Читать онлайн Смерть по высшему разряду, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смерть по высшему разряду - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смерть по высшему разряду - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смерть по высшему разряду - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Смерть по высшему разряду

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Каждая смерть – явление многослойное. На­сильственная – тем более. В обязанности Евы вхо­дило проникнуть сквозь эти слои, найти причину и добиться торжества правосудия. Как бы ни было со­вершено убийство – хладнокровно или в состоянии аффекта, – она должна была докопаться до истины, дабы жертва не осталась неотмщенной.
Но в этот вечер лейтенант Ева Даллас из нью-йорк­ского департамента полиции старалась не думать об убийствах. Ее полицейский значок вместе со слу­жебным оружием и телефоном находился в элегант­ной дамской сумочке. Вместо привычной униформы на Еве было платье из мерцающего шелка абрикосо­вого оттенка с вырезом на спине в форме буквы «V», обтягивающее ее высокую стройную фигуру. Брил­лианты сверкали на шее и в ушах, которые она в ми­нуту слабости решилась проколоть. Еще несколько бриллиантов поблескивало, подобно дождевым ка­пелькам, в коротко стриженных каштановых воло­сах, по мнению Евы, придавая ей весьма нелепый вид.
Однако, несмотря на бальное платье и драгоцен­ности, ее холодные карие глаза оставались глазами копа. Внимательно изучая лица и фигуры присутст­вующих в танцевальном зале отеля, они не упускали ничего.
Камеры слежения, искусно вмонтированные в лепнину потолка, обеспечивали полный обзор. Ска­неры обнаружили бы любой подозрительный пред­мет, если бы его попытался пронести кто-нибудь из гостей или служащих. А среди официантов, пробирающихся сквозь толпу, разнося напитки, было пол­дюжины опытных сотрудников службы безопаснос­ти. В зале присутствовали только обладатели пригласительных билетов с голографической печатью, сканируемой у входа.
Причиной всех этих предосторожностей были драгоценности, произведения искусства и актерские реликвии, выставленные в зале и оцениваемые в об­щей сложности в пятьсот семьдесят восемь миллио­нов долларов. Каждый экспонат был снабжен инди­видуальным сенсорным полем, регистрирующим не только передвижения, но даже малейшие колебания температуры и веса при внешнем воздействии. Если бы кто-нибудь попытался пальцем сдвинуть с места хотя бы крошечную серьгу, все выходы сразу же бы­ли бы перекрыты, и по сигналу тревоги вторая груп­па охранников, отобранных из элитного подразделе­ния нью-йоркской полиции, появилась бы в зале.
Еве, обладающей скептическим складом ума, ка­залось, что все это создает слишком сильное иску­шение для присутствующих в этом огромном поме­щении. Но возражать против столь изощренной сис­темы охраны было нелегко, тем более что именно подобной изощренности она и ожидала от Рорка.
– Ну, лейтенант?
Вопрос, заданный насмешливым тоном, от кото­рого словно веяло туманным воздухом Ирландии, тут же привлек внимание Евы к тому, кто его задал. Впрочем, в Рорке решительно все привлекало женское внимание. Ярко-голубые глаза поблескивали на его смуглом лице, которое бог изваял, безуслов­но, в один из своих самых удачных дней. Он смотрел на Еву, слегка скривив губы в улыбке, приподняв тем­ную бровь, и, когда она оглянулась, скользнул длин­ными пальцами по ее обнаженному плечу.
Они были женаты почти год, но эта интимная ласка заставила сердце Евы учащенно забиться.
– Недурная вечеринка, – ответила она.
Улыбка Рорка стала шире.
– Пожалуй. – Не снимая руку с ее плеча, он оки­нул взглядом зал.
Фрак безупречно сидел на высокой атлетической фигуре Рорка, а черные как смоль волосы опускались почти до плеч, придавая ему, по мнению Евы, облик древнего ирландского воина. Будь Ева ревнивой, она бы, наверное, с трудом удержалась от того, что­бы дать хорошего пинка некоторым особам женско­го пола, кидавшим алчные взгляды на ее супруга.
– Система охраны тебя удовлетворяет? – осве­домился Рорк.
