Читать онлайн Секс как орудие убийства, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Секс как орудие убийства - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.25 (Голосов: 93)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Секс как орудие убийства - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Секс как орудие убийства - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Секс как орудие убийства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

– Этот тип заслужил, чтобы ему отпилили яйца ржа­вой ложкой! – пробормотала Пибоди, когда они сади­лись в машину. Вспомнив, что говорит со старшим по званию, она поспешно добавила: – Простите, лейте­нант.
Ева села в машину.
– Не стесняйся, Пибоди. Отведи душу.
– Проклятие, Даллас, у меня чуть сердце не разо­рвалось! Я видела ее лежащей на столе и вспоминала, какая она была веселая, когда звонила подружке и гово­рила, что идет на свидание к этой сволочи. Думала, что познакомится с романтической личностью и, черт по­бери, хорошим человеком. А этот хороший человек за­ранее запланировал…
– Затрахать ее до смерти? Не знаю, планировал ли он это заранее, но так вышло. Может быть, мы и суме­ем навесить на него убийство первой степени с использованием наркотиков в качестве смертельного оружия. Но, скорее всего, степень будет вторая. Не дуйся, Пи­боди, – уж от этого ему не отвертеться. А если добавить к обвинению сексуальные домогательства и попытку уничтожить улики, этот тип едва ли когда-нибудь вый­дет на свободу.
– Этого недостаточно! – Пибоди едва не заплака­ла, несказанно удивив Еву и себя самое. – Иногда та­кого наказания бывает недостаточно.
Ева посмотрела в лобовое стекло, давая помощнице время прийти в себя. Стайка подростков, выскочивших из школы, неслась через перекресток на скутерах, лов­ко объезжая испуганных пешеходов. В их оживлении и невинности было что-то болезненное. Впрочем, навер­ное, ей это просто показалось, поскольку обитель мерт­вых находилась всего в половине квартала отсюда.
– Достаточно, – сказала Ева. – Потому что ничего другого мы все равно не можем. Наша работа заключа­ется в том, чтобы поймать убийцу Брайны Бэнкхед. А потом… – Она вспомнила свое выступление в суде и изде­вательство адвокатов над законом. – Потом мы доверя­ем государству вершить правосудие – и забываем об этом деле. А если не забываем, они копятся… Мертвые копятся, – добавила она, увидев недоуменный взгляд Пибоди. – До тех пор, пока не закрывают тебе гори­зонт. И тогда ты теряешь способность работать.
– А вы забываете? Вы на это способны?
Ева пыталась не задавать себе этот вопрос, но зада­вала его то и дело.
– Большинство копов, расследующих убийства, за­нимается этим из года в год. Тот, кто переживает за ка­ждого из мертвых, очень быстро выдыхается. Я полицейский, Пибоди, и не умею делать ничего другого. Так что выдохнуться не имею права. – Она тяжело вздох­нула. – Но будь наш мир более совершенным, в нем существовала бы смертная казнь с помощью ржавой ложки!
– Когда я начала работать с вами, то считала, что расследование убийств – самое важное дело на свете. Это было год назад. И я думаю так до сих пор.
– О'кей. – Ева ворвалась в гущу машин, как та­ран. – Мне нужно по дороге заехать в клинику на Кэнал-стрит. А пока давай проверим, сумели ли что-ни­будь нарыть ребята из ОЭС.
Она набрала номер телефона, стоявшего в кабинете Фини, и почувствовала, как напряглась Пибоди, когда в трубке послышался голос Макнаба.
– Привет, лейтенант, – весело поздоровался Йен. – Что нового?
– Мне нужен Фини, – сказала ему Ева.
– Он только что вышел.
– Когда вернется, передай ему, чтобы срочно свя­зался со мной.
– Минутку, минутку! Не торопитесь. Капитан по­ручил ваше дело мне.
Ева проскочила в узкую щель между машинами и сумела проехать без остановок полквартала.
– По-моему, это слишком простое задание для та­кого аса, как ты.
– Ага. Но когда техник наткнулся на препятствия, поставленные этим типом, ему потребовалась помощь аса. Я одолел его защиту и нашел адрес.
