Читать онлайн Смерть не имеет лица, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смерть не имеет лица - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смерть не имеет лица - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смерть не имеет лица - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Смерть не имеет лица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

В зале для совещаний Еву встретила Пибоди, которая шла ей навстречу с тревожным выражением на лице.
– Для вас опять почтовое поступление.
Ева сбросила куртку и спросила:
– «Кассандра»?
Пибоди протянула ей пакет:
– Я его не вскрывала, но он просканирован прибора­ми. Все чисто.
Кивнув, Ева взяла конверт и повертела его в руках. Он был похож на предыдущий.
– Все остальные участники команды – на подходе, – сказала она. – А где Макнаб?
– Откуда я знаю? – ответила Пибоди, но ее интонация при этом оказалась настолько непривычной, что Ева внимательнее присмотрелась к помощнице. – Я ведь не вешаю на нем датчики! Мне наплевать, где он.
– Вычисли его, Пибоди, и немедленно притащи сюда! – рявкнула Ева и в раздражении стала вскрывать пакет.
Это действительно оказалось очередное послание «Кас­сандры».


Мы – «Кассандра», боги правосудия, хранители верности.
Лейтенант Даллас! Сегодняшние события доставили нам истинное удовольствие. Мы нисколько не разочарованы в вы­боре вас как достойного восхищения противника. Вы очень быстро обнаружили намеченную нами цель, мы в восторге от вашего мастерства.
Возможно, вы сочтете, что выиграли эту схватку. Но хотя мы и поздравляем вас с успешно проделанной работой, мы считаем своим долгом честно предупредить вас, что се­годняшние события явились лишь предварительной пробой сил.
Первые подразделения полиции появились на объекте в одиннадцать тридцать. Эвакуация началась через восемь ми­нут. В течение этого времени объект мог быть взорван в любой момент, но мы предпочли понаблюдать за вашими дей­ствиями.
Нам было интересно увидеть, что в эти события вмешался сам Рорк. Его прибытие на место было для нас приятным сюрпризом и позволило нам понаблюдать, как вы действуете совместно – коп и капиталист. Мы невольно восхищались вашим противоборством – и вашим взаимопониманием. На нас произвело большое впечатление то, как, несмотря на страх, вы выполняли свой долг в качестве инструмента фа­шистского государства. Правда, иного поведения мы и не ожидали.
При зарядке последнего устройства мы предусмотрели некоторое время для возможной локализации последствий взрыва. Лейтенант Мэллой подтвердит, что без этого вре­мени, без такой возможности были бы человеческие жертвы и крупные разрушения.
Но на следующем объекте мы таких послаблений не да­дим.
Наши требования должны быть удовлетворены в течение двух суток. В дополнение к нашим первоначальным условиям мы требуем выплаты шестидесяти миллионов долларов в об­лигациях на предъявителя. Пусть капиталистические аку­лы, набивающие свои карманы и угнетающие народ, запла­тят тем тельцом, на которого они молятся!
Для того чтобы вы не сомневались в нашей стойкой при­верженности своему делу, мы проведем демонстрацию нашей силы ровно в четырнадцать часов.
Мы – «Кассандра».


– Еще одна демонстрация? – Ева быстро глянула на часы. – Через десять минут?! – Она выхватила из кармана коммуникатор: – Мэллой! Ты еще на объекте?
– Пока да, на всякий случай…
– Удали всех из помещения! Не давай никому входить по крайней мере еще минут пятнадцать. Просканируй все еще раз, – быстро проговорила Ева.
– Это место очищено, Даллас.
– И все-таки сделай все это. И пусть Фини через пят­надцать минут заведет туда группу электронных «санита­ров» – здание нашпиговано «жучками». Оказывается, за каждым нашим шагом велось наблюдение. Нам нужно до­стать эти «жучки» для экспертизы. Но раньше четырнадца­ти ноль-ноль внутрь пусть никто не суется!
Энн немного опешила, но расспрашивать не стала и за­вершила связь уставной фразой:
– Сообщение принято. Расчетный срок прибытия в Центральное – тридцать минут.
– Вы считаете, что сканирование могло не обнаружить еще какой-то заряд? – спросила Пибоди, когда Ева вы­ключила коммуникатор.