– Мне по-прежнему кажется рискованным про­ведение этого мероприятия в танцевальном зале оте­ля – пускай даже твоего отеля. Ведь здесь барахла на сотни миллионов долларов.
Рорк поморщился.
– Барахло – не совсем то определение, на кото­рое мы надеялись, рекламируя наш проект. Коллек­ция Магды Лейн считается едва ли не самой ценной из всех, когда-либо выставлявшихся на аукцион.
– Да, и она загребет за нее кучу денег.
– Именно на это я и рассчитываю, так как за ор­ганизацию аукциона и обеспечение безопасности «Рорк Индастрис» получит солидный куш. – Хотя в Рорке не было ничего от копа, его взгляд, скользив­ший по залу, был не менее цепким, чем у Евы. – Од­ного имени Магды Лейн достаточно для того, чтобы предлагались цены куда выше реальных. Думаю, мож­но смело предсказать, что к концу аукциона за все это, как ты говоришь, «барахло» будут предлагать вдвое больше того, чем оно стоит в действительности.
«Чепуха!» – подумала Ева.
– По-твоему, люди выложат полмиллиарда за чьи-то вещи?
– Можешь в этом не сомневаться!
– Господи! – Ева покачала головой. – Ведь это всего лишь хлам… Прошу прощения – я забыла, что говорю с королем хлама.
– Спасибо, дорогая. – Рорк решил не упоминать, что присмотрел кое-что из «хлама» для себя и своей жены.
Он поднял палец, и тотчас же рядом с ним оказался официант с подносом, на котором стояли хрус­тальные бокалы с шампанским. Рорк взял два бокала и протянул один Еве.
– Если ты закончила оценивать мою систему ох­раны, может быть, позволишь себе расслабиться?
– А кто говорит, что я уже не расслабилась?
Ева тяжело вздохнула. Она прекрасно понимала, что присутствует здесь не как коп, а как жена Рорка. Это означало необходимость смешаться с толпой и, что было для нее самой худшей пыткой, вести свет­ские беседы.
Рорк, знавший ее мысли не хуже своих собствен­ных, поцеловал ей руку.
– Ты так добра ко мне.
– Постарайся этого не забывать. – Ева глотнула шампанского. – О'кей. С кем я, по-твоему, должна поговорить?
– Думаю, нам следует начать с королевы бала. Позволь представить тебя Магде. Она тебе понра­вится.
– Ох уж эти актрисы! – пробормотала Ева.
– Ох уж эти предубеждения! – Рорк взял Еву под руку и повел через зал. – В любом случае Магда Лейн гораздо больше, чем актриса. Она – легенда. Сейчас Магда отмечает пятидесятилетие творческой деятельности – за такой срок кинобизнес успевает разжевать и выплюнуть большую часть тех, кто о нем мечтал. Она пережила все стили, тенденции и смену влияний в киноиндустрии. Для этого требуется не только талант, но и невероятная стойкость.
Глаза Рорка блестели от возбуждения, и Ева не­вольно улыбнулась.
– Похоже, ты здорово на нее запал.
– А как же! Я сходил по ней с ума, еще когда был мальчишкой в Дублине. Однажды вечером мне по­надобилось срочно смыться с улицы. За мной увя­зался легавый, а при мне было несколько бумажни­ков и еще кое-какие мелочи из карманной поживы.
Губы Евы, которые она забыла подкрасить перед вечерним мероприятием, скривились в усмешке.
– Иногда мне кажется, что ты до сих пор так и остался этим мальчишкой.
– Возможно. Короче говоря, я нырнул в киноте­атр. Мне было лет восемь, там показывали костюм­ную драму, и я думал, что засну от скуки. И вот, сидя в темноте, я впервые увидел Магду Лейн в роли Па­мелы в «Осени Прайда».
Рорк указал на витрину, где андроидная копия актрисы в украшенном множеством фальшивых брил­лиантов белом бальном платье приседала в изыскан­ных реверансах, вращалась в танце и обмахивалась белым веером.
– Как, черт возьми, она умудрялась ходить в та­ком наряде? – поинтересовалась Ева. – На вид он весит целую тонну.
Рорк засмеялся. Как похоже на Еву не обратить внимания на великолепие, а подумать о неудобствах!