– Может, перестанешь хвастаться и наконец сооб­щишь его мне?
– Лейтенант, не стоит зря тратить время. Он живет в Карпатах.
– Это еще где, черт побери?
– Горный массив в Восточной Европе. Я знаю это, потому что уже проверил. – Макнаб усмехнулся. – Мо­жете не спрашивать, какого черта наш подопечный де­лает в Восточной Европе. Это прикол. Адрес такой же фиктивный, как бюст моей кузины Шейлы.
– Макнаб, если ты скажешь, что ради этого прошиб лбом стену, я все равно не поверю.
– Даллас, я прошиб лбом целую гору! От фиктивно­го адреса потянулась ниточка, и я ее мотаю. Но на это уйдет не меньше часа.
– Тогда позвонишь мне, когда будет результат… Зна­ешь что, Макнаб? Человек, который что-то знает о бюс­те своей кузины – извращенец!
Когда Йен громко заржал, Ева отключила связь и повернулась к Пибоди:
– Может быть, Макнаб и зануда, но работать умеет. Он найдет гада. А если для этого понадобится много времени – что ж, значит, мы имеем дело с незауряд­ным хакером. Ну ничего, в суде это ему зачтется. Пред­ставь себе, он умудрился исказить свои учетные дан­ные. Еще один гвоздь в крышку его гроба!
Она покосилась на Пибоди.
– Не дуйся.
– Я не дуюсь.
Ева саркастически хмыкнула и показала на зеркало.
– Посмотри на себя! Хочешь, чтобы Макнаб дога­дался, что тебе невмоготу работать с ним? Где твоя гор­дость?
Пибоди полюбовалась на свое отражение и тяжело вздохнула.
– Я задумалась, только и всего.


Ева свернула на Кэнал-стрит и миновала «черный рынок», где можно было по дешевке купить что угод­но. Здесь шатались толпы туристов, а потом заваливали управление жалобами на лавочки, которые меняли мес­та куда быстрее, чем бродячие цирки.
«Что ж, если ты настолько глуп, чтобы верить, будто часы „Ролекс“ могут стоить дешевле большой пиццы, то заслуживаешь такой участи», – в который раз поду­мала Ева.
Через несколько кварталов ярмарка сменилась тру­щобами. Бродяги, безработные и прочие отчаявшиеся сооружали здесь жалкие хибары из ящиков и брезента. Те, у кого было разрешение на сбор милостыни, и мно­гие из тех, у кого такого разрешения не было, шлялись по городу и добывали гроши, которых хватало на бутыл­ку самодельного вина, помогавшую прожить еще одну ночь. Ну, а тех, кто не мог раздобыть бутылку, утром от­возили в морг сотрудники отделения нью-йоркской городской полиции, которых за глаза презрительно назы­вали «подметалами».
Беда заключалась в том, что сколько бы ни было та­ких бедолаг, которых кремировали за счет городской казны, всегда находились желающие прийти им на смену. Этот порочный круг не мог разорвать никто, и мень­ше всего отцы города. А посреди этой юдоли скорби и слез стояла клиника, которой руководила Луиза Диматто. «Она тоже не может разорвать круг, – думала Ева. – Но, по крайней мере, облегчает чью-то участь».


Оставлять машину в квартале, где обутый человек считался счастливчиком, рисковал только тот, кто мог себе позволить окружить ее головорезами в стальных доспехах, вооруженными ракетными лазерами. Во вся­ком случае, здешние полицейские патрули выглядели именно так.
Утешением служило то, что мест для парковки тут было предостаточно.
Ева остановилась у тротуара рядом с машиной, ко­торая когда-то, видимо, считалась седаном, но сказать наверняка было нельзя, так она была разбита и покорежена. Выйдя, она тщательно заперла все замки, вклю­чила противоугонную систему и огляделась по сторо­нам. Неподалеку стояли несколько зевак и несказанно тощий уличный зазывала.
