Читать онлайн Смерть не имеет лица, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смерть не имеет лица - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смерть не имеет лица - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смерть не имеет лица - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Смерть не имеет лица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 10

«Есть время. Еще есть время», – это было все, о чем разрешила себе думать Ева. Она была при полном штурмо­вом снаряжении: противоосколочный жилет, каска с про­зрачным щитком, – хотя ей было ясно, что, если они опоздают, все это окажется столь же бесполезным, как голая кожа.
Итак, у них было время, а значит, и единственный шанс – для Евы, для бригад «взрывного отдела» и для людей, кото­рых нужно было поскорее эвакуировать.
Зал Большой сцены в Радио-сити был полон: туристы, местные жители, дошкольники с родителями или няньками, школьники целыми классами с учителями. Стоял неверо­ятный гомон, служащие сновали по залу без передышки.
– У нас больше тысячи мест! – взволнованно говорила высокая блондинка, которая представилась как менеджер театра и теперь неслась рядом с Евой, словно боевой конь викингов. – Вы представляете себе, насколько трудно перенести дату представления или найти средства для еще одной постановки?
– Послушайте, сестрица, если вы не дадите нам рабо­тать, от вашего представления в лучшем случае останутся кусочки декораций. – Ева отодвинула женщину локтем и вынула из кармана свой коммуникатор: – Мэллой? Рас­сказывай.
– Приборы определили наличие кратных зарядов. Два мы обнаружили и обезвредили. Сканер показывает, что осталось еще шесть. Бригады полностью развернуты. В те­атре четыре лифта. Все четыре могут опускаться на восемь с половиной метров в подвальное помещение. Индикато­ры оживают в каждой из шахт. Работаем как можем бы­стро.
– Работайте еще быстрее! – попросила Ева, убрала об­ратно коммуникатор и повернулась к блондинке: – Про­шу вас немедленно покинуть театр.
– Как я могу его покинуть? Я менеджер!
– Но все-таки не капитан на тонущем корабле.
Женщина весила всего килограммов на двадцать боль­ше Евы и выглядела слишком измотанной, чтобы затевать показательную драку. У Евы возникло желание самой от­тащить даму подальше, но она сочла это нерациональным по затратам времени и сделала знак двум крепким поли­цейским:
– Уберите это!
Затем она стала пробираться сквозь толпу громко воз­мущавшихся эвакуируемых.
Еву впечатлила сама театральная сцена. Ее не зря назва­ли Большой: в ширину она раскинулась почти на квартал. Более десятка полицейских в штурмовом снаряжении сто­яли вдоль рампы, чтобы не пускать в эту сторону разбегав­шихся зрителей. Тяжелый красный занавес был поднят, и сцену заливал полный свет, так что можно было принять этих людей в касках за персонажей только что сорванного спектакля.
Дети хныкали, старшие старались не отпускать их от себя. Эвакуация проводилась под предлогом якобы воз­никшей угрозы прорыва магистрали водоснабжения. Это предотвратило возникновение чрезмерной паники, но не сделало зрителей особенно покладистыми. Бригадам, за­нимавшимся эвакуацией, приходилось нелегко: вывести на холод из теплого, уютного помещения театра сотни раздосадованных людей, заплативших немалые деньги за би­леты, было непростым делом. Главный вестибюль, бесчис­ленные коридоры, фойе, гостиные были запружены людь­ми. Этажом выше находились костюмерные, аппаратные, кабинеты и много других служебных помещений; все их нужно было освободить, осмотреть и опечатать.
Ева подумала, что если бы к раздражению публики до­бавилась паника, то по пути к выходным дверям был бы раздавлен не один десяток человек. Она взобралась на ши­рокий декоративный карниз, чтобы посмотреть, как про­двигается шумящая толпа по грандиозному фойе, отделан­ному стеклом и хромированным металлом. Решив помочь полицейским, Ева включила свой микрофон системы громкоговорителей:
– Это Управление полиции и общественной безопас­ности Нью-Йорка. Мы очень ценим ваше содействие. По­жалуйста, не скапливайтесь у дверей, продолжайте дви­гаться на выход.
