Читать онлайн Смерть не имеет лица, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смерть не имеет лица - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смерть не имеет лица - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смерть не имеет лица - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Смерть не имеет лица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

Общий зал Отдела электронного сыска напоминал пче­линый улей. Некоторые сотрудники разбирались с ком­пьютерами, только что привезенными с места происшест­вия, другие в отдельных кабинках просматривали конфис­кованные диски и снимали копии с необходимых материалов. В помещении стояла какофония зуммеров, тоновых сигналов и прочих электронных писков. Было удивительно, как в таком шуме человек мог на чем-то со­средоточиться.
Однако, несмотря на этот звуковой фон, дверь в каби­нет капитана Райана Фини была открыта. Он сидел за своим столом в рубашке с закатанными до локтей рукава­ми, его жесткие, с ржавым отливом волосы были взъеро­шены. Усталые глаза за линзами спецочков казались ог­ромными. Ева застала его за тем, что он вытаскивал из внутренностей разложенного на столе компьютера какой-то полупрозрачный чип.
– А ну-ка, иди сюда, гаденыш, – пробормотал Фини, беря чип с осторожностью хирурга и кладя его в пакет для вещдоков.
– Что это такое? – спросила Ева.
– А? – Фини поднял очки на лоб, чтобы разглядеть во­шедшего. – Эй, Даллас, привет! Этот малыш – по своей сути счетчик. Какая-то кассирша в банке, обладательница таланта в электронном деле, вставила эту штуковину в свой аппарат на работе. И через каждые двадцать перево­дов один депозит перебрасывался на заведенный ею счет в Стокгольме. Очень ловко.
– Ну, ты-то хитрее?
– Это точно. А что тебя сюда привело? – разговаривая, он не отрывался от работы. – Решила зайти пообщаться с настоящими копами?
– Может, я соскучилась по твоей прелестной физиономии, – Ева не удержалась от ехидной улыбки. – А может, решила поинтересоваться, не найдется ли у тебя самая малость лишнего времени.
– Смотря на что.
– Помнишь Наладчика?
– Еще бы! Отвратительная жизненная позиция, но руки волшебника. Этот сукин сын почти такой же умелец, как я. Он способен взять в руки машину типа вот этой, раз­деть ее догола и при помощи каких-то железок сделать еще шесть таких же машин. Он чертовски талантлив.
– Теперь он чертовски мертв.
– Наладчик мертв? – в глазах Фини появилось непод­дельное сожаление. – Что случилось?
– Он последний раз в жизни искупался.
Ева рассказала ему вкратце историю, начиная с сооб­щения Рацо и кончая своим посещением лавки Наладчика.
– Такого старого бойца, как Наладчик, могло напугать только что-то очень существенное – и очень поганое. – Фини задумался. – Говоришь, его не могли достать внутри мастерской?
– Я бы сказала, что это было почти невозможно сде­лать. У него там полно камер слежения и всяких защитных устройств. На окнах – тонированное стекло, решетки… А ты бы видел его припасы! Он мог бы целый месяц никуда не выходить.
– Значит, Наладчик мог бы выдержать настоящую осаду?
– Вот именно. Тогда возникает вопрос: почему он сбе­жал?
– А что говорит следователь из Нью-Джерси?
– Насколько я поняла, у него ничего нет. Да и мне уда­лось прояснить для себя ненамного больше. Сведения я получила от своего агента, который со страху или спьяну мог что-то напутать. Ясно одно: Наладчик во что-то вля­пался. Но эти люди не проникали к нему в лавку, не копа­лись в его оборудовании. Кроме того, в его компьютере ус­тановлена какая-то хитрая защита. Эту штуковину вообще надо видеть! Мне показалось, что ты мог бы от души поза­бавиться, если бы сподобился залезть в нее.
Фини почесал за ухом, машинально сунул руку в блюд­це с засахаренными орешками на своем столе и наконец изрек:
– Я мог бы сделать это, но боюсь, что Наладчик, решив залечь на дно, забрал свои деловые записи с собой. Он ведь был крутым и вряд ли оставил следы. Хотя нельзя исклю­чать, что где-то все-таки он обронил копию последних по­меток. Нужно поискать.