– Я лейтенант Даллас, нью-йоркская городская по­лиция. – Ева не кричала, но все лица тут же поверну­лись к ней. – Этот кусок дерьма, называемый моей служебной машиной, официально принадлежит городу. Когда я вернусь, указанный кусок дерьма должен нахо­диться на том же месте и в том же состоянии. Если это­го не будет, я вызову сюда команду вышибал, которые перехватают здесь всех в радиусе шести кварталов, а специально обученные собаки помогут найти и конфи­сковать все ваши запасы наркотиков. Неприятности вам гарантированы.
– Полицейская сука!
Ева подняла глаза и уставилась на окно третьего этажа.
– Сержант Пибоди, вы можете подтвердить мнение этой мрази?
– Так точно, сэр, мразь права. Вы выдающаяся по­лицейская сука.
– И что произойдет, если кто-нибудь наложит лапы на мою машину?
– Вы превратите его жизнь в ад. Жизни его дружков и родственников тоже. Как и жизни совершенно не зна­комых с ним людей.
– Да, – холодно улыбнувшись, подтвердила Ева. – Превращу. Причем с удовольствием. – Она отверну­лась и пошла к дверям клиники. – О'кей, Пибоди. Мы их предупредили.


Войдя внутрь, Ева сначала решила, что ошиблась. Прошлой зимой здесь был обшарпанный приемный покой, покрытые плесенью стены и разномастная по­тертая мебель. Теперь просторное помещение разделя­ла на секции невысокая стена, на которой стояли пыш­ные растения в простых глиняных горшках. С каждой стороны стояли стулья и диваны, и хотя все они были заняты, здесь чувствовался порядок. На бледно-зеле­ных стенах висели картины в рамках, явно нарисован­ные детьми. Больные и раненые кашляли, сморкались и тихонько стонали, но теперь здесь не чувствовалось по­давленного гнева и бессилия.
Пока Ева обводила взглядом помещение, на пороге кабинета показалась молодая женщина в комбинезоне того же цвета, что и стены.
– Миссис Ласио, – обратилась она к какой-то дав­но не мытой оборванке, – сейчас доктор вас примет.
Подойдя к окошку регистратуры, Ева обратила вни­мание на современное оборудование. Там царил такой же образцовый порядок, как и в приемной.
Еве широко улыбнулся молодой человек лет двадца­ти. Его лицо было веселым и безобидным, как марга­ритка.
– Добрый день. Чем могу служить?
– Мне нужно видеть доктора Диматто.
– Боюсь, что доктор Диматто занята до конца дня. Если вам необходима срочная медицинская помощь…
– Я по личному делу. – Ева положила на стойку свой значок. – Точнее, официальному. Если она за­нята, пусть свяжется со мной, когда освободится. Лей­тенант Ева Даллас, Центральное полицейское управ­ление.
– Ах, лейтенант Даллас? Доктор Диматто говорила, что вы можете заехать. В данный момент она принима­ет пациента. Будьте добры подождать несколько минут в ее кабинете. Сейчас я свяжусь с ней.
– Хорошо.
Молодой человек провел Еву в коридор, по обе стороны которого находились смотровые. Коридор закан­чивался просторным помещением с расставленным на столах лабораторным оборудованием. Откуда-то доно­сился детский смех.
– Ребята, у вас стало просторно, – заметила Ева.
– Да. Доктору Диматто удалось купить помещение, смежное с клиникой. Мы сменили оборудование и даже создали детское отделение. Теперь у нас шесть врачей, два из которых на полной ставке, и полностью осна­щенная лаборатория! – Юношу распирало от гордости, и Ева невольно улыбнулась. – Доктор Диматто – ан­гел-хранитель Кэнал-стрит. Подождите немного.
– Черт побери, Луиза действительно здесь кое-что сделала, – прокомментировала Пибоди. – На это на­верняка ушла пара миллионов.
– Да уж, не меньше.
Поскольку сама Ева пожертвовала… ладно, пусть будет подкупила, – Луизу всего лишь за половину мил­лиона, она подумала, что ангел-хранитель Кэнал-стрит сумел выбить нужные фонды в рекордно короткое время.
– Держу пари, что эта клиника оборудована лучше, чем моя районная больница, – поджав губы, сказала Пибоди.
