Читать онлайн Слепая страсть, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Слепая страсть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Слепая страсть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Слепая страсть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Слепая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Грейс случалось и раньше посещать полицейские участки. Как ни странно, она находила это довольно увлекательным занятием. Повсюду — в больших и маленьких городах, на юге и на севере страны — они всегда казались ей местом, где царит первозданный хаос.
Участок, где работали Эд и Бен, ничем не отличался от других: на полу истертый линолеум, стены неопределенного цвета, везде объявления и плакаты — памятки для добропорядочных граждан. Здесь можно узнать телефонные номера горячей линии при отравлении наркотиками, при самоубийствах и надругательстве над малолетними. Жалюзи на окнах покрыты толстым слоем пыли, в углу неизменный кофейный автомат с табличкой «НЕ РАБОТАЕТ».
В отделе уголовного розыска сидели у телефонов и горбились над пишущими машинками полицейские в штатском. Кто-то копался в видавшем виды холодильнике. Пахло кофе и рыбой, по запаху похожей на тунца.
— Я могу вам помочь?
Вздрогнув от вопроса, Грейс поняла, как натянуты у нее нервы. Перед ней стоял полицейский лет двадцати, темноволосый, с ямочкой на подбородке. Грейс почувствовала, что судорожно сжимает ремешки сумочки, и попыталась расслабиться.
— Мне нужен следователь Джексон.
— Его сейчас нет. — С минуту полицейский всматривался в нее, стараясь вспомнить, кто она такая. — Кажется, я видел вашу фотографию в утренней газете. Вы мисс Маккейб?
— Да.
— Подождите, пожалуйста, я узнаю, свободен ли капитан.
Капитан? Но ей не нужен никакой капитан, ей нужен Эд!
— Я лучше подожду мистера Джексона. Молодой человек предложил ей сесть, и Грейс примостилась на стуле в углу.
В комнату вошла хорошенькая блондинка в розовом шелковом костюме. Было непонятно, какое отношение она могла иметь к расследованию убийства. «Наверное, какой-нибудь редкий специалист или чья-нибудь жена», — решила Грейс. Глядя на блондинку, она подумала, что, пожалуй, не смогла бы сделать ее героиней одного из своих сюжетов, хотя обычно именно так и поступала с людьми.
— Эй, Тэсс! — окликнул блондинку другой полицейский. — Не пора ли проводить занятия? Та улыбнулась и подошла к нему.
— Боюсь, что сегодня не получится. А Бена еще нет?
— На выезде.
— У меня остался свободный час, и я надеялась пообедать с ним.
— А я не могу заменить его?
— Ты забыл, что мой муж страшно ревнив и всегда вооружен? Стоит ему только узнать…
— Ты сегодня будешь проводить психиатрический анализ убийства?
Тэсс задумалась. Капитан Харрис просил ее об этом, но Бен был категорически против. Кроме того, она так загружена делами, что даже решила отложить проведение занятий для сотрудников участка.
— Едва ли. Скажи Бену, что я куплю еду в китайском магазине и к шести буду дома. К шести тридцати, — уточнила она.
— Везет же твоему Бену!
— Об этом тоже не забудь ему сообщить. Она уже собиралась уходить, когда заметила Грейс, робко сидевшую в углу, и сразу же узнала ее по фотографиям в книгах и газетах. Тэсс была врачом милостью божьей и не могла пройти мимо человека, сраженного горем.
— Мисс Маккейб? — спросила она, остановившись возле Грейс.
«Только еще поклонников не хватало для полного счастья! — подумала Грейс. — Хоть бы уж не здесь».
Заметив отчужденность в глазах Грейс, Тэсс протянула руку:
— Меня зовут Тэсс Парис. Я жена Бена.
— Здравствуйте.
— Вы, наверное, ждете Эда?
— Да.
— Похоже, нам с вами не повезло. Хотите кофе? Не успела Грейс ответить, как дверь отворилась и в комнату ввели плачущую женщину.
