Читать онлайн Смерть не имеет лица, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смерть не имеет лица - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смерть не имеет лица - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смерть не имеет лица - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Смерть не имеет лица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

Рорк все-таки уговорил ее поехать домой – или она сделала вид, что он уговорил.
Зака отпустили под подписку о невыезде, и он должен был явиться к доктору Мире в девять утра. Клариссу по­местили в отдельную палату в шикарном медицинском
центре и накачали на ночь седативами. Ева приставила к палате охранника. Материал Надин вышел в эфир в пол­ночь и выглядел вполне буднично – среди других сообщений об уголовных делах и трагических случаях, то есть как хотела Ева. Работа на месте происшествия была заверше­на, и ее итоги предстояло подвести утром. Тело все еще на­ходилось где-то под водой в Ист-Ривер.
Ничего большего в ту ночь уже невозможно было сде­лать, так что Ева разделась и приготовилась улечься в свою постель, а не прикорнуть за столом в кабинете. Увидев, что ее оружие и «сбруя» лежат поодаль, вне досягаемости ее рук, Рорк незаметно подошел к ней сзади и окликнул:
– Ева!
Когда она повернула к нему голову, он быстро сунул ей болеутоляющее, и не успела Ева выплюнуть таблетку, как почувствовала во рту его язык.
– Это подло, низко… – Она ткнула его ладонью в грудь.
– Зато сработало! – Рорк нежно погладил ее по щеке, а потом отнес на кровать. – Утром ты себя почувствуешь лучше.
Он улегся рядом, прижав ее к себе. Ева положила голо­ву ему на плечо – и мгновенно заснула.
Через четыре часа она проснулась в той же позе: уста­лость сломила ее, и Ева пролежала все это время камнем. Она поморгала, потом увидела, что у Рорка уже открыты глаза.
– Сколько времени? – спросила она сонным голосом.
– Седьмой час. Поспи еще немного.
– Нет, мне пора работать.
Ева перелезла через него и, спотыкаясь, побрела в ван­ную. Под душем она смыла с себя сонливость и вдруг осоз­нала, что головная боль прошла. Вода ударяла в нее горя­чими струями, поднимая пар. Ева издала стон облегчения и тут же вздрогнула от неожиданности, почувствовав, что на плечо легла чья-то рука. У нее за спиной стоял Рорк.
– Сбавь, пожалуйста, температуру. Я и так чуть не сва­рился с тобой в постели. – Он протянул ей кофе, развесе­лившись от ее подозрительного взгляда. – Мне хочется, чтобы ты ценила прогресс, которого я помог тебе добиться и преподнес на блюдечке.
– Я всегда тебя ценю, когда есть за что и когда я могу.
– И на том спасибо.
Он налил в ладонь жидкого мыла и стал размазывать его по ее телу. Ева почувствовала, как у нее от этого начинает закипать кровь, и отодвинулась.
– Я сама справлюсь. У меня сейчас нет времени на вод­ные игры.
Рорк, однако, продолжал гладить ее живот, торс, груди, пока она не задрожала.
– Я же сказала… Перестань сейчас же!
Его губы заскользили по ее плечу.
– Люблю, когда ты мокрая. – Рорк взял из ее рук чашку с кофе и поставил на полку. – …Мокрая и скольз­кая. – Он прислонил Еву к стене – всю в стекавшей с нее воде и источавшую пар. – …И упрямая!
Тело начинало брать свое. Теплая волна поднялась в груди и окатила ее всю, до кончиков пальцев. У Евы вы­рвался тихий стон удовольствия. Рорк прикоснулся губами к ее шее, тем самым уже не оставляя ей выбора. Она опер­лась ладонями на мокрую плитку стены, чувствуя, как на­чинает пульсировать все ее тело…


Еве пришлось признаться себе, что четыре часа мертво­го сна, вода, безудержный секс и горячая еда были ей про­сто необходимы. Как бы то ни было, голова ее пришла в работоспособное состояние. В четверть восьмого она уже сидела за своим домашним рабочим столом – бодрая, с ясной головой и расслабленной мускулатурой.
– Лейтенант, ты выглядишь сегодня… помягче.
Ева подняла голову.
