Читать онлайн Смерть не имеет лица, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смерть не имеет лица - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смерть не имеет лица - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смерть не имеет лица - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Смерть не имеет лица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

– Мы делаем это здесь не потому, что я хочу обойти Службу компьютерной охраны, – заявила Ева. Она стояла посреди домашнего кабинета Рорка, а он сидел за пультом своего незарегистрированного – а стало быть, незаконно­го – оборудования.
– Хм, – прозвучало в ответ.
Ева сощурилась:
– Повторяю, Рорк, что мы здесь не для того!
– Это твоя версия, и я готов ее придерживаться.
– Лучше придержи свои комментарии, дружок. Ты прекрасно знаешь, почему я иду таким, скажем, частным путем. У «Кассандры» имеется еще больше всяких незаконных игрушек, чем и у тебя. И им так же, как и тебе, на­плевать на святость чужой конфиденциальности. Вполне возможно, они пролезли в мои компьютеры и здесь, и в Центральном. А я не хочу, чтобы они и дальше пиратским путем получали сведения о ходе расследования.
Рорк выпрямился и рассудительно кивнул:
– Это тоже очень хорошая версия, и ты прекрасно ее обосновала. Ну, а теперь, если ты закончила успокаивать свою совесть, может быть, сделаешь для нас обоих кофе?
– Терпеть не могу, когда ты смеешься надо мной!
– Даже если у меня есть для этого повод?
– Особенно если есть, – огрызнулась Ева и подошла к кофеварке. – В данном случае я имею дело с группой, у которой нет и малой толики совести, но есть сильная фи­нансовая база, высокопрофессиональные технические на­выки и опыт конспирации. – Она поставила на пульт две чашки и язвительно улыбнулась: – Кстати, эти люди на­поминают мне кое-кого…
– Серьезно? – очень мягким голосом спросил Рорк, беря одну из чашек.
– Вот поэтому-то я и хочу использовать все, что у тебя есть для этого случая, – деньги, оборудование, опыт, – и этот твой криминальный мозг.
– Дорогая, все, что ты перечислила, всегда к твоим ус­лугам. А теперь в продолжение всего этого хочу тебе сооб­щить, что я добился некоторого прогресса в раскапывании сведений о «Маунт Олимпус» и его ответвлениях.
– У тебя есть что-то? – встрепенулась Ева. – А что же молчал?!
– Были другие заботы: тебе требовался час, мне требо­валась ты…
– Но ведь это же важнее всего!.. – начала было Ева, но махнула рукой: ворчание было бы напрасной тратой вре­мени. – Что тебе удалось добыть?
– Ровным счетом ничего.
– Но ты ведь сказал, что обнаружил их!
– Нет, я сказал, что добился прогресса, но этот про­гресс – ничто. И они – ничто. Их не существует.
– То есть как?!
Ева почувствовала себя обескураженной. Она болез­ненно переживала ситуации, когда неожиданно рушилось ее уже начавшее складываться представление о преступни­ке – своего рода «скелет» преступления – и она остава­лась ни с чем и была вынуждена начинать все сначала. Словно еще хватаясь за остатки какой-то надежды, она воскликнула:
– Но ведь они наследили по всей комьютерной сети! Электронные компании, хранилища, деловые комплексы, производство…
– Все это существует только в компьютерных записях. А информационно-поисковый язык… Он в реальной жиз­ни тоже ничто. Можно назвать «Маунт Олимпус» вирту­альной компанией. Это вывеска, Ева.
– Виртуальная вывеска? Но зачем?.. – И тут до нее дошло: – Дьявол! Это же попытка увести нас в сторону, сбить с толку и заставить тратить время впустую! Они знали, что в своем расследовании я буду искать все, что связано с именем Кассандра, и, следовательно, выйду на «Маунт Олимпус». Таким образом, я угроблю массу времени в бесполезных розысках того, чего на самом деле нет, и в конце концов выдохнусь.
– Не очень много времени, – подчеркнул Рорк. – Кто бы там ни выдумал этот лабиринт – такой сложный и не­плохо разработанный, – они не знают, с какой скоростью ты будешь пробираться по нему.