— Мой сын — хороший мальчик, — бормотала она, всхлипывая, — хороший… Он защищался, вы не имели права его задерживать!
Грейс с интересом наблюдала, как женщина-полисмен усадила несчастную на стул и что-то спокойно объясняла ей. Одежда обеих была испачкана кровью. Грейс почувствовала, что в ней вновь проснулся автор детективных романов, и не знала, радоваться этому или огорчаться.
— Так как насчет кофе? — повторила Тэсс.
— С удовольствием. Кофе сейчас не помешал бы. Грейс поднялась, и они вышли в холл.
— Вам со сливками? — спросила Тэсс.
— Нет, черный.
— Хорошо, а то сливки автомат разбрызгивает. Протянув чашку Грейс, Тэсс отметила, что у нее слегка дрожат пальцы. Значит, ее действительно нельзя сейчас оставлять одну.
— По-моему, нам стоит прогуляться, — заявила она с безапелляционностью, присущей ее профессии и характеру. — День замечательный.
— Что ж, не возражаю.
— Весна в Вашингтоне — лучшее время года. Вы надолго?
— Не знаю. — Грейс вдруг заметила, как ярко светит солнце — пожалуй, слишком ярко. По дороге она не обратила на это внимания. — Сейчас мне трудно принимать решения.
— Ничего странного. После таких утрат почти все мы какое-то время плывем по течению. Но потом приходим в себя, и все становится на свои места.
— Скажите, в таких случаях всегда преследует чувство вины?
— Вины в чем?
— В том, что не смогла предотвратить этого. Тэсс вздохнула, глядя на желтые, трепещущие от ветра нарциссы.
— Вы полагаете, это было возможно?
— Не знаю. — Грейс подумала об открытке, лежавшей в ее сумочке. — Право, не знаю. — Она слегка улыбнулась. — Мы с вами как на заседании суда. Только скамьи не хватает.
— Иногда полезно поговорить с человеком, не имеющим отношения к делу.
Грейс пристально взглянула на нее, прикрыв от солнца глаза рукой.
— Эд говорил, что вы красивая, и это так и есть.
Тэсс засмеялась:
— Эд — очень милый человек.
— Вы правы. — Грейс опустила глаза. — Видите ли, я всегда принимала жизнь такой, как она есть. Если мне что-то мешало, я просто проходила мимо. Терпеть не могу такой путаницы, когда ни в чем нельзя разобраться! Мне кажется, что я схожу с ума!
— Люди с сильным характером обычно бурно переживают обрушившееся на них горе. — Неподалеку от них взвизгнули тормоза. Тэсс обернулась и увидела за рулем Эда, рядом с ним сидел Бен. — Если вы проведете здесь еще некоторое время и захотите поговорить со мной, позвоните.
— Спасибо.
Эд подошел к ним, и Грейс вдруг почувствовала, что у нее вспотели руки. Заметив, что Бен собирается увезти Тэсс в участок, она коснулась его руки.
— Не уходите. Мне необходимо вам всем кое-что показать. — Грейс, вздохнув, открыла сумочку. — Я нашла это, разбирая открытки с соболезнованиями. — Она протянула Эду белый конверт.
Некоторое время Эд вместе с Беном удивленно разглядывали открытку.
— Это о чем-то говорит тебе, Грейс?
— Да. Это имя, под которым Кэтдин числилась в «Фэнтэзи»: Дезире. Она прикрывалась им, чтобы никто не узнал, кто она такая и где живет. Но ее нашли и убили!
— Надо обсудить это все с капитаном… Грейс вдруг почувствовала, что сейчас упадет: ноги стали как ватные, голова закружилась.
— Мне нехорошо, я присяду. Тэсс оттолкнула Эда и, усадив Грейс в кресло, наклонила ей голову к коленям.
— Мы с ней придем через несколько минут, — сказала она.
Бен положил руку на плечо Эда:
— Пошли. Тэсс побудет с ней.
