Читать онлайн Секс как орудие убийства, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Секс как орудие убийства - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.25 (Голосов: 93)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Секс как орудие убийства - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Секс как орудие убийства - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Секс как орудие убийства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 15

Сам Рорк, конечно, не стал бы закусывать «совиньон блан» пятьдесят пятого года чизбургером, но выбор был за Евой.
– Почему ты до сих пор молчал об этом человеке?
– Ты давно не мерила кровяное давление?
– Отвечай на вопрос!
– Ты слишком горячилась, поэтому я решил взять это дело на себя. Стайлзу было легче общаться со мной, чем с тобой. В доказательство скажу, что он лишь немного поворчал, а потом начал копаться в своих досье и в своей памяти. Ты получишь свои данные, как толь­ко мы закончим эту восхитительную студенческую тра­пезу.
– Ты ему доверяешь?
– О, да. Безоговорочно. Раздражительность поме­шала Стайлзу сделать карьеру, но за его грубыми мане­рами скрывается золотое сердце. Он бы тебе понравился.
Было ясно, что Рорку он нравится, а Ева доверяла интуиции мужа.
– Мне нужно выяснить, кто из участников проекта принимал наиболее активное участие в экспериментах. Люди, которые могли брать препараты на дом и прове­рять их действие на себе, родных, друзьях и знакомых.
– Так я ему и сказал. Расслабьтесь, лейтенант, ина­че у вас будет несварение желудка. – Рорк следил за тем, как Ева с удовольствием поглощает чизбургер. – Впрочем, боюсь, что оно тебе и так обеспечено.
– По-твоему, я должна была зажарить баранью но­гу?.. Убийства наверняка связаны с этим проектом. Так подсказывает логика. Следует принимать во внимание наличие запасов. Эти наркотики на улице не купишь. Можно приобрести производные, разбавленные клоны, но не чистый продукт.
Она подняла бокал и начала изучать бледно-золоти­стую жидкость.
– Вроде этого вина. Такую бутылку не купишь в уг­ловой лавочке, торгующей круглосуточно семь дней в неделю. Можно купить дешевые подделки или барахло, как ты выражаешься, но продукты высокого качества имеются только у проверенных поставщиков.
– Или у владельцев собственных виноградников.
– Или у владельцев собственных виноградников, – кивнула Ева. – У тебя они есть, поэтому ты можешь пить такое вино как воду. Наш дружок тоже не стал бы пользоваться подделками. Он выше этого и заслуживает самого лучшего. Лучших наркотиков, лучших вин, луч­шей одежды. И женщин по собственному выбору. Для него женщины – это тот же товар.
– Во всяком случае у него есть для этого возможно­сти. Может быть, все дело именно в том, что он привык потворствовать своим желаниям?
– Да, конечно. Но есть еще один фактор. Их двое. Они работают рука об руку, соперничают и зависят друг от друга. Первый опростоволосился. Убийство про­изошло нечаянно, и он ударился в панику. Но это толь­ко повысило ставки. Второй не мог уступить своему приятелю. Он более склонен к насилию и не боится этой черты своего характера. Наоборот, наслаждается ею. А первый тем временем вновь совершает ошибку. Ос­тавляет жертву в живых. И проигрывает.
– Ты отвергаешь возможность раздвоения лично­сти?
– В любом случае, мы имеем дело с двумя личностя­ми. Но я склоняюсь к более простому варианту. Два по­черка, двое убийц. А вдруг у одного из участников про­екта было два сына? Возможно, они братья. Или друзья с детства. – Она посмотрела на Рорка. – Мальчики, которые росли вместе. Это ведь те же братья, верно?
Рорк подумал о Мике.
– Да. Даже больше, потому что здесь нет места родственному соперничеству и антагонизму. Наша дружба с Миком, Брайаном и остальными была чем-то большим, чем кровное родство. Это более крепкая связь.
– Поскольку ты принадлежишь к полу, большинст­во представителей которого думает пенисом, скажи мне…
– Обижаешь. Я думаю пенисом не так уж часто.
– Скажи это тому, кого ты не бросал в кресло!
– Если ты считаешь, что я при этом много думал, то сильно ошибаешься. Но ты хотела что-то спросить…
– Молодые парни готовы трахать кого угодно, лишь бы представилась такая возможность.
– Да. И гордятся этим.
– Ничего странного. Это физиология. Но если у та­ких парней есть выбор и хотя бы немного фантазии, они стремятся к определенному типу женщин. Чаще все­го имеются в виду особенности фигуры. Либо женщина соответствует их идеалу, либо противоречит ему.
Рорк пожал плечами.
– Ну, если не принимать во внимание привязан­ность, эмоции и стремление к прочной связи, то да. Впрочем, женщины поступают так же.
– Да. Именно на это он их и ловит. Придает себе внешность, о которой они мечтают. Но я могу держать пари, что женщины, которых он выбирает, ищут именно тот тип, к которому принадлежит он сам. По край­ней мере, внешне. Так что сильно менять облик ему не нужно. Тогда зачем он это делает? Ради игры? Нужно будет это проверить.
Из кабинета Рорка донесся сигнал.
– Стайлз прислал данные. Я переправлю их тебе.
– Спасибо. – Ева посмотрела на наручные часы. – Девять пятнадцать. Время свидания приближается.


Ее звали Мелисса Коттер, и она была родом из Не­браски. Наивная деревенская девушка, светловолосая, голубоглазая и хрупкая, покинувшая родные поля ради огней большого города. Как тысячи юных девушек, при­езжающих в Нью-Йорк, она надеялась стать артист­кой. Конечно, серьезной, думающей, придающей новый смысл классическим ролям, которые до нее исполняли великие актрисы.
Ожидая возможности покорить Бродвей, Мелисса работала официанткой в ресторане, а в свободное вре­мя ходила на просмотры. По ее мнению, все великие актрисы начинали свою карьеру именно так.
В двадцать один год она сохранила невинность, бы­ла полна оптимизма, мечтала о светлом будущем и не падала духом. Внешность молоденькой сельской девуш­ки, веселый нрав и быстрое выполнение заказов прино­сили ей неплохие чаевые.
Общительная Мелисса уже успела завести множест­во подруг и всегда была готова к новым знакомствам. Она обожала Нью-Йорк со страстью новичка; за шесть ме­сяцев, прожитых в этом городе, ее любовь ничуть не ос­лабела.
Встретив на площадке Ванду из квартиры напротив, Мелисса сказала, что сегодня вечером идет на свида­ние. И засмеялась, когда подруга нахмурилась. Сообщения средств массовой информации об убитых жен­щинах не имели к ней никакого отношения. Разве сам Себастьян не говорил ей об этом? Разве не сказал, что все поймет, если она не захочет с ним встретиться?
Едва ли Себастьян стал бы затевать этот разговор, если бы представлял собой угрозу.
Он был необыкновенным человеком. Умным, обра­зованным, интересным. Ничуть не похожим на мальчи­ков, с которыми она общалась дома, в Небраске. Большинство их не отличало Чосера (Чосер Джефри (1340? – 1400) – английский по­эт-гуманист, автор одного из первых памятников на общеанг­лийском литературном языке «Кентерберийские рассказы» и поэмы «Троил и Хризеида».) от Честерфилда (Честерфилд Филип Дормер Стенхоп (1694 – 1773), граф – английский государственный деятель и писа­тель, автор «Писем к сыну» (изд. 1774) – свода норм поведе­ния и педагогических наставлений в духе идей Просвещения.), а Себастьян знал о поэзии и драматургии все. Он много путешествовал и побывал во всех лучших театрах мира.
Мелисса перечитывала его послания, пришедшие по электронной почте, пока не заучила их наизусть. Нет, такие письма мог писать только очень хороший чело­век! И он встретится с ней сегодня в «Жан-Люке», од­ном из самых роскошных ночных клубов города.
Она сама сшила себе наряд, взяв за образец платье, в котором актриса Элен Грей год назад венчалась со своим Тони. Конечно, темно-синяя ткань была синтетической, а не шелковой, но фасон говорил сам за себя. К нему очень подходили жемчужные серьги в виде ка­пелек, подаренные бабушкой в ноябре на совершеннолетие. Туфли и сумочка были куплены на распродаже в «Мейкис».
Мелисса засмеялась и повертелась перед подругой.
– Как я выгляжу?
– Замечательно, Мел. И все же не стоит тебе идти на это свидание.
– Ванда, не будь занудой. Ничего со мной не слу­чится.
Ванда закусила губу. Она смотрела на Мелиссу и ви­дела барашка, который весело бежит на бойню.
– Слушай-ка… Хочешь, позвоню, скажу, что забо­лела, и посижу у тебя, пока ты не вернешься?
– Глупости. Тебе нужны деньги. Так что ступай спокойно на работу. – Мелисса обняла Ванду за плечи и подтолкнула к двери. – Если тебе будет от этого лег­че, я позвоню, когда вернусь.
– Обещаешь?
– Честное скаутское. Наверно, мы будем пить мар­тини… Я всегда хотела его попробовать. Как ты дума­ешь, с чем лучше смешивать вермут? С джином или с водкой? Я думаю, с водкой, – сказала она, не дав Ванде открыть рот. – Мартини с водкой очень сухой.
– Позвони мне сразу, как только вернешься. И ни за что не приглашай его к себе.
– Не буду. – Мелисса пошла к лестнице. – Поже­лай мне счастья.
– Желаю. Будь осторожна.


Мелисса чувствовала себя красавицей. Она бегом миновала три пролета, по дороге поздоровавшись с не­сколькими соседями. Мистер Тайдингс из сто второй квартиры восхищенно присвистнул, заставив ее остано­виться.
Мелисса подумывала взять такси, но, поскольку вре­мени у нее было больше, чем денег, решила воспользо­ваться метро.
Напевая себе под нос, девушка спустилась на мно­голюдный перрон и втиснулась в переполненный ва­гон. Толпа ей не мешала – наоборот, улучшала настрое­ние. Она с удовольствием прислушалась бы к обрывкