Читать онлайн Смерть по высшему разряду, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смерть по высшему разряду - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смерть по высшему разряду - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смерть по высшему разряду - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Смерть по высшему разряду

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Ровно в пять часов Ева вошла в главный вести­бюль «Паласа». Ей хотелось пройтись по отелю, что­бы самой все увидеть, понять его планировку и ритм работы, прежде чем подняться в помещение, кото­рое они приспособили под контрольную базу.
Двухъярусный вестибюль являл собой море мра­мора и мозаики, цвета и рисунки которой напомни­ли Еве виденные ею во время поездки с Рорком в Италию. Экзотические цветы в напольных вазах бы­ли выше человеческого роста, сотрудники щеголяли в красном или голубом в зависимости от их функций, постояльцы были одеты богато и весьма причудли­во. Ева обратила внимание на стройную женщину ростом в шесть футов, облаченную от шеи до колен в нечто, напоминающее прозрачные шарфики, кото­рая вела на тройном поводке трех миниатюрных бе­лых собачек.
– Неужели можно пройтись в такой одежде без риска быть арестованной за нарушение правил поведения в общественном месте, Пибоди?
– Это же Огаста!
– Что?
– Огаста! – шепотом повторила Пибоди, кивнув в сторону дамы с собачками. – Топ-модель года! Господи, я бы удавилась за такие ноги! А вон там Би-Стинг – ведущий солист группы «Крэш энд берн». Смотрите, из лифта слева только что вышел Монт Тайлер! Его недавно провозгласили самым сексуаль­ным мужчиной десятилетия! Все-таки работать с ва­ми, Даллас, бывает чертовски интересно.
– Хорошо бы ты прекратила глазеть по сторо­нам.
Пибоди только вздохнула и, следуя за Евой по вестибюлю, продолжала вертеть головой во все сто­роны.
Ева тоже изучала обстановку, определяя расстоя­ние до выходов и лифтов, проверяя местонахожде­ние охранных видеокамер.
Поднимаясь на три пролета к танцевальному за­лу, она тщательно обследовала все промежуточные этажи и заметила двух агентов в штатском, выполня­ющих обязанности коридорных.
Охранники дежурили у каждого входа на выстав­ку Магды Лейн, окружая ее по периметру. Люди тол­пились у экспонатов, вздыхая и ахая при виде рос­кошных платьев, сверкающих драгоценностей, сце­нических костюмов и фотографий. Каждую группу экспонатов окружали красные бархатные канаты, но их функция являлась скорее декоративной. Щиты с сенсорными датчиками, обслуживающие те же экспонаты, были невидимы.
Те, кто мог истратить тысячу двести долларов, покупали каталоги аукциона на дисках и в буклетах. Образцы каталогов можно было посмотреть бесплат­но на компьютерных экранах в номерах отеля.
Ева задержалась у пары серебряных туфель.
– По-моему, если хочешь носить чьи-то туфли, можно сходить в магазин подержанных вещей, – за­метила она.
– Но ведь это все равно что купить волшебные туфельки!
– Это все равно что купить чужую обувь, – отре­зала Ева и двинулась дальше.
Из лифта со своей свитой вышла Магда.
– Ева! Как я рада, что встретила вас! – Она по­спешила навстречу Еве с распростертыми объятия­ми. Ее пышные золотые волосы были уложены узлом на затылке, глаза казались усталыми. – Мой сын…
– Да, я знаю. Мне очень жаль. Как он сейчас?
– Врачи говорят, что с ним все будет в порядке. Какая-то дурацкая реакция. Но его держат на тран­квилизаторах и в карантине. Я даже не могу сооб­щить ему, что пришла его навестить!
– Разумеется, ему передают, что ты заходила. – Минс потрепал Магду по плечу, с беспокойством гля­дя на Еву. – Магда сходит с ума от волнения. – Его взгляд недвусмысленно требовал: пора это прекра­тить.
– Ему там обеспечен хороший уход. – Ева обод­ряюще сжала руку Магды.
– Надеюсь… Мне говорили, что вы были с ним, когда ему стало плохо.
– Да, верно. Я заглянула обсудить с ним некото­рые подробности обеспечения безопасности аук­циона.
