Читать онлайн Секс как орудие убийства, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Секс как орудие убийства - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.25 (Голосов: 93)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Секс как орудие убийства - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Секс как орудие убийства - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Секс как орудие убийства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 21

Когда Ева поднималась по ступенькам, небо было еще по-вечернему синим. Впервые за последние дни она слышала пение птиц и ощущала нежный аромат цветов. Хотелось посидеть на ступеньках и насладиться про­стыми радостями жизни. Вспомнить, что на свете суще­ствуют не только смерть, кровь и проливающие ее эгоистичные, испорченные мальчишки, не понимающие разницы между бытием и небытием.
От избытка чувств Ева сорвала гроздь пурпурных цве­тов, свисавших из большого глиняного горшка, и про­шла в дом.
Соммерсет увидел в ее руке цветы и нахмурился.
– Лейтенант, то, что растет в горшках, не предна­значено для срезки.
– А я их и не срезала. Просто сорвала. Он дома?
– В кабинете. Если вы любите вербену, то можете приказать, чтобы вам принесли букет из оранжереи.
– Бе-бе-бе, – передразнила Ева, поднимаясь по ле­стнице.
Соммерсет посмотрел ей вслед и одобрительно кив­нул. Этого нехитрого замечания хватило, чтобы вновь вернуть ее к жизни.


Рорк со шлемом на голове стоял у окна и что-то го­ворил в микрофон. Вероятно, речь шла о переделке ка­кой-то безнадежно устаревшей системы передачи дан­ных, но густой жаргон электронщиков мешал Еве понять, в чем дело. Поэтому она просто прислушивалась к голосу мужа.
Иногда его напевный ирландский акцент вызывал у нее странное чувство. Перед умственным взором пред­ставали туманные фигуры воинов и душистое пламя. «Все-таки жаль, что я ничего не понимаю в поэзии», – подумала Ева во второй раз в жизни. Наверно, только женщина может так реагировать на чей-то голос.
Может быть, лет через десять-двадцать она привык­нет к его голосу. И к нему самому.
Проникавшие в окно солнечные лучи заливали Рорка сверкающим золотом. Он забрал волосы лентой, и над головой его сиял нимб, которого он явно не заслу­живал. Но почему-то это вдруг показалась ей правиль­ным.
Рорк включил экран, и Ева услышала бормотание диктора, читавшего новости. Телефон, стоявший на письменном столе, надрывался, но никто не обращал на него внимания.
В комнате стоял аромат денег и власти. Аромат Рорка. Ева внезапно ощутила желание, естественное, как ды­хание.
И тут он обернулся к ней.
Когда их взгляды встретились, Ева подошла, притя­нула мужа к себе и впилась в его губы.
В висках Рорка зашумела кровь, заглушая голос, зву­чавший в наушниках. Он страстно ответил на поцелуй.
– Позже, – пробормотал он собеседнику, затем выключил микрофон и снял шлем. – Добро пожаловать домой, лейтенант. Примите мои поздравления. – Рорк погладил ее по голове. – Я слышал твою пресс-конфе­ренцию. По Семьдесят пятому каналу.
– Раз так, ты знаешь, что все уже кончилось. – Она протянула ему гроздь вербены. – Спасибо за помощь.
– Пожалуйста. – Он понюхал цветы. – Что еще я могу для тебя сделать?
– Честно говоря… у меня есть для тебя небольшое поручение.
– В самом деле? Вообще-то расписание у меня до­вольно плотное, но я буду рад до конца исполнить свой гражданский долг. – Рорк засунул цветок ей за ухо. – Какое поручение? Что-нибудь особенное?
– А ты хочешь, чтобы оно было особенным?
– Да, хочу. Очень… очень особенным.
Ева засмеялась, подпрыгнула и обхватила ногами его талию.
– Я хочу, чтобы ты разделся.
– Ага, значит, тайное поручение… – Придерживая ее за бедра, он шагнул к лифту. – Это опасно?