– Вот это мне нравится! Я ведь копаюсь во всем этом пока по своей воле, а не по приказу начальства.
– Давай-ка посмотрим, что мне удастся раскопать. Потом видно будет, что именно тащить на стол начальству.
– Давай.
Собравшись уходить, Ева взяла у него из блюдца не­сколько орешков,
– И на сколько лет могут засадить талантливую электронщицу из банка?
Фини пожал плечами.
– На три миллиона с гаком… Шучу. Она вполне может отделаться тремя годами, если будет вести себя хорошо.
– Нормальные обвинители обычно требуют как можно больше, – буркнула Ева.


Жуя орешки, Ева шла к себе в кабинет. Ее путь лежал мимо комнат следователей, откуда доносились громкие голоса, проклятия, матерщина, хныкание подозреваемых и рыдания представителей пострадавшей стороны. В об­щем зале стояла беспрерывная трель телефонных сигналов. В кабинете одного из офицеров, Бакстера, дверь была не закрыта, и Ева успела на ходу увидеть схватку между двумя женщинами с применением зубов и ногтей. Из их криков можно было понять, что умер какой-то муж­чина, которого каждая из них любила больше, чем другая. И все же в такой обстановке Ева почему-то чувствовала себя спокойнее, чем в атмосфере Отдела электронного сыска…
Из чувства коллегиальной солидарности Ева шагнула в закуток Бакстера и помогла разнять драку. Ей пришлось схватить в борцовский замок голову одной из соперниц, а тем временем ее коллега скрутил другую претендентку на вечную любовь усопшего. Справившись с обеими, Ева и Бакстер обменялись взглядами.
– Спасибо, Даллас, – устало улыбнулся Бакстер. – Нет ничего хуже свары между кошками. Если бы ты при­шла минутой позже, в тебя полетели бы обрывки их одежды.
Ева выдержала некоторую паузу и сказала:
– Бакстер, а ведь ты устал. Ну очень устал! – Она наклонилась к уху женщины, голову которой все еще держа­ла руками, и медленно проговорила: – Ты же слышала: офицер устал. Ребятам из его команды совсем не хочется возиться ни с тобой, ни с этой сукой. Им гораздо проще прикончить вас обеих и изобразить все это как обычную бытовуху. Тебе это подходит?
– Не-е-ет! – Скованная железными руками Евы, во­юющая сторона с трудом выдавила из себя хоть такой ответ и снова запричитала: – Но верните мне моего Барри!
Вскрик этой женщины подогрел чувства ее противницы, и помещение наполнилось громкими женскими всхлипы­ваниями. Было видно, что борцовские страсти начали ос­тывать, и мускулатура обеих валькирий обмякла. Заметив, что Бакстер поморщился, Ева отпустила женщину и под­толкнула ее к нему:
– Ну вот, молодчина, пришла в себя.
Решив, что достаточно конструктивно поучаствовала в этой маленькой драме, Ева отправилась к себе. Она плотно закрыла за собой дверь кабинета и, прежде чем набрать номер Сюзанны Дэй, адвоката покойного Дж. Кларенса Брэнсона, изучила фотографию в ее досье.
Это оказалась женщина около сорока, с резковатыми, но по-своему приятными чертами лица, коротко стрижен­ными черными волосами и глазами, напоминающими гагат; на неулыбающихся губах – ярко-малиновая губная помада.
Сюзанна Дэй подошла к телефону сама.
– Слушаю вас, лейтенант Даллас. Би Ди предупредил, что вы хотели связаться со мной.
– Благодарю вас за то, что вы уделили мне время. Вы в курсе, что я веду расследование дела о смерти Дж. Кларен­са Брэнсона?
– Да. Я также в курсе того, что Лизбет Кук предъявлено обвинение в убийстве второй степени.
– Догадываюсь, что вы не в восторге по поводу такого решения.
– Кларенс был моим другом – и хорошим другом. Ко­нечно, я не в восторге от того, что женщина, которая убила его, отделается мимолетным пребыванием в комфорта­бельной клетке.