– Да, мне сегодня лучше. Задержусь на полчаса. Нельзя забывать, что, помимо прочего, мы занимаемся «Кассанд­рой», и энергию Пибоди нужно направить на это дело.
– А тем временем другой рукой ты будешь жонглиро­вать делом Зака?
– Копы всегда жонглируют.
У нее уже были конкретные идеи относительно того, что предстояло сделать в случае с Заком.
– Макнаба тоже хочу перебросить на дело Брэнсона. Вчера вечером он здорово помог. – Она вдруг замолчала, нахмурившись. – А какого черта он там вчера оказался? У меня не было времени это выяснить.
– Да это же очевидно, – ответил Рорк и рассмеялся, когда Ева недоуменно посмотрела на него. – А еще детек­тивом называешься. Он был вместе с Пибоди.
– С ней? Зачем? Они же были не на службе.
Рорк понял, что она пребывает в полном неведении, и, усмехнувшись, потрепал ее по щеке.
– Ева, они были не на службе, а друг на друге!
– Друг на друге?.. – У нее екнуло сердце. – Имеешь в виду, что они занимались сексом? Это невероятно!
– Почему?
– Потому что… Этого просто не могло быть! Она его терпеть не может, а он никогда не упускает случая разо­злить ее. Знаю, ты одно время думал, что у них кое-что на­чинается… Но ты был не прав. Она сейчас пытается охму­рить Чарльза Монро, а Макнаб… Черт побери, Пибоди со­всем перестала о нем говорить, уходит от всяких намеков… О боже! Они занимаются сексом! Мне этого совершенно ненужно.
– Почему это тебя так заботит?
– Потому что они оба копы! И как бы там ни было, черт возьми, она – мой коп. Такие вещи только мешают в рабо­те. Они помилуются какое-то время, потом между ними пробежит кошка, они снова начнут собачиться друг с дру­гом, и все это отразится на деле.
– Но почему ты считаешь, что у них не склеится?
– Потому что не склеится. Не должно. Когда служишь в полиции, всю энергию и внимание нужно сосредоточить на работе. Если сюда примешать секс, то все пойдет на­перекосяк. Копы не должны…
– …иметь личную жизнь? – холодно закончил он за нее. – Не должны иметь ни личной жизни, ни личного выбора?
– Я не это имею в виду! Но лучше обходиться без всего этого.
– Большое спасибо.
– Речь идет не о нас. Я имела в виду…
– Ты имеешь в виду, что ты не коп? Или что мы не «примешиваем секс»?
Ева поняла, что нажала опасную кнопку, и пожалела, что не сломала себе перед этим палец.
– Речь идет о двух копах, работающих со мной в ко­манде, и о двух запутанных расследованиях, – попыталась оправдаться она.
Его голос стал уже даже не холодным, а стальным. Та­ким же стал и взгляд.
– Час назад я был в тебе, а ты обвивала меня. Это были мы! Расследования тогда тоже существовали – там, где им положено быть. Интересно, долго ты еще будешь верить, что лучше обойтись без этого?
– Рорк, ты меня не понял! Я только хотела… И вообще, у меня сейчас нет времени на супружеский кризис.
– Отлично. У меня на него все равно не хватит терпе­ния.
Он вышел, хлопнув дверью. Ева некоторое время стоя­ла, сжав ладонями виски, потом, набрав в грудь побольше воздуху, она вошла в его кабинет. Рорк сидел за своим сто­лом и не обратил на нее никакого внимания.
– Я не это имела в виду, – повторила Ева. – Может, только отчасти. Я знаю, ты любишь меня, хотя не знаю – почему. Смотрю на тебя и не могу понять, почему ты вы­брал меня. Ведь каждый раз, как я приобретаю какое-то душевное равновесие, я тут же теряю его.
Рорк хотел было подняться, но она покачала головой.
– Нет-нет. У меня уже нет времени, серьезно. Я хотела сказать только то, что сказала. А Пибоди… У нее уже была душевная травма. Она строила планы в отношении другого копа, и я не хочу, чтобы с ней снова случилось нечто похо­жее. Ну все. Я пошла. Свяжусь с тобой, как только узнаю что-нибудь интересное.