– Когда я уходила, с ним было все в порядке. – Лайза устремила на Еву пронизывающий взгляд.
– Мне тоже так казалось. Он раньше не жало­вался на тошноту или головокружение?
– Нет, никогда.
– Возможно, ему просто не хотелось вас трево­жить. Когда вы ушли, он сказал, что ему не по себе, а затем побледнел, покрылся потом и вынужден был прилечь. Моя помощница предложила вызвать отель­ного врача.
– Да, – подтвердила Пибоди. – Мне не понра­вился цвет его лица.
– Но Винс отказался – не хотел поднимать суе­ту. Тогда я попросила Пибоди принести ему воды, а он вдруг начал задыхаться. Мы вызвали «Скорую». У него появилась сыпь на шее, под воротником сви­тера, и врачи сказали, что это аллергическая реак­ция.
– Слава богу, что вы там оказались! – восклик­нула Магда. – Я и думать боюсь, что могло произой­ти, если бы он был один и не смог вызвать помощь.
– Вы могли бы сообщить мне, – вмешалась Лайза. – Я ждала Винни в «Рандеву» и ужасно беспоко­илась.
– Простите, я об этом не подумала. Тогда он был у меня на первом месте.
– Конечно. – Магда улыбнулась. – Самое глав­ное, что Винсу быстро обеспечили медицинскую по­мощь. – Она посмотрела в сторону танцевального зала. – Мальчик так расстроится, что ему придется пропустить аукцион! Он столько работал…
– Да, – кивнула Ева. – Не повезло.


-Вы были великолепны, Даллас! – воскликну­ла Пибоди, когда они вдвоем поднимались в лифте к контрольной базе. – Пожалуй, вам следовало стать актрисой.
– Да, это была моя большая ошибка. Магде при­дется нелегко, когда она завтра узнает правду о сыне. Мне жаль ее.
Выйдя из лифта, Ева открыла дверь в помеще­ние, которое наглядно демонстрировало представле­ние Рорка о том, какой должна быть контрольная база.
– Ну и ну, Даллас! – Пибоди присвистнула, оше­ломленная роскошью апартаментов владельца отеля.
– Не пускай слюни, Пибоди, это непривлека­тельно. И постарайся помнить, что мы пришли сюда работать.
Целые акры светлого паркета были покрыты мяг­кими коврами. Из сверкающего медного фонтана у стены струя ярко-голубой воды изящной дугой сте­кала в маленький бассейн, украшенный цветами и папоротниками. Со сводчатого потолка свисала огромная люстра с доброй сотней стеклянных плафончиков того же голубого оттенка. И большой концерт­ный рояль, и мраморный камин тоже были голубыми. Медная спиральная лестница вела на второй этаж. На площадке стояли горшки с розами. Атмосфера в апартаментах была настолько утонченной, что даже присутствие полицейских, обилие оборудования и дюжина портативных мониторов не могли на нее воздействовать.
Услышав взрыв смеха, Ева направилась к столо­вой – и застыла при виде представившейся ее гла­зам картины. Длинный стол ломился от яств. Судя по количеству грязной посуды, банкет продолжался уже некоторое время. Воздух был насыщен запахами жареного мяса, специй, соусов и шоколада. За сто­лом сидели Макнаб, Фини, начальник охраны Рор­ка, двое патрульных и сам виновник торжества.
– Что это значит, черт возьми?!
Услышав голос Евы, Макнаб попытался прогло­тить все, что было у него во рту, побагровел и закаш­лялся. Фини услужливо похлопал его по спине. Двое патрульных вытянулись по стойке «смирно», началь­ник охраны сделал вид, что ничего не происходит, а Рорк тепло приветствовал жену:
– Могу я предложить вам тарелку, лейтенант?
– Ты… ты… – Ева ткнула пальцем в сторону пат­рульных. – Немедленно займите ваши места! Какой стыд, Макнаб! Вытрите горчицу с подбородка!
– Это сливочный соус, сэр.
– А ты, – Ева указала на Рорка, – пойдешь со мной!
– С большим удовольствием.