– Смертельно! Оно может стоить жизни нам обоим.
В лифте Рорк прижал жену спиной к стене и на не­сколько мгновений впился в ее губы.
– Опасность – это моя жизнь. Рассказывай.
– Оно требует больших физических усилий. Син­хронности… – Когда губы Рорка коснулись ее шеи, у Евы перехватило дух. – Соблюдения ритма и идеальной координации движений.
– Мы поработаем над этим, – пообещал он, вышел из лифта и понес ее в спальню.


Когда они упали на матрас, толстый кот, лежавший на кровати, как пушистый коврик, подпрыгнул и злоб­но зашипел. Рорк протянул руку, подтолкнул его, и Галахад со стуком спрыгнул на пол.
– Штатским тут делать нечего!
Ева громко фыркнула и схватила его за плечи,
– Раздевайся. – Она покрыла поцелуями его ли­цо. – Скорее. Я хочу вонзить в тебя зубы.
Катаясь по кровати, они начали раздевать друг друга. Рубашка запуталась в портупее, и Ева, чертыхаясь, ста­ралась избавиться от того и другого сразу. Их губы сно­ва соединились, и Ева почувствовала, что ее кровь бы­стрее заструилась по жилам. Она наконец расстегнула рубашку Рорка, рывком стащила ее с плеч и вонзила пальцы в его тугие мышцы. Однако в следующее мгно­вение Рорк поймал запястья Евы и закинул руки ей за голову. Бездонные голубые глаза смотрели на нее свер­ху вниз, пока все тело Евы не начало плавиться.
– Я люблю тебя, милая. Ты моя. – Рорк наклонил голову, его губы скользнули по ее подбородку, приль­нули к высокой шее, и у Евы дрогнуло сердце. «Он зна­ет, – подумала она. – Знает, что мне нужны не только страсть и пламя. Что я хочу нежности и простоты».
Она расслабилась и забыла обо всем на свете.
Рорк понял, что Ева готова отдаться ему душой и те­лом. Ничего более обольстительного нельзя было себе представить. Когда она принимала его нежность, в нем открывались неисчерпаемые источники этого чувства.
Его губы бережно скользили по коже Евы, наслаж­даясь ее вкусом. Осторожные прикосновения языка за­ставляли безудержно биться ее сердце. А когда он за­рылся лицом в ее маленькие груди, Ева притянула к се­бе его голову.
От нее пахло казенным душем и дешевым мылом, ис­пользовавшимся в управлении. И Рорку захотелось по­баловать ее, смягчить солдатскую жесткость, к которой она привыкла. Поэтому его губы касались ее плоти, как бальзам, и вызывали не жар, а уютное тепло.
Ева целиком отдавалась своим чувствам, наслажде­ние окутывало ее, словно туман. Ее пальцы вплетались в его густые черные волосы, и туман становился рекой, а река – тихим морем блаженства… Ева вздохнула и с головой погрузилась в это море.
Рорк что-то пробормотал по-гэльски, как делал все­гда, когда был особенно взволнован. Эти звуки напо­минали музыку, экзотичную и романтическую.
– Что это значит? – сонно спросила она.
– «Моя душа». Ты – моя душа.
Очарованный Рорк целовал ее длинное, сухое тело, в котором жили сила и смелость. Где они прячутся? В сердце? Или второй бесплотной субстанции, которая именуется душой?..
Дыхание Евы стало неровным, и все же он не торо­пился, продолжая ласкать ее мучительно медленно, по­ка это неровное дыхание не сменилось стоном. Тугое, крепкое тело Евы затрепетало; теплое море, по которо­му она плыла, забурлило. Блаженство обернулось жгу­чей страстью, нестерпимое желание было сродни люто­му голоду. Она выгнулась навстречу его губам и вскрик­нула, когда внутри что-то взорвалось.