– Мне сказали, что этот костюм весит почти тридцать фунтов. Но я же говорил тебе, что стойкос­ти ей не занимать. Одним словом, на Магде Лейн было именно это платье, когда я впервые увидел ее на экране. В итоге я на целый час забыл о том, кто я, где нахожусь, что я голоден и что, вернувшись домой, могу схлопотать кулаком по физиономии, если бу­мажники окажутся недостаточно толстыми. Она за­ставила меня забыть обо всем. – Не желая, чтобы его прерывали, Рорк ограничивался улыбкой или взмахом руки, когда кто-нибудь окликал его. – Тем летом я посмотрел «Осень Прайда» еще четырежды и каждый раз платил за билет. И с тех пор, когда хо­тел обо всем забыть, всегда ходил в кино.
Ева хорошо представляла себе Рорка восьмилет­ним мальчиком, который сидел в темном зале и уно­сился в воображении за образами, мелькающими на экране, в иной мир, где не было горя и насилия, сре­ди которого ему приходилось существовать.
«А Еву Даллас в восемь лет довели до такого со­стояния, что она не могла вспомнить ничего о своей прежней жизни, – думала Ева. – Разве это не почти одно и то же?»
Ева сразу узнала Магду Лейн. Сейчас Рорк не хо­дил в кино – если не считать собственных кинотеат­ров, – но имел тысячи копий кинолент на компью­терных дисках. Так что за последний год Ева посмот­рела больше фильмов, чем за предыдущие тридцать лет.
На Магде Лейн было ярко-красное платье, и ее великолепное пышное тело казалось произведением искусства. В шестьдесят три года она выглядела на сорок. Волосы оттенка спелой пшеницы опускались на ее обнаженные плечи вздрагивающими при каж­дом движении спиралями. Помада на полных губах была того же вызывающе-красного цвета, что и пла­тье. На молочно-белой коже не было ни единой мор­щинки. Под темными бровями сверкали зеленые гла­за. Она окинула Еву холодным взглядом, каким жен­щины оценивают представительниц своего пола, затем взглянула на Рорка, и взгляд ее сразу же потеплел.
Улыбнувшись, Магда шагнула вперед и протяну­ла руки.
– Господи, вы выглядите просто великолепно!
Рорк взял ее за руки и поцеловал их.
– Я собирался сказать то же самое. Вы, как всег­да, ослепительны, Магда.
– Да, но это моя работа, а вы таким родились. Счастливчик! Должно быть, это ваша жена?
– Да. Ева – Магда Лейн.
– Лейтенант Ева Даллас? – Голос Магды похо­дил на туман – тихий и полный тайн. – Я давно хо­тела с вами познакомиться. Жаль, что я не успела на вашу свадьбу в прошлом году.
– Похоже, вы до сих пор об этом жалеете.
Брови Магды взлетели вверх, но затем в ее глазах мелькнуло одобрение.
– Да, вы правы. Идите, Рорк. – Она взмахнула рукой, и бриллиант на ее пальце блеснул, как хвост кометы. – Я хочу познакомиться поближе с вашей очаровательной женой, а ваше присутствие слиш­ком отвлекает.
Магда взяла Еву под руку.
– Давайте найдем место, где нам не будут доку­чать. Ничего нет утомительнее праздной болтовни, верно? Впрочем, вы, очевидно, полагаете, что в моем обществе вам угрожает именно это. Но уверяю вас: в мои намерения не входит сделать наш разговор празд­ным. Могу я для начала выразить сожаление, что ваш фантастически привлекательный супруг годится по возрасту мне в сыновья?
– Не вижу, почему это могло послужить препят­ствием для вас обоих, – заметила Ева, садясь за сто­лик в углу зала.
Весело рассмеявшись, Магда взяла с подноса два бокала шампанского и знаком велела официанту отойти.
– Это моя вина. Я взяла себе за правило никогда не заводить любовников более чем на двадцать лет старше или моложе меня… – Она пригубила шампанское, внимательно глядя на Еву. – Но я хочу по­говорить с вами не о Рорке, а о вас. Вы – именно та женщина, в которую он должен был влюбиться.
Ева поперхнулась вином и быстро заморгала.