«Адвокаты, обвинители и психологи снимают сливки, а копы возятся с дерьмом и получают тумаки», – почему-то подумала Ева, пытаясь подавить беспричинное раздраже­ние.
– Моя работа заключается не в том, чтобы подогнать какие-то факты под это решение, а в том, чтобы собрать все сведения, проливающие свет на действительные обсто­ятельства смерти мистера Брэнсона. Его завещание может прояснить картину.
– Завещание будет зачитано сегодня вечером в доме Дональда Брэнсона.
– У вас уже есть представление о том, кто выигрывает от этого завещания?
– Да, есть, – Сюзанна помолчала. – Но я ничего не могу сказать вам до того, как завещание будет официально обнародовано. Такова была воля моего клиента, лейте­нант. Я связана своими обязательствами.
– Но ваш клиент не думал, что его могут убить.
– Это не влияет на условия волеизъявления, лейтенант. Я уже устала повторять всем, что завещание будет зачитано сегодня вечером.
Ева немного поразмыслила.
– В котором часу?
– В восемь.
– У вас не будет возражений против того, чтобы я при этом присутствовала? Сюзанна помолчала:
– Нет – если мистер и миссис Брэнсон разрешат. Я свяжусь с ними и сообщу вам об их мнении.
– Хорошо. Сейчас я отправляюсь на задание, но вы мо­жете оставить сообщение. И, простите, еще одно. Вы зна­комы с Лизбет Кук лично?
– Да, и очень хорошо. Мы часто проводили вместе сво­бодное время – я, она и Кларенс.
– Вкратце, какое у вас сложилось впечатление о ней?
– Амбициозна, хорошо знает, что ей нужно, властолю­бива… И темпераментна. Ева кивнула.
– Она не нравилась вам?
– Напротив, – ответила Сюзанна. – Очень нравилась. Мне нравятся женщины, которые твердо знают, чего хотят, и добиваются этого. Кларенс был счастлив с ней, – голос Сюзанны неожиданно дрогнул. – Я свяжусь с вами.
И Сюзанна положила трубку.
«Все любили Кларенса…» – пробормотала Ева и напра­вилась к двери, но тут снова зазвонил телефон.
– Лейтенант… – услышала Ева знакомый голос.
– Пибоди, я думала, что вы с братом осматриваете город.
– Я уже побывала на макушке Эмпайр стейт билдинг, прокатилась вокруг Дворца серебра, поглазела на людей, которые убивают время в Рокфеллеровском центре, и по­топталась в двух музеях. Теперь Зак сгорает от нетерпения попасть на воздушный облет Манхэттена, который начи­нается в три пополудни.
– Куча удовольствий, однако, – заметила Ева.
– Зак раньше никогда не бывал в Нью-Йорке. Приходилось его тормозить каждый раз, когда он собирался раз­говориться с каким-нибудь прощелыгой на улице. Боже, он собирался даже сыграть в подкидного!
Ева усмехнулась:
– Хорошо, что у него сестра – полицейский.
– Конечно, – согласилась Пибоди и вздохнула. – По­слушайте, может, это все ерунда, но мне показалось, что я должна сообщить вам… Помните, Зак сказал, что он при­ехал в Нью-Йорк для выполнения заказа? Так вот, получа­ется, что заказ поступил от Б. Д. Брэнсона!
– Что?! – Ева даже привстала со стула. – Брэнсон на­нял твоего брата? – Она спохватилась, что воспринимает все слишком нервозно, и постаралась взять себя в руки. – Но как мог Брэнсон узнать о Заке?
– Вообще-то не он, а миссис Брэнсон, его жена. Она отдыхала в Аризоне, прошвырнулась там по художествен­ным салонам и увидела образец работы Зака. Мой брат ведь много чем занимается: мебель по индивидуальным проектам, встроенные шкафы, интерьер кабинетов… У не­го действительно неплохие руки. Когда мадам спросила об авторе, ее связали с Заком. И вот он здесь.