– Сейчас-то они думают, что я все еще иду этой пута­ной дорожкой… Итак, Отдел электронного сыска продол­жает свой поиск! Нужно только сказать Фини, чтобы он делал это медленнее. Пусть «Кассандра» думает, что мы до сих пор упрямо продвигаемся к тупику.
– Прекрасно. Они укрепятся в этой уверенности, а ты тем временем сосредоточишься на других направлениях.
Отпив кофе, Ева стала размышлять дальше:
– Ну, с этим все понятно. Теперь мне требуется узнать все, что можно, о группе «Аполлон». Я дала задание Пибоди, но боюсь, что она нароет немного и не скоро. Мне нужна не только формальная атрибутика группы и ее исто­рия, но и теневая сторона. Мне кажется, что, если хоро­шенько покопаться за фасадом, то можно найти какие-то зацепки для прояснения вопроса о «Кассандре».
– Что ж, тогда отсюда и начнем, – предложил Рорк.
– Нужна информация о наиболее активных участни­ках: что с ними стало, адреса оставшихся в живых, сведе­ния о членах их семей, о любовницах, братьях, сестрах, детях, внуках.
Ева сделала паузу. Ее глаза постепенно становились на­стоящими глазами копа – по-казенному невыразительны­ми. Затем перечень задач для Рорка был продолжен:
– В своем дневнике Наладчик говорил о возмездии. Нужно узнать имена тех, кто был особенно близок к по­гибшим деятелям «Аполлона» или состоял в непосредственном окружении Джеймса Роувана.
– В ФБР должны быть досье. Закрытые, но есть. – Рорк поднял бровь, развлекаясь явной внутренней борь­бой, написанной на лице Евы. – Однако мне потребуется время.
– Вот времени-то у нас как раз и нет. Ты не мог бы па­раллельно передавать то, что удастся выудить, на один из вспомогательных компьютеров? Я бы тогда сразу начала сопоставление установочных данных. Хочу посмотреть, не встретится ли там кто-то из тех, кто относился к этому делу, кто работал или работает на каком-либо из трех объ­ектов нападения «Аполлона».
Рорк кивнул на компьютер слева от пульта:
– Давай, располагайся. Я бы обратил основное внима­ние сначала на должности низкого уровня: их не так тща­тельно проверяли.
Следующие двадцать минут Ева просматривала все, что попадалось о взрыве в филиале Пентагона, а Рорк за своим пультом просачивался сквозь защитные препоны компью­терной системы ФБР и копался в закрытых файлах. Он знал дорогу, поскольку делал это не первый раз, и про­скальзывал через закрытые уровни, как тень сквозь тьму. Попутно забавы ради он заглянул в содержание файла, ко­торому ФБР присвоило название «Рорк», и усмехнулся.
Досье содержало на удивление скудную информацию о человеке такого масштаба. С другой стороны, в свое время, когда ему еще не было двадцати, Рорк уничтожил, подпра­вил, «скорректировал» значительную часть данных. В ре­зультате файлы ФБР, Интерпола, ирландской и британ­ской полиции не содержали ничего такого, чего он мог бы опасаться. Тогда он считал, что это, в конце концов, во­просы его частной жизни и никого не касаются. Впрочем, если смотреть правде в глаза, с тех пор он не изменил своего мнения…
– Так, есть… – пробормотал он.
– Уже?!
– Но это пока только ФБР, – предупредил Рорк. – Вот, пожалуйста, твой самый желанный мужчина – Джеймс Томас Роуван, уроженец Бостона.
– Среди деятелей подобного типа редко попадаются такие, которые выглядели бы явными безумцами, – обро­нила Ева, изучая лицо на экране.
Острые скулы, улыбчивый рот, ясные голубые глаза, коротко стриженные и слегка подернутые сединой темные волосы. По внешности его можно было отнести к типажу преуспевающих администраторов.
Рорк стал вслух отмечать основные моменты:
– Джейми, как его звали друзья, вырос в богатой семье. Закрытые частные школы, Гарвард. Специализация – об­щественные науки. Вероятное предназначение – полити­ческая карьера. Прошел курс военной подготовки по про­филю спецвойск. Выполнял какую-то работу для ЦРУ. Ро­дители умерли. Есть сестра – Джулия Роуван Питерман…
Ева наклонилась к монитору.