– Нет. Но я не хочу рисковать. Они знают, что мы не можем прочесать каждый дом в этом городе, но при этом хотят показать нам, какие они сильные. Значит, все-таки собираются что-то отмочить. Получится у них что-нибудь или нет – другой вопрос, но поберечься стоит.
Ева поднялась из-за стола и подошла к окну.
– Черт побери! Я ничего не могу сделать, чтобы остано­вить их!
Она смотрела на город. Старые камни, новая сталь, толпы людей, зажатых в пробках или толкущихся на троту­арах, уличная суета и шум…
Служить и защищать – это была ее работа, ее обяза­тельство. И вот пожалуйста – все, на что она была способ­на в данный момент, это молча наблюдать и ждать…
Вошел Макнаб, стреляя глазами повсюду, но только не в сторону Пибоди – он делал вид, что ее вообще нет в этом кабинете.
– Меня искали, лейтенант?
– Давай посмотрим, что можно извлечь из этого диска. Скопируй его для моих файлов и для босса. Теперь скажи, как обстоит дело с защитой в компьютере Наладчика?
Макнаб украдкой, искоса взглянул на Пибоди.
– Я только что взломал ее, – ответил он и протянул свой диск Еве, стараясь не замечать, как Пибоди при этом демонстративно отвернулась и принялась чересчур внима­тельно разглядывать собственные ногти.
– А какого же черта ты мне ничего не сказал?! – Ева выхватила из его рук диск.
Огорошенный, Макнаб открыл было рот, чтобы отве­тить, но тут же сжал губы, как только заметил краем глаза усмешку на лице Пибоди.
– Я едва успел просмотреть дубли, когда мне сказали, что меня разыскивают. У меня не было времени толком вчитаться в содержание. Но даже поверхностный взгляд позволяет судить о том, что Наладчик тщательно заносил в свои записи все, что касалось последнего заказа. Он пере­числил использованные исходные материалы и все изго­товленные устройства. Так вот, даже части их хватило бы для того, чтобы стереть с лица земли какую-нибудь из раз­вивающихся стран или большущий город!
– «Пять килограммов пластона…» – читала Ева.
– Тридцати граммов достаточно для того, чтобы напо­ловину уменьшить высоту здания нашего Центрального управления, – прокомментировал Макнаб.
– Таймеры; дистанционное управление; взрыватели, реагирующие на звук и на действие; чертова туча датчиков, сенсоров, камер… Боже мой! Да он, видно, настроил всю свою проклятую мастерскую на этот заказ!
– Они ему порядочно заплатили, – промолвила Пибо­ди. – Он вернул свои затраты, получил плату за работу и прибыль… Все аккуратно отмечено по перечню пунктов заказа.
– Ничего себе! – У Евы сузились глаза. – Он изгото­вил для них запрещенные виды оружия времен вьетнам­ской войны!
– А что именно? – заинтересовался Макнаб и нагнул­ся к монитору. – Когда я пробегал глазами этот список, я не понял, что он здесь указал. Не было времени наводить справки.
– Это армейское оружие для разгона бунтовщиков. С такой штуковиной один солдат мог разом положить на землю всех мародеров на площади примерно с городской квартал.
У Рорка в коллекции был экземпляр этого оружия. Ева однажды испробовала его в действии сама и была пораже­на эффектом мощной, горячей отдачи в руках при выстре­ле.
Пибоди тоже наклонилась ближе к монитору, пробегая список дальше, их с Макнабом плечи соприкоснулись, и оба резко отшатнулись друг от друга. Ева озадаченно по­смотрела на них:
– Что это с вами, друзья?
– Ничего, сэр, – мгновенно отреагировала Пибоди, но лицо ее залила краска.
– Так. Прекратите ваши пляски и займитесь делом. Пи­боди, свяжись с боссом. Попроси его принять нас для до­клада или связаться с нами, как только он сможет. Сообщи ему о сроках и условиях нового ультиматума, – нахмури­лась Ева.
– Нового ультиматума? – переспросил Макнаб.
– Да. Я получила новое послание – они грозят устро­ить очередную демонстрацию своей силы в четырнадцать ноль-ноль. – Ева глянула на часы. – Осталось меньше двух минут.
