Читать онлайн Смерть не имеет лица, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смерть не имеет лица - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смерть не имеет лица - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смерть не имеет лица - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Смерть не имеет лица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

Пибоди поставила на пол пакеты с едой, которую они прихватили по дороге домой, и начала рыться в карманах в поисках ключей. Зак присел на свою туристскую сумку и прислонил к ноге еще пару пакетов, которые взял у сестры при выходе из магазина.
– Ди, тебе не надо было покупать столько снеди.
– Я помню твой аппетит, – Пибоди улыбнулась Заку через плечо.
Ее брат, как и вся семья, принадлежал к секте квакеров и придерживался соответствующих моральных и диетичес­ких норм. Они пользовались сетью кооперативных магази­нов этой секты, где продукты имели не только сносные цены, но и весьма сносное качество, будучи экологически безукоризненными. Пибоди не решилась сказать ему, что все ее припасы до его приезда состояли из таких продук­тов, о которых он вообще предпочел бы не знать: начинен­ные жиром и химическими добавками закуски, мясные суррогаты и выпивка.
– Здешние цены на свежие фрукты – это же формен­ный грабеж! – не мог успокоиться Зак. – И очень сомне­ваюсь в том, что те яблоки, которые ты купила, были со­рваны с дерева меньше десяти дней назад. – Было похоже, что он вообще не уверен в том, что их вырастили естест­венным путем.
– У нас не было возможности поискать какой-нибудь ближайший сад, – усмехнулась Пибоди.
– Все же тебе не нужно было запрещать мне хотя бы платить за это.
– Зак, это мой город. А ты – первый из нашей семьи, кто приехал ко мне. – Пибоди распахнула дверь и оберну­лась, чтобы поднять пакеты. – Ну, вот мы и на месте. Не слишком просторно, но это дом.
Войдя вслед за Пибоди, Зак окинул взглядом комнату. Просевшая софа, заваленный бумагами стол, яркие посте­ры на стенах. Жалюзи, видимо, не работали, а у Пибоди, конечно же, не было ни времени, ни сноровки, чтобы на­ладить их. Вид из окна был не очень-то живописным, но Пибоди все равно хватало его, чтобы наблюдать сверху по­вседневную людскую суету и слышать городской шум. Когда уличные огни врывались в квартиру, становилось виднее, что она находилась в таком же беспорядке, как и улица.
Пибоди с досадой заметила, что диск с записью инфор­мации о серийном убийце оставлен в гнезде компьютера. А уж его-то следовало спрятать куда-то подальше…
– Если б я знала, что ты приедешь, то хоть немного прибрала бы в квартире.
– Зачем? Ты же и раньше, еще у родителей, никогда не приводила в порядок свою комнату, – напомнил Зак и прошел в узенькую кухню, чтобы поставить пакет с едой.
Он с облегчением увидел, что здесь жилище Пибоди все-таки хоть как-то отражает ее натуру – в кухне все вы­глядело более обжитым. Заметив, что из крана медленно капает вода, а на стенке над ним вздулся водяной пузырь, Зак подумал, что это он мог бы починить.
Перехватив его взгляд, Пибоди сказала:
– Не обращай внимания, я все исправлю. Иди, распо­лагайся в спальне. Пока ты живешь у меня, я буду спать на тахте.
– Нет, не согласен. Это я буду спать на тахте. – Зак рассовывал покупки по полкам холодильника. Если его и шокировали какие-то неожиданные находки, он ничего не сказал об этом вслух.
– Она раздвижная и очень просторная, но вся в буг­рах, – сказала Пибоди.
– Я могу спать где угодно.
– Знаю. Я прекрасно помню наши поездки с останов­ками в кемпингах. Дайте Заку одеяло и камень под голо­ву – и он заснет в считанные секунды. – Пибоди вновь стиснула брата в объятиях. – Господи, как же я соскучи­лась по тебе!
– Мы все надеялись, что ты выберешься на Рождество.
– Не смогла. Возникли сложности. – Пибоди решила, что не стоит рассказывать брату обо всем, что с ней про­изошло и что довелось пережить. – Но я выкрою время, обещаю.
– Ты изменилась, Ди. Стала такой… Ну, официальной, что ли, устроенной, довольной.
– Да, я довольна. Как ни странно, мне нравится моя работа. Не знаю, как объяснить, чтобы ты действительно правильно понял.
– Не нужно, до меня и так все доходит. Мне неловко, что я утащил тебя сегодня с работы.
– Не бери в голову. У меня не было свободного време­ни в течение уже… Даже не помню. Даллас не смогла бы отпустить меня, если бы у нас с ней сегодня была запарка.
– Она мне понравилась. Сильная, сдержанная – но не каменная.
– Ты прав. А теперь признайся, что мама поручила тебе незаметно выяснить что-нибудь о моих увлечениях?
Зак покраснел и попытался отделаться улыбкой:
– Мама переживает за тебя. Да я и сам, признаться, хотел бы знать, кто имеет виды на мою старшую сестру.
– Твоя старшая сестра вполне справляется со своими проблемами самостоятельно. Почему ты не распаковыва­ешь веши?
– На это понадобится всего пара минут.
– В два раза больше, чем потребуется на экскурсию.
Пибоди повела брата по квартире. Спальня показалась ему совсем маленькой. Постель аккуратно была заправле­на – привычка и следствие многолетней тренировки. На тумбочке возле кровати лежала книга – Пибоди не пони­мала, как можно свернуться в постели с пультом телевизо­ра или плеером. Но она зажмурилась, когда Зак начал лис­тать страшный детективный триллер, который она читала.
– «Испорченный отпуск»? – Зак усмехнулся. – Тебе всегда нравилась подобная чепуха. Наверняка речь идет об извечной борьбе между добром и злом – и в конце концов добро побеждает.
– Ну, и что здесь плохого?
– Ничего. Ну, а как вопрос о том, что является перво­источником зла?
Пибоди могла бы, конечно, удариться в воспоминания и поделиться с Заком собственными наблюдениями, но решила воздержаться.
– Никто не сможет тебе сразу ответить на такой во­прос. Сначала ты сталкиваешься с тем, что зло совершено, а уж потом разбираешься с ним. Этим я и занимаюсь.
Зак кивнул, изучая ее лицо. Он уже понял, что нынеш­няя жизнь Пибоди отличается от той, которую она вела в первые месяцы после того, как перебра­лась в Нью-Йорк и впервые надела полицейскую форму.
Тогда она разбиралась с последствиями аварий, разнимала уличных драчунов, вела бумажную работу. Теперь Пибоди была переведена в отдел по расследованию убийств и каж­дый день имела дело со смертью, постоянно сталкиваясь с теми, кто совершал зло. И на лице ее это отразилось. Пи­боди выглядела иной. Если раньше все эмоции его сестры выплескивались наружу, то сейчас ее переживания скры­вались где-то глубоко внутри темных серьезных глаз.
– Ты справляешься? – спросил Зак.
– Вполне справляюсь. А буду работать еще лучше, – улыбнулась Пибоди.
– Насколько я понял, ты учишься у Даллас?
Пибоди присела на край кровати.
– Да. Она мне всегда очень нравилась – еще до того, как она взяла меня к себе в помощники. Я изучала ее саму, ее файлы, технику работы… Никогда не думала, что буду работать с ней. Может, это была удача, может – судьба. Она дала мне возможность выяснить, на что я способна, понять, кто я есть. Она помогла мне осуществить то, чему нас с тобой учили: найти свою дорогу в жизни, уверенно идти по ней и делать максимум того, что можем. Я так и поступаю.
– Думаешь, я не понимаю и не одобряю тебя?