Он последовал за Евой через небольшую комна­ту, где еще один коп закусывал креветками, посматри­вая на монитор. Ева бросила на него суровый взгляд, но не стала останавливаться, пока не оказалась в спальне. Там она повернулась к Рорку.
– Это тебе не вечеринка!
– Разумеется.
– Тогда какого черта ты скармливаешь моим лю­дям половину продуктовых запасов Нью-Йорка?!
– Я просто снабжаю их горючим. Большинству людей требуется питание через определенные ин­тервалы.
– Я бы тоже не возражала против пары пицц. Но ты накачал их таким количеством горючего, что они совсем отупеют!
– Лейтенант, мы торчим здесь часами. Если не делать перерывы в монотонном и утомительном бде­нии, мы все отупеем гораздо скорее. – Рорк приподнял ее подбородок и повернул лицо вправо и влево. – Неплохо. Но тебе понадобится еще одна порция болеутолителя и противовоспалительного пластыря.
– Макнаб успел натрепаться?
Рорк засмеялся:
– Ты произвела на него неизгладимое впечатле­ние, сбив с ног эту гору одним ударом. Но зачем бы­ло использовать для этого лицо? Оно мне очень нра­вится.
– Похоже, ты уже в курсе всех дел.
– Очевидно. Когда ты займешься Йостом?
– Подожду до завтра. Он за все заплатит, Рорк! Учитывая обвинения, накопившиеся за два десятка лет у федералов и местной полиции, ему придется провести остаток дней в одиночной камере. И он это знает.
Рорк кивнул:
– Я так и думал. Для человека с его привычками и вкусами такая жизнь будет хуже смерти, так что меня это вполне удовлетворяет.
Ева вздохнула:
– Схватить Йоста было моей основной задачей, и я не могла рисковать, откладывая его арест. Но это может сорвать нам всю операцию. Не думаю, чтобы Йост непосредственно в ней участвовал. Он убийца, а не вор, и не стал бы марать руки ограблением. Но за последние несколько дней мы изъяли из этой ком­пании троих – Лейна, Йоста и Коннелли. Нейплс не так глуп. Несмотря на истраченные время и деньги, он может дать задний ход.
– Во всяком случае, Мик не станет его предуп­реждать.
Ева не собиралась это оспаривать.
– Станет или нет, но он больше в этом не участ­вует. Когда мозг операции куда-то скрылся, главный соучастник в стане противника угодил в больницу, а убийца арестован, ограбление становится рискован­ным. Тогда нам останется одно: попытаться заста­вить Йоста выдать Нейплса. Но мы не сможем ничего предложить ему взамен, так что речь пойдет о давле­нии, а не о торговле. Конечно, мы можем удовлетво­риться тем, что предотвратили преступление, и что аукцион Магды благополучно состоится…
– Тебя это удовлетворит?
– Нет. Мне нужен этот ублюдок. Йоста пришлось уступить Стоу, но Нейплс и остальные мои! Я знаю, что работа не всегда приносит удовлетворение, но, так или иначе, мы должны ее выполнять.


К полуночи Ева отправила патрульного за кофе, а сама, не отрываясь, смотрела на монитор. Вместе с Фини и начальником охраны она проверяла все де­тали системы слежения.
Когда вошел майор Уитни, Ева встала и пригото­вилась представить ему подробный рапорт.
– Одну минуту, лейтенант. – Уитни подвел ее к шелестящему фонтану. Глаза его были мрачными и утомленными. – У меня для вас плохие новости. Йост только что покончил с собой.
– Как?!
– Два часа назад его перевели под надзор феде­ралов. Они не спускали с него глаз. Но один из клер­ков пил кофе. Этот сукин сын, не снимая наручни­ков, умудрился схватить чашку, разбить ее и перере­зать себе горло осколком.
– Значит, он все-таки дешево отделался, – про­бормотала Ева. – А мне это стоило главного звена цепочки, тянущейся к Нейплсу…
– Очень жаль, лейтенант.
– Да, сэр. Спасибо, что сообщили мне.
– Зато состояние агента Джекоби улучшается. Врачи надеются, что он уже сегодня выйдет из комы.