– На пенсии, живет в Тампе. Так, идем дальше. Был женат на Монике Стоун. Двое детей: Шарлотта и Джеймс-младший… Рорк, давай посмотрим Монику.
Подсчитав возраст жены Роувана, Ева решила, что по­явившийся на экране снимок был сделан совсем недавно. Стало быть, ФБР все еще держит эту семью в поле зрения. Судя по изображению, Моника была когда-то привлека­тельной женщиной – лицо осталось приятным, только во­круг рта и глаз залегли глубокие морщины. И рот, и глаза несли отпечаток горечи. Волосы поседели, а стрижка вы­глядела не слишком аккуратно.
Ева стала читать дальше:
– Живет в штате Мэн, в одиночестве, без работы. По­лучает пенсию… Слушай, наверняка в это время года в Мэне жуткий холодище!
– Да уж. Тебе придется надеть кальсоны, лейтенант.
– А может, и стоило бы чуть-чуть померзнуть, чтобы переговорить с Моникой… Так, а что там с детьми?
На экране появилось продолжение текста, и Ева нахму­рилась.
– Считаются умершими. Оба? Одна и та же дата смер­ти?! Ну-ка, посмотрим подробнее.
– Минуточку, – остановил ее Рорк. – Заметь, эта дата совпадает с датой смерти самого Роувана.
– Да, видела.
– Это взрыв. Федеральные силы взорвали его дом, хотя официально было объявлено, что он сделал это сам. Кста­ти, в файле подтверждается, что это было делом рук федералов: указано время, подразделение, приведен приказ о ликвидации… По дате получается, что дети были с ним в доме.
– Ты хочешь сказать, что для устранения Роувана ФБР взорвало его дом вместе с ним, а заодно и с детьми? – спро­сила Ева.
Рорк стал перечислять:
– Роуван, его дети, любовница, которая в этот момент находилась в доме, два его ближайших помощника и еще три члена «Аполлона». – Он поднялся, чтобы приготовить еще кофе. – Прочти весь файл, Ева. Они сели ему на хвост. За ним гонялись с тех пор, как его группа взяла на себя ответственность за взрыв в филиале Пентагона. За его голову было обещано крупное вознаграждение.
– Мне некогда читать, расскажи основное.
Рорк принес Еве свежий кофе и продолжал:
– Он ушел в подполье, переезжал с места на место, менял имя, а если надо было, то и внешность. И все это время он умудрялся делать записи своих обращений и за­пускать их в эфир. Он отрывался от гончих в течение не­скольких месяцев, но всего лишь на шаг или два.
– И таскал за собой двоих детей? – удивилась Ева.
– Согласно этим файлам, он постоянно держал их по­близости. Потом агенты ФБР вконец загнали его, окружи­ли его дом, ворвались внутрь – и сделали дело. Они хотели убрать его, чтобы сломать хребет организации, и они свое­го добились.
«Но почему же дети были не с матерью?» – было пер­вой непроизвольной мыслью Евы. А впрочем, что она во­обще знала о матерях? Собственная мать бросила ее, оста­вив с человеком, который ее избивал и насиловал в тече­ние всего детства. Была ли у женщины, которая дала жизнь Еве, такая же горечь в глазах, как у той женщины, снимок которой смотрел с экрана? Был ли у нее, матери Евы, столь же настороженный и хмурый взгляд?..
Ева отогнала от себя эти мысли и отпила кофе, но на сей раз он оставил во рту горьковатый привкус.
– Возмездие… – сказала она. – Если Наладчик был прав, и это является одним из мотивов «Кассандры»… «Мы – хранители верности». Эта фраза содержалась в каж­дом из их посланий. Верность Роувану? Его памяти?
– Логично.
– Хенсон. Фини рассказывал, что человек по имени Уильям Хенсон был одним из приближенных Роувана. Здесь есть список погибших, так или иначе связанных с «Аполлоном»?
Рорк вывел на экран перечень и тихо ахнул:
– О боже, да здесь их сотни!
– Насколько мне известно, сотрудники ФБР охотились на них несколько лет. – Ева быстро просматривала пробе­гавший на экране список. – И были не очень-то разборчи­вы. Похоже, Хенсона здесь нет.