– Вы первая это сказали. – Несколько секунд она боролась с собой, потом не выдержала: – Почему?
– Вы достаточно привлекательны, но едва ли Рорк был ослеплен вашей внешностью… Вижу, вас это забавляет? – Магда одобрительно кивнула. – Отлично. Чувство юмора необходимо, когда имеешь дело с лю­бым мужчиной, но особенно с мужчиной типа Рорка.
«Впрочем, такая внешность тоже не помешает, – подумала Магда. – Конечно, от нее не ослепнешь, но крепкая стройная фигура, ясные глаза и ямочка на дерзком подбородке выглядят весьма недурно…»
– Ваша красота могла его привлечь – но не заманить в ловушку. Я не скрываю, что испытываю привязанность к Рорку, поэтому мне стало любо­пытно, как вам удалось его заполучить, и я поинте­ресовалась информацией о вас в Интернете.
Ева с вызовом вскинула голову:
– Ну и как – я прошла тест?
Магда провела алым ногтем по ободку бокала, затем поднесла его ко рту и сделала еще один глоток.
– Вы толковая, решительная женщина, твердо стоящая на ногах. Кроме того, вы без колебаний ис­пользуете ваши стройные ножки для пинков в те зад­ницы, которые в этом нуждаются. Участвуя в меро­приятиях вроде теперешнего, вы, судя по выражению вашего лица, думаете: «Какая дребедень! Неужели мы не могли найти себе занятие получше?»
Заинтригованная, Ева, в свою очередь, внима­тельно посмотрела на Магду. Она чувствовала, что перед ней не просто молодящаяся особа, которой нравится корчить из себя всезнайку.
– Вы актриса или психолог?
– В этих профессиях, между прочим, немало об­щего. Думаю, вам было наплевать на деньги Рорка. Это его и заинтересовало. Не представляю, чтобы вы сами бросились ему на шею – в таком случае он бы сгреб вас в охапку, поиграл и бросил.
– Я не отношусь к его игрушкам.
– Вижу. – Магда подняла бокал, словно собира­ясь произнести тост. – Рорк безумно влюблен в вас – на это даже смотреть приятно… А теперь расскажите, что значит быть женщиной-полицейским. Мне ни­когда не приходилось играть такую роль. Я играла женщин, которые преступали закон, защищая то, что им принадлежит, – но не тех, кто служит зако­ну, защищая других. Это увлекательное занятие?
– Оно имеет свои плюсы и минусы – как и лю­бая работа.
– Сомневаюсь. Вы раскрываете убийства. А нам, обывателям, кажется увлекательным все, что каса­ется убийств.
– Да, когда убивают не вас.
– Вот именно! – Магда тряхнула пышными волосами и рассмеялась. – Мы с вами похожи, Ева! Я тоже не люблю говорить о своей профессии. Люди считают ее необычайно увлекательной и возбуждаю­щей, а это обычная работа, со своими плюсами и минусами – как и ваша.
– Я видела вас во многих ролях. Думаю, у Рорка на дисках есть все ваши работы. Мне особенно нра­вится та, где вы играете мошенницу. Она влюбляется в человека, которого стремится одурачить. Это забавно.
– «Не сорваться с крючка»? Да, верно. Моим на­парником был Чейз Коннер, и я, как и моя героиня, в него влюбилась. Это тоже было забавно – до поры до времени. Я, кстати, выставляю на аукцион кос­тюм, который носила в сцене на вечеринке. – Она окинула насмешливым взглядом выставленные в за­ле вещи. – Все это должно принести немалые день­ги и поможет мне создать Фонд актерского искусства. Такое количество фрагментов артистической ка­рьеры идет на продажу…
Повернувшись, Магда устремила взгляд на вит­рину, оформленную в виде дамского будуара с не­брежно брошенной на стул ночной рубашкой из мер­цающего шелка и открытой шкатулкой, откуда це­почки и драгоценные камни высыпались на туалетный столик.
– Недурная декорация, а?
– Да, если вы в нее вписываетесь.
Магда с улыбкой повернулась к Еве:
– Когда-то вписывалась идеально. Но актерская карьера переменчива – чтобы удержаться, прихо­дится постоянно изобретать себе новый имидж.