– Это хорошо. Но надеюсь, он еще хотя бы неко­торое время не будет путаться под ногами и все пор­тить. Если только еще осталось, что портить…
– Я бы хотел понаблюдать за операцией вместе с вами. – Он окинул взглядом помещение. – Похо­же, здесь хватит места еще для одного.
– Посмотрите в буфете, – мрачно сказала Ева. – Возможно, там еще осталось несколько булочек.


Ева расположилась у основного блока монито­ров. Отсюда она могла наблюдать интересующие ее участки изнутри и снаружи. Ночной персонал отеля занимался своими делами. Горничные уносили из номеров подносы и приносили их туда, так как одни постояльцы только что вернулись, а другие собира­лись отправиться на ночь в город. Как и на улицах, жизнь в здании никогда не замирала полностью. Биз­нес и удовольствия требовали круглосуточной ак­тивности.
Ева видела, как девушка по вызову в коротком сатиновом платье шла по нижнему вестибюлю к вы­ходу. Она с довольным видом похлопывала по сереб­ряной сумочке, висящей на плече. «Получила непло­хой гонорар», – подумала Ева и насторожилась, когда в отель вошла Лайза.
Девушка медленно оглядывалась вокруг. Еве по­казалось, что, пожалуй, слишком медленно.
– Посмотри-ка, Фини! По-моему, у нашей кра­сотки работает видеокамера. Дружки послали ее на разведку.
– Увеличить сектор восемнадцать – тридцать шесть! – приказал Фини, и их глазам представилась роскошная грудь Лайзы. – Превосходно.
– Фини, опомнись!
Он покраснел и быстро заморгал.
– Я имею в виду подвеску на шее, которую она теребит. Это микровидеокамера с передающим уст­ройством и мощным звукоуловителем. Если швей­цар пукнет, она это услышит.
– Ты можешь заглушить передачу?
– Располагая оборудованием Рорка, я могу за­глушить передачу даже с Луны.
– Не сейчас, – остановила его Ева. – Позволим ей произвести рекогносцировку. Пускай они убедят­ся, что все тихо и спокойно. Черт возьми, Фини, вы­ходит, они не отменили операцию! – Она посмотре­ла на часы. – Четверть второго. Не упускай ее из ви­ду. – И Ева пошла собирать своих людей.


Без четверти два вся команда Евы находилась в комнате этажом ниже танцевального зала. Лайза уже закончила разведку, передав сообщникам изображе­ния охраняемых дверей и лампочек сигнализации. Сейчас она заперлась у себя в комнате, и Фини ожи­дал сигнала глушить передачу. Двое патрульных с мастер-кодом были готовы в любой момент войти в комнату и взять ее под стражу. Ева жалела, что упус­тит это зрелище.
Связавшись с командирами других групп, она проверила оружие, пошевелила плечом, чтобы убе­диться, что скованность прошла, и в этот момент в комнату вошел Рорк.
Ева нахмурилась:
– Гражданским вход воспрещен! Отправляйся наверх.
– Так как это мой отель, мне ничего не запреще­но. К тому же майор разрешил мне участвовать, лей­тенант.
Ева не сомневалась, что Рорк может пригодить­ся, хотя в черном свитере и брюках он больше похо­дил на взломщика, чем на борца с преступностью.
– Ты вооружен?
Рорк бросил многозначительный взгляд на ее микрокамеру.
– Гражданским экспертам-консультантам не раз­решается носить оружие.
Ева поняла, что оружие у него имеется, но не ста­ла настаивать, опасаясь, что он захочет участвовать в операции даже с голыми руками.
– Действовать нужно быстро, – обратилась она к собравшимся в комнате мужчинам и женщинам. – Прикрывайте друг друга. Этим людям будет некуда бежать, и они, по всей вероятности, окажут сопро­тивление. Их необходимо быстро обезоружить. И не забывайте: глуша их передачи, мы глушим и наши. Постараемся свести это время к минимуму. Ленер, выдайте гражданскому эксперту бронежилет и пере­датчик.
Без пяти два Ева прилипла к монитору, оторвав от него взгляд, только когда к ней подошел Рорк.