Теперь он ласкал Еву жадно, заставляя ее дрожать и гореть в огне. Сводя с ума себя и ее.
– Ну же, давай… – Тяжело дыша, Рорк ввел паль­цы в ее жаркое, влажное лоно. – Я хочу следить за то­бой. Скорее!
– Боже! – Тело Евы свело судорогой, и она широко раскрыла ничего не видящие глаза.
Когда она рухнула в пропасть, Рорк снова прильнул к ее губам. Их языки сталкивались, пока его дыхание не стало медленным и хриплым. А потом он неторопливо овладел ею.
Потемневшие глаза Евы, вновь обретшие зоркость, смотрели в глаза Рорка. Сквозь красную дымку страсти серебристым бархатом просвечивала любовь. Борясь со слезами, Ева приложила ладонь к его щеке. Она полу­чила то, чего хотела. Нежность и простоту.
Когда Ева вновь испытала наслаждение, оно напо­минало благословение. Рорк опустил голову и поймал гу­бами слезу, катившуюся по ее щеке.
– Моя душа, – снова сказал он и, прижавшись ли­цом к волосам Евы, глубоко погрузился в ее тело.


Она лежала, уютно прижавшись к мужу. За окном стемнело. Долгий день закончился.
– Рорк…
– Гм-м? Тебе нужно немного поспать.
– Как жаль, что у меня нет таких слов, которые есть у тебя. Когда они нужны больше всего на свете, я не мо­гу их найти!
– Я знаю, что именно ты хочешь сказать. – Он иг­рал концами ее волос. – А теперь забудь обо всем и усни.
Ева покачала головой, приподнялась на локте и по­смотрела на него сверху вниз. «Неужели это совершен­ство принадлежит мне?» – подумала она.
– Скажи еще раз то, что ты говорил. По-ирландски. Я хочу повторить эти слова тебе.
Он улыбнулся и взял ее руку.
– Ты не сможешь их выговорить.
– Смогу.
Все еще улыбаясь, Рорк медленно произнес то, что она просила, но взгляд Евы был серьезным. Она взяла его руку, положила к себе на грудь, потом прижала ла­донь к его сердцу и повторила эти слова.
Его лицо дрогнуло, сердце гулко забилось.
– Ева, ты чудо! – хрипло прошептал он. – Слава богу, что ты есть на свете.


Ева отказалась спать, и Рорк уговорил ее поесть в постели. Она сидела, скрестив ноги, и уплетала спагет­ти с фрикадельками. Секс, еда и обжигающий душ сделали свое дело.
– Морано раскололся на допросе, – начала она.
– Точнее, это ты его расколола, – поправил Рорк. – Я наблюдал за тобой. Он не знал, какой это для тебя труд.
Ева уставилась в бокал и задумалась.
– Не такой уж большой. Потому что я знала, что расколю его. Но не знала, что ты был там.
– Я принимал участие в операции, и мне разреши­ли присутствовать. Я обожаю смотреть, как ты рабо­таешь.
– Господи, Рорк для них это было просто соревно­ванием! Каждый пытался овладеть как можно большим количеством женщин. От меня потребовалось только одно: загнать Морано в угол. По его словам, во всем был виноват Данвуд, а он только пытался не уступить своему дружку. С Бэнкхед произошел несчастный слу­чай, Клайн не умерла, а убийство Макнамары было чем-то вроде самообороны. Я смотрела на него и не ви­дела ни порочности, ни расчетливости. Он просто пус­той. Слабый и пустой. Это звучит напыщенно, но он представляет собой что-то вроде бездны, наполненной злом.
– Ты совершенно права. Но Данвуд сделан из дру­гого теста, верно?
– Да, наверное. – Ева подняла бокал и сделала гло­ток. – Знаешь, после схватки с Ренфру в кабинете Уитни…
– Какой схватки?
– Ах да, я же не рассказала…
Она поведала ему о случившемся, заедая спагетти хлебом с травами.