– Признаться, меня этот вопрос беспокоит. Для меня важно, что думаешь об этом именно ты, – с оттенком на­стороженности сказала Пибоди.
– Пусть не беспокоит. Мне даже не нужно разбираться в том, чем ты занимаешься, – я вижу, что это занятие тебе необходимо.
– Зак! Ты всегда был либеральнее всех остальных.
– Еще бы. Когда подрастаешь последним в семье, тебе лучше видно, как и в чем накуролесили остальные – те, кто постарше. А теперь не возражаешь, если я приму душ?
Когда Зак пошел со своей сумкой в ванную, Пибоди на­брала номер Чарльза Монро, отменила назначенное на тот вечер свидание. Она подумала, что, каким бы мудрым, ли­беральным и взрослым ни выглядел младший брат, он вряд ли был бы в восторге от ее избранника и от их нерегуляр­ной, какой-то несколько сомнительной связи.


Пибоди была бы немало удивлена тем, насколько «ли­беральнее» был ее младший брат на самом деле.
Зак стоял под горячей струей душа, давая воде смыть усталость после долгой дороги, и тоже думал о связи, – которой, впрочем, не было, да и быть не могло. Он думал о внезапно появившейся в его жизни женщине, которую видел всего лишь раз и которая была скорее видением, чем предметом его конкретных забот.
Она была замужем, и она была… его работодателем. Зак убеждал себя в том, что не вправе думать о ней, тем более испытывать сладкую дрожь от мысли, что вскоре увидит ее. Он талдычил сам себе, что это глупое детское увлече­ние никак не вяжется с реальностью, и даже призывал на помощь свою веру, но все было тщетно.
Зак никак не мог выкинуть из головы воспоминания о ней, стереть в своем воображении ее идеально красивое лицо, печальные глаза, мягкий тембр голоса… Здесь, ос­тавшись наедине с собой в одной из квартир города, в ко­тором жила она, Зак не мог не признаться себе в том, что она была едва ли не главной причиной его приезда из Ари­зоны. Он хотел видеть ее во что бы то ни стало, каким бы постыдным ни казалось ему это желание.
Будучи не в силах одолеть раздирающие его противоре­чия, Зак пытался найти нечто среднее, примирить собст­венные моральные принципы с безуспешно подавляемым вожделением. Пока все складывалось как нельзя лучше: он наконец увидит эту женщину, но увидит в ее доме, с му­жем. Ведь они встретились совершенно случайно, и, сле­довательно, эта безрассудная страсть тоже возникла слу­чайно и наверняка была мимолетной. Там, в Аризоне, эта женщина была одна и выглядела одинокой. Здесь, в ее соб­ственном городе, она могла оказаться другой. «Скорее все­го, так и произойдет», – говорил сам себе Зак, но догады­вался, что ничто не сможет изменить одного конкретного обстоятельства – он влюбился в эту женщину.
Измученный собственным ханжеством, Зак решил уп­ростить для себя задачу хотя бы на день приезда. Ему пред­стояло выполнить работу, на которую он подрядился, – и не более того. Все свободное время он будет проводить с сестрой, по которой так соскучился и о которой так беспо­коился. Он должен был получше рассмотреть этот город и познакомиться с той работой, которая завлекла его сестру, выманив ее из дома, из семьи.
А город, как теперь вынужден был признаться себе Зак, заворожил и его.
Вытершись полотенцем, он посмотрел в узкое запотев­шее окно ванной комнаты на улицу, и сердце его вновь за­колотилось в неясном ожидании чего-то волнующего. В этом небольшом фрагменте городского пейзажа для Зака заключалось очень много. Здесь не было пустынных про­сторов, величественных гор или бескрайних полей – того, к чему Зак с детства привык в Аризоне. И все же в этом живом рисунке, ограниченном рамками маленького окна, ему грезилось нечто куда большее, чем нагромождение безликих домов на фоне пасмурного неба.