– Где твой бронежилет? – осведомилась она.
– А где твой?
– Я имею право выбора, надевать его или нет.
– И решила не надевать, потому что он громозд­кий и сковывает движения? Давай не будем тратить время на споры. Смотри, Хонроу занимает позицию у ворот, куда должен въехать фургон. Скоро он узна­ет, что я не одобряю предательство.
– Хонроу арестуют вместе с остальными, но я дам тебе минуту на то, чтобы его уволить.
– Спасибо.
– А вот и автобус – точно по расписанию. Будь готов.
Ева наблюдала, как автобус, поворачивая, срезал переднее крыло встречного автомобиля. Накренив­шись на шести боковых колесах, он свалился набок на соседнее здание, словно огромная черепаха. По­слышался звон стекла. Машины останавливались одна за другой, люди бежали к месту происшествий или в обратном направлении. Сигнализация ювелирного магазина взвыла во всю мощь.
На другом мониторе Ева видела, как фургон спо­койно проскользнул в задние ворота отеля и Хонроу шагнул ему навстречу. Шесть фигур, спрыгнувших на землю, были одеты в черное, как Рорк, но в натя­нутых на лица шапках и тонких перчатках.
– Мик с ними, – пробормотал Рорк. – Хочет довести дело до конца. Я не верил, что он на это ре­шится.
– Семь объектов входят в здание с запада, – пе­редавала Ева.
– Еще трое в фургоне, – сказал Рорк.
– Откуда ты…
– Мик вышел со мной на связь – вспомнил наш старый код. Запоминай: трое в фургоне с передатчи­ками и револьверами, похожими на полицейские. Один мини-гранатомет, полностью заряженный.
Когда Мик вошел в здание, Рорк пересел к сосед­нему монитору. Он наблюдал, как его друг работает над первой панелью охранной системы, слушая впол­уха, как Ева передает своей группе новые данные.
– Люди внутри также вооружены револьверами. Третий сзади – женщина. Специалист по рукопашно­му бою. В правом ботинке у нее нож. – Рорк посмот­рел на Еву. – Надеюсь, Мику это зачтется.
Это был не вопрос, а утверждение: он не сомне­вался в ее чувстве справедливости.
– Давай закончим операцию, тогда я сделаю все, что могу.
– Смотри, Мик проходит через второй уровень. С тех пор, как мы с ним работали вместе, он много­му научился.
Мик поднял палец и стал подниматься вместе с остальными по служебной лестнице. Они двигались быстро и слаженно, что свидетельствовало о частых и тщательных репетициях.
Но Ева репетировала не менее тщательно. Ее ум оставался холодным; она внимательно следила, как Мик остановился у пожарной двери на уровне тан­цевального зала, вынул какой-то аппарат и стал лов­ко им орудовать. Вскоре сигнальные лампочки за­мигали зеленым светом. Мик первым вошел в дверь и медленно двинулся вперед.
– Пошли! – приказала Ева. – Фини, приготовь­ся глушить передачи по моему сигналу.
– Понял, – отозвался в наушниках голос Фини. – Поразительно: они всюду проходят. Их элек­тронщик справляется с любой системой. Последний кодовый замок он открыл вручную. Должно быть, кто-то из их людей в охране сообщил ему код. А вто­рой сзади нервничает – весь вспотел. Эй, Даллас, кажется, я его опознал. Похоже, Жерад решил лично убедиться, что добыча на месте.
– Отлично.
Поднявшись на уровень танцевального зала, Ева молча подняла руку. Руководитель второй группы, стоя напротив, повторил ее жест.
– Глуши! – скомандовала Ева и ворвалась в зал. – Полиция! Руки вверх! – крикнула она и сделала пре­дупредительный выстрел, оцарапавший носки боти­нок женщины в черном.
Ответный выстрел просвистел мимо ее уха. От­прянув, Ева увидела, как фигура в черном рухнула на пол, оглушенная парализующим выстрелом одного из ее людей. Кто-то налетел на стеклянную витрину. Раздался грохот, как от пушечного выстрела.