Уже ничего нельзя было сделать, оставалось ждать. По­думав об этом, Ева вернулась к монитору и, как бы поды­тоживая список, сказала:
– Итак, мы теперь знаем, что именно и сколько Налад­чик изготовил для них. Однако нам неизвестно, не делали ли они заказов еще кому-то. Из того списка, который у нас есть, можно понять, что в течение трех месяцев Наладчик должен был получить более двух миллионов баксов налич­ными. Но мне кажется, что эти деньги либо остались у них, либо вернулись к ним после того, как Наладчика уб­рали.
Макнаб поднял глаза от монитора:
– Он предвидел такой ход событий. Давайте вернемся к странице 17. У него здесь что-то вроде дневниковой записи.


«Только я мог такое отчебучить! Только я сам, мудак, в этом виноват. Увидел бабки и обалдел. Эти засранцы наду­ли меня, и крепко. Судя по тому, что они мне поназаказывали, они задумали брать вовсе не какой-то зачуханный банк, а по меньшей мере Федеральный монетный двор. Может, их цель – деньги, а может, и нет.
Сначала я их просто не понял. Да мне было до фени, я ни о чем не задумывался, покуда вдруг не начал вспоми­нать… И лучше бы я этого не делал.
У меня была жена, были дети, и в один миг их не стало. Их разорвало на куски. И я подумал о том, что этот заказ получается под стать тому набору, который использовали те сволочи в Арлингтоне.
Эти два придурка, с которыми я связался, небось дума­ли, что я – старый, жадный и упертый козел. Просчита­лись, сукины дети! У меня еще не окончательно высохли мозги, чтобы не видеть, как они тут вешают мне лапшу на уши. Гребаные отморозки! Теперь-то я понимаю, кто они и что им было нужно.
Они хотят выманить меня отсюда. Для них единствен­ный способ прикрыть свою задницу – убрать меня. Мо­жет, сегодня или завтра кто-нибудь из этих соколиков зайдет сюда как ни в чем ни бывало и изловчится перерезать мне глотку.
О боже! Я впервые в жизни боюсь. Я им продал столько всякой дряни, что им ее хватит взорвать весь этот город к чертовой матери. Они это сделают, и, видимо, в ближай­шее время.
Для чего им это все нужно – для денег, для власти, для мести, для забавы? Кто знает… Спаси нас господь!
У меня уже нет времени на раздумья. О боже! Может, мне следовало бы обратиться с этим делом к чертовым копам, мать их…
Как бы то ни было, мне придется залечь на дно. У этих придурков не хватит ума, чтобы пробраться в мой компью­тер, прочитать эти записи. На случай, если за мной будет погоня, я беру с собой два заряда».


– Приехали, – сказала Ева, сжав кулаки. – Старый, вонючий говнюк! Ведь знал имена, имел какие-то сведе­ния… Какого черта он не заложил это в компьютер?! Унес все с собой в могилу. Убрали его – и все концы в воду, никто ничего не знает и не узнает…
Еве вдруг показалось, что сейчас она просто взорвется от злости. Она опять подошла к окну. Снова тот же вид части Нью-Йорка. На часах было пять минут третьего.
– Пибоди, мне нужно все, что попадется о группе «Аполлон»: любая фамилия, любой акт, за который они взяли ответственность. – Это было все, что она могла придумать в тот момент для продолжения хоть какой-то дея­тельности. – А ты, Макнаб…
Ева услышала сзади звук открывающейся двери и огля­нулась. На пороге стоял Фини, бледный, с потухшим взгля­дом,
– О боже! Фини, что им удалось?.. – вырвалось у нее.
– «Плаза-отель», чайный зал. – Фини медленно опус­тился на ближайший стул. – Они взорвали сам зал, часть прилегающих гостиных и коридоров с киосками. Мэллой сейчас направляется туда. Данных о количестве жертв пока нет. – Он провел дрожащей рукой по лбу и добавил: – Мне кажется, мы нужны сейчас там.


Ева никогда не видела войны – тем более такой, кото­рая убивала людей массами, без разбора. Отношения Евы со смертью всегда были персональными, личными и как бы более близкими. До сих пор ее подход к рассмотрению каждого убийства строился на изначально простой основе: тело, способ, мотив, загадка конкретной человеческой лич­ности. В том, с чем ей довелось столкнуться теперь, ничего личностного или индивидуального уже не было.