– Не могу поверить, что я велела Уитни заткнуться! Он должен был взгреть меня по первое число.
– Он умный человек. И хороший коп. А с такими типами, как Ренфру, мне часто доводилось иметь дело. В тот период жизни, о котором я сожалею, – серьезно добавил Рорк, увидев, что Ева нахмурилась. – Скорее честолюбивыми, чем умными. Ограниченными. И ле­нивыми. К сожалению, он подтверждает мою прежнюю точку зрения на копов. Ту, которой я придерживался, пока не узнал одного из них более близко.
– Ренфру разозлил меня, но его капитан… Он креп­кий мужик. С ним можно иметь дело. Так вот… – Ева тяжело вздохнула. Она безумно устала, но не могла остановиться. – Так вот. Я взяла всю свою бригаду за вы­четом гражданского консультанта и отправилась арестовывать Люциуса. Он тут же потребовал вызвать адвока­та и не сказал ни слова. Данвуд не глуп и не слаб. Его ошибка заключается в том, что он считает всех остальных глупыми и слабыми. Именно на этом он и проколется.
– Нет, это ты его проколешь.
Абсолютная вера Рорка в ее силы грела Еву не мень­ше, чем слова любви.
– Кажется, ты ко мне неравнодушен, верно?
– Пожалуй. Дашь попробовать остатки фрикаделек?
Она сунула ему тарелку.
– Не успели мы зарегистрировать Данвуда, как в управление явились сразу три адвоката. А Данвуд заявил, что знает только одно: его добрый друг и товарищ Ке­вин в последнее время вел себя немного странно – при­ходил в неурочное время, надевал странные костюмы и куда-то исчезал.
– Дружба – прекрасная вещь!
– Да уж… У нас нет образцов ДНК Данвуда, и он знает это. Разыгрывает невинную жертву, оскорбленно­го гражданина, молчит и предоставляет говорить своим поверенным. Он и глазом не моргнул, когда ему предъ­явили оборудование его домашней лаборатории и об­разцы хранившейся там продукции. И не повел бровью, когда я сказала, что мы обнаружили в шкафу его спаль­ни парик и костюм, которые были зафиксированы ви­деокамерой, установленной в доме Лутц. Он утвержда­ет, что всем этим пользовался Кевин. То же самое про­изошло со счетом Карло, – добавила она. – Операции с наркотиками. Мол, он ничего не знает; наверное, это тоже дело рук Кевина.
– И что ты собираешься делать дальше?
– Фини продолжает колдовать над телефонами и компьютерами, которые мы конфисковали в доме Дан­вуда. И наверняка найдет что-нибудь. В тот вечер, когда Данвуд убил своего деда, он должен был встретиться с кем-то, но я догадываюсь, что жертва не пришла. Мы проверим электронную почту, найдем девушку и под­твердим, что в тот вечер Данвуд назначил ей встречу в клубе, где он заказывал напитки. Кроме того, образцы из лаборатории Данвуда покажут наличие «Шлюхи» и «Кролика». Конечно, его адвокаты будут пытаться до­казать, что в самом экспериментировании нет ничего противозаконного, а нам придется доказывать факт их использования или продажи. Но все-таки это еще одна ниточка.
Ева перевела дух и продолжила:
– Мы будем копать, пока не привяжем его к рас­пространению наркотиков под именем Карло. Для это­го я собираюсь использовать клиентку Чарльза Монро. Бригада экспертов проведет флюороскопию дома и об­наружит следы крови. Кроме того, у нас есть подробное признание Кевина Морано.
Ева начала убирать тарелки. При этом ею руководи­ла не столько страсть к порядку, сколько потребность в движении.
– А еще я натравлю на него Миру, – сказала она, – хотя даже ей придется нелегко с этим ублюдком. В об­щем, у нас есть все основания для обвинительного акта. Через пару дней мы объединим доказательства, и тогда ему уже не отвертеться.