– Ну что ж, во всем этом нет ничего подозрительного. А он не связывался с Брэнсонами после приезда сюда?
– Он сейчас пытается это сделать. Когда я услышала их фамилию, я рассказала Заку вкратце о том, что произошло. Он подумал, что ему следует позвонить миссис Брэнсон и спросить, не удобнее ли ей будет в связи со случившимся отложить дело с этим заказом.
– Хорошо. Наверное, это правильно. Но вы оба, решая вопрос о звонке Брэнсонам, не особенно-то терзайтесь со­ображениями деликатности. В любом случае расскажешь мне, как они отреагируют на предложение Зака. И слушай, если Зак еще никак не проговорился им о том, что у него сестра работает копом, пусть лучше не делает этого и впредь.
– Ладно, но не похоже, что Брэнсонов можно в чем-то подозревать. Мы ведь знаем убийцу.
– Все верно. Но на всякий случай будем осторожными. А сейчас иди выполнять роль экскурсовода. Завтра уви­димся.
Выезжая из гаража, Ева пыталась понять, почему так остро восприняла сообщение Пибоди. Ведь ясно же, что это случайное совпадение. Но Ева ненавидела совпадения.
Когда заключали контракт с Заком, Кларенс еще был жив… Никто из Брэнсонов не причастен к его смерти… Да и вообще, при чем тут Зак? «Нет, Ева, ты устала, и у тебя едет крыша, – сказала она себе. – Пора подумать о чем-то другом, более предметном».


Ева редко возвращалась домой среди дня. Услышав не­громкую музыку, заполнявшую холл, она удивилась, но потом решила, что, видимо, таким образом развлекается Соммерсет, когда никого нет дома. Перед тем как под­няться наверх, она, как всегда, бросила куртку на перила. Этот вредина замечал все мелочи и теперь по куртке на пе­рилах должен был понять, что она – дома. Окликать его ей не хотелось – зачем вызывать лишнее раздражение? Ева сама не любила, когда ее дергали по мелочам и отрывали от дела, так что здесь у них с Соммерсетом был паритет.
Ева свернула в коридор, где находилась оружейная ком­ната Рорка. Скрытый за высокой двойной дверью ком­плекс помещений с тиром всегда вызывал у нее странные ощущения. Сюда имели доступ только трое: сам хозяин, Соммерсет и она. Коллекция оружия Рорка была зареги­стрирована и имела официальный статус – по крайней мере теперь, – но Ева не знала, насколько легально в свое время были приобретены составляющие этой коллекции. Она очень сомневалась насчет абсолютной законности происхождения «экспонатов». Конечно, коллекция была оформлена в установленном порядке, и здесь не могло быть придирок в правовом отношении, и тем не менее… Ева спохватилась, что в ней опять говорит узколобый коп-законник, который, по идее, при входе в этот дом должен автоматически умирать.
Она прижала ладонь к сенсорной пластинке, дожда­лась, когда на индикаторе появился зеленый свет, затем набрала свое имя и номер кода. Компьютерное устройство сверило данные, и дверь открылась.
Комната напоминала настоящий арсенальный музей, где были собраны образцы оружия разных веков. Под стеклом, в изящных шкафчиках, и на стенах поблескивали или тускнели ружья, пистолеты, кинжалы, лазеры, мечи, пики, булавы и многие другие неподвижные, но вырази­тельные рукотворные проявления неуемной страсти чело­века к уничтожению себе подобных.
Ева вспомнила свое первое впечатление, когда Рорк по­казал ей это хранилище. В ней тогда боролись два начала: разум и инстинкт. Все тот же подозрительный полицей­ский внутри ее твердил, что Рорк в прошлом мог быть кил­лером, а влюбленная женщина считала, что это невозмож­но.
Впервые он поцеловал ее здесь, в своем частном музее войны, и после того поцелуя она уже не могла быть объек­тивной ни в чем, что касалось Рорка.