Ему так много хотелось увидеть, так много сделать! На­девая чистую рубашку и джинсы, он уже начал что-то пла­нировать, замышлять, чувствуя, как разыгралось его вооб­ражение. А когда Зак вернулся из ванной, он был готов на­чать действовать.
К тому времени Пибоди убрала с глаз долой все лиш­нее, спрятала секретные диски и детективы и хлопотала на кухне. Увидев сестру, Зак не удержался от улыбки:
– Ну, теперь я начинаю чувствовать себя внезапно на­грянувшим гостем.
А Пибоди, глядя на посвежевшего брата, поняла, что в порыве восторга при встрече в кабинете Евы не разглядела Зака как следует. Только теперь она обнаружила, как он вырос и каким стал красивым.
– Ты выглядишь просто замечательно – окреп, возму­жал, совсем мужчина! – восхищенно произнесла Пибоди.
– Просто надел чистую рубашку.
– Хорошо, пусть будет так. Выпьешь соку? Или, может быть, чаю?
– Хм… Вообще-то я хотел бы сходить куда-нибудь. Я при­хватил с собой путеводитель и изучал его всю дорогу. Зна­ешь, сколько музеев только на Манхэттене?
– Нет, но ты-то наверняка знаешь! – Ноги Пибоди ныли от ходьбы в уставных ботинках, и ей захотелось по­быстрее от них избавиться. – Тебе придется немного подождать, пока я переоденусь, и мы пойдем пересчитывать эти музеи.


Спустя час, наслаждаясь легкой цивильной одеждой, Пибоди была готова идти с Заком куда угодно. Ему же хо­телось видеть не только музеи, а все подряд. Зак взял с собой видеокамеру – в основном чтобы попижонить, как он признался сестре, и эту камеру за время прогулки по го­роду могли бы у него украсть не один раз, если бы Пибоди не следила за мелькавшими в толпе уличными воришками. Сам Зак в ответ на все поучения сестры о том, как распо­знавать на улице опасность, лишь улыбался и кивал.
Они поднялись на Эмпайр стейт билдинг и простояли там на суровом ветру, пока у Пибоди не онемели уши; про­шлись по «Метрополитэн»; поглазели на витрины на Пятой авеню. И только всепрощающая любовь к брату могла заставить Пибоди еще и покататься на салазках на катке в Центре Рокфеллера после трех часов блуждания по городу. Однако Зак был так ошеломлен впечатлениями, которые мог предложить ему огромный город, и с таким благоговением засматривался на очередную диковину, что Пибоди стало неловко. Она поняла, что давно уже разучи­лась смотреть.
К тому времени, когда ей наконец удалось уговорить брата сделать остановку, чтобы выпить чего-нибудь горя­чего и перекусить, Пибоди решила, что необходимо очер­тить Заку какие-то конкретные «рамки дозволенного». Ведь он будет распоряжаться свободным от работы време­нем как ему заблагорассудится, но в нем, двадцатитрехлет­нем мужчине, сидела неуемная наивная энергия любозна­тельного, беззащитного пятилетнего ребенка. Пибоди опа­салась, что в условиях Нью-Йорка это сочетание могло сыграть роковую роль.
– Зак, – начала Пибоди, грея пальцы о кружку горяче­го чечевичного супа, – нам нужно поговорить о том, чем ты будешь заниматься, пока я на службе.
– Буду работать над заказом, – пожал плечами Зак.
– Видишь ли, я иногда задерживаюсь на службе допоздна. – Пибоди сделала неопределенный жест. – У тебя останется много времени на себя, поэтому…
– Тебе не нужно беспокоиться обо мне, – улыбнулся он. – Я давно вырос из коротких штанишек.
– Но ты никогда раньше не бывал здесь!
Зак вздохнул и посмотрел на нее тем взглядом, каким обычно смотрят на занудливых сестер уставшие от их нотаций младшие братья:
– Я ношу деньги в нагрудном кармане. Я не заговари­ваю с людьми, которые катают тележки с электронными браслетами и карманными компьютерами. Я не собираюсь играть в карточные игры, которые устраивают на Пятой авеню, даже если эти игры кажутся просто забавой.