– Что вы и делаете теперь?
– Совершенно верно, – кивнула Магда. – Мно­гие спрашивают меня, почему я выставляю на про­дажу все эти вещи. Знаете, что я им отвечаю?
– Нет.
– Что я намерена жить и работать еще очень дол­го, так что мне хватит времени собрать столько же. Но дело не только в этом. Фонд – моя самая дорогая мечта. Мне повезло с актерской карьерой, и я хочу продолжать ее, пока еще не состарилась и способна ею наслаждаться. Но теперь мне хотелось бы помочь другим. Гранты, стипендии, благоприятные условия для учебы будут способствовать притоку свежей кро­ви. И, не скрою, мне приятно, когда молодой актер или режиссер обязан своим успехом премьере, дан­ной в мою честь. Конечно, это тщеславие.
– Не думаю. Я бы назвала это мудростью.
– Вот как? Теперь вы нравитесь мне еще больше. А вот мой сын Винс меня совсем не понимает. Кстати, он тоже здесь – общается с журналистами и по­могает обеспечивать безопасность. Такой требова­тельный молодой человек, – добавила она, вздох­нув. – Понятия не имею, в кого он такой… Ну, мне пора заниматься делом. – Магда поднялась. – Сле­дующие несколько недель я проведу в Нью-Йорке. Надеюсь, мы с вами будем часто видеться.
– С большим удовольствием.
– А, Рорк! Вы как раз вовремя. – Магда с улыб­кой повернулась к подошедшему Рорку. – Меня при­зывают обязанности, и я вынуждена покинуть вашу жену. Рассчитываю на приглашение к обеду, чтобы я могла как следует пообщаться с вами обоими и по­пробовать одно из знаменитых блюд, которые гото­вит ваш слуга. Как его зовут? Я что-то забыла.
– Соммерсет, – скривив губы, ответила Ева.
– Да, конечно, Соммерсет. Ну, до скорого. – Маг­да поцеловала Рорка в обе щеки и заскользила прочь.
– Ты был прав, – сказала Ева. – Она мне по­нравилась.
– Я в этом не сомневался. – Рорк повел Еву к выходу, стараясь не привлекать внимания окружаю­щих. – Жаль портить тебе вечер, но у нас неприят­ности.
– Проблемы с охраной? Кто-то пытается ускольз­нуть, набив карманы побрякушками?
– Нет. К сожалению, речь идет не о краже, а об убийстве.
Взгляд Евы сразу же стал взглядом копа.
– Кто жертва?
– Насколько я понял, одна из горничных. – Дер­жа Еву за руку, Рорк направился к лифтам. – Она в южной башне, на сорок шестом этаже. Подробностей я не знаю, – быстро добавил он, прежде чем Ева успела его прервать. – Мне только что сообщил об этом начальник охраны отеля.
– А с полицией уже связались?
– Я ведь связался с тобой, не так ли? Шеф охра­ны знал, что я здесь и что ты со мной, поэтому он ре­шил сначала сообщить обо всем нам.
– Ладно, не злись. Мы ведь еще не знаем, дейст­вительно ли это убийство. Люди часто считают убий­ством смерть от непонятных причин, но в большин­стве случаев она оказывается естественной или ре­зультатом несчастного случая.


Выйдя из кабины лифта, Ева прищурилась. В ко­ридоре было слишком много народу – истеричная особа в униформе прислуги, несколько мужчин в чер­ных костюмах – также, очевидно, из обслуживаю­щего персонала – и постояльцы, вышедшие из сво­их комнат посмотреть, что происходит.
Пошарив в сумочке, Ева достала значок и проде­монстрировала его окружающим.
– Нью-йоркский департамент полиции. Прошу всех вернуться в свои номера. И успокойте, пожа­луйста, эту женщину. Кто начальник охраны?
– Я. – Высокий худощавый человек с кофейно­го цвета кожей и блестящей лысиной шагнул впе­ред. – Джон Бригем.
– Вы пойдете со мной, Бригем.
Так как у Евы не было при себе мастер-кода, она указала на дверь. Когда Бригем открыл ее, она вошла внутрь и окинула взглядом роскошно обставленную гостиную. Большие окна были зашторены, и свет горел в полную мощность.