– Да, пожалуй. – По мнению Евы, все районные больницы были похожи одна на другую и напоминали круги ада.
Впрочем, кабинет самой Луизы изменился мало. Он был тесным, маленьким, забитым до отказа и очень на­поминал кабинет самой Евы в Центральном управле­нии. Они уже собирались оставить доктору записку и уехать, но тут дверь открылась и в кабинет быстро во­шла Луиза.
– Привет. Мне необходим кофе! – Она устреми­лась к кофеварке. – Задавайте свои вопросы, а я тем временем слегка заправлюсь.
– Вы знали Брайну Бэнкхед?
– Нет.
– Пибоди, фотографию! – Ева взяла у сержанта ко­пию фотографии с удостоверения личности и протяну­ла ее Луизе. – Узнаете?
Увидев снимок, Луиза нахмурилась и провела сво­бодной рукой по волосам. Из кармана ее медицинского халата торчали стетоскоп и леденец в красной обертке.
– Да. Я часто сталкивалась с ней в лифте и в мест­ных магазинах. Наверное, мы даже перекидывались па­рой слов, как делают соседи, у которых нет времени познакомиться. Ее все-таки убили?
– Да. – Ева передала ей фотографию подозревае­мого. – Узнаете его?
Луиза поставила стаканчик и внимательно рассмот­рела фото.
– Нет. Я никогда его не видела. Он убил ее? По­чему?
Ева вернула снимки Пибоди.
– Вы когда-нибудь лечили людей, которых напич­кали снадобьями, усиливающими сексуальное влечение? «Шлюхой» или «Кроликом»?
– Да. Люди, принимавшие «Кролика», приходят к нам несколько раз в месяц. Но чаще всего это произ­водные «Кролика» или комбинация «Экзотики» с «Зев­сом», потому что настоящий «Кролик» очень дорог. Со «Шлюхой» я никогда не сталкивалась и не знаю, кто мог иметь с ней дело. В курсах наркологии на нее ссылаются, но этот препарат давно вышел из употреб­ления.
– К сожалению, нет.
– Так вот оно что… Значит, он одурманил ее «Шлю­хой»? «Шлюхой» и «Кроликом», да еще подмешал их в вино? О боже… – Она потерла руками лицо. – Уж луч­ше бы он вышиб ей мозги из пистолета.
– Может быть, вам имеет смысл расспросить своих знакомых врачей? А вдруг кто-нибудь из них слышал о воскрешении «Шлюхи» из мертвых?
– Это я могу. Кстати, вы знаете, как этот препарат получил свое бытовое название?
– Нет. Как?
– Он был предназначен для лечения различных фо­бий, в том числе боязни общения. Но контрольные ис­пытания показали, что препарат чересчур хорош.
– В каком смысле?
– Выяснилось, что он оказывает побочное действие на гормоны и очень эффективен при сексуальных рас­стройствах. Если препарат принимали в определенных дозах под наблюдением врача, он усиливал желание и сексуальную функцию. Кроме того, препарат не вызы­вал привыкания, а то, что он опасно нестабилен, обна­ружилось не сразу. Вскоре этот препарат приобрел по­пулярность у студентов-медиков и молодых врачей. Они подмешивали его в вино и поили девушек своей мечты, чтобы немного расшевелить их! – В голосе Луизы про­звучал гнев, но она заставила себя успокоиться. – В об­щем, именно так он и получил свое название. В сочета­нии с алкоголем он так действует на нервную систему, что жертву ничего не стоит уговорить раздеться дого­ла и заняться любовью на катке в Рокфеллер-центре. Чаще всего девушка теряла координацию движений и способность соображать, но при этом становилась чер­товски сговорчивой.
– А «Кролик»?
– После него девушка могла трахаться со всей мор­ской пехотой Соединенных Штатов, пока выдерживали сердце и мозг.
– Это знают врачи, – задумчиво сказала Ева. – Ну, а другой человек, имеющий дело с лекарствами, – хи­мик, фармацевт, медсестра, фельдшер, – мог знать, что такая комбинация смертельна?
– Обязан был! Иначе он либо дурак, либо недоучка.