Не обращая внимания на выкрики из толпы, она дваж­ды повторила объявление. Какая-то дама в жемчужном ожерелье схватила Еву за щиколотку, выкрикивая:
– Это безобразие! Я знакома с мэром; он разберется с этим самоуправством! Ева спокойно кивнула:
– Передайте ему мои лучшие пожелания. А пока про­двигайтесь по порядку к выходу. Приносим извинения за причиненные неудобства.
Слово «неудобства» подогрело чувство жалости людей к самим себе, и ропот в фойе стал громче. Полицейские на­чали еще энергичнее направлять толпу к выходу. Ева снова достала коммуникатор, чтобы узнать о ситуации с разми­нированием, но тут увидела, что кто-то пробирается по фойе против движения толпы. Ее бросило в жар, когда Рорк ловко просочился сквозь встречный людской поток и подошел к ней. Скрипнув зубами, она впилась в него взглядом.
– Какого черта тебе здесь понадобилось?!
– Я хотел убедиться в том, что моя собственность и моя жена, – он выдержал паузу, достаточную для того, чтобы Ева созрела для рычания, – пока составляют одно целое. – Он проворно взобрался к ней на карниз и, пока­зав на микрофон, попросил: – Можно я попробую?
Не дожидаясь ответа, Рорк взял у нее микрофон, но Ева все еще сопротивлялась:
– Куда?! Это собственность полиции!
– Сие означает, что это – продукция низкого качества, но тем не менее она должна как-то действовать.
Совершенно спокойным голосом он обратился к мяту­щейся толпе:
– Леди и джентльмены! Сотрудники театра приносят извинения за эти непредвиденные осложнения. Все ваши затраты на билеты и транспортные расходы будут полнос­тью возмещены. Перенос сегодняшнего спектакля на дру­гое число не повлечет никаких дополнительных затрат для тех, кто вновь захочет прийти к нам. Спасибо за ваше по­нимание и содействие.
После этого заявления шум суеты не стих, но возгласы в толпе стали более мирными. Рорк мог бы сказать Еве, что язык денег всегда срабатывает безотказно, но предпочел промолчать.
– Довольно ловко, – признала Ева и соскочила с кар­низа.
– Тебе же нужно, чтобы они все поскорее вышли, – по­жал плечами Рорк. – Каково положение на данный мо­мент?
Ева подождала, когда он тоже спустится.
– Эвакуировано около половины. Люди покидают зда­ние, но процесс идет медленно. Подожди, я сейчас соеди­ню с Энн. Что у вас? – спросила Ева, когда Мэллой взяла трубку.
– Почти то же самое. Мы обнаружили половину уст­ройств. Обезвредили одно в консоли органа, сейчас рабо­таем еще над одним в оркестровой яме. К нему ведут столько зарядов, что мне не хватает людей.
Краем глаза Ева увидела, что Рорк, нахмурившись, смотрит на ручной сканер, и почувствовала, как у нее за­ныло в животе.
– Держи меня в курсе, – быстро проговорила она в труб­ку и бросилась к Рорку: – Эй, уходи отсюда!
Рорк даже не поднял головы. Он не глядя положил руку Еве на плечо, как бы предостерегая ее от дальнейших дви­жений, и торопливо сказал:
– Есть еще один – на колосниках, на переходном мос­тике. Я займусь им.
– Ты займешься маршированием отсюда, и прямо сей­час!
– Ева, мы оба понимаем, что у нас нет времени на спо­ры. Если эти мерзавцы держат здание под наблюдением, то они уже знают, что ты их вычислила. И теперь они могут привести оставшиеся заряды в действие в любой момент.
– Вот поэтому-то всем, кто здесь находится… – начала было Ева, но осеклась. Она уже видела только его спину – Рорк быстро пробирался сквозь напиравшую толпу.
– Черт возьми! Черт возьми! – бормотала Ева, локтями прокладывая путь в людском потоке и пытаясь отогнать от себя панику. Ей удалось настичь Рорка, когда он открывал замок боковой двери.
– Тебе не нужно здесь быть! – одновременно сказали они друг другу, и Рорк чуть не рассмеялся: – Ничего страшного, только не суетись вокруг меня.
Совладав с замком, он стал быстро подниматься по узким металлическим ступенькам. Ева старалась не отста­вать, понимая, что теперь за них решает судьба: победить или проиграть.