Картина мощного разрушения сломала в представле­нии Евы привычную конкретную взаимосвязь между убийцей и жертвой. В «Плазе» и вокруг нее царил хаос, кругом слышались стоны раненых, крики случайных сви­детелей, вой сирен. Это была атмосфера всеобщего шока, почти столбняка.
То, что было когда-то роскошным престижным отелем на Пятой авеню, превратилось в груду развалин, над кото­рой поднимались клубы дыма. Обломки кирпича и бетона, искореженный металл, битое стекло, куски деревянных панелей и осколки мрамора громоздились вперемешку с окровавленными частями человеческих тел и обрывками одежды. Еве попалась на глаза одинокая детская туфелька с серебристой пряжкой. Она не удержалась и присела, что­бы разглядеть ее. Когда юная обладательница туфельки на­ряжалась перед приходом сюда, башмачок был, видимо, начищен. Теперь он был в пыли и крови.
Поднявшись, Ева медленно пошла среди завалов, пыта­ясь охладить свои эмоции и привести мысли в порядок.
– Даллас! – услышала она.
Лавируя между обломками, к ней пробиралась Надин в туфлях на высоком каблуке.
– Надин, уйди за ограждение для прессы!
– Никто это заграждение еще не устанавливал. Даллас, ради бога, помоги! Мне поручена передача о случае в Радио-сити, но студия требует обновить информацию. Что, вообще, за чертовщина происходит? Там вы, выходит, эвакуировали всех, а здесь не успели? – Надин посмотре­ла на развалины. – Ведь там тоже дело было не в опаснос­ти затопления?
– Мне сейчас некогда разговаривать с тобой.
– Даллас!
Надин схватила Еву за рукав. Ее глаза были полны ужаса. Она сказала Еве тихо, но требовательно:
– Люди должны знать. Люди вправе знать об этом.
Ева увидела на лацкане у Надин прикрепленный мик­рофон, а за ее спиной – человека с камерой. Каждый де­лал свою работу. Она всегда относилась к этому с понима­нием.
– Мне нечего добавить к тому, что ты видишь здесь, Надин. Сейчас не время и не место для заявлений. – Ева вновь взглянула на детскую туфельку с серебристой пряж­кой. – Мертвые говорят за себя.
Надин сделала знак оператору с камерой и убрала свой микрофон:
– Ладно, ты по-своему права. Но и я – тоже. Теперь слушай, это не относится к моему материалу. Если я что-то могу сделать – найти какие-то источники, сведения, что угодно – дай мне знать.
Кивнув, Ева стала пробираться дальше. По развалинам сновали санитарные бригады; неподалеку несколько вра­чей хлопотали над окровавленным телом. Видимо, это был один из привратников, которого отнесло взрывной волной на несколько метров от входа. Руку у него, похоже, оторва­ло. Ева подошла к огромной темной дыре, которая образовалась на месте роскошной гостиной. Пламя уже успели погасить, и между грудами обломков текли ручьи воды. Под туфлями Евы зачавкала жижа. Стоял ужасный смрад – смесь запахов гари и крови. Ева старалась не думать о том, что было раскидано вокруг. Она искала Энн.
Оглядевшись, Ева откашлялась и обернулась к Фини.
– Нам придется увеличить часы работы в моргах и ла­бораториях, чтобы справиться с установлением личностей погибших. Ты можешь утрясти этот вопрос с Централь­ным?
– А?.. Да, конечно. Я помню, как приводил сюда дочь в день ее шестнадцатилетия… Грязные свиньи!
Ева вспомнила, что и они с Рорком когда-то бывали здесь. В памяти отложилась изысканность обстановки, красиво одетые люди, широко раскрытые глаза детей, вос­хищенные туристы, собиравшиеся группами за столами, чтобы приобщиться к старым традициям чаепития в «Плазе».
Преодолев оставшиеся до эпицентра несколько метров, Ева в ужасе остановилась перед зияющей огромной ворон­кой. Подошла Энн с воспаленными, покрасневшими от слез глазами.
– У них не было ни малейшего шанса выжить, Даллас, ни малейшего… Еще час назад здесь было полно людей! Сидели за столиками, слушали скрипача, попивали чай или вино, ели глазированные пирожные…
– Ты знаешь, какое вещество было использовано для взрыва?