– Подожди. Я поищу его для тебя.
– Спасибо. Перебрось вот тот кусок на мой компьютер и продолжай копать.
– Хорошо, дорогая. – Он провел рукой по ее воло­сам. – Только сначала тебе нужно успокоиться. Почему ты так нервничаешь?
– Не могу понять, зачем ему понадобилось держать при себе детей… Уж я-то отлично знаю, как это бывает, когда твоя жизнь находится во власти человека, глядящего на тебя как на вещь, которую можно использовать или вы­бросить – в зависимости от настроения.
– Но кто-то кого-то любит, Ева. И любит неистово. – Он прижал губы к ее лбу. – А кто-то – нет.
– М-да, конечно. Вот давай и посмотрим, что Роуван и его группа любили, к тому же неистово, – сказала Ева и пошла к компьютеру: ей казалось, что ответ можно было найти в заявлениях «Аполлона».
«Мы – боги войны…»
Каждое заявление начиналось с этой отдельной строки. Что за этим стояло? Высокомерие? Приверженность наси­лию? Стремление к власти?
«Мы пришли к окончательному выводу о том, что прави­тельство страны коррумпировано, является орудием для эксплуатации масс, для подавления мысли и для увековечива­ния своего бессмысленного существования. Система насквозь изъедена пороками и должна быть уничтожена. На ее дымя­щемся прахе возникнет новый режим. Вставайте на нашу сторону, те, кто верит в справедливость! Мы, „Аполлон“, используем против угнетателей собственное оружие. И наше дело восторжествует. Граждане мира! Порвите цепи, кото­рыми опутала вас господствующая верхушка! Мы обещаем вам свободу».
Ева пыталась найти подтекст. Нападки на систему? По­пытки взывать к обычным людям или к интеллектуалам? Оправдание массового убийства невинных ради торжества новой жизни?
Следующее заявление было еще более решительным:


«Мы – боги войны.
Сегодня в полдень наш гнев обрушился на главное военное учреждение, известное под названием Пентагон, этот сим­вол прогнившей системы. Внутри взорванного здания все были преступниками, и все они теперь мертвы.
Мы вновь требуем безоговорочной капитуляции власти и отказа так называемого Главнокомандующего от всех его полномочий. Мы требуем, чтобы все военнослужащие, все силы полиции сложили оружие.
Мы, «Аполлон», обещаем проявить милосердие ко всем, кто выполнит наши условия в течение трех суток. И бес­пощадность к тем, кто будет продолжать противостояние!»


Это обращение было передано в эфир менее чем за пол­года до того, как был взорван дом Роувана со всеми его обитателями. Что было нужно этому самозваному богу? Очевидно, то же, чего хотели все боги, – низкопоклонство, страх, подчинение, восхваление.
– Ты хотел бы править миром – или хотя бы стра­ной? – спросила она у Рорка.
– Упаси господь! Слишком много работы за слишком малое вознаграждение. И никакого времени на то, чтобы наслаждаться своим царством. Я предпочитаю владеть как можно большей частью мира, – разумеется, в пределах че­ловеческих возможностей. Но править им? Нет, спасибо.
Ева рассмеялась и кивнула на экран:
– А он хотел. Если снять словесную шелуху, получает­ся, что он очень хотел стать президентом, королем или деспотом – неважно, как это называлось бы. Но я не могу найти ни одного требования денег – ни в виде выкупа, ни в форме процентов. Просто: сдавайтесь, вонючие фашист­ские копы, или трепещите и уходите в отставку, жирные политиканы.
– Он купался в деньгах с рождения. А такие люди часто не способны оценить их прелесть.
– Может быть, – сказала Ева и снова стала просматривать досье на Роувана. – Он дважды выставлял свою кан­дидатуру на выборах мэра Бостона и дважды проигрывал. Затем дважды претендовал на пост губернатора – и тоже не потянул. Да он был просто обозленным. Обозленным и сумасшедшим… Чаще всего это сочетание бывает роковым.
– Ты считаешь, что этот мотив сейчас имеет большое значение?
– Без этого нельзя составить полную картину. Кто бы там ни командовал в «Кассандре», он имеет какое-то отно­шение к Роувану. Только не думаю, чтобы эти, из «Кас­сандры», были обозленными.