Снизу доносилось эхо голосов, которое, отражаясь от толстых стен, сливалось в монотонный гул. Здесь, наверху, вдали от рампы, от гигантских люстр и роскоши интерье­ра, театр выглядел уже не таким красивым, а местами – даже отталкивающим. Некрашеные стены, обшарпанные двери, грязные узкие лестницы, совершенно необъясни­мая для человека с улицы планировка каких-то пустот и ходов. Эта внутренняя, рабочая сторона театра напомина­ла актера без костюма и грима.
После долгого изнурительного подъема они очутились перед чем-то похожим на палубу судна: мостки, лебедки, металлические лесенки… Отсюда сцена была видна как на ладони. Ева ужасно боялась высоты; она поспешно отвела взгляд от сцены и стала с удивлением разглядывать мас­сивные механизмы управления и толстые катушки тросов.
– Где… – начала она, но потеряла дар речи, увидев, как Рорк шагнул куда-то в пространство.
– Я ненадолго, – сказал он.
– О боже, Рорк!
Она взобралась выше и увидела, что он идет все-таки не совсем по воздуху. Но длинная металлическая пластина, по которой он шагал, была не более шестидесяти санти­метров шириной. Она напоминала мостик, перекинутый на огромной высоте над сценой, который пролегал среди огромных софитов, канатов, тросов, блоков и металличес­ких балок. Как только Ева ступила на эту пластину, у нее зашумело в ушах и стало казаться, что мозг начал плавать в голове.
Рорк прекрасно знал, что Ева боится высоты, но, обер­нувшись, он понял, что она все же пойдет за ним.
– Ева, иди обратно, не будь такой упрямой!
– Замолчи. Где эта хреновина?
Рорк решил хоть как-то помочь ей и опустился на чет­вереньки в расчете на то, что она последует его примеру.
– Здесь, под мостиком.
Ева, благодарная ему за показанный пример, тоже опус­тилась на колени. Сцепив зубы, она приказывала себе смотреть только на Рорка: «Не смотри вниз, только не смот­ри вниз, дура!»
Но, конечно же, вниз она посмотрела. Толпа сильно поредела, и теперь полицейские выпроваживали остав­шихся. Копошившиеся в оркестровой яме сотрудники «взрывного отдела» казались игрушечными. Но сквозь ог­лушительный шум в ушах Ева все же услышала с высоты их торжествующий крик.
– Они одолели еще один заряд, – сказала она Рорку.
– Угу.
Вспотевшей рукой Ева достала коммуникатор, чтобы ответить на вызов Энн.
– Даллас, мы обезвредили еще два. Дело идет к концу. Я отправляю бригаду на колосники и другую в…
– Я на колосниках, на мостике. Мы здесь работаем над зарядом.
– «Мы»?
Ева увидела, как Энн взобралась на сцену и задрала го­лову вверх.
– Вы пока занимайтесь оставшимися. У нас здесь все в порядке, – заверила ее Ева.
– Господи, надеюсь, что так.
Энн выключила связь.
– Мы ведь здесь в порядке, Рорк?
– Угу… Ишь ты, хитроумный гаденыш! У твоих терро­ристов толстые карманы. Изготовление такой штуки я бы мог, пожалуй, поручить только Фини, – рассеянно сказал Рорк и протянул Еве фонарик. – Подержи.
– Где светить?
– Вот здесь, – показал он и посмотрел на Еву. Ее лицо было мертвенно-бледным и покрыто испариной. – Ло­жись на живот, дорогая. И дыши медленно.
– Я знаю, как надо дышать, – отрывисто сказала она, но послушно легла на живот. Ей показалось при этом, что желудок сделал сумасшедший скачок, однако ее рука оста­валась твердой.
Рорк вытянулся напротив нее так, что они оказались лицом к лицу. В его руке сверкнул какой-то маленький ин­струмент.
– Они хотели, чтобы вы разрезали вот эти провода. Если бы вы так сделали, вас разнесло бы на куски, – объ­яснял Рорк, тем временем осторожно снимая крышку уст­ройства. – Приманка. Сделано так, чтобы казалось, будто эту штуку изготовил не очень классный специалист.
– Захватывающе, – пробормотала Ева. – Ну, так убей этого гаденыша.
– Обычно меня умиляет твой боксерский стиль, лейте­нант. Но если применить его здесь, впредь мы будем зани­маться любовью на небесах.