– …Здесь были дети, – голос Энн стал громче и задро­жал. – Маленькие дети в прогулочных колясках. И это их не остановило. Для наших мерзавцев это не имело никако­го значения!
Ева все видела собственными глазами и знала, что те­перь это долго будет приходить к ней во сне. Но она знала также, что сейчас они не имеют права поддаваться эмоци­ям. Ей захотелось как следует встряхнуть Энн:
– Мы ничем не можем им помочь, не можем повернуть время вспять и сделать все по-другому. Это свершилось, ничего не изменишь. Все, что от нас требуется теперь, – это постараться предотвратить нечто подобное впредь. Мне нужен твой доклад!
– Ты хочешь поскорее завести дело? – Энн резко по­вернулась к Еве; казалось, что она сейчас вцепится ей в лицо. – Ты можешь здесь спокойно стоять, смотреть на все это и требовать от меня доклад – как ни в чем не быва­ло, как обычно?
– Они-то делают свое дело, – негромко ответила Ева. – И ни на что другое не отвлекаются. Если мы хотим остановить их, то должны поступать так же.
– Тебе бы иметь под рукой чертовых дройдов вместо людей! Обратись в ад!
– Лейтенант Мэллой, – подошла Пибоди и дотрону­лась до руки Энн.
– Назад, сержант! – остановила ее Ева, которая уже за­была, что помощница все время находилась рядом с ней. – Я договорюсь о дройде, если вы не в состоянии представить мне отчет, лейтенант Мэллой.
– Вы получите доклад, когда мне будет что сообщить вам. А пока мне некогда с вами разговаривать, – с раздра­жением бросила Энн и пошла по руинам.
– Она не в себе, Даллас, не обращайте внимания.
– Я все понимаю, – ответила Ева, стараясь не показы­вать, как больно задел ее этот эпизод. – Мэллой скоро со­берется с силами. Сотри связанный с ней кусок хронозаписи, он к делу не относится. Теперь вот что. Из «полевого набора» нам потребуются маски и перчатки, иначе мы не сможем здесь работать.
– А чем мы будем заниматься?
– Единственное, что мы сейчас сможем делать, – это помогать спасательным командам.


Это был печальный и ужасный труд – его мог выпол­нять только человек, способный полностью забыть о са­мом себе. Ева пыталась выставить перед собой некую пси­хологическую защиту. Она убеждала себя, что имеет дело не с людьми, а с фрагментами, с вещественными доказа­тельствами. Когда же этот щит начинал опускаться и ее за­хлестывала волна ужаса, она снова старалась обмануть себя, освободиться от осознания кошмарной реальности и найти в себе силы продолжать работу.
Когда Ева и Пибоди вышли из здания, было уже темно.
– Ты как? – спросила Ева.
– Думала, не оживу.
– Иди домой, прими душ – и напейся. А лучше позво­ни Чарльзу и займись сексом. Делай все, что угодно, лишь бы забыться.
– Пожалуй, я исполню все три пожелания, – пообеща­ла Пибоди, но тут увидела, что в их сторону направлялся Макнаб, и напряженно вытянулась, как флагшток.
– Мне нужно выпить, – сказал он, демонстративно глядя только на Еву. – Сейчас пойду и куплю ящик пива. Мы нужны вам в Центральном, Даллас?
– Нет. Со всех нас на сегодня достаточно. Доклад за­втра утром, в восемь ноль-ноль.
– Вы его получите.
Затем, следуя своим планам, которые он вынашивал со вчерашнего дня, Макнаб заставил себя взглянуть на Пибоди:
– Тебя подвезти домой?
– Я… Ну… – Пибоди смущенно переминалась с ноги на ногу.
– Соглашайся, – сказала ей Ева. – На тебя грустно смотреть. В такой час тащиться на общественном транс­порте неразумно.
– Мне не хотелось бы… – Под изумленным взглядом Евы Пибоди вдруг покраснела, как школьница. – Думаю, будет лучше, если… – Она закашлялась, потом договори­ла: – Спасибо за предложение, Макнаб. Но я в полном по­рядке, спасибо.