– То есть только сумасшедшие?
– Нет-нет. Я пока не поняла, что там еще примешива­ется…
Ева стала сопоставлять имена на своем компьютере, куда Рорк перегнал часть добытого им материала. Это был медленный и утомительный процесс – на экране монито­ра проходил бесконечный поток имен, фотографий, дан­ных – и ее сознание начало постепенно затуманиваться.


Ева даже не поняла, что это сон, когда вдруг увидела, что идет вброд через реку крови. Ее глаза и горло разъедал дым; под ногами кричали дети. Кругом все было усеяно маленькими телами, и те ребятишки, у которых сохрани­лись лица, просили о помощи. Ева переступала через ране­ных. «Слишком много, – думала она с отчаянием. – Слишком много, чтобы спасти!»
За ее лодыжки хватались ручонки, не давая идти. Она почувствовала, что ноги начинают слабеть и подкашивать­ся, и вдруг стала медленно падать в глубокую темную во­ронку, заполненную телами. Что-то тянуло ее внутрь этой воронки, сопротивляться не было сил, и наконец она ока­залась внизу.
Задыхаясь, хватая ртом воздух, Ева пыталась выбраться обратно наверх. Она отчаянно цеплялась за скользкие края, раздирая пальцы в кровь. Опять откуда-то повалил дым. Ева безуспешно карабкалась, борясь за остатки воз­духа, и пыталась избавиться от парализующей паники, чтобы придумать, как быть. Нужно было что-то делать, но что – она не знала.
Внезапно кто-то заплакал – слабо и тихо. На непослуш­ных ногах, то и дело спотыкаясь, Ева стала с трудом про­бираться в сторону этого звука сквозь смердящую и слепя­щую мглу. Наконец в темноте она увидела ребенка – ма­ленькую девочку, свернувшуюся калачиком на земле. Девочка плакала и никак не могла устроиться удобнее.
– Все хорошо, – прокашлявшись, сказала Ева и опус­тилась на колени. – Мы отсюда выберемся.
– Зачем? – прошептала девочка на ухо Еве. – Мы уже были там…
Но Ева знала, что они должны выбраться во что бы то ни стало. Стараясь не обращать внимания на ужас, кото­рый ледяной рукой сжимал ее сердце, Ева подняла ребенка на руки и понесла сквозь дым. Их сердца стучали в унисон, пальчики девочки вцепились в ее плечо, и тут из непро­глядной тьмы донеслись голоса:
– Мне нужна доза! Какого черта нет денег на дозу?!
– Заткнись, уродина!
Ева замерла на месте. Она не узнала первый, женский голос, но ответивший мужской был тот самый, который жил в ее снах и кошмарах, – голос отца.
– Это ты заткнись, ублюдок гребаный. Если бы ты не об­рюхатил меня первым делом, хрен бы я торчала в этой дыре с тобой и с твоим скулящим отродьем!
Ребенок вдруг стал казаться Еве тяжелым, как каменная кукла. Затаив дыхание, она прокралась вперед и увидела две фигуры – мужскую и женскую. Сквозь дымовую заве­су их было трудно различить, но мужчину Ева узнала сразу – его телосложение, линию плеч, наклон головы.
«Я же убила тебя! – билось в ее голове. – Я ведь убила тебя, сукин ты сын! Почему ты не остаешься мертвым?»
– Это монстры, – прошептала девочка Еве. – Мон­стры не умирают.
«Нет, они все же умирают, – думала Ева. – Если подо­льше постоять, они умирают».
– Нужно было избавиться от нее, когда еще была воз­можность, – сказал, небрежно пожав плечами, мужчина, так страшно похожий на ее отца. – Теперь, дорогуша, слиш­ком поздно.
Видит бог, мне нужно было это сделать. Я не собиралась заводить ребенка, это все из-за тебя, Рик. Дай на дозу, или…
– Ты что, решила мне угрожать ?
– А почему бы и нет ? Ты мне должен, мать твою…
– Вот что я тебе должен!
Ева съежилась от страха при звуке удара. Потом раздал­ся резкий крик:
– Вот что я, мать твою, должен вам обеим.