Ева окинула взглядом «экспонаты». По закону о запрете оружия многие из них считались бы незаконно хранимы­ми, если бы весь набор не был оформлен в качестве кол­лекции. При виде этих образцов возникало впечатление нелепицы: некоторые орудия убийства по своей конструк­ции и весу – но сделанные, например, из кожи, – превос­ходили в потенциальной убойной силе изделия из металла, но не числились в списке запрещенных лишь из-за состава материала.
Конечно, по идее, следовало запрещать любое оружие, которое уже только по своему классическому назначению могло провоцировать кого-то на убийство. Но вся история человечества – и случай с Лизбет Кук тут не был исключе­нием – показывала, что отдельно взятый человек всегда мог найти оригинальный способ умертвить себе подобно­го. Изобретательность людей в этом направлении была неистощима. И отнюдь не всегда она укладывалась в рамки того неповоротливого понятия, которое было принято на­зывать законом.
Ева достала из сумки футляр, взятый в лавке Наладчи­ка, и попыталась примерить его к некоторым из образцов. В конце концов круг ее поисков сузился до трех похожих по размерам предметов, но тут послышался звук открыв­шейся двери. Собравшись уже рассердиться на Соммерсета за то, что он помешал ей, Ева увидела, что в оружейную вошел Рорк.
– Я думала, ты в офисе, – нахмурилась Ева.
– Сегодня я работаю дома, – ответил Рорк и внима­тельно посмотрел на нее. Она выглядела уставшей, озабо­ченной – и очаровательной. – Может, ты тоже собралась поработать дома? Или просто решила позабавиться с ору­жием?
– Мне попался вот такой чехол, – Ева положила свою находку на стол. – Уж коли ты здесь, я быстрее определю, из-под чего он. Предположительно, это старый армейский бластер или что-то в этом духе.
– Американский?
– Скорее всего, да.
– Я спрашиваю потому, что европейские образцы не­сколько отличаются от американских.
Рорк подошел к одному из стеклянных шкафчиков и достал оттуда «экспонат» со сдвоенным стволом.
– За последнее время на вооружении армии США сме­нились два типа ручных бластеров. Оружие второго поко­ления было более легким и точным. Вот, смотри. Инфракрасная система наведения. Сила стрельбы варьируется: например, можно поставить стокилограммового мужика на колени, оглушив его минут на двадцать, а можно про­бить огромную дыру в самом крупном носороге. Это ору­жие может быть настроено на точечный удар, а может раз­нести все в радиусе десятков метров.
Рорк протянул Еве бластер, чтобы она разглядела его получше.
– Весит не более двух с половиной килограмм. А как он заряжается? – спросила Ева.
– Гнездо для обоймы – в рукоятке, как в старом авто­матическом оружии.
Ева повертела бластер в руках и примерила к нему при­несенный из лавки Наладчика чехол. Оружие поместилось в футляре, как нога в привычном ботинке.
– Похоже, с такой штукой можно отразить любое нападение. И много таких игрушек ходит по рукам? – спроси­ла она.
– Это зависит от того, насколько ты веришь правитель­ству США, которое утверждает, что основная часть данно­го оружия была изъята в вооруженных силах и уничтожена. Но если ты в это веришь, значит, ты не тот циник, которого я знаю и люблю.
Ева хмыкнула:
– Я хочу его испробовать. У тебя есть патроны?
– Конечно. Поехали в тир.
Рорк взял оружие и чехол, подошел к стене и нажатием кнопки отодвинул панель. Здесь была шахта лифта.
В кабине лифта Ева спросила:
– Тебе не нужно возвращаться на работу?
– В том-то и прелесть положения хозяина, что реша­ешь это сам, – улыбнулся Рорк. – А что означают эти пробы оружия?
– Может, ничего не означают, и это все окажется пус­той тратой времени.
– Нам с тобой не следует терять время впустую.
В отличие от остального дома, при отделке тира Рорк не позволил себе никаких изысков. Здесь все было спартан­ским и предназначалось только для конкретного дела. Рорк включил свет, прошел к огневой позиции и устано­вил оружие на длинную черную консоль. Достав из шкафа коробку с патронами, он вставил обойму в рукоятку.