– Ни в коем случае! Ты всегда проиграешь.
– Конечно. А все равно это выглядит забавно! – Зак бросил на сестру озорной взгляд, но, увидев хмурую складку у Пибоди на лбу, решил больше не подтрунивать над ней. – И я не завожу разговоров в подземке.
– И никаких бесед с лохотронщиками! Зак, пойми, я не жду, что ты будешь запираться в квартире на все свое сво­бодное время. Я только хочу, чтобы ты был осторожен. Это огромный город, и он ежедневно пожирает наивных лю­дей. Мне не хочется, чтобы ты оказался одним из них.
– Я буду осторожен.
– И обещай мне, что не будешь выходить на улицу без мобильника!
– Да, мамочка. – Он подчеркнуто смиренно посмот­рел на нее и, выждав паузу, спросил: – А теперь как ты на­счет полета над Манхэттеном?
– Так и быть. – Пибоди подавила тяжелый вздох и улыбнулась. – Твоя взяла. Вот только покончим с едой. Когда ты приступаешь к работе?
– Завтра. Мы обо всем договорились еще перед моим отъездом сюда. Согласовали планы, расценки… Они опла­тили мне дорогу и все связанные с ней расходы.
– Ты говорил, что они видели твои изделия, когда были в отпуске в Аризоне?
– Она видела, – уточнил Зак и тут же почувствовал прилив крови к голове. – Она купила одну из моих резных работ, которую я сделал для кооперативного художествен­ного салона. В тот день в салоне дежурила Сильви. Ты вряд ли ее знаешь. Она – художник по стеклу. Покупательница стала интересоваться автором, и Сильви рассказала ей, что я занимаюсь отделкой кабинетов, прилавков, витрин, вы­ставочных стендов. Тогда миссис Брэнсон сказала, что они с мужем как раз искали столяра, и…
– Что? – Пибоди вскинула голову.
– Они подыскивали столяра, и…
– Нет, не то! Какое имя ты назвал? – Пибоди нетерпе­ливо схватила его за руку. – Ты сказал «Брэнсон»?
– Ну да… Меня наняли Брэнсоны – миссис и мистер Б. Дональд Брэнсон. Ему принадлежит «Брэнсон тулз энд тойз». Это известная компания, которая выпускает хоро­шие инструменты…
– О, Зак! – Пибоди отставила свой суп. – О, черт возьми!..


Лавка-мастерская Наладчика казалась грязным пятном на фоне района, и без того не отличавшегося опрятностью. Она находилась неподалеку от Девятой улицы, всего в квар­тале от станции подземки, и занимала часть первого этажа обветшалого дома. Тонированные стекла окон смотрели на прохожих грязно-черными глазницами. Дверь была сделана из армированной стали и оборудована сложными замками, многочисленными защитными устройствами и оптическими глазками. На фоне такого укрепления бу­мажная наклейка с полицейской печатью выглядела пе­чально шуточной.
Люди, которые околачивались в этом районе, в основ­ном промышляли разовыми гонорарами сомнительной ле­гальности, уличным жульничеством, а то и подторговыва­ли малыми дозами наркотиков. Были здесь и домушники, которые специализировались на мелких кражах, проникая в чужие квартиры с наружных лестниц или спускаясь с крыш по веревкам и водосточным трубам. При одном мимолетном взгляде на Еву большинство из местных обита­телей делали вид, что страшно заняты какими-то житей­скими делами, или просто спешили уйти куда подальше.
Ева воспользовалась полицейской отмычкой, с облегчением отметив, что «чистильщики» не закрыли дверь на все замки: по крайней мере, ей не пришлось возиться с рас­кодированием. Войдя внутрь лавки Наладчика, она по­морщилась – в нос ей ударила смесь въевшихся в стены запахов пота, каких-то смазок, паршивого кофе, застояв­шейся мочи.