Ева стояла, будто парализованная, глядя, как он изби­вал женщину, а потом насиловал ее. Внезапно она поняла, что ребенок, который был у нее на руках, это она сама, и начала пронзительно кричать…


– Ева, очнись. Проснись сейчас же!
Услышав ее первый вскрик, Рорк сорвался с места и через секунду уже держал Еву на руках.
– Это же я! – кричала она и колотила его кулачками по груди. – Это я, и я не могу выбраться!
– Нет, ты можешь. Ты уже выбралась. Ты теперь со мной…
Рорк нажал кнопку, и из стены выдвинулась кровать. Он уложил Еву, продолжая успокаивать, и она начала при­ходить в себя.
– Я в порядке и не хочу больше спать. Все хорошо.
– Ты просто расслабься, – сказал Рорк. – Просто при­жмись ко мне и расслабься.
Еву трясло, и Рорк, присев на краешек кровати, крепко обнял ее.
– Ну что ты меня убаюкиваешь, как маленькую? Я ус­нула, вот и все. Задремала на минуту…
Рорк внимательно посмотрел ей в лицо. Ева увидела ус­покаивающее понимание в его глазах, не похожих ни на чьи другие; увидела терпение и любовь, которая привела ее в чувство.
– О боже! – выговорила она и, сдаваясь, уткнулась лицом в его плечо. – О боже… Дай мне минутку.
– Все, что нужно.
– Наверное, я не смогла выкинуть из головы сегодняш­ний день, хотя очень старалась. У меня до сих пор перед глазами эта страшная воронка, эти люди – вернее, то, что от них осталось… Избавиться от такого с помощью работы невозможно – не будет ни избавления, ни работы. Я про­сто не знаю, что делать.
Рорк провел губами по ее волосам.
– Ева, дорогая, ты пережила все их страдания. У тебя всегда так бывает.
– Но если я не буду воспринимать каждую жертву как человека, тогда какой смысл мне вообще чем-то заниматься?
– Я знаю, ты по-другому не можешь. И я люблю тебя такую, какая ты есть. С другой стороны, меня это беспоко­ит. Сколько еще ты можешь отдать сил – и при этом справляться с тем, что ты на себя взвалила?
– Столько, сколько потребуется, – сказала Ева устало, но все так же упрямо. Перед ее глазами все еще проплыва­ли видения: маленькие тела в кровавой реке, воронка, свернувшийся калачиком ребенок и две тени в дыму. – Рорк, то, что произошло днем, – это еще не все. Есть и давние болячки. Я даже не поняла, что было со мной сей­час – сон или воспоминания.
– Расскажи.
И Ева рассказала – потому что ему она могла расска­зать почти обо всем.
Свернувшийся калачиком ребенок, расплывчатые си­луэты…
– Думаешь, это была твоя мать? – спросил Рорк, по­молчав.
– Не знаю! – Еве захотелось встать и немного подви­гаться – она все еще пыталась найти своему забытью ра­циональное объяснение: – Может, я была в состоянии… Ну, как там это называют? «Проецирование»? Или «пере­мещение»? Черт его знает. Я размышляла о Монике Роуван, о том, какой могла быть женщина, которая отдала детей такому человеку, как Джеймс Роуван. И мне все это напомнило…
– Нам неизвестно, отдала ли, – осторожно заметил Рорк.
– Ладно, так или иначе, они были с ним. Так же, как я была со своим отцом. Но я ничего не помню о ней, ну ни­чегошеньки!
– Ты помнишь какие-то другие вещи. – Он тоже встал и, подойдя к ней, попытался согреть ее руки своими. – Поговори с Мирой.
– Я не готова к этому! – Она отшатнулась. – Не гото­ва. Может быть, потом, когда-нибудь, если вообще смогу…
– Все это изводит тебя, – убеждал Рорк, не сказав вслух о том, что мучительные экскурсы Евы в необъясни­мые события ее далекого прошлого изводили и его.
– Но это же не определяет мою жизнь! Я очень редки вспоминаю о матери – тем более что и вспоминать-то не­чего, – и это занятие отнюдь не приносит мне успокое­ния. Для меня она мертва, так же как и он.
Рорк, однако, подумал, что сама проблема еще отнюдь не умерла.