– Ты просто выглядишь усталой, – пробормотал Мак­наб, и Ева с удивлением увидела, как его лицо тоже зали­лось краской. – Сегодня было нелегко, и я подумал…
– Нет, я неплохо себя чувствую, – Пибоди упорно раз­глядывала собственные ботинки.
– Ну, если так… Хорошо, завтра в восемь ноль-ноль.
Сунув руки в карманы и ссутулившись, Макнаб зашагал по улице.
– Пибоди, что это за дела? – спросила Ева.
– Ничего. Никаких дел. – Пибоди вскинула голову и, презирая себя, посмотрела вслед Макнабу. – Я не пони­маю, почему все ко мне пристали… – И тут она увидела спасение: – О, смотрите! Вас, кажется, подвезут домой!
Пибоди с несказанным облегчением показала рукой на другую сторону улицы – там из лимузина выходил Рорк. Ева поглядела на своего мужа, который шел к ней в мерца­нии синего и красного света мигалок спецмашин, и почув­ствовала, что сейчас разрыдается.
– Бери мою машину и поезжай домой, – сказала она Пибоди. – Я уже вижу, на чем доберусь в Центральное за­втра утром.
– Есть, сэр, – сказала Пибоди, но Ева уже переходила улицу навстречу Рорку.
– У тебя был насыщенный день, лейтенант.
Он поднял руку, чтобы дотронуться до ее щеки, но Ева отступила назад.
– Не прикасайся, я грязная. – По его взгляду она по­няла, что ее слова не возымели действия, и умоляюще до­бавила: – Только не сейчас. Хорошо? О, боже, только не сейчас!
Когда они оба уселись, Рорк приказал шоферу везти их домой и закрыл шторку за его сиденьем.
– А теперь? – спросил он тихо.
Ева молча повернулась к нему, уткнулась в его плечо – и заплакала.


Выплакаться всегда полезно – особенно если рядом мужчина, который все понимает и может просто помол­чать и подождать, когда иссякнут слезы. Когда они при­ехали домой, Ева приняла душ, выпила вина, которое ей налил Рорк, и даже поужинала, хотя была уверена, что не сможет проглотить ни крошки. Первая же ложка горячего супа вызвала в ее пустом желудке ощущение непередавае­мого блаженства.
После ужина она откинулась на подушки кресла, облег­ченно вздохнула и сказала:
– Спасибо за то, что дал мне этот час. Он был мне так нужен…
«На самом деле ей требуется гораздо больше време­ни», – подумал Рорк, разглядывая ее бледное лицо и тем­ные круги под глазами.
– Я приезжал на то место сегодня, – негромко сказал он. – Хотелось сделать что-нибудь, чтобы помочь тебе. Но гражданских лиц туда не пускали.
– Да, – Ева закрыла глаза, – не пускали.
Рорк пробыл на месте взрыва недолго, но успел осоз­нать весь ужас происшедшего. Ему даже удалось мельком увидеть Еву – с глазами, потускневшими от горя, которое, как ей казалось, она скрыла от всех.
– Я не завидую тебе с твоей работенкой, лейтенант.
Она попыталась улыбнуться:
– Звучит неубедительно, поскольку ты всегда подгля­дываешь за мной. – Не открывая глаз, Ева дотронулась до его руки. – Это был один из твоих отелей? У меня не было времени справиться об этом.
– Да, один из моих. Так же как и погибшие там люди.
– Нет, – Ева распахнула глаза. – Люди – не твои.
– А чьи же? Ты считаешь, что мертвые являются твоей исключительной собственностью? – Рорк резко поднялся и налил себе бренди, которое не собирался до этого пить. – Привратник, который потерял руку и теперь может поте­рять жизнь, – мой старый друг. Мы знакомы не меньше десяти лет, и это я привез его из Лондона, потому что он очень хотел жить в Нью-Йорке.
– Извини, не знала.
– Официанты, музыканты, администраторы, коридор­ные… Все они погибли, работая на меня. – В глазах Рорка сверкала холодная ярость. – Каждый постоялец, каждый турист, каждый зевака – любой человек там находился под крышей моего здания, и это делает их всех моими!
Ева поднялась и взяла Рорка за руку:
– Ты не должен принимать все на свой счет. Этим не­годяям нужен не ты лично и не твоя собственность. Их цель – власть.