Ева быстро вышла. Рорк мог бы остановить ее, но не сделал этого. Он решил, что позже они все уладят между собой.


Ева шла по коридору Центрального управления. Радуж­ный настрой, с которого начался этот день, поблек, но она подумала, что, может, это и к лучшему. Ей работалось лег­че и четче, когда она была немного взвинченной.
Увидев Пибоди, Ева сделала ей жест в сторону своего кабинета. На лице помощницы были заметны следы бес­сонной ночи, но это было неудивительно. Ева подержала дверь, пропуская Пибоди вперед.
– Сейчас выброси пока Зака из головы. Им занимают­ся. А нам с тобой предстоит работа.
– Есть, сэр. Но…
– Я еще не закончила, сержант. Если вы не можете га­рантировать мне, что все ваши силы и внимание будут со­средоточены на деле «Кассандры», вы должны сейчас же выйти из команды и подать рапорт об отставке.
Пибоди уже открыла рот, но тут же закрыла его, чтобы не наговорить лишнего. Поборов себя, она коротко кивну­ла головой:
– Лейтенант, я сделаю все, что смогу. Я выполню свою работу.
– Хорошо. Я получила ордер на арест Ламона. Органи­зуй команду и распорядись, чтобы его сразу привезли на допрос. И скажешь мне, когда прибудут новые сканеры. – «Ее нужно по уши загрузить работой», – подумала Ева. – Свяжись с Фини и поинтересуйся, получено ли разреше­ние на прослушивание телефона Моники Роуван. Ты спа­ла с Макнабом?
На мгновение Пибоди застыла с открытым ртом, но бы­стро взяла себя в руки.
– Да. А что?
– Черт! – вырвалось у Евы. Она сунула руки в карманы и стала расхаживать по комнате. Потом остановилась, и они уперлись взглядом друг в друга. – Пибоди, ты что, по­теряла голову?
– Это был временный сбой. Это не повторится.
Она сказала Еве то, о чем хотела заявить Макнабу при первой возможности.
– Ты не… не замкнулась на нем?
– Это было временно, – настойчиво повторила Пибоди. – Мимолетное увлечение, вызванное неожиданным физическим возбуждением. Мне не хочется об этом гово­рить, сэр.
– Хорошо. Я даже думать об этом не хочу. Давай Ламона!
– Будет сделано.
Обрадовавшись возможности уйти, Пибоди вылетела из кабинета, а Ева уселась к компьютеру просматривать сообщения. Когда на экране появилось имя Ламона, она в сердцах стукнула кулаком по столу и вызвала по коммуни­катору Пибоди:
– Не суетись насчет Ламона. Он в морге.
Если Пибоди и была поражена, то не подала виду.
– Да, сэр. Тут пришла почта, на ваше имя еще один пакет.
Ева почувствовала, как напряглись нервы.
– Встретимся в зале совещаний, собери всю команду.


Когда пакет был просканирован, Ева сняла копию за­писи с диска.
«Мы – „Кассандра“, хранители верности, боги справед­ливости.
Мы в курсе ваших усилий. Они забавляют нас. Поэтому предупреждаем последний раз: наши соратники должны быть освобождены. Пока эти герои не получат свободу, тер­рор против коррумпированной власти, марионеточной воен­щины и фашистской полиции не прекратится. Мы требуем платы в качестве воздаяния за убийство тех, кто хранил нам верность. Теперь цена – сто миллионов долларов в обли­гациях на предъявителя.
Подтверждение освобождения несправедливо заточенных в тюрьму политических узников должно быть получено нами сегодня к шестнадцати ноль-ноль. Каждый из перечисленных нами узников должен сделать заявление в прямом эфире национальной сети. Если не будет освобожден хотя бы один из них, мы разрушим следующий объект.
Мы остаемся верными. Наша память все долго хранит.
Плата должна быть внесена в семнадцать ноль-ноль. Ее должна доставить лейтенант Даллас – одна. Облигации должны быть упакованы в обычный черный чемоданчик. Лей­тенант Даллас должна прибыть на станцию «Гранд-сентрал», путь 19, западное направление, и ждать наших указаний.