– Где она? – спросила Ева у Бригема.
– В спальне налево.
– Когда вы прибыли сюда, дверь в спальню была открыта или закрыта, как сейчас?
– Закрыта, но я не знаю, с каких пор. Ее обнару­жила миссис Хайлоу.
– Та женщина, которая плакала в коридоре?
– Да.
– Ладно, посмотрим. – Ева подошла к двери и открыла ее.
Играла музыка. Электричество ярко освещало лежащее на кровати тело, похожее на сломанную куклу, которую бросил тут избалованный ребенок. Одна рука была неестественно изогнута, лицо по­чернело от кровоподтеков, а форменная юбка была задрана до пояса. Тонкий серебряный шнур врезал­ся в горло, словно смертоносное ожерелье.
– Думаю, естественные причины можно исклю­чить, – пробормотал Рорк.
– Да. Бригем, кто был в этих апартаментах, кроме вас и миссис Хайлоу, после того, как обнаружили тело?
– Никого.
– Вы подходили к телу? Прикасались к нему или еще к чему-нибудь, кроме дверей?
– Я знаю правила, лейтенант. Двенадцать лет я прослужил в чикагском полицейском департаменте. Хайлоу позвонила мне по мобильнику, и я примчал­ся сюда через две минуты. Вошел в апартаменты, за­глянул в спальню и сразу увидел, что жертва мертва. Зная, что Рорк здесь с вами, я связался с ним, потом запер номер и стал ждать вас в коридоре.
– Отлично, Бригем. Раз вы служили в полиции, то знаете, как часто непрошенные помощники уничтожа­ют следы на месте преступления. Вы знали жертву?
– Нет. Хайлоу называла ее Дарлин. Это все, что мне удалось из нее вытянуть.
Ева окинула взглядом спальню, не входя в нее.
– Вы окажете мне большую услугу, если отведете Хайлоу куда-нибудь и побудете с ней. Я не хочу, что­бы она говорила с кем-нибудь, кроме вас, пока я не пошлю за ней… Черт возьми, как же я осмотрю спаль­ню? У меня нет защитного раствора.
Бригем полез в карман и достал маленький бал­лончик со спреем.
– Я велел одному из моих людей принести его. Возьмите еще вот это. – Он протянул ей мини-маг­нитофон, прикрепляющийся к петлице. – Едва ли вы захватили с собой чемоданчик со снаряжением.
– Да уж, было бы странно, если бы я притащила его сюда. Так вы побудете немного с Хайлоу?
– Я за ней присмотрю. Свяжетесь со мной, когда захотите с ней побеседовать. Я оставлю у двери двух человек до прибытия ваших людей.
– Спасибо. Почему вы ушли из полиции?
Бригем впервые улыбнулся:
– Мой нынешний босс сделал мне крайне вы­годное предложение.
– Ты не прогадал, – сказала Ева Рорку, когда Бригем вышел. – У него холодная голова и острый взгляд.
Ева позвонила в главное полицейское управле­ние, потом опрыскала руки и подошвы туфель и пе­редала мини-магнитофон Рорку:
– Будешь записывать.
– Ее имя Дарлин Френч. – Рорк прочитал дан­ные на экране портативного компьютера. – Она про­работала здесь всего год. Ей было двадцать два.
– Мне очень жаль. – Ева коснулась его руки: – Теперь я о ней позабочусь. Ты готов?
– Да.
Рорк спрятал в карман мини-компьютер, вклю­чил магнитофон, и Ева начала диктовать:
– Жертва идентифицирована как Дарлин Френч, пол женский, возраст двадцать два года. Работала горничной в отеле «Палас». Причина смерти – убий­ство. Место преступления – гостиничный номер 4602. Предварительное расследование проводит лей­тенант Ева Даллас. Присутствует также владелец отеля Рорк, который помогает записывать рапорт. Главное управление уведомлено. – Ева подошла к телу. – На месте преступления признаков борьбы мало, но на трупе следы жестокого избиения – особенно в районе лица. Судя по брызгам крови, жертву избива­ли, когда она лежала на кровати. – Снова окинув взглядом помещение, Ева заметила мобильный те­лефон на полу возле ванной. – Правая рука слома­на, – продолжала она. – Травмы на бедрах и в ваги­нальной области указывают на изнасилование.