— Дышите глубоко. — Тэсс пощупала ей пульс. — Постарайтесь расслабиться.
— Черт возьми, никогда в жизни не падала в обморок, — смущенно пробормотала Грейс.
— Нужно нормально питаться, а не сидеть на одном кофе. И неплохо бы немного отдохнуть, а не то приступы повторятся.
Подняв голову, Грейс увидела в умных глазах Тэсс сочувствие и понимание.
— Вы правы. — Лицо ее было все еще бледным, но пульс выровнялся. — Этот ублюдок убил мою сестру, и я сделаю все, чтобы его найти. — Она откинула со лба волосы и глубоко вдохнула. — Кажется, я прихожу в себя.
— Вы уже можете идти? Грейс кивнула и поднялась.
— Да.
Капитан Харрис расспросил Грейс о работе Кэтлин в «Фэнтэзи», и она ему все подробно рассказала.
— Я сразу встревожилась, опасаясь, что какой-нибудь подонок может причинить ей неприятности. Но она утверждала, что система «Фэнтэзи» очень надежна — ее имя и номер домашнего телефона невозможно узнать. Клиенты называли ее Дезире. Я совсем забыла об этом, пока не увидела открытку. Никто, кроме ее сотрудников и клиентов, не знал этого имени.
Бен вертел в руках зажигалку. Он наверняка получит от Тэсс нагоняй. Об этом свидетельствовал красноречивый взгляд, которым она его одарила, покидая кабинет.
— А не могла ли ваша сестра рассказать кому-нибудь об этой работе или назвать клиенту свое настоящее имя?
— Нет, я уверена. — Грейс взяла сигарету, предложенную Беном. — Кэтлин никого не посвящала в свои личные дела. Будь у нее близкий друг, тогда другое дело. Но у нее не было друзей. — Она глубоко затянулась.
— Но тебе, однако, она сказала, — заметил Эд.
— Верно. — Грейс задумалась. — Я часто спрашиваю себя, почему Кэтлин это сделала, и прихожу к выводу, что она чувствовала себя очень неуверенно. Ей хотелось с кем-то поделиться, и, кроме меня, у нее не было близких людей. Впрочем, она тут же пожалела об этом. Раза два я просила ее рассказать обо всем подробнее, но не смогла больше вытянуть из нее ни слова. — Грейс закрыла глаза, размышляя, что бы еще добавить, и внезапно ее осенило:
— Джонатан! Вот кто мог знать об этом!
— Ее бывший муж? — спросил Харрис.
— Да. Я разговаривала с ним на похоронах и выяснила, что он очень многое знал о Кэтлин. Если ему было известно, что Кэти наняла частного детектива, то обо всем остальном он и подавно знал. Я спросила его, собирается ли он предотвратить возможность передачи Кэтлин опекунства над сыном. И Джонатан ответил, что ни перед чем не остановится.
— Грейс! — Эд подал ей чай. — В тот вечер, когда убили твою сестру, Бризвуд был в Калифорнии.
— Такие, как Джонатан, сами не убивают. Они нанимают для этого других. Он ненавидел ее, и у него были на то причины…
— Мы его допросили, — сказал Эд. — Он искренне предлагал нам свою помощь.
— Еще бы!
— По его словам, он нанял частного детектива, чтобы следить за Кэтлин Бризвуд, хотел постоянно держать ее в поле зрения. Он знал, что Кэтлин намерена подать иск об установлении опекунства.
— Но почему же вы отпустили его в Калифорнию?
— У нас не было причин его задерживать.
— Но моя сестра мертва! Проклятие! Она мертва!
— Мисс Маккейб, успокойтесь. У нас нет доказательств, что Бризвуд причастен к убийству. — Харрис подался вперед. — А уж ко второму убийству он и подавно не имеет отношения.
— Ко второму убийству?! — Грейс задохнулась. — Произошло еще одно убийство?
— Да, вчера вечером, — ответил Эд. Грейс старалась взять себя в руки. Сейчас нет времени для истерик.