Если за ней будет кто-то следовать или она попытается установить связь с этого места, мы казним ее и разрушим объект.
Мы – «Кассандра», пророки нового мироздания».


– Вымогательство, – пробормотала Ева. – Суть в деньгах, а не в этих психопатах из списка. Публичное заяв­ление по национальной сети? И десятилетний малец знает, что его можно сфабриковать! Это дымовая завеса. Суть в деньгах. Они взорвут объект в любом случае – по­лучат деньги или нет, – потому что им это нужно.
Она стала расхаживать по залу для совещаний. Фини мрачно заметил:
– Так или иначе, выбора у нас нет. Ты должна будешь пойти, Даллас.
– Ты можешь снабдить меня таким маячком для отсле­живания, который они не могли бы засечь? – спросила его Ева.
– А черт их знает, что они могут, а что нет.
– Постарайся. – Нахмурившись, Ева обратилась к Энн: – У тебя подберется команда людей, которые смогут работать с новыми сканерами?
– Один из гениев Рорка через двадцать минут проин­структирует нас относительно этой аппаратуры. И мы сразу отправимся на места.
– Найдите объект. Я займусь остальным.
– Ты не можешь идти одна, – заметил Фини. – Уитни не разрешит.
– Я не говорю, что собираюсь идти одна, но нам нужно подумать, как лучше организовать сопровождение. В лю­бом случае понадобятся сто миллионов в фальшивых об­лигациях. И кажется, я знаю, у кого их можно добыть…
– Передавай Рорку привет, – ухмыльнулся Фини.
Ева очень вежливо посмотрела на него и мягко напо­мнила:
– Я прошу тебя доложить Уитни и сварганить для меня маячок.
– Мы с Макнабом займемся твоим маячком.
– Макнаб мне на какое-то время понадобится.
Фини взглянул на нее, потом на своего подчиненного, и кивнул:
– Хорошо. Я подключу к этому другого человека. Но нам потребуется время, чтобы научить тебя пользоваться этой штукой.
– Меня можно будет найти. Пибоди, ты поедешь со мной. Встречаемся через пять минут у моей машины. Мак­наб! – Она поманила его пальцем, и они вместе пошли в ее кабинет. – Свяжись с Мирой. Посмотри, как идет тес­тирование Зака. Потом выжми все из Дикхеда в лаборато­рии. Я сама занялась бы этим, но мне не хочется, чтобы на этой стадии в дело была втянута Пибоди.
– Понял.
– Напугай его, а если не поможет, задобри чем-нибудь. Могут помочь билеты на стадион. На следующие выход­ные я могу раздобыть места в секторе для VIP.
– Серьезно? – У него загорелись глаза. – Боже, Дал­лас, почему вы не делитесь с друзьями? В следующие вы­ходные «Гудзонцы» играют против «Ракет». Если мне удастся запугать его, чтобы он пошевелил своей задницей, то можно я возьму билеты себе?
– Вы требуете взятку, детектив?
Ева остановилась и посмотрела на него «казенным» взглядом. Макнаб сразу спохватился:
– Ну что вы на меня так смотрите?
– Ты почему занимался сексом с моей помощницей во время расследования федерального значения?
У него сердито сверкнули глаза:
– Она должна была получить ваше разрешение на сви­дание, лейтенант? На то, с кем именно может идти в по­стель?
В кабинете, сдернув куртку с вешалки, Ева обернулась к нему:
– Вы нарушаете субординацию, детектив!
– А у вас, по-моему, просто поехала крыша, лейтенант!
Ева удивленно уставилась на него: никогда еще Макнаб не позволял себе ничего подобного. Он стоял перед ней подбоченившись, с холодным, ожесточенным взглядом. Ева всегда считала его хорошим копом с ясным мышлением, наблюдательностью и с недюжинными навыками в элек­тронике. Но как человека она его никогда не воспринима­ла всерьез. Он казался ей безрассудным, легкомысленным и слишком говорливым. Однако сейчас перед ней был ка­кой-то совершенно новый Макнаб.
Стараясь держать себя в руках, она медленно надела куртку.
– Не говори мне, что у меня поехала крыша. У Пибоди уже был случай, когда ее лягнул один симпатичный коп. Я не хотела бы видеть повторение. Она для меня много значит.
– Она много значит и для меня! – непроизвольно вы­рвалось у него. – Не думайте, что это какие-то шуры-муры. Но сегодня она отшила меня. Так что вам не о чем беспокоиться.
Он так резко повернулся, что налетел на стул, который покатился по полу.
– Макнаб, черт возьми, что ты здесь вытворяешь? Ты что, втюрился в нее?
Ответом ей был только несчастный взгляд побитой со­баки.
– Может, это был просто всплеск, – наконец пробор­мотал он. – Я переживу, справлюсь.
– Да уж, пожалуйста, справься. Сейчас не время. Хотя всегда не время, но сейчас особенно. Забудь об этом.
Еве не нужен был его ответ. Для нее было главным то, чтобы он понял ее, и она попыталась объяснить свою тре­вогу:
– Ее брат сейчас в опасном положении, а нас поджида­ют бомбы по всему этому чертову городу. На мне висят два трупа – один в морге, а другой плавает где-то в реке. Я не могу позволить себе, чтобы два бойца в моей команде за­нимались своими чувствами.
К своему собственному удивлению, Макнаб рассмеялся:
– Бог ты мой, как сурово!
– Да, я знаю, – согласилась она, вспомнив взгляд Popка утром, перед тем как она вышла из дома. – Самой неприятно, Макнаб. Но мне нужно, чтобы ты был на старте.
– Я на старте.
– Оставайся в этом положении, – бросила она, выходя из кабинета.


Определив для себя, что не могло быть ничего хуже, чем обижать и травмировать в это утро людей, которые были ей небезразличны, Ева по пути в гараж набрала номер Рорка. Ответил Соммерсет, и Ева скрипнула зубами: ее инстинк­тивная реакция взяла верх над чувством вины.
– Рорка! – коротко скомандовала она.
– Он сейчас говорит по другому телефону.
– Это дело федерального значения, черт побери! Соедини меня с ним напрямую!
– Я посмотрю, можно ли переключить вызов на него, – спокойно ответил Соммерсет.
Ева не сомневалась в том, что он хотел пощекотать ей нервы, и сосчитала до десяти. Потом еще раз. Когда она стала отсчитывать третью десятку, к телефону подошел Рорк.
– Лейтенант? – отрывисто произнес он, и в его голосе ясно слышался ирландский акцент. Так бывало всегда, когда Рорк сердился.
– Управлению требуется сто миллионов долларов в фальшивых облигациях. Хорошая подделка – но не на­столько, чтобы они сошли потом в банке за настоящие.
– Каков предельный срок?
– Они понадобятся мне к четырнадцати ноль-ноль.
– Ты их получишь, – ответил он и немного помол­чал. – Что-нибудь еще?
«Да. Прости меня, я идиотка. Что ты хочешь от меня?» – хотелось сказать ей.
– Это все. Управление…
– …будет признательно? Да, знаю. У меня сейчас на связи Токио, и если больше ничего…
– Да, это все. Когда ты известишь меня, что они гото­вы, я пришлю транспорт.
– Я тебе еще позвоню.
Больше ни слова не говоря, Рорк положил трубку, и Ева вздрогнула. «Ну и ладно, – подумала она. – Хотя это больно…» Ева вспомнила свой совет Макнабу и постара­лась сама последовать ему. Но, должно быть, часть пере­живаний отразилась на ее лице: когда она подошла к ма­шине, ожидавшая ее там Пибоди не проронила ни слова. Они поехали в морг в молчании.


В этом «мертвом доме» было как никогда многолюдно. В коридорах толпился техперсонал, ассистенты патологоа­натомов, работники местных больниц, привлеченные по случаю наплыва погибших при взрыве. В воздухе стоял за­пах человеческих тел – живых и мертвых. Ева отловила одного из знакомых работников морга в надежде получить пятиминутную консультацию у ведущего патологоанатома.
– Чэмберс, а где Моррис?
– Занят по уши. Взрыв в отеле дал много клиентов, и в основном – по кускам. Это все равно что составлять кар­тинку-загадку из частей.
– Мне нужно повидать одного из ваших гостей, посту­пившего сегодня утром. Его имя – Ламон. Поль Ламон.