– Все. Полностью заряжено. Тебе остается только оп­ределиться с целью и нажать кнопку. Это оружие очень эф­фективно и быстро приводится в действие. Но если опаса­ешься нападения, то такую пушку нужно заранее держать наготове. Впрочем, при хорошей реакции ты можешь ус­петь достать ее, прицелиться и выстрелить первой. Но на все это у тебя считанные секунды. Попробуй, разряди пару раз.
Рорк достал наушники и очки, протянул их Еве и спро­сил:
– Тебе установить голограмму или неподвижную ми­шень?
– Дай голограмму: парочку нападающих ребят. Дейст­вия в ночной темноте.
Рорк набрал программу цели. Он «подобрал» двух здо­ровенных молодчиков, которые, однако, несмотря на мас­сивную комплекцию, передвигались весьма шустро. Их изо­бражения появились с двух сторон. Быстро наведя прицел, Ева покончила с ними моментально.
– Это слишком легкий вариант, – заявила она. – Нужно быть одноруким кривоглазым идиотом, чтобы про­мазать.
Рорк набрал другую программу.
– Давай, попробуй еще раз, – предложил он.
Ева переминалась с ноги на ногу и пыталась предста­вить себя в роли испуганного старого человека, собирав­шегося убежать.
Первый из бугаев на голограмме мгновенно появился из тени, двинувшись прямо на Еву. Она быстро сменила позу, выстрелив в него почти лежа, а зачтем несколько раз перевернулась, ожидая появления второго нападающего. На сей раз схватка происходила на меньшем расстоянии. У него в руках оказалась металлическая бита, которой он начал размахивать. Но Ева легко выкатилась из-под удара и метким выстрелом разнесла молодчику голову.
– Обожаю смотреть, как ты работаешь, – тихо сказал Рорк.
– Может, Наладчик был недостаточно поворотлив? – предположила Ева, поднимаясь с пола. – А может, они знали о бластере. Но, в любом случае, у него было преиму­щество. Я ведь настроила оружие на точечное поражение. Если бы бластер был настроен на веерную стрельбу, я с первого выстрела разнесла бы полквартала.
В подтверждение своих слов Ева переключила оружие на другой режим и полила огнем всю «улицу». Изображе­ние показало, как на противоположной стороне взорва­лась и вспыхнула машина, полетели стекла в домах, заве­рещали сигнальные системы.
– Вот, видишь?
– О чем я и говорил, – ответил Рорк, беря из ее рук оружие.
Он отошел в сторону и окинул Еву взглядом. Вид у нее после борьбы с голографическими бандитами был весьма красочным: волосы взъерошились, щеки пылают.
– Я обожаю наблюдать, как ты работаешь, – повторил Рорк.
– Если при нем была такая штуковина, они не могли его взять голеньким, – не унималась Ева. – Либо они су­мели ввести его в заблуждение, либо послали к нему под­садную утку – человека, которому он доверял. У них должно было быть время, чтобы запудрить ему мозги, ина­че он разнес бы их вот такой штукой на куски. У него не было машины, он не вызывал такси – я все это проверила. Представь: вооруженный, начеку, обученный войной и нынешней улицей, а его выманивают наружу так же просто, как чистят карманы провинциального ротозея на Таймс-сквер.
– А ты уверена, что это произошло легко или быстро?
– Наладчик получил удар по голове. Следов других уда­ров, которые свидетельствовали бы о том, что он сопро­тивлялся, нет. И если бы он пальнул из такой игрушки, ос­тались бы какие-то следы этого выстрела. Их тоже нет. В конце концов, возможно, он просто стал староват и мед­лителен для ковбоя.
– Не каждый способен реагировать на опасность хлад­нокровно, лейтенант,
– Разумеется. Но бьюсь об заклад, он был способен. Я предполагаю, что нападавшие были вооружены, и один из них отвлек Наладчика.
Ева подошла к пульту и стала сама набирать программу сцены нападения. Чтобы максимально приблизить этот сценарий к предполагаемой реальности, она отменила ре­жим собственной защиты. Затем опять взяла оружие у Рорка и включила программу.