— Это женщина? Ее убили так же, как Кэти?
— Да, и она тоже работала в «Фэнтэзи». Тебе ничего не говорит имя Мэри Грайс?
Грейс напрягла память, которая еще ни разу не подводила ее.
— Нет, ничего не говорит. Вы полагаете, Кэтлин была знакома с ней?
— В записной книжке твоей сестры этого имени мы не нашли, — сообщил Бен.
— Тогда едва ли они знали друг друга. У Кэти вообще было мало знакомых. Кроме того, она отличалась особой пунктуальностью — по части записных книжек тоже.
— Капитан! — В дверь просунул голову молодой полицейский. — Мы получили информацию с последнего места работы Мэри Грайс. Она занималась налогообложением. — Он отдал распечатку Харрису, бросив беглый взгляд на Грейс. — Здесь список ее работодателей за последний год.
Харрис пробежал глазами список, пометив карандашом одну фамилию.
Грейс снова закурила. Она почувствовала, что к ней возвращаются силы.
— Если эта женщина работала в «Фэнтэзи», искать надо в этом направлении.
Харрис внимательно посмотрел на нее:
— Эта информация секретна, мисс Маккейб.
— Думаете, я сообщу об этом средствам массовой информации? — Выдохнув дым, она поднялась. — Ошибаетесь, капитан. Мне не меньше вашего хочется, чтобы убийца моей сестры понес наказание.
Эд догнал ее в холле.
— Куда ты?
— В «Фэнтэзи инкорпорейтед» — поговорить с владельцем или управляющим.
— Не делай этого.
Она гневно взглянула на него, явно не собираясь подчиняться, и тогда Эд, недолго думая, втолкнул ее в пустой кабинет.
— Я не сомневаюсь, что тебе ничего не стоит в одиночку навести порядок в целом районе трущоб, но сейчас не тот случай. Присядь, Грейс. Она села и бросила сигарету в пустую чашку.
— Знаешь, в наших с тобой отношениях есть характерная черта: ты постоянно отдаешь приказания, а я их не выполняю. Но учти, если вздумаешь мне мешать, я смету тебя!
Эд был уверен, что так оно и будет.
— Это дело полиции, — тихо заметил он.
— Это мое личное дело! Сестра — моя. Неужели ты не понимаешь, что для меня тяжелее всего — бездействие? Наконец-то я могу хоть что-то предпринять, а не лежать целыми днями, глядя в потолок!
Ее голос дрогнул, но Эд не сомневался, что, если попытается успокоить ее, она разозлится еще больше.
— Есть определенные правила, Грейс. По душе они тебе или нет, но ничего не поделаешь, они есть.
— Катись подальше со своими правилами!
— Прекрасно, а если сегодня мы найдем третий труп, а завтра — четвертый? — Заметив, что это подействовало, Эд перешел в наступление:
— Хотя ты и пишешь детективные романы, но в реальной работе полиции, судя по всему, ничего не понимаешь. Мы с Беном будем делать то, что нам положено, а ты пойдешь домой. И запомни: если будешь мешать проведению расследования, я распоряжусь, чтобы тебя задержали… Я могу посадить тебя в камеру предварительного заключения, и едва ли тебе там понравится.
— Подонок!
Грейс кипела от негодования, но Эд знал, что добился своего.
— Отправляйся домой и немного поспи. А лучше иди ко мне. — Пошарив в кармане, он вытащил ключи. — Если не начнешь заботиться о себе, то свалишься. И не воображай, что этим кого-то осчастливишь.
— Я не намерена сидеть сложа руки!
— Правильно: поешь, поспи и дождись меня. Если у меня появится новая информация, я сообщу тебе.
Вздохнув, Грейс взяла ключи.
— А что, если он тем временем еще кого-нибудь убьет?
В голове Эда вертелся тот же вопрос.
— Мы поймаем его, Грейс.