– Умоляю, Даллас! Мы заняты сейчас первоочередным делом – нам приходится устанавливать личности по тру­пам.
– Но этот – целый, не из кусков.
– Хорошо-хорошо, – нехотя смирившись, Чэмберс с явным раздражением кинулся к компьютеру. – Вот, пожа­луйста. Он у нас находится в холодильнике, секция «Г», двенадцатый ящик. Мы их пока просто раскладываем по полкам, трамбуем или собираем в пачки.
– Мне надо посмотреть на него, на то, что было при нем, и почитать предварительное заключение.
– Только быстро!
Он почти побежал по коридору, свернул к секции «Г», вставил магнитную карту в щель замка и пропустил Еву с Пибоди внутрь.
Ящик с тем, что было когда-то Ламоном, выдвинулся из холодильного шкафа, обдав их морозным паром.
– М-да. Поработали над ним, – пробормотала Ева, разглядывая искалеченное, изуродованное тело.
– Поработали. – Чэмберс пожал плечами. – Я слы­шал, что его сбила машина, когда он стоял на тротуаре. Мы еще ничего не делали с ним, просто положили на хра­нение. Он не из тех, кем мы занимаемся сейчас в первую очередь.
– Да нет, он имеет ко всему этому отношение… – Ева задвинула ящик обратно и спросила: – Что было при нем?
– Сейчас посмотрим. Кредитки, электронный браслет, удостоверение личности, магнитные карточки, пачка мят­ных таблеток, сотовый… Ой, и заточка! – Чэмберс стал разглядывать длинное тонкое лезвие. – Надо сказать, на­много больше разрешенных размеров.
– Мне нужен его сотовый.
– Так и быть, пойду навстречу. Пишите расписку и по­лучайте. А мне пора возвращаться: не люблю, когда клиен­ты ждут.
Ева расписалась в журнале и задала последний вопрос:
– Его вещи обрабатывались порошком для снятия от­печатков пальцев?
– Чтоб я знал! Будьте рады и тому, что услышали.
Когда они обе вышли из секции, Ева сказала:
– Давай обработаем на предмет отпечатков. Включай запись.
– Как, здесь?! А вы не хотели бы сделать это где-нибудь в другом месте?
– Почему?
– Ну, здесь полно мертвецов…
– А что, ты не собираешься стать следователем по делам об убийствах?
– Я бы предпочла заниматься не сразу всеми одновре­менно, – ответила Пибоди, но разложила аппаратуру и приступила к работе. – Отпечатки хорошо видны. А что, вы думаете, здесь не только пальцы Ламона?
Ева повертела сотовый в руках. Это была последняя, самая совершенная и сложная модель компактных размеров. Ева сразу вспомнила дорогие туфли Ламона. «Инте­ресно, сколько Рорк платит этим ребятам?» – подумала она и включила дисплей, чтобы просмотреть все входящие и исходящие звонки за последние двадцать четыре часа. Голоса записались достаточно громко и отчетливо:
– Да?
– На меня обратили внимание. – «Это сказал Ламон», – решила Ева, услышав в голосе слабый французский акцент и признаки нервозности. – Сюда приходили копы. Они при­сматриваются ко мне. Они что-то знают.
– Успокойся, ты под прикрытием. Нужно кое-что обсу­дить. Ты где?
– Сейчас все в порядке. Я застраховался – ускользнул с работы в гриль-бар. Меня вызывали наверх. Рорк тоже был там.
– И что ты им сказал ?
– Ничего. Они от меня ничего не добились. Но я должен сообщить вам, что хочу выйти из дела. Не моя вина, что они что-то пронюхали, но рисковать я больше не намерен. Мне нужны мои деньги.
– Твой отец разочаровался бы в тебе.
– Я – не отец, и я знаю, когда нужно оборвать концы. Я сделал то, что вам требовалось. В «Плазе» все получилось. На этом я завязываю. Мне нужна моя доля – прямо сегодня, вечером. И все, меня нет. Я свою роль сыграл и вам больше не нужен.