Первый нападавший появился из темноты. Быстрый поворот в его сторону… И как раз в тот момент, когда в этом повороте Ева выхватывала оружие, она почувствовала легкий компьютерный удар в верхнюю часть плеча.
«Да, я избежала прямого попадания, – подумала Ева, машинально потирая плечо. – Но я гораздо моложе и по­движнее Наладчика. Кроме того, у меня был совершенно холодный расчет».
Ева продолжала размышлять вслух:
– Он был немолод, напуган, но зарекомендовал себя человеком опытным. Вряд ли они решились бы напасть на него в лавке. Скорее всего, они взяли его с двух сторон где-то на пути от мастерской к станции подземки. Он пошел на одного, и тут его оглушил второй. Оглушающий удар не определяется при вскрытии, если он не вызвал шока нерв­ной системы. Да им это и не нужно было. Все, что им тре­бовалось, это стукнуть, вырубить его и увезти. – Она по­ложила бластер на стол. – Во всяком случае, кое-что про­яснилось.
– Ну, раз так, я забираю эту штуковину. Надо полагать, маленькая демонстрация закончилась?
– Да. Мне нужно идти… Эй, что ты делаешь? – протес­тующе воскликнула Ева, мгновенно очутившись в объяти­ях Рорка.
– Я вспоминаю, как впервые оказался вдвоем с тобой. Ведь это произошло именно здесь… – Рорк знал, что сна­чала она немного посопротивляется, но это делало ее ус­тупку еще более сладостной. Он прикоснулся губами к щеке Евы, чтобы почувствовать столь желанный для него аромат и вкус. – Надо же, с тех пор прошел почти целый год! Но уже тогда ты была для меня всем, чего я хотел.
– Ты всегда хотел только секса!
Ева попыталась вывернуться, но искусные губы Рорка медленно заскользили по ее шее вниз. Он почувствовал, как под ее кожей тут же запульсировали десятки отзывчи­вых точек.
– Да, я всегда хотел секса, – усмехнулся Рорк. – И сейчас хочу. И всегда буду хотеть – с тобой. Только с тобой, милая Ева.
Его рука скользнула по ее груди.
– Ты не должен соблазнять меня среди рабочего дня…
Но Рорк уже вел ее к лифту.
– Ты обедала сегодня?
– Нет.
– И я нет.
С выражением людоеда он стал жадно и быстро цело­вать ее, слегка прикусывая своим горячим, требователь­ным ртом.
– О дьявол!.. – проворчала Ева, одной рукой неловко нашаривая свой запищавший коммуникатор полицейской связи, а другой держась за шею Рорка. – Стой, подожди минутку! Нужно отключить сигнал…
Ева задержала дыхание. Боже! Этот мужчина был спо­собен вытворять своим языком чудеса!
– У меня час личного времени, – ответила она в ком­муникатор.
В это время рука Рорка властно легла на ее грудь, а дру­гая рука скользнула вниз, между ног, и Ева почувствовала, как ее заливает горячая волна. Она едва успела отключить связь, прежде чем Рорк распахнул на ней рубашку. С тру­дом отстегнув на себе «сбрую» с оружием, она запустила пальцы в волосы Рорка.
– Ведь это безумие! Почему нам всегда этого хочется, Рорк?..
– Я не задумываюсь об этом. – Его губы снова за­скользили по ее лицу. – Не задумываюсь и только благо­дарю бога за все.
Из лифта Рорк вынес Еву на руках и направился в спальню.
– Тогда, год назад, я не знал твое тело, оттенки твоего настроения, твои желания и потребности, – шептал он ей на ухо. – Теперь знаю. И потому хочу тебя все больше.
Ее губы наконец встретились с его губами в таком же неудержимом и ненасытном желании чувствовать аромат любимого тела. Уже сквозь застилавшую ее сознание пеле­ну чувственного дурмана Ева подумала, что, наверное, это ненормально. Каждое его прикосновение вызывало в ней неутолимую жажду. Как бы ни происходило их соедине­ние – так же быстро и неистово, как сейчас, или с посте­пенно нарастающей нежностью, – эта жажда, эта огнен­ная страсть казалась неиссякаемой.