– Ты уверена, что сможешь это сделать? – серьезно спросил Рорк. – Хватит ли у тебя сил?
– Если бы ты задал этот вопрос двадцать четыре ча­са назад, я бы ответила «нет». Но сейчас это было бы ложью. – Ева повернулась к нему лицом. – Я закончу собирать улики, добавлю к ним пару фактов, которые выужу из Данвуда во время допроса, и все передам ок­ружному прокурору. А потом уеду. Рорк, у меня есть другие дела, и если я не отдохну, то не смогу заниматься ими.
– Вот и прекрасно. Нам с тобой необходимо по­быть вдвоем. Никаких призраков, никаких обязанно­стей, никаких огорчений. Только отдых.
– Мы отправимся в Мексику, да?
– Во всяком случае начнем с этого. И учти – не меньше двух недель!
Ева открыла рот, готовая привести дюжину причин, которые мешают ей уехать так надолго, но посмотрела на Рорка и быстро передумала.
– Когда ты сможешь уехать?
– Как только ты освободишься. Я уже сверился со своим расписанием.
– Дай мне пару дней, чтобы свести концы с концами… Кстати, ты мне напомнил приказ начальства. Уитни велел мне использовать любой способ, при помощи которого я просплю восемь часов подряд.
– Милая, я вижу, что ты уже выбрала этот способ.
– Да. Причем самый надежный!
Ева опрокинула Рорка навзничь и легла на него. Она уже начала снимать халат, и тут зазвонил внутренний телефон.
– Какого черта ему нужно? Неужели он не знает, что мы заняты?
– Не останавливайся. – Рорк поднял трубку: – Соммерсет, нас нет до утра. Позвонишь только в случае пожара или высадки крупного вражеского десанта.
– Сэр, прошу прощения за беспокойство, но к лей­тенанту приехал майор Уитни и хочет ее видеть. Сказать ему, что она не принимает?
– Нет. О черт… – Ева попыталась собраться с мыс­лями. – Я сейчас спущусь.
– Проводи майора Уитни в парадную гостиную, – сказал в трубку Рорк. – Мы присоединимся к нему че­рез пару минут.
– Дело плохо. Очень плохо. – Ева рывком открыла шкаф и схватила первое, что попалось под руку. – Уитни не приехал бы сюда ради выпивки и светской болтовни. Черт бы все побрал!
Не удосужившись надеть нижнее белье, она натяну­ла старые джинсы, выцветшую футболку с надписью «Нью-йоркская городская полиция» и, чертыхаясь, влез­ла в ботинки. Тем временем Рорк успел облачиться в элегантные черные брюки и шелковую черную рубаш­ку. Пока Ева справлялась с дыханием, он надел туфли.
– Знаешь, если бы я не так торопилась, меня бы от этого затошнило.
– От чего, дорогая?
– От твоей способности за две минуты одеваться, как супермодель! – рявкнула она и опрометью вылетела из комнаты.


В парадной гостиной, где блестел паркет и сверкали стекла, Уитни и Галахад осторожно и уважительно изу­чали друг друга. Когда вошла Ева, майор вздохнул с облегчением.
– Добрый вечер, лейтенант. Добрый вечер, Рорк. Прошу прощения за вторжение.
– Ничего страшного, майор, – быстро сказала Ева. – Случилось что-то ужасное?
– Я решил сообщить лично то, что вы в конце кон­цов узнали бы из средств массовой информации. Адво­кат Люциуса Данвуда потребовал немедленно рассмот­реть дело об освобождении под залог.
О результатах этого рассмотрения Ева догадалась по лицу начальника.
– Его выпустили, – бесстрастно сказала она. – Ин­тересно, какой судья выпустил под залог человека, об­виняемого в серийных убийствах?
– Судья, который с самого начала обязан был взять самоотвод, поскольку является другом семьи Макнамар-Данвудов. Он отдал это распоряжение под предлогом того, что против Данвуда нет физических улик.