Среди криков и топота ног Мик весело усмехнул­ся, глядя на Рорка, но Ева не успела на это прореаги­ровать. Женщина в черном швырнула ей в голову двухфутовую вазу и, поняв, что промахнулась, с прон­зительным криком бросилась на нее.
У Евы было полсекунды на размышление. Она отнюдь не имела ничего против рукопашной схват­ки, но… С некоторым сожалением Ева подняла ору­жие и превратила противницу в неподвижную чер­ную груду.
– Зря, – прокомментировал Рорк. – Я только настроился посмотреть драку. – Он повернулся к Мику и спрятал в карман оружие, которого у него якобы не было. – Хотел бы я взглянуть на ту штуковину, ко­торой ты так лихо взламываешь кодированные замки.
– Боюсь, что она отправится прямиком в поли­цейский участок. Было бы жаль ее лишиться. Но, надеюсь, ты замолвил за меня словечко.
Бросив взгляд на полицейских, окруживших его бывших сообщников, Мик быстро передал прибор Рорку, потом шагнул в сторону и поднял руки.
Позднее Рорк не раз вспоминал этот момент, когда он стоял, весело улыбаясь, уверенный, что опасность миновала. Вспоминал усмешку в глазах Мика, кото­рая внезапно сменилась тревогой.
Рорк повернулся на каблуках, сунув руку в карман. Но на сей раз он действовал недостаточно быстро.
В руке Жерада блеснул нож. В его безумных гла­зах горела ярость. Рорк слышал крик Евы, видел, как она выстрелила, но слишком поздно. В следующую секунду Мик одним прыжком закрыл собой Рорка – и нож угодил ему в живот.
– Черт! – Падая, Мик бросил на Рорка ошелом­ленный взгляд.
– Нет! – Опустившись на колени рядом с Миком, Рорк прижал руку к ране. Густая темная кровь заструилась между его пальцами.
– Маленький засранец! – превозмогая боль, пробормотал Мик. – Я не знал, что у него нож. Ни­когда бы не подумал, что ему хватит на это духу. Ра­на скверная?
– Не очень.
– Ты никогда не умел лгать.
Подбежавшая Ева быстро оценила ситуацию и выхватила телефон.
– Нужна срочная хирургическая помощь! Ноже­вое ранение в живот!
Не задумываясь, она сорвала с себя рубашку и бросила Рорку, чтобы он попытался остановить кро­вотечение.
– Недурной стриптиз. – Лицо Мика постепенно становилось серым. – Значит, я прощен, дорогая Ева?
– Лежите спокойно. – Ева наклонилась, чтобы проверить пульс. – «Скорая» уже выехала.
Мик перевел взгляд на Рорка.
– Я вернул тебе должок. Хотя и не ожидал, что придется платить с такими процентами… Господи, неужели ни у кого нет при себе наркотика?! – Он су­дорожно вцепился в руку Рорка.
– С тобой все будет в порядке. Ты справишься,
– Ты отлично знаешь, что мне крышка. – На гу­бах Мика появились алые пузырьки. – Ты понял мой сигналы, верно?
– Да.
– Как в старые времена… – Он застонал. Каж­дый вздох причинял ему боль. – Помнишь, как мы обчищали гостиную лондонского мэра, покуда он на­верху трахал свою любовницу, спровадив жену к се­стре в Бат?
Рорку никак не удавалось остановить кровотече­ние. Он ощущал запах смерти и мог лишь молиться, чтобы его не почувствовал Мик.
– Я помню, как ты поднялся по лестнице и снял их его же видеокамерой. Потом мы продали мэру за­пись, а камеру сбыли скупщику.
– Да, славные были деньки. Лучшие в моей жизни. Выходит, моя матушка оказалась права, да будет благословенна ее черная душа! Хотя я получил нож в брюхо не в захудалом пабе, а в шикарном отеле.
– Тихо, Мик, «Скорая» прибыла.
– Да ну ее к лешему! – Он вздохнул, и на мгно­вение его глаза стали ясными, как кристалл. – Ты поставишь за меня свечку в соборе Святого Патрика?
У Рорка перехватило дыхание.
– Да, – с трудом вымолвил он.