– О'кей, опросите знакомых. Если что-нибудь уз­наете, свяжитесь со мной.
– Можете не сомневаться.
– Просто поразительно, сколько вы здесь успели сделать, – добавила Ева.
– Приятно слышать. – Луиза допила кофе и броси­ла одноразовый стаканчик в мусорное ведро. – Ваши три миллиона нам очень пригодились.
– Три миллиона?
– Ну конечно. Я была рада и пятистам тысячам, о которых шла речь. И никак не рассчитывала на такую щедрую премию.
– Когда же?.. – Ева облизала губы. – Когда вам передали эту премию?
Луиза улыбнулась.
– Похоже, вы не имеете об этом понятия. Мне пере­дал деньги ваш поверенный в конце февраля. Предва­рительно он позвонил мне и сказал, что я могу полу­чить два с половиной миллиона в случае согласия сотруд­ничать с недавно открывшимся в Нижнем Ист-Сайде Центром для женщин и детей, ставших жертвами наси­лия. Он называется «Доча». Мне сказали, – с улыбкой добавила она, – что по-гэльски это означает «надежда».
– Серьезно?
– Да. Даллас, вам повезло с мужем. Если вы устане­те от Рорка, он всегда может рассчитывать на меня.
– Буду иметь в виду.


– Ничего не понимаю… Так это вы дали ей день­ги? – недоверчиво спросила Пибоди, торопясь следом за Евой.
– Нет, не я! Потому что это не мои деньги, ясно? Это деньги Рорка. Я коп, черт побери, а у копов нет де­нег на то, чтобы делать такие широкие жесты!
– Да, но все-таки… Вас это разозлило?
Ева остановилась на тротуаре и сделала глубокий вдох.
– Нисколько. – И все же она пнула ногой ни в чем не повинный уличный фонарь. – Он мог бы сказать мне, правда? Если бы я была в курсе, то не вела бы себя, как последняя идиотка!
Пибоди пожала плечами.
– А по-моему, это был очень красивый жест.
– Не перечь мне, Пибоди! Забыла, что я выдающая­ся полицейская сука?
– Нет, лейтенант. А поскольку ваша машина нахо­дится на том же месте и в том же состоянии, этого не забыли и здешние жители.
– Очень жаль, – желчно ответила Ева. – Сейчас я бы с наслаждением надрала кому-нибудь задницу.


Вернувшись в управление, Ева съела вместо ленча пачку печенья, с помощью компьютера нашла сведения о препаратах, вызвавших смерть Брайны, подумала и позвонила Макнабу.
– Мне нужен адрес.
– Который из двадцати трех?
– Что это значит, черт побери?
– Послушайте, давайте встретимся в комнате для совещаний. Ваш кабинет больше похож на коробку из-под обуви. Минуточку… Сейчас свободна комната 426. Я воспользуюсь вашим именем, чтобы никто не чинил препятствий.
– Макнаб…
– Легче все объяснить с глазу на глаз. До встречи.
Он прервал связь, не дав Еве вставить слово. При­шлось отыграться на Пибоди.
– В комнату для совещаний 426 шагом марш! – приказала она.
Взбешенная Ева пулей вылетела из кабинета и про­мчалась через комнату, где сидели детективы ее отдела. Никто из подчиненных не отважился заговорить с ней.
Добравшись до комнаты для совещаний, она стала ис­кать козла отпущения.
Первым ей под руку попался Фини.
– Что у тебя за отдел?! – напустилась на него Ева. – Какой-то Макнаб будет мне приказывать! Зака­зывает комнаты от моего имени… и отказывается сооб­щать данные!
– Успокойся, Даллас. Я всего лишь сторонний на­блюдатель.
– Очень жаль! Потому что именно они всегда и стра­дают в первую очередь!
Фини пожал плечами и вынул из кармана пакетик с орехами.
– Я знаю только одно: Макнаб позвонил мне и по­просил прийти сюда, чтобы все рассказать сразу обоим.