Она снова тяжело вздохнула. Так хотелось бы верить, как в детстве, что добро всегда побеждает зло!
— Пообещай мне, что, когда вы поймаете этого человека, ты позволишь мне увидеть его. Только в глаза посмотреть…
— Об этом мы еще поговорим. Хочешь, чтобы тебя подвезли домой?
— Доеду сама. — Она спрятала ключи в сумочку. — Я подожду, Джексон, хотя не слишком умею ждать.
Эд погладил ее по щеке и заглянул в глаза. Впервые за последние дни Грейс немного оживилась, бледность исчезла. Но это не слишком успокоило его.
— Поспи немного, — сказал он, распахнув дверь.


Когда Эд и Бен вошли в тесный офис «Фэнтэзи», Айлин говорила по телефону. Она подняла на них глаза, ничуть не удивилась и продолжала давать инструкции оператору. Даже когда Бен положил перед ней ордер, Айлин не смутилась. Закончив разговор, она внимательно изучила ордер.
— Вчера вечером погибла еще одна ваша сотрудница, миссис Кофилд.
Она бесстрастно посмотрела на него.
— Знаю.
— Стало быть, вы поняли, что след ведет к вам. Ведь и Мэри, и Кэтлин работали в «Фэнтэзи».
— Мне очень жаль, что дело приняло такой оборот. — Она повертела ордер в руках. — Но я до сих пор не могу в это поверить. В прошлый раз я сказала вам, что руковожу чистым бизнесом, и это действительно так. — Она говорила спокойно и рассудительно, но в глазах ее застыл страх. — Я специалист по менеджменту. Мой муж — юрист. Наше дело хорошо организовано. Если бы я полагала, что хоть в какой-то мере несу ответственность за смерть двух женщин…
— Миссис Кофилд, ответственность несет только один человек — тот, кто их убил. — Айлин бросила на Эда благодарный взгляд, и он, воспользовавшись моментом, тут же овладел ситуацией:
— Вчера вечером какая-то женщина сообщила, что из квартиры Мэри Грайс доносятся крики. Но оказалось, что звонила не соседка.
— Не соседка… Нельзя ли попросить у вас сигарету? Вообще-то я бросила два года назад. — Она слегка улыбнулась. — Вернее, мой муж считает, что я бросила. Он ведет здоровый образ жизни. Спорт, правильное питание и тому подобное…
— Мы говорили о звонке, Айлин, — напомнил Эд.
Она затянулась.
— Да-да, о звонке. Мэри разговаривала с клиентом по телефону, когда.., когда на нее набросились. Клиент услышал, как она закричала, и ему показалось, что в комнате завязалась борьба. Он тут же позвонил сюда. Сестра мужа не знала, что делать, и сообщила мне. Как только она объяснила, в чем дело, я сообщила в полицейский участок. — На столе зазвонил телефон, но Айлин не взяла трубку. — Клиент не мог позвонить в полицию, поскольку не знал ни адреса, ни настоящего имени женщины, попавшей в беду. Таковы наши условия защиты сотрудниц. Но, как видите, иногда это оборачивается против них…
— Нам необходимо знать его имя, миссис Кофилд.
Она кивнула, стряхнув пепел с сигареты.
— Вообще-то, это не положено, но в данной ситуации… Только, прошу вас, обойдитесь с ним как можно тактичнее. Дело не в том, что я боюсь потерять свой бизнес, а в том, что чувствую себя скверно, предавая клиента.
— Такими тонкостями можно пренебречь, когда речь идет об убийстве, — возразил Бен.
Айлин повернулась к компьютеру и быстро нажала несколько кнопок. Техника в офисе была первоклассная, и уже через минуту она протянула Эду распечатку.
— Джентльмена, с которым вчера вечером беседовала Мэри, зовут Лоренс Марковиц. Адреса у меня, разумеется, нет, только номер телефона и кредитной карточки «Америкэн экспресс».
— Ничего, все остальное мы выясним сами.