– Мне наплевать, какие у них цели! Я хочу одного – разыскать их.
– Это моя работа – найти их. И я найду.
Он поставил свое бренди и взял ее за подбородок:
– Ты хочешь вывести меня из игры?
– Нет.
Рорк провел пальцем по ямочке на подбородке Евы и тихо обронил:
– Это уже прогресс.
– Давай разберемся, – предложила Ева.
– О, пожалуйста!
Она залпом выпила вино и заявила:
– Только не начинай разговаривать со мной в таком духе! «О, пожалуйста»… Можно подумать, что ты какой-то немыслимый аристократ. А мы оба с тобой знаем, что ты начинал с вышибания очков на дублинских кегельбанах.
Рорк улыбнулся:
– Теперь ты видишь, что мы уже разобрались – по крайней мере, друг в друге. Ты не возражаешь, если я уст­роюсь удобнее перед началом лекции?
Он сел, достал сигарету, опять взял свой бокал и изо­бразил крайнюю заинтересованность.
– Ты хочешь разозлить меня? – вскинулась Ева.
– Не очень. А вообще-то, для этого редко требуются ка­кие-нибудь усилия. – Он затянулся, выпустил облако ароматного дыма, а затем вдруг решил облегчить ей труд: – Но давай не будем. Ты ведь понимаешь, что на самом деле мне не требуется лекция. Я давно уже запомнил и усвоил основные принципы: это твоя работа, я не должен в нее вмешиваться, прорабатывать собственные версии и так далее.
– А если ты усвоил эти основные принципы, то какого черта ты их не придерживаешься?
– Потому что не хочу… Если бы я их придерживался, ты бы не получила расшифрованных данных Наладчика, например.
Рорк улыбнулся, увидев, как у Евы округлились глаза.
– Я получил их утром и втихаря перегнал на компьютер Макнаба. Парень был уже близок к расшифровке, но я оказался проворнее его. Но об этом не будем. Не хочу уяз­влять самолюбие Макнаба.
Ева насупилась:
– Теперь ты, видимо, ожидаешь, что я буду благодарить тебя?
– Действительно, я надеялся, что ты это сделаешь, – ответил Рорк, загасил сигарету и отставил бренди в сторо­ну. Но только он коснулся ее пальцев, Ева быстро сложила руки на груди:
– Брось, дружочек. Мне нужно работать.
– И ты, так и быть, позволишь тебе помочь. – Он под­цепил пальцами поясной ремень Евы и стал тянуть ее к се­бе, пока она не оказалась на нем. – Но сначала… я хочу тебя!
Рорк призывно прикоснулся губами к ее рту. Он, как всегда, ждал сопротивления, но его не последовало. Вмес­то этого Ева запустила пальцы в его волосы:
– Кажется, я могу поступиться парой минут.
Он рассмеялся, притянул ее ближе и перевернул на спину.
– Ты спешишь? Ну, тогда…
Его рот обрушился на нее – жаркий и жаждущий, за­ставляющий неистово биться сердце. Она не ожидала, что будет так, – как, впрочем, никогда не могла предвидеть того, что именно он мог сделать с ней одним лишь прикос­новением, вкусом своих губ, просто взглядом.
И весь ужас, вся боль, вся горечь того, сквозь что она прошла в тот день, отлетели прочь в этом неистовом стремлении к соединению…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Смерть не имеет лица - Робертс Нора



Ок
Смерть не имеет лица - Робертс НораЕлена
23.05.2012, 14.46





это не первый роман о Еве Даллас, который я прочла, но не самый лучший, хотя и довольно интересный. особенно развязка...
Смерть не имеет лица - Робертс НораОльга Сергеевна
19.06.2012, 21.26





Слишком уж круто как для лейтенанта убойного отдела нью-йоркской полиции. Смахивает на традиционный голливудскую стрелялку с безумными террористами, завышенными денежными требованиями и кучей оружия.Мне, как человеку, привыкшему к милицейским бобикам и макаровым, а также старым компам с непишущим дисководам, читать о бластерах, пластоне, суперских сканерах и дройдах, удачно копирующих внешность и поведение человека, просто дико.rnВывод: не верю.
Смерть не имеет лица - Робертс Норадиана
5.09.2013, 8.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100