– Я представила бы ему улики через несколько ча­сов… – начала Ева.
– Кроме того, – продолжил Уитни, – суд учел, что обвинение построено исключительно на признании Кевина Морано, который якобы пытается оговорить Данвуда. Что у Данвуда нет криминального прошлого, что он является членом уважаемой семьи и только вче­ра вечером узнал о трагической гибели своего деда.
– Об убийстве, – поправила Ева. – Которое он со­вершил собственноручно.
– На слушании присутствовала его мать. И обрати­лась с личной просьбой выпустить ее единственного сына под залог, чтобы тот мог помочь ей организовать похороны. Залог в размере пяти миллионов был внесен немедленно, и Данвуда передали на поруки матери.
– Не нервничай. Давай подумаем. – Рорк положил руку на плечо Евы, не дав ей открыть рта. – По-твоему, он скроется?
Ева сделала глубокий вдох и усилием воли поборола охвативший ее лютый гнев.
– Не думаю. Данвуд считает, что состязание про­должается. Только на этот раз идет другая игра. Он со­бирается выиграть, но выходит из себя, потому что я из­менила правила. Он избалован и взбешен, поэтому мо­жет поступить опрометчиво. Нам нужно ускорить работу экспертов. Нужно четко определить названия химиче­ских веществ, образцы которых взяты в его доме.
– Уже сделано, – ответил ей Уитни. – По дороге сюда я поговорил с Дикхедом Беренски. У нас есть по­ложительный ответ на вопрос о том, совпадают ли эти вещества с веществами, обнаруженными в организмах жертв. Используя это доказательство и связь судьи с об­виняемым, окружной прокурор обжаловал решение о выпуске под залог и потребовал немедленной отмены судебного решения.
– Это требование будет удовлетворено?
– Узнаем через час. Лейтенант, к сожалению, я вы­нужден отменить свой приказ о восьми часах сна. Ваш рабочий день еще не кончился. И мой тоже, – добавил он. – Я вернусь в управление и буду ждать. Если нам повезет, ночью вы вернете Данвуда обратно. Я сам по­еду с вами.
– Со мной? Но… – Ева вовремя спохватилась. – Да, сэр.
– Лейтенант, я начинал службу патрульным. И хотя сейчас занимаюсь канцелярской работой, но могу вас заверить, что балластом не буду.
– Я не хотела вас обидеть, майор. С вашего позво­ления, я позвоню Фини и попрошу его вызвать Макнаба, чтобы они еще сегодня ночью успели обследо­вать электронику, которую мы изъяли на месте престу­пления.
– Делайте то, что считаете нужным. Законопатьте все дыры. Я свяжусь с вами, как только получу сообще­ние от прокурора.
– Майор… – Рорк продолжал держать руку на пле­че Евы и чувствовал, что жену трясет от желания дейст­вовать. – Вы уже обедали?
– Нет еще. Что-нибудь перехвачу на рабочем месте.
Рорк слегка сжал пальцы, и Ева поняла намек.
– Гм-м… Майор, почему бы вам не поесть здесь? Это сэкономит время.
– Я не хочу доставлять вам хлопоты.
– Никаких хлопот, – заверил его Рорк. – Пока Ева звонит по телефону, я составлю вам компанию. – Он жестом показал на дверь. – Надеюсь, ваши родные в добром здравии…
Ева сделала глубокий вдох и посмотрела им вслед. Она не знала, что считать более странным: согласие май­ора пообедать у них дома или его же согласие пообедать в компании человека, который большую часть своей жизни посвятил нарушению всех и всяческих законов. В том числе и неписаных.
– Все это очень странно, – сказала она Галахаду. Потом махнула рукой и, предоставив Рорку развлекать гостя, отправилась в свой кабинет, чтобы снова взяться за работу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Секс как орудие убийства - Робертс Нора


Комментарии к роману "Секс как орудие убийства - Робертс Нора" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100