— Надеюсь, вы быстро найдете его адрес.


Они действительно быстро нашли адрес Лоренса К. Марковица.
. — Господи, посмотри на эти дома! — Снизив скорость, Бен высунул голову из окна машины. — Знаешь, сколько они здесь стоят? Четыреста, пятьсот тысяч. У этих людей садовник получает больше, чем мы с тобой.
— Мой дом мне нравится больше, — заявил Эд. — Он более живописен.
— Более живописен? — фыркнул Бен. — Зато налог вон на то место значительно превышает всю твою ссуду на дом.
— Цена домашнего очага определяется не деньгами, — наставительно заметил Эд.
— Согласен, дом должен нести на себе отпечаток личности хозяина. Взгляни-ка туда! Должно быть, сорок, а то и пятьдесят тысяч квадратных метров.
Эд усмехнулся. Ему совсем не понравился огромный дом, на который указывал Бен.
— Никогда бы не подумал, что тебя интересует недвижимость.
— Не интересует. Вернее, не интересовала. — Бен вел машину вдоль изгороди, обсаженной бледно-розовыми азалиями. — Но я понял, что рано или поздно нам с Тэсс придется купить себе дом. Надо же, судя по всему, доктора, юристы и бухгалтеры согласуют с муниципалитетом, в какой цвет красить ящики для мусора.
— Ты заметил, что нигде нет сорняков?
— А я люблю сорняки! Вот мы и приехали. — Бен остановил машину перед двухэтажным домом, построенным в виде буквы Н. — Что и говорить, умение укрывать доходы от налогообложения экономит большие деньги.
— Кроме того, бухгалтеры, как и сыщики, могут пригодиться в любой момент, — усмехнулся Эд.
Бен хотел подложить на всякий случай под задние колеса пару камней, поскольку остановил машину на спуске, но, посмотрев по сторонам, ничего подходящего не нашел. В доме оказалось три двери, и полицейские замешкались, не зная, в какую войти. Позвонили в парадную. Им открыла женщина средних лет в сером платье и белом фартуке.
— Мы бы хотели увидеть мистера Марковица. — Эд предъявил служебный значок. — Мы из полиции.
— Мистер Марковиц в офисе. Я провожу вас к нему.
Пройдя через холл, они попали в просторную, довольно скучную комнату и повернули направо, туда, где в углу стоял стол из черного дерева, а вдоль стены — стулья, обтянутые кожей.
— Мисс Басе, эти джентльмены к мистеру Марковицу, — обратилась их спутница к женщине за столом.
— У вас назначена встреча? — озабоченно спросила женщина. Заложив за ухо карандаш, она принялась искать книгу для записей; телефон звонил не умолкая. — Если нет, он едва ли сможет принять вас. Извините, но мистер Марковиц очень занят.
Бен вытащил значок и показал ей.
— О! Сейчас узнаю. — Она протянула руку к селектору. — Мистер Марковиц, к вам два посетителя. Нет, сэр, я еще не нашла берлинский счет. Мистер Марковиц, они из полиции. — Последнюю фразу она произнесла тихо, словно по секрету. — Да, сэр, уверена. Нет. Хорошо.
Она откинула волосы с глаз.
— Мистер Марковиц сейчас примет вас. Пройдите в эту дверь. — Сказав это, она сняла телефонную трубку:
— Лоренс Марковиц и компания…
Марковиц, тощий лысеющий мужчина с крупными зубами и в очках с толстыми стеклами, сидел за огромным столом с двумя телефонными аппаратами и компьютером самой современной модели. На стене над ним висела довольно невыразительная акварель, а возле окна — клетка с большим зеленым попугаем.
Агенты предъявили служебные удостоверения.
— Чем могу служить? — Марковиц пригладил остатки волос и облизнул губы. — Я по горло завален работой. Вы же знаете, какой сегодня день. Четырнадцатое апреля! Все тянут до последнего, а потом надеются на чудо. Они ждут от меня фокусов, будто я умею зайцев из шляпы вытаскивать! А я требую от них одного — немного организованности и хоть каплю внимания ко мне.