– Небеса нас не примут.
Он улыбнулся:
– Ну, тогда где придется… Вот! Вот он, чип, который мне нужен. Немного сдвинь луч… Да, вот так. Ева, мне здесь нужна твоя рука.
– Для чего?
– Чтобы поймать его, когда он выпадет. Если они на­столько умны, как я думаю, то они установили импульсный чип. Это означает, что, как только эта штучка упадет и стукнется, нас стряхнет с этого насеста взрывной волной… Ты готова?
– Да, конечно. – Ева вытерла вспотевшую руку о брю­ки и протянула ему. – Значит, ты считаешь, что мы еще сможем заниматься сексом – хоть где-нибудь?
Рорк внимательно посмотрел на нее и улыбнулся:
– Да, конечно. – Он взял ее руку, немного подержал и подвел к тому месту, откуда должен был выпасть чип. – Теперь тебе придется немного свесить голову и смотреть за тем, что я делаю. Следи за чипом.
Ева послушно свесила голову, отчего ее плечи остались без упора, и увидела маленькую коробочку, зеленый ого­нек и разноцветные провода.
– Вот он. – Рорк дотронулся инструментом до серого чипа размером не больше суставчика на мизинце младенца.
– Я взялась за него. Заканчивай скорее.
– Не сжимай его, держи осторожно. Теперь на счет «три»… Один, два… – Он мягко снял крышку с чипа. – …Три!
Чип освободился с тихим щелчком, который отозвался в ушах Евы словно взрыв бомбы.
– Все, он у меня.
– Не двигайся, – предостерег Рорк.
– Я никуда не собираюсь двигаться, – подавляя страх, пыталась ершиться Ева.
Рорк поднялся на колени, достал из кармана носовой платок и сделал из него на ладони что-то вроде подушки. Затем он взял Еву за руку, в которой находился чип, разжал ее пальцы и накрыл ладонь платком. Проверив, что чип оказался в платке, Рорк тщательно завернул его и ос­торожно засунул сверток в задний карман брюк.
– Не слишком-то хорошо упаковано, но лучше, чем никак. Пока я на него не сяду, мы будем в безопасности.
– Поосторожнее. Мне слишком нравится твоя задни­ца, я не хочу, чтобы ее разорвало в клочки. А теперь, черт побери, как нам отсюда выбраться?
– Мы можем вернуться тем же путем, каким добира­лись сюда, – ответил Рорк, вставая на ноги, и Ева вдруг заметила озорную искорку в его глазах. – Но можем сде­лать возвращение более веселым.
– Не хочу я никакого веселья!
– Зато я хочу.
Он протянул ей руку, чтобы помочь подняться. Потом поддел хвост какого-то каната, назначение которого он, судя по всему, знал безошибочно, и спросил:
– Знаешь, в чем была суть сегодняшнего спектакля? В возрождении образа давнего любимца детей – Питера Пэна! Держись крепче, дорогая.
– Нет!
Но Рорк уже плотно прижал ее к себе. Автоматически она ухватилась за него обеими руками, пробормотав:
– Я убью тебя за все это!
– Пираты выглядели великолепно, забавляясь такими трюками… Вдох! – скомандовал он и со смехом сорвался вниз вместе с ней.
Еву обдало ветром, который, как ей показалось, вырвал из нее внутренности и оставил их болтаться где-то позади, наверху. Единственное, что удерживало Еву от крика, это остатки гордости. Но даже и эти остатки почти исчерпались в тот миг, когда они пролетали над оркестровой ямой. Затем безумец, за которым она каким-то образом оказа­лась замужем, нежно поцеловал ее, и, может быть, именно это помогло ей вовремя сгруппироваться перед тем, как ее ботинки коснулись сцены. Но первое, что она произнесла сразу после приземления, было:
– Все, тебе конец! Считай, что ты – кусок дерьмового, никому не нужного мяса…
Рорк опять поцеловал ее и рассмеялся:
– Ты уверена, что я тебе совсем не нужен?
– Очень эффектное появление, – послышался голос Фини, который шел к ним с уставшим, обеспокоенным лицом. – А теперь, когда вы, детки, кончили играть, въезжайте в ситуацию: нам осталось найти еще два заряда.