– Но это дело поручено мне! ОЭС просили только помогать и давать консультации. Кстати сказать, брига­да еще не сформирована, и я не получила на это разре­шения начальства. Так что без моего ведома Макнаб и пикнуть не смеет!
Фини перестал шуршать пакетиком и склонил голо­ву набок.
– И я тоже, лейтенант?
– Если делом руковожу я, твой ранг не имеет ника­кого значения. А если ты не способен научить своих подчиненных выполнять приказы, то этот ранг не име­ет значения и в твоем собственном отделе!
Фини подошел к ней так близко, что почти уперся носом в нос.
– Не смей указывать мне, как руководить отделом! Я сам когда-то учил тебя и до сих пор могу надрать тебе задницу. Не думай, что я позволю вить из меня веревки!
– Отойди от меня!
– Черта с два. Черта с два, Даллас! Ты сказала, что тебе не нравится мой стиль руководства. Прямо и не­двусмысленно.
Мозг Евы готов был взорваться, но она этого не чув­ствовала. Душа кричала криком, но она этого не слыша­ла. И все-таки ей пришлось пойти на попятный.
– Он опоил ее «Шлюхой» и «Кроликом». Усыпал постель лепестками роз и трахал до тех пор, пока она не умерла. А потом выбросил ее в окно, и она лежала на тротуаре голая, с переломанными костями.
– О боже… – У Фини сорвался голос.
– Морс просветил меня, и с тех пор это не выходит у меня из головы. Извини, что накричала на тебя.
– Ничего, бывает. Иногда что-то принимаешь очень близко к сердцу и срываешь зло на первом встречном.
– У меня есть его портрет, есть его ДНК, есть его сообщения. Я видела стол в клубе, за которым они ужи­нали. Он подсыпал первую дозу «Шлюхи» в напиток, за который она заплатила сама. Но его самого у меня нет!
– Будет. – Фини отвернулся, поскольку в комнату влетела Пибоди, за которой шел Макнаб. Лица у обоих горели. – Детектив, вы получили разрешение старшего по званию созвать совещание?
Макнаб заморгал.
– Мне было нужно…
– Отвечайте на вопрос!
– Вообще-то нет, капитан. – Макнаб услышал, что Пибоди насмешливо фыркнула, и покраснел еще боль­ше. – Лейтенант Даллас, прошу прощения за то, что превысил свои полномочия. Однако я считаю, что по­лученная мною информация слишком важна, чтобы пе­редавать ее по внутриучрежденческим каналам связи.
Смущение, звучавшее в его голосе, удовлетворило Еву.
– Рассказывай, Макнаб.
– Есть, мэм. – В вишневых штанах и облегающем свитере цвета нарцисса трудно выглядеть чопорно, но Макнабу это почти удалось. – Разыскивая счет подозреваемого, указавшего фиктивный домашний адрес, я сумел обнаружить название организации, на имя которой был выписан этот счет. Похоже, что оно называется «Прекрасная дама».
– Похоже или называется? – спросила Ева.
– Похоже, мэм. В городе Нью-Йорке нет фирмы или компании с таким названием. Вместо ее адреса ука­зан адрес центрального вокзала.
– По-твоему, я должна этому радоваться?
Макнаб пожал плечами.
– Потерпев неудачу со счетом, я начал устанавли­вать источники сообщений. Места, откуда они были посланы. Пока таких мест оказалось двадцать три. Это кибернетические кафе, расположенные на Манхэттене, в Квинсе и Бруклине. Пока, – повторил Макнаб. – Он рыщет по городу, посылает самые разные сообщения и получает их в общественных местах. Но электронной почтой он пользовался только однажды – когда обме­нивался посланиями с Брайной Бэнкхед.
– Он создал этот адрес специально для нее, – про­бормотала Ева.
– Совершенно верно. Этот счет мог быть зарегист­рирован и под другими названиями вымышленных ком­паний. Я не сумел взломать его защиту, лейтенант. Пока. Тот, кто создал этот счет, знает свое дело. То есть он умен и осторожен.
– Лучшая подруга Брайны его не знает. Опрос ее соседей по этажу также ничего не дал. – Ева начала расхаживать по комнате. – Если Бэнкхед не была с ним знакома, если до ночи убийства он в этом доме не бывал, это значит, что он выбрал ее мишенью после «чата».