Ева велела Рорку выключить магнитофон, при­подняла руку убитой и тщательно ее осмотрела, жалея об отсутствии очков с увеличительными стеклами.
– Обрывки кожи, – пробормотала она. – Умуд­рилась поцарапать его, а, Дарлин? Молодчина…
Ева осмотрела тело. Униформа была застегнута на груди.
– Убийца не тратил времени на эротическое сти­мулирование – не раздел жертву и даже не разорвал на ней одежду, – сказала она Рорку. – Просто избил, изнасиловал и задушил тонкой проволокой – по внешнему виду серебряной. Концы проволоки перекрещиваются спереди, значит, убийца душил жер­тву, находясь с ней лицом к лицу – очевидно, стоя над ней. Ты сделал видеозапись во всех ракурсах?
– Да.
Кивнув, Ева приподняла голову жертвы, разгля­дывая проволоку на затылке.
– Сними это, – велела она. – Проволока все равно могла немного сдвинуться, когда мы перево­рачивали ее… Смотри-ка, на затылке проволока не сломана и кровотечение минимальное. Убийца вос­пользовался проволокой уже после избиения и изна­силования; по-видимому, к этому моменту жертва уже почти не сопротивлялась. Он просто накинул на нее проволоку через голову, перекрестил кончики спереди и потянул в разные стороны. Едва ли это за­няло много времени.
И все-таки Ева не могла не думать о том, как раз­рывалось горло девушки от сдавливающей его про­волоки, от криков боли и ужаса. О том, как бешено колотилось ее сердце, и из-за недостатка кислорода эти звуки отдавались в ушах, словно удары грома. Пят­ки стучали по полу, руки судорожно хватали воздух, покуда кровь не хлынула в мозг, а сердце не остано­вилось…
Ева шагнула назад. Больше она ничего не могла сделать без оборудования.
– Мне нужно знать, кто зарегистрирован в этом номере и каковы правила обслуживания. Я должна поговорить с Хайлоу и еще с кем-нибудь из прислу­ги, кто хорошо знал жертву. – Ева заглянула в стен­ной шкаф, проверила содержимое туалетного столи­ка. – Ни одежды, ни лекарств. Пара использован­ных полотенец, но их могла бросить сама убитая, выйдя из ванной. Кто-нибудь вообще зарегистриро­вался в этих апартаментах?
– Я это выясню. Тебе понадобятся ее ближайшие родственники?
– Да, – вздохнула Ева. – Муж, если он у нее был, друзья, любовники… Когда имеешь дело с сек­суальным убийством, в девяти случаях из десяти ви­новным оказывается кто-то из них. Но, по-моему, это десятый случай. Здесь нет ничего личного – ни­чего интимного или страстного. Жертва, похоже, не слишком интересовала убийцу.
– В изнасиловании не может быть ничего интимного, – заметил Рорк.
– Может, – возразила Ева. Она знала это лучше большинства других. – Какая-то предшествующая связь между насильником и жертвой, даже фантазии насильника создают определенную интимность. А здесь все было проделано хладнокровно и бес­страстно. Держу пари, он потратил больше времени на избиение, чем на изнасилование. Впрочем, неко­торых мужчин это стимулирует.
Рорк подошел к ней и коснулся ее щеки.
– Ева, передай это дело кому-нибудь другому.
– Что? – Она вздрогнула и уставилась на него. – Почему я должна это сделать?
– Потому что оно причиняет тебе боль.
Ева и раньше замечала, что он старается не упо­минать о ее отце – о побоях и насилии, которым она подвергалась до восьми лет…
– Любое убийство причиняет боль, если ты ему это позволяешь, – спокойно ответила она и снова посмотрела на Дарлин Френч. – Я не передам ее ни­кому, Рорк. Я не могу – она уже моя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Смерть по высшему разряду - Робертс Нора



не самый лучший из детективов автора. так и остались непонятными замыслы убийцы. 7/10
Смерть по высшему разряду - Робертс НораОльга Сергеевна
20.06.2012, 22.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100