Ева отодвинула локтем Рорка и, переведя дух, спросила:
– Публику вывели?
– Да, здесь все освободили. Если террористы будут придерживаться заявленного ими предельного срока, то мы, возможно, управимся. Чтобы быть точнее…
И тут раздался грохот. Внизу, под ногами, дрогнула сцена. Над головами людей закачались светильники и ка­бели.
– О, черт! – вырвалось у Евы, и она выхватила из кар­мана свой коммуникатор: – Мэллой? Энн? Что случи­лось?!
Услышав в наушниках непонятный шум, Ева инстинк­тивно ухватилась за руку Фини. Затем в коммуникаторе появился какой-то треск, и раздался голос Энн:
– Это Мэллой. Мы локализовали взрыв. Раненых и по­гибших нет. Таймер был совсем на исходе, нам пришлось срочно изолировать взрывное устройство колпаком и при­вести в действие. Другого выхода не было. Повторяю: ра­неных и погибших нет. Но помещение под сценой – те­перь невообразимый бардак.
Ева провела рукой по лицу и спросила:
– И какова сейчас ситуация?
– Мы нашли все заряды, Даллас. Здание полностью очищено.
– Доложи в Центральное сразу, как очухаешься. Удачи вам.
Ева сунула коммуникатор в карман и наконец удостои­ла Рорка коротким взглядом.
– Ты, дружок, следуешь со мной, – бросила она ему. – Требуется вся информация о системе безопасности этого здания, включая полный список сотрудников – техперсо­нал, постановщики, материальное обеспечение, менедже­ры… Короче – все!
– Эти данные я затребовал для тебя, как только вычис­лил цель нападения. Они уже должны быть в Центральном управлении.
– Отлично. В таком случае ты можешь возвращаться к своим делам – покупать музеи, театры, острова… И отдай мне чип.
Рорк поднял брови:
– Какой чип?
– Не строй из себя дурачка! Отдай мне импульсный чип, или взрыватель, или как там его.
– О, тот чип… – Рорк сделал вид, что спохватился, и с готовностью полез в карман за своим платком. В платке ничего не оказалось. – Ах, должно быть, я его где-то потерял.
– К черту! Дай мне этот паршивый чип, Рорк, это ве­щественное доказательство!
Виновато улыбаясь, он встряхнул платок и пожал пле­чами.
Ева приблизилась к нему вплотную и громко прошипела:
– Отдай эту чертову штуку, пока я не приказала обыс­кать тебя с ног до головы!
– Ты не имеешь права устраивать такие обыски без ор­дера, – конечно, если ты не хочешь это сделать сама. А если хочешь, я готов ради такого дела отказаться от части своих гражданских прав.
– Это официальное расследование!
– А этот чип был моей собственностью. Понятно, жен­щина? – Его взгляд стал холодным. – Если я тебе нужен, ты знаешь, где меня найти.
Ева схватила его за руку:
– Если «моя женщина» – это новое выражение вместо «моя жена», оно мне нравится ничуть не больше!
– А я и не думал, что тебе понравится. – Он поцеловал ее дружески в лоб и уже на ходу бросил: – Увидимся дома.
Еве вдруг стало лень даже ворчать. Она связалась с Пибоди и попросила передать остальным участникам коман­ды, что все бригады возвращаются в Центральное управле­ние.


Кларисса вошла в мастерскую, где Зак подгонял пазы на деталях шкафа. Он с удивлением взглянул на нее, отме­тив, что глаза ее стали как будто еще больше, а лицо – бледнее.
– Вы слышали? – спросила она. – Кто-то хотел взо­рвать бомбу в Радио-сити.
– В театре? – Зак нахмурился и опустил свой инстру­мент. – Но почему?
– Не знаю. Может, деньги или еще что-нибудь… – Она провела рукой по волосам. – Ах да, вы же не включаете радио! Никаких подробностей пока не сообщили. Сказали только то, что здание находится в безопасности и угроза взрыва предотвращена.
Казалось, Кларисса не знает, куда девать руки. Извиня­ющимся тоном она добавила:
– Я не хотела мешать вашей работе.
– Театр – красивое место, очаг культуры. Почему ко­му-то понадобилось его разрушить?