В полумраке лавки с трудом можно было что-либо раз­личить. Ева включила свет и инстинктивно прикрыла глаза, ослепленная неожиданной яркостью. Внутри заве­дение Наладчика оказалось не более привлекательным, чем снаружи. Стулья не располагали к тому, чтобы на них присесть и отдохнуть; состояние пола указывало на то, что уборка не являлась одной из основных забот покойного хозяина.
Одна стена была уставлена серыми металлическими пол­ками, заваленными всякой всячиной по системе, не под­дающейся логике постороннего. Здесь лежали находив­шиеся в разной стадии ремонта мини-экраны, камеры ох­ранных устройств, различные аппараты связи, настольные приборы для рабочих записей, электронные игры.
У другой стены располагался склад, как предположила Ева, уже готовых заказов: к приборам были прикреплены написанные от руки бумажки, из которых следовало, что заказ, не востребованный в течение тридцати дней после исполнения, переставал быть собственностью заказчика. На стенах помещения, которое в ширину не превышало четырех с половиной метров, Ева насчитала по меньшей мере пять плакатов, уведомлявших посетителей, что товар в кредит не отпускается.
Чувство юмора Наладчика нашло наглядное отражение в висевшем над кассовым аппаратом человеческом черепе, под отпавшей челюстью которого была прикреплена надпись: «Последний магазинный налетчик».
«Да-а, хохмач», – усмехнулась про себя Ева. Ей вдруг стало казаться, что осмотр этого места ничего не даст. Окно было закрыто решеткой, на двери не оставалось мес­та, свободного от замков. Ева взглянула на монитор: каме­ра внешнего наблюдения давала полный обзор прилегаю­щей улицы. На другом мониторе Ева увидела себя внутри лавки. Похоже было, что никто не мог проникнуть сюда, кроме тех, кого захотел впустить сам Наладчик.
Она сделала у себя пометку: запросить у детектива Салли из Нью-Джерси видеозаписи системы безопаснос­ти, изъятые в лавке Наладчика. Подойдя к прилавку, она обнаружила компьютер, представлявший собой ужасный с виду гибрид из частей разных моделей. Но Ева подумала, что это самодельное электронное чудовище наверняка имеет гораздо большую скорость и эффективность работы, чем тот компьютер, который стоял у нее в кабинете в Цент­ральном управлении.
Ева попыталась включить его, но на мониторе высветилось предупреждение: «Система обеспечена защитой. На­берите пароль в течение тридцати секунд или отключите компьютер». Еве пришлось отказаться от своей затеи, и она решила при случае обратиться за помощью к лучшей ищейке Отдела электронного сыска – Райану Фини. Если, конечно, у него найдется время и желание позабавиться с этой игрушкой.
Не обнаружив на прилавке ничего, кроме следов снятия отпечатков пальцев, проведенного «чистильщиками», Ева прошла к двери, которая вела во внутренние помещения. Раскодировав замок и открыв дверь, она увидела собствен­но мастерскую Наладчика, где он, видимо, и проводил по­чти все свое время, работая над заказами.
У хозяина явно не было команды гномов, которые наводили бы здесь хоть какой-то порядок. Помещение являло собой свалку разрозненных деталей всяких устройств. Инструменты тоже валялись как попало. Созда­валось впечатление, что Наладчик совсем не дорожил всем этим добром: разбросаны были в том числе мини-лазеры, тонкие пинцеты и отвертки для работы с деталями не тол­ще волоска. А может быть, все это разбросали те, кто напал на него? Но Ева уже была уверена, что это произошло не здесь…
Судьба сталкивала ее с Наладчиком всего несколько раз, но она знала, что старик всегда содержал свое обита­лище и самого себя в полном беспорядке. «И опять же, ни­кто не смог бы проникнуть в эту темницу, если бы хозяин не захотел впустить его сам», – пробормотала Ева, увидев, что и здесь на нее глядят глазки нескольких камер наблю­дения. «У него явно была паранойя на почве безопаснос­ти», – подумала она. Каждый уголок и каждый метр лав­ки-мастерской просматривались круглые сутки.