Рорк был прав: он теперь знал ее тело, так же как она знала его тело. Она научилась, где именно нужно было при­тронуться к нему, чтобы напряглись его мышцы, где про­вести рукой, чтобы заставить его трепетать. Это знание по­рождало невыносимое искушение. Она безошибочно преду­гадывала, что именно он может дать ей каждый раз, – и все же это всегда был новый экстаз, новая глубина ощуще­ний…
Рорк с упоением взял своими нежными, настойчивыми губами ее сосок, и Ева непроизвольно выгнула спину, у нее перехватило дыхание, а сердце заколотилось почти в ритме движений его языка. Затем они одновременно осво­бодились от остатков одежды, и их тела сплелись.
Дыхание Евы участилось, заставляя кровь Рорка бы­стрее бежать по жилам. Он так и не смог привыкнуть к тому, что эта женщина – сильная и непреклонная – может трепетать под ним. Он почувствовал, как ее тело на­пряглось перед кульминацией, а в глазах появились знако­мые искры потрясения и наслаждения. Он прижался ртом к ее губам и поглотил ее долгий, вздрагивающий стон…


Потом, как Рорк и предчувствовал, Ева поднялась и на­чала быстро одеваться, торопясь на свою проклятую работу.
– Тебе нужно почаще приходить обедать домой, – проворчал он.
– Все, дорогой. Делу время, потехе час. Мне пора воз­вращаться.
– М-м-м… – Рорк приподнялся на локте и буднично произнес: – Надеюсь, ты помнишь, что в восемь вечера у нас ужин в «Палас-отеле». Соберутся директора моих транспортных фирм и их жены.
Ева нахмурилась:
– Разве мне было об этом известно?
– Разумеется.
– Вот те на… А у меня на это время возникло дело.
– Какое?
– Чтение завещания в доме Би Ди Брэнсона.
Рорк вскинул брови:
– Это же не проблема. Я перенесу ужин на восемь тридцать, и мы с тобой сначала поедем к Брэнсону.
– Мы – в данном случае не вариант.
– Мне кажется, мы только что доказали, что мы есть мы.
– Рорк, это не секс, а уголовное дело! Ты же не следо­ватель и не родственник…
– Хорошо. Я не буду заниматься с тобой сексом в доме Брэнсона. Хотя это было бы интересно.
– Перестань! Ты не можешь ни с того ни с сего явиться на чтение чьего-то завещания. Это мероприятие не для всех желающих.
– Я уверен, что у Би Ди найдется уютное местечко, где я смогу тихо подождать свою жену, никому не мешая. Во­обще, это не проблема. Насколько я помню, у Брэнсона довольно просторный дом.
– Стало быть, ты с ним знаком?
– Разумеется. Мы ведь конкуренты – правда, не враж­дующие.
Ева вздохнула:
– Ладно, посмотрим. Если адвокат согласится… И, мо­жет, после этого ты мне выскажешь свое мнение о братьях Брэнсон.
– Дорогая, я всегда рад помочь тебе.
– М-да. Это – то, что меня всегда настораживает…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Смерть не имеет лица - Робертс Нора



Ок
Смерть не имеет лица - Робертс НораЕлена
23.05.2012, 14.46





это не первый роман о Еве Даллас, который я прочла, но не самый лучший, хотя и довольно интересный. особенно развязка...
Смерть не имеет лица - Робертс НораОльга Сергеевна
19.06.2012, 21.26





Слишком уж круто как для лейтенанта убойного отдела нью-йоркской полиции. Смахивает на традиционный голливудскую стрелялку с безумными террористами, завышенными денежными требованиями и кучей оружия.Мне, как человеку, привыкшему к милицейским бобикам и макаровым, а также старым компам с непишущим дисководам, читать о бластерах, пластоне, суперских сканерах и дройдах, удачно копирующих внешность и поведение человека, просто дико.rnВывод: не верю.
Смерть не имеет лица - Робертс Норадиана
5.09.2013, 8.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100