– Это уже что-то. Рорк, ты был мне настоящим другом. Я рад, что ты нашел свое единственное со­кровище. Постарайся не потерять его. Прощай…
Мик отвернулся, закрыл глаза и застыл навеки.
Рорк продолжал прижимать окровавленную руку к его ране. Когда он посмотрел на Еву, его глаза бы­ли полны горя и отчаяния.
Поднявшись, Ева знаком велела своим людям и медикам отойти. Потом она снова опустилась на колени рядом с Рорком и обняла его.
Рорк положил голову на грудь жены и заплакал.


Рорк встретил рассвет наедине со своими мысля­ми. Глядя в окно спальни, он наблюдал, как тьма по­степенно отступает. Гнев принес бы облегчение, но Рорк его не чувствовал.
Он не повернулся, когда вошла Ева, но боль сра­зу притупилась.
– У вас был длинный день, лейтенант.
– У тебя тоже. – Все те часы, которые Рорк про­вел один, Еву терзало беспокойство. Наконец она решилась войти к нему в спальню, хотя так и не при­думала, что сказать: все стандартные соболезнования были сейчас неуместны. – Мишель Жерад об­винен в убийстве первой степени. Он может сколько угодно вопить о дипломатическом иммунитете. Это его не спасет.
Рорк не ответил, и Еве вдруг стало душно. Она расстегнула воротник рубашки, которую ей приш­лось позаимствовать.
– Я могу надавить на него, – продолжала она, – и он выдаст Нейплсов. Жерад выдал бы родного сы­на, если бы думал, что это ему поможет.
– Нейплс скрылся, и теперь его не достать. – Рорк наконец повернулся к ней. – Думаешь, я уже в этом не убедился? Мы его потеряли вместе с его ублюд­ком-сыном. Они вне досягаемости – так же, как Йост, гори он в аду.
– Прости…
– За что? – Рорк подошел к Еве, взял в ладони ее лицо и поцеловал в лоб. – За то, что ты сделала все возможное и даже более того? За то, что отдала Мику свою рубашку, хотя он был моим другом, а не твоим? За то, что была рядом со мной, когда я нуж­дался в тебе больше всего на свете?
– Ты не прав. Тот, кто спас тебе жизнь, стано­вится и моим другом. Мик помог нам подготовить эту операцию. А когда мы доберемся до Нейплса и его сынка, в этом будет и заслуга Мика. Ты в нем не ошибся: кровопролитие было не в его духе. Но в кон­це концов он пролил свою кровь ради тебя.
– Мик бы сказал, что в этом нет ничего особен­ного. Мне бы хотелось отвезти его в Ирландию и по­хоронить среди друзей.
– Значит, мы это сделаем. Он погиб как герой, и нью-йоркский департамент полиции опубликует не­кролог с упоминанием его заслуг.
Рорк уставился на Еву, а потом, к ее крайнему изумлению, от души расхохотался,
– Если бы Мик уже не был мертв, это бы его на­верняка убило! Перечисление заслуг паршивыми ко­пами в качестве эпитафии!
– Я, между прочим, тоже паршивый коп, – сер­дито напомнила Ева.
– Не обижайтесь, мой дорогой лейтенант. – Рорк поднял ее и закружил в воздухе. Зная, как его друг наслаждался бы этой сценой, он испытывал облегче­ние. – Мик здорово над этим посмеется, где бы он ни находился.
Ева могла бы возразить, что такой некролог – не шутка, а великая честь. Но она так обрадовалась, сно­ва видя блеск в глазах Рорка, что всего лишь пожала плечами.
– Ну что ж, пускай смеется. Отпусти меня. Я хо­чу хоть немного поспать. Если аукцион все-таки со­стоится завтра вечером, день опять будет длинным.
– Поспим позже. Мы еще молоды, Ева.
«Мы начнем день с праздника жизни, а не с мыс­лей о смерти, – подумал Рорк. – И Мик наверняка порадуется за нас».


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Смерть по высшему разряду - Робертс Нора



не самый лучший из детективов автора. так и остались непонятными замыслы убийцы. 7/10
Смерть по высшему разряду - Робертс НораОльга Сергеевна
20.06.2012, 22.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100