– Тебе нужно немного поспать.
– Нет, я могу потерпеть еще часок.
– Хорошо, – ответил он и неожиданно притянул ее к себе.
– Эй!..
– Часок – это как раз то, что нужно. Ты рано меня за­вела.
– Мы не будем заниматься сексом!
– Ладно. Я буду заниматься сексом, а ты можешь про­сто полежать.
С этими словами он скатился вместе с ней на кровать.
Было нечто сверхъестественное в том, как его тело сли­валось с ее. Прежде чем Ева успела что-то сказать, на ее губах оказался его рот – мягкий, соблазнительный и не­обыкновенно коварный – и завладел ее губами. Его руки скользили по всему ее телу, и она наконец сдалась:
– Хорошо, будь животным.
– Спасибо, дорогая. Мне нравится им быть.
Рорк использовал весь этот час до секунды, доставил удовольствие и ей, и себе. Почувствовав, как ее тело об­мякло под ним, он понял, что она сейчас провалится в сон, уже не думая ни о чем, и – по крайней мере, в оставшуюся часть ночи – не будет видеть снов.


Когда Ева проснулась, в комнате было темно. Лишь от экранов расходились блики слабого света. Еще сонная, с трудом приходя в себя, она села и увидела Рорка за пуль­том.
– Который час? – спросила она и, только теперь сооб­разив, что абсолютно раздета, натянула на себя простыню.
– Шесть. Здесь вам приготовлено кое-что для просмот­ра, лейтенант. Все переписано на диски.
– Ты спал? – Ева начала искать брюки, но увидела в ногах аккуратно сложенный халат. Этот человек всегда все предусматривал.
– Да, хотя предпочитаю делать это в спальне. Надеюсь, когда ты сегодня вернешься, то пойдешь прямо туда?
В полутьме кабинета он выглядел страшновато: волосы всклокочены, на лице темнеет выросшая за ночь щетина.
– Постараюсь. Ну, мне нужно потихоньку собираться. Совещание всей команды состоится в восемь ноль-ноль.
Рорк стал ее напутствовать, словно провожая в даль­нюю дорогу:
– Данные по Хенсону – все, что удалось наскрести, – распечатаны. Мне нужно сегодня еще много чего посмот­реть, но ты можешь найти меня в любой момент. В матери­алах, которые я для тебя приготовил, мне попалась пара знакомых имен. Одно из них больше всего наводит на раз­мышления. Поль Ламон. Его папаша был классным специ­алистом и передал сыну большую часть своего богатого опыта. Поль является сотрудником одного из моих пред­приятий здесь, в Нью-Йорке. Предприятие называется «Автотрон». Мы производим там дройдов и всякую элек­тронную мелочь.
– Вы приятели? – спросила Ева.
Рорк пожал плечами:
– Он работает на меня. Кроме того, пару лет назад мы… разработали вместе один проект.
– Из тех проектов, о которых не нужно знать копу? – прищурилась Ева.
– Как раз нужно было бы. В последнее время мы с Полем почти не общались, и я не знаю, чем он занимается в свободное от работы время.
– Ну-ну. И что же это за опыт, который передал ему до­рогой старенький папочка? – хмыкнула Ева.
– Отец Поля был диверсантом и специализировался на подрывных операциях.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Смерть не имеет лица - Робертс Нора



Ок
Смерть не имеет лица - Робертс НораЕлена
23.05.2012, 14.46





это не первый роман о Еве Даллас, который я прочла, но не самый лучший, хотя и довольно интересный. особенно развязка...
Смерть не имеет лица - Робертс НораОльга Сергеевна
19.06.2012, 21.26





Слишком уж круто как для лейтенанта убойного отдела нью-йоркской полиции. Смахивает на традиционный голливудскую стрелялку с безумными террористами, завышенными денежными требованиями и кучей оружия.Мне, как человеку, привыкшему к милицейским бобикам и макаровым, а также старым компам с непишущим дисководам, читать о бластерах, пластоне, суперских сканерах и дройдах, удачно копирующих внешность и поведение человека, просто дико.rnВывод: не верю.
Смерть не имеет лица - Робертс Норадиана
5.09.2013, 8.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100