– Конечно, все верно. Правильно говоришь. Но будет лучше, если ты закончишь рабочий день как обычно. С тобой свяжутся, чтобы условиться о том, как передать тебе твою долю. Пойми, нам пока приходится осторожничать. Ты свою работу сделал. Мы – еще нет.
– Отдайте то, что мне причитается, и к утру я испа­рюсь.
– Все будет сделано.


– Идиот! – пробурчала Ева. – Подписал сам себе смерт­ный приговор. То ли из-за жадности, то ли из-за тупости – пока непонятно.
Следующий звонок тоже был сделан Ламоном и касался заказа билета на дальний рейс под вымышленным именем и по фальшивому номеру удостоверения личности. Ева встрепенулась:
– Пибоди, нужно все-таки отправить подразделение по его адресу. Сдается мне, что наш мальчик давно собрал вещи и был готовым в любой момент смыться.
Последний звонок был входящим, и голос на записи произнес лишь краткие указания:
– Угол Шестой и Сорок третьей улиц, в час ноль-ноль.
Далее по записи следовало, что Ламон позвонил куда-то дважды, но не получил ответа.
– Пибоди, проверь эти номера, – сказала Ева.
– Уже проверяю первый. Здесь частный код.
– Используй мой шифр доступа. Кто бы там ни разго­варивал с Ламоном, он не был в курсе того, что Ламон го­ворил по своему сотовому. Иначе этот человек ни за что не оставил бы сотовый на теле Ламона. А может быть, он про­сто не успел: за Ламоном шли наши люди из наружного наблюдения, они оказались возле тела первыми.
– Шифр находится под охраной, – сообщила Пибо­ди. – Его не откроют.
– Откроют, – возразила Ева и достала свой коммуни­катор.
В течение полуминуты она связалась с шефом полиции Тибблом, а еще через две минуты было получено личное разрешение губернатора.
– Бог ты мой, вы молодчина, – Пибоди посмотрела на Еву с восхищением. – Вы чуть не кричали на губернатора!
– Будут еще молоть всякую чепуху про законы о защите частной жизни… Политиканы!
Нетерпеливо ожидая преодоления последних бюрокра­тических манипуляций с расшифровкой кода, Ева нервно сжимала и разжимала пальцы и вдруг произнесла:
– Вот сукин сын!
– Что там? Кто? – поинтересовалась Пибоди и загля­нула через плечо Евы.
– Персональная линия Б. Дональда Брэнсона.
– Брэнсон?! Ламон говорил с Брэнсоном? – пробормотала Пибоди, смертельно побледнев. – Но ведь Зак вчера вечером…
– Передай этот звонок Фини, пусть он проверит го­лос. – Быстро идя по коридору, Ева отдавала приказания растерянной Пибоди: – Свяжись с охранником у палаты Клариссы. Скажи ему, чтобы никто не входил и не выхо­дил из палаты, пока мы не приедем. – Она достала свой коммуникатор. – Макнаб? Спустись к Мире. Зака нужно вернуть обратно наверх. Спрячь его, пока я не свяжусь с тобой.
– Даллас, Зак ничего не знал о «Кассандре»! Он не… – попыталась сказать что-то Пибоди.
– «Тойз энд тулз» – «Игрушки и инструменты». Сдает­ся мне, что твоего брата использовали в обоих этих качест­вах.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Смерть не имеет лица - Робертс Нора



Ок
Смерть не имеет лица - Робертс НораЕлена
23.05.2012, 14.46





это не первый роман о Еве Даллас, который я прочла, но не самый лучший, хотя и довольно интересный. особенно развязка...
Смерть не имеет лица - Робертс НораОльга Сергеевна
19.06.2012, 21.26





Слишком уж круто как для лейтенанта убойного отдела нью-йоркской полиции. Смахивает на традиционный голливудскую стрелялку с безумными террористами, завышенными денежными требованиями и кучей оружия.Мне, как человеку, привыкшему к милицейским бобикам и макаровым, а также старым компам с непишущим дисководам, читать о бластерах, пластоне, суперских сканерах и дройдах, удачно копирующих внешность и поведение человека, просто дико.rnВывод: не верю.
Смерть не имеет лица - Робертс Норадиана
5.09.2013, 8.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100