Вряд ли его могли так запросто скрутить здесь. Если, как сказал Рацо, Наладчик запаниковал, то тем более был как никогда осторожен. И если он не чувствовал себя в полной безопасности, то, забаррикадировавшись здесь, вполне мог позвать кого-то на подмогу.
Ева прошла дальше, в жилую часть помещения. В ма­ленькой комнате она обнаружила койку с желтым покры­валом, столик с пультом аварийной связи, в углу валялась груда нестиранной одежды. Рядом находилась крохотная ванная комнатка, в которой еле помещались тощая стойка душа и туалет. Роль кухни выполнял закуток, в котором едва поместился стол и пара табуреток. Холодильник был набит до отказа, несколько банок консервов даже вывали­лись, когда она открыла дверцу. «Боже! Да он мог выдер­жать здесь долговременную осаду инопланетян, – подума­ла Ева. – Зачем нужно было куда-то выходить и искать еще более глубокое укрытие?»
Ева закрыла глаза и попыталась представить себе Haладчика в роковые для него часы. Тощий, седой, старый… и скупой.
Он напуган; стало быть, действует в спешке. Наладчик берет с собой только то, что ему более всего необходимо. Все-таки он в прошлом военный человек и умеет быстро сняться с места – прихватить какую-то одежду, какие-то деньги… А Ева знала, что денег у Наладчика должно быть достаточно много: он обдирал клиентов как липку, пользу­ясь своей репутацией высококлассного мастера на все руки. Наверняка он принимал к оплате все стоящее – на­личные, кредитки, коды к банковским и маклерским опе­рациям. Но где же была та сумка, в которую Наладчик сло­жил все, что успел схватить перед роковым бегством? В реке? Или эти деньги взял тот, кто его убил?..
«Итак, он кидает все в сумку, собираясь в другое, по­тайное место. Что он кладет в сумку? Скорее всего, он берет сотовый, ноутбук – ему нужны его записи, координа­ты связей – и… оружие».
Ева вернулась в переднее помещение, пошарила под прилавком и обнаружила пустой футляр с застежкой-»молнией». Был ли у этого старого хрыча тот самый, пресловутый армейский бластер? Являлся ли этот футляр ем­костью для незаконного хранения оружия? Ева решила, что нужно еще раз пройтись по протоколу «чистильщиков» и посмотреть, конфисковали ли они что-нибудь огне­стрельное. К сожалению, она не имела представления о том, как хотя бы приблизительно могли выглядеть старые армейские бластеры.
Ева положила футляр в свою сумку для вещдоков, ре­шив, что знает, кто поможет ей составить такое представ­ление.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Смерть не имеет лица - Робертс Нора



Ок
Смерть не имеет лица - Робертс НораЕлена
23.05.2012, 14.46





это не первый роман о Еве Даллас, который я прочла, но не самый лучший, хотя и довольно интересный. особенно развязка...
Смерть не имеет лица - Робертс НораОльга Сергеевна
19.06.2012, 21.26





Слишком уж круто как для лейтенанта убойного отдела нью-йоркской полиции. Смахивает на традиционный голливудскую стрелялку с безумными террористами, завышенными денежными требованиями и кучей оружия.Мне, как человеку, привыкшему к милицейским бобикам и макаровым, а также старым компам с непишущим дисководам, читать о бластерах, пластоне, суперских сканерах и дройдах, удачно копирующих внешность и поведение человека, просто дико.rnВывод: не верю.
Смерть не имеет лица - Робертс Норадиана
5.09.2013, 8.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100