Бен не сразу понял его:
— Четырнадцатое апреля?
— Я подшил все бумаги в прошлом месяце, поэтому ты и не знаешь, что сегодня за день, — шепнул Эд.
— Простите, господа, но новые законы о налогообложении доставили всем много беспокойства. Работая двадцать четыре часа в сутки, может, я и умудрюсь закончить в срок. — Пальцы Марковица нервно забегали по калькулятору.
— К черту срок! — прокричал попугай. Бен провел рукой по волосам.
— Мистер Марковиц, мы пришли к вам не по поводу налогов.
— Нас привело сюда дело Мэри Грайс, — вставил Эд. — Об этом сегодня сообщили все средства массовой информации.
Марковиц в панике схватил карандаш.
— Не имею понятия, о чем вы!
— Мистер Марковиц, Мэри Грайс была убита вчера вечером. — Эд сделал паузу, чтобы тот успел уловить смысл сказанного, и заметил у него на столе утреннюю газету. — У нас есть основания предполагать, что в момент нападения вы беседовали с ней по телефону.
— Это имя мне неизвестно!
— Да, но вы знали женщину по имени Роксана. Марковиц и без того был бледен, а теперь позеленел.
— Не понимаю, какое отношение имеет Роксана к Мэри Грайс.
— Это одно и то же лицо, — пояснил Бен. Марковиц откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Он это предчувствовал. Каким-то образом он обо всем догадался, просматривая заголовки в газете. Но тогда это показалось ему чем-то нереальным. Однако визит двух сыщиков в разгар рабочего дня был более чем реален. И пришли они именно к нему.
— Я веду самые крупные счета столичного округа! Некоторые мои клиенты — члены конгресса и сената… Я не могу позволить, чтобы меня впутали в подобную историю!
— Если вы согласитесь нам помочь, все обойдется без лишнего шума, — невозмутимо заметил Эд.
— Вы оказываете давление! — Марковиц снял очки и потер глаза. Теперь он выглядел подслеповатым и беспомощным. — Я не совершил ничего противозаконного! Видите ли, моя жизнь связана только с этими расчетами и отчетами. Ведь никто не хочет платить, и вряд ли можно винить людей. Большинство моих клиентов имеют астрономические доходы. Они не хотят отдавать тридцать пять процентов государству и надеются, что я помогу им уклониться от налогов. Я работаю целыми днями. После развода у меня совсем нет времени на женщин.
— Да, это тяжело, — согласился Бен. — Но нас не интересует, почему вы прибегли к «Фэнтэзи», мистер Маркович. Мы просим вас подробно рассказать, что случилось с Мэри вчера вечером, когда вы беседовали с ней по телефону.
— С Роксаной, — поправил Марковиц. — Мне удобнее думать о ней как о Роксане. Судя по голосу, она была незаурядной женщиной, искательницей приключений. У нас с ней сложились волнующие отношения… Три раза в неделю я говорил с Роксаной, а затем опять возвращался к своим цифрам.
— Нас интересует вчерашний вечер, мистер Марковиц, — напомнил Эд.
— Ах да, вчерашний вечер… Ну, мы поболтали недолго, и я уже почти расслабился. — Он достал носовой платок и вытер лицо. — И вдруг я услышал странную фразу — как будто в комнате был кто-то еще. Роксана спросила: «Ты кто?» или «Что ты здесь делаешь?» Сначала я подумал, что она обращается ко мне, и что-то ответил ей, даже пошутил. Потом она закричала — так громко, что я чуть не выронил трубку. Она закричала: «Лоренс, Лоренс, помоги мне! Позвони в полицию, позови кого-нибудь!» — Он закашлялся. — Я что-то ей ответил — по-моему, попросил успокоиться… И тут услышал еще один голос.
— Мужской? — Эд делал записи в блокноте.