– Он знал, где она работает, – напомнила Пибоди.
– Но она не знала его! Так же, как и подруга, кото­рая работала вместе с ней. Если бы он был постоянным покупателем или служащим того же универмага, они бы наверняка его запомнили. Так что, скорее всего, он случайный посетитель. Тем более что мужчины редко на­ведываются в секцию женского белья. И все же мы по­кажем его фотографию сотрудникам отдела кадров.
Ева немного помолчала, прикидывая, что еще можно сделать для обнаружения преступника.
– Он посылал свои сообщения из общественных мест. Либо он считает, что в них легче затеряться, либо просто любит бывать на публике. Может быть, и то и другое сразу. Нужно будет побродить с этим снимком по киберкафе.
Макнаб безнадежно махнул рукой.
– Лейтенант, вы знаете, сколько в Нью-Йорке та­ких кафе?
– Нет, и не хочу знать! – Ева посмотрела на Фини. – Если Уитни даст разрешение, ты будешь в этом участвовать?
– Я уже и так участвую.
Ева повернулась к Макнабу.
– Составь перечень. Мы разделимся и будем рабо­тать парами. – Она вздохнула. – Хочу задать всем толь­ко один вопрос: кто-нибудь из вас имеет возражения против того, чтобы работать с кем-либо из членов бри­гады?
Макнаб, как загипнотизированный, глядел в пото­лок. Пибоди, напротив, хмуро уставилась на концы соб­ственных туфель.
– Ну, раз никто возражений не имеет, ты, Пибоди, будешь работать с Макнабом, а я с Фини. Начнем с Вест-Сайда и будем двигаться на восток. Постараемся обойти как можно больше киберкафе. Завтра в восемь утра встретимся в моем кабинете. Фини, придется со­гласовать это с Уитни.


– Ты могла бы составить пары и по-другому, – не­громко заметил Фини, вышедший следом за Евой.
– Да. – Ева от души надеялась, что не совершила ошибку. – Но я думаю, что, если они отдубасят друг друга как следует, в конце концов все придет в норму.
Пока они спускались в лифте, Фини сосредоточен­но думал.
– Ставлю двадцать долларов на Пибоди.
Ева сунула руки в карманы.
– О'кей, я поставлю на Макнаба, но все должно быть справедливо. Три к пяти.
– Согласен.


Пибоди и Макнаб, оставшись в комнате для сове­щаний одни, продолжали молча сидеть на своих местах.
– Я не против работать с тобой, – сказал наконец Макнаб.
– Я тоже не возражаю.
– Вот и хорошо.
– Вот и ладно.
Они смотрели в разные стороны еще секунд два­дцать, и снова первым молчание нарушил Макнаб.
– Ты совершенно напрасно так старательно избега­ла меня.
– Неправда! С какой стати? Между нами все кон­чено.
– А разве кто-нибудь утверждал обратное? – На ду­ше у Макнаба стало кисло. Она говорила равнодушно и холодно. А он-то, дурак, думал о ней все это время…
– Кстати, если бы ты не думал, что я избегаю тебя, то не стал бы привлекать мое внимание.
– Чушь! Ради чего? Я занятой человек. Слишком за­нятой, чтобы обращать внимание на каких-то упрямых девчонок, которые проводят свободное время с профессиональными… компаньонами.
– Оставь Чарльза в покое! – Пибоди вскочила на но­ги. В ее крови кипел гнев, но сердце тихонько плакало.
– А вот мне профессионалки не нужны. Предпочи­таю любительниц. И чем больше, тем лучше. – Макнаб расставил ноги и насмешливо фыркнул. – Но это не имеет значения, верно? Работа есть работа. Конечно, если ты сможешь с ней справиться.
– Я могу справиться со своей работой не хуже тебя. Даже лучше. В сто раз.
– Вот и отлично. Сейчас я составлю список, и мы займемся делом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Секс как орудие убийства - Робертс Нора


Комментарии к роману "Секс как орудие убийства - Робертс Нора" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100