятными замыслы убийцы. 7/10
Смерть по высшему разряду - Робертс НораОльга Сергеевна
20.06.2012, 22.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100