— Думаю, да. Во всяком случае, это был чужой голос. Он сказал… Да, он сказал: «Тебе это понравится» — и назвал ее по имени.
— Роксана? — уточнил Бен.
— Да. Я слышал, как он назвал ее Роксаной, и еще… — Он закрыл лицо носовым платком и на минуту замолк. — Простите, мне очень тяжело.
Я человек заурядный, стараюсь избегать волнений и сложностей. У меня гипогликемия. Эд сочувственно кивнул:
— Только скажите, что услышали.
— Я услышал ужасные звуки — шумное дыхание, стоны, треск разрываемой ткани… Она не кричала, а только издавала какие-то булькающие звуки. Я повесил трубку, потому что не знал, что делать. — Он отнял от посеревшего лица носовой платок. — Я пытался убедить себя, что это розыгрыш, но в ушах стоял крик Роксаны. Она умоляла, чтобы ее не били. А второй голос ответил, будто она сама хотела, чтобы ей причинили боль. Он уверял, что доставит ей такое удовольствие, какого она в жизни своей не испытывала.
Марковиц наполнил водой бумажный стаканчик и залпом выпил.
— Я не знал, что делать, просто сидел и думал. Потом попытался забыть об этом и заняться работой. Помните, я сказал, что решил отнестись к этому как к шутке. Но это совсем не походило на шутку! Чем дольше я здесь сидел, тем явственнее понимал, что это не розыгрыш. Кончилось тем, что я позвонил в «Фэнтэзи» и сказал, что Роксана попала в беду. Потом я опять принялся за работу. Что еще я мог сделать? — Он переводил взгляд с Эда на Бена, но не задерживался ни на одном из них. — А сегодня утром я понял, что случилось нечто ужасное. Роксана непременно позвонила бы мне и извинилась, если бы все было нормально. Сказала бы, что она просто дурачилась… Но она не позвонила.
— Было ли что-нибудь характерное в мужском голосе, который вы слышали? — Эд заметил, что у Марковица на лбу выступил пот. — Я имею в виду акцент, интонации, манеру говорить…
— Нет, это был обычный голос. Но его заглушали крики Роксаны. А ведь я даже не знаю, как она выглядела! Впрочем, я и не хочу этого знать. Признаюсь, она ничего для меня не значила. Я относился к ней как к какому-нибудь клерку из супермаркета. Я звонил ей несколько раз в неделю, чтобы отвлечься от работы, вот и все.
Марковицу хотелось установить дистанцию, чтобы успокоить собственную совесть. «Да, я заурядный человек, — подумал он, — но, в сущности, порядочный. Хотя это качество в бухгалтере не особенно ценится».
— Полагаю, к ней пришел какой-то молодой ревнивец, — добавил он.
— Она называла его имя?
— Нет, только мое. Больше мне нечего вам сказать. Я сделал все, что мог, хотя и не обязан был звонить. — Голос его обрел прежнюю уверенность. — Мне вообще не следовало в это впутываться.
— Мы высоко ценим ваше участие. — Бен поднялся. — Вам придется прийти в участок и подписать заявление.
— Я не могу покинуть это кресло до семнадцатого числа. Иначе мне придется отвечать за дюжину штрафов.
— Делай баланс вовремя, — посоветовал попугай. — Прикрой задницу.
— Приходите в участок утром семнадцатого. Спросите Джексона или Париса. Мы постараемся, чтобы ваше имя не упоминалось.
— Благодарю вас. Вы можете пройти через ту дверь. — Он указал на боковую дверь и положил перед собой калькулятор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Слепая страсть - Робертс Нора



Роман слабоват, не в духе Робертс. Конечно, приятно встретить полюбившихся по "Святым грехам" героев, но в этом романе они уже какие-то не такие. Не стала бы перечитывать: слабый сюжет, интрига не держит, любовная линия тоже подкачала. В общем, 5/10
Слепая страсть - Робертс НораЯя
31.03.2014, 18.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100