– Люди так жестоки, – сказала она, проведя пальцем по гладко зачищенным дощечкам, которые Зак сложил стопкой на верстаке. – Иногда для жестокости нет вообще никаких причин. Когда-то я каждый год ходила туда на рождественские представления – меня водили родители. Это приятные для меня воспоминания; наверное, из-за них я так расстроилась, когда услышала в новостях сооб­щение… Ну, мне, наверное, лучше не мешать вам.
– Что вы! Я как раз собирался сделать перерыв.
Достаточно было взглянуть на ее лицо, чтобы понять, как она одинока. На этот раз Кларисса воспользовалась косметикой, но все же был заметен небольшой синяк на скуле.
Зак достал из сумки пакет с обедом и бутылку с соком:
– Хотите пить?
– Нет, спасибо. Хотя, пожалуй, хочу. Но, Зак, вам не нужно приносить с собой обед. Я скажу горничной…
– Благодарю, но я привык сам готовить себе пищу. Это особый сок. У вас найдутся бокалы?
– Да, конечно.
Кларисса вышла из комнаты. Зак старался не смотреть ей вслед, но не смог удержаться. Ведь это было таким на­слаждением – видеть, как она двигается! Вся ее нервная энергия была скрыта безукоризненным изяществом. Эта женщина была стройна и прекрасна. И печальна. Зака распирало от желания как-то утешить ее.
Она вернулась с двумя высокими стаканами, поставила их и отошла посмотреть работу Зака.
– Вы уже так много сделали! Мне казалось, это должно было занять гораздо больше времени.
Зак пожал плечами:
– Зависит от прилежания.
– Вы любите то, что делаете. – Кларисса посмотрела на него и улыбнулась, глаза ее потеплели. – Это заметно. Я тоже влюбилась в вашу работу сразу, как увидела ее. Влю­билась в суть этой работы, в ее, если хотите, душу. – Она смущенно рассмеялась и произнесла извиняющимся то­ном: – Наверное, я несу какую-то нелепицу. Я всегда го­ворю что-то нелепое.
– Вовсе нет. Я вас хорошо понимаю, и это для меня много значит.
Зак протянул ей наполненный стакан. Как ни странно, он не чувствовал рядом с ней скованности и стеснения, как это часто бывало у него при общении с другими женщинами. Он чувствовал, что Кларисса нуждается в друге, и для него этого было достаточно.
– Отец учил меня: то, что вложишь в работу, вернется тебе вдвойне.
– Это замечательно! – Ее улыбка стала мягче. – Очень важно, когда у человека есть семья. У меня ее нет. Я потеряла родителей больше десяти лет назад и до сих пор тос­кую по ним.
– Простите…
Она отпила сок, подержала стакан в руке и отпила еще раз:
– Прекрасно! Что это?
– Это по маминому рецепту. Смесь фруктовых соков с преобладанием манго.
– Великолепно! А вот я слишком много пью кофе. Лучше бы я пила такой коктейль.
– Если хотите, я в следующий раз опять вам его прине­су, – предложил он.
– Очень мило с вашей стороны. Вы добрый человек, Зак.
Кларисса положила ладонь на его руку. Их глаза встре­тились, и Зак почувствовал, как его сердце заколотилось в груди. Но Кларисса быстро отвела руку и взгляд.
– Здесь чудесно пахнет, – заметила она. – Мне нра­вится запах дерева.
Он же чувствовал только аромат ее духов – нежный и тонкий, как и аромат ее кожи. Ему показалось, что то место на его руке, которого коснулись ее пальцы, горит и пульсирует особенно сильно.
– Вы ушиблись, миссис Брэнсон? – неожиданно вы­рвалось у него.
Она быстро обернулась:
– Что?
– У вас на щеке синяк…
В ее глазах отразилась паника, и Кларисса инстинктив­но прижала руку к щеке.
– О, это пустяки. Я… споткнулась сегодня. Иногда я спешу и не смотрю под ноги… – Она поставила свой ста­кан, затем опять подняла. – Мне кажется, вам лучше на­зывать меня Кларисса. «Миссис Брэнсон» меня как бы держит на почтительном расстоянии.
– Я могу сделать для вас мазь от ушиба, Кларисса.
Ее глаза подернулись влагой.
– Спасибо. Это действительно пустяки, но все равно спасибо… Я должна уйти и дать вам возможность работать. Мой муж, например, не любит, когда я вмешиваюсь в его проекты.
– А я люблю компанию, – сказал Зак и шагнул к ней. Ему очень хотелось обнять ее и просто подержать в ру­ках – не более того, – но даже это казалось ему кощунст­венным. – Я был бы очень рад, если бы вы остались.
– Я… – Из ее глаза выкатилась слезинка. – Простите, я сегодня немного не в себе. Брат моего мужа… Наверное, это шок. Я не могла… Би Ди не любит, когда на публике обнажают эмоции.
– Вы сейчас не на публике, – сказал Зак и подошел к ней вплотную.
Он сжимал ее в объятиях, и ему казалось, что она созда­на для них. И это вовсе не было кощунственным. Кларисса плакала тихо, почти беззвучно, зарывшись лицом в его грудь и обхватив Зака руками. Он был высоким, сильным, от природы ласковым, и это невольно пробуждало доверие к нему.
Когда слезы стали иссякать, Кларисса глубоко вздохнула:
– Вы добрый и терпеливый человек – позволили жен­щине, которую почти не знаете, поплакаться у вас на плече. Мне, право, неловко. Простите. Я должна была вовремя спохватиться и сдержать себя. – Она улыбнулась, подня­лась на носочки и легонько поцеловала Зака в щеку. – Спаси­бо вам.
Она поцеловала его еще раз – так же легко, – но ее глаза, казалось, потемнели, а сердце словно стукнуло его в грудь. В следующее мгновение, непонятно как и почему, его губы встретились с ее губами. Это получилось так же естественно, как дыхание, и так же мягко, как шепот. Они прильнули друг к другу в долгом поцелуе, будто опасаясь, что для этого уже больше не будет ни времени, ни возмож­ности, ни другого места – только здесь и сейчас.
Заку казалось, что Кларисса тает в его руках, как будто она потеряла голову так же, как и он. Потом, задрожав, она отпрянула от Зака с раскрасневшимися щеками, с невероят­но распахнутыми, испуганными глазами и сбивчиво про­изнесла:
– Простите, это я во всем виновата. У меня даже в мыс­лях не было… Простите!
– Все произошло из-за меня. Извините. – Зак не знал, что еще можно было сказать. Он побледнел настолько же, насколько раскраснелась она, и дрожал каждой клеточкой, так же как и она.
– Просто вы были добры ко мне, – Кларисса прижала руку к груди, словно боясь, что сердце ее выпрыгнет из груд­ной клетки. – Я уже забыла, что это такое. Пожалуйста, забудем об этом, Зак.
Он смотрел на нее, не отрываясь. Затем медленно кив­нул, чувствуя, что сердце все еще колотится в его груди, как тысяча огромных барабанов.
– Хорошо, забудем, если вы этого хотите.
– Видимо, так надо. Я уже давно перестала менять что-либо в своей жизни… Мне нужно идти. Хотелось бы… – Кларисса поколебалась, словно взвешивая, стоит ли про­должать, но тут же тряхнула головой и решительно сказала: – Все, мне нужно идти.
Она почти выбежала из мастерской, и Зак остался один. Он сел на скамью и закрыл глаза. Что же он натворил? Что он натворил?! Этот вопрос не требовал ответа. Все было очень просто: безумно влюбился в замужнюю женщину.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Смерть не имеет лица - Робертс Нора



Ок
Смерть не имеет лица - Робертс НораЕлена
23.05.2012, 14.46





это не первый роман о Еве Даллас, который я прочла, но не самый лучший, хотя и довольно интересный. особенно развязка...
Смерть не имеет лица - Робертс НораОльга Сергеевна
19.06.2012, 21.26





Слишком уж круто как для лейтенанта убойного отдела нью-йоркской полиции. Смахивает на традиционный голливудскую стрелялку с безумными террористами, завышенными денежными требованиями и кучей оружия.Мне, как человеку, привыкшему к милицейским бобикам и макаровым, а также старым компам с непишущим дисководам, читать о бластерах, пластоне, суперских сканерах и дройдах, удачно копирующих внешность и поведение человека, просто дико.rnВывод: не верю.
Смерть не имеет лица - Робертс Норадиана
5.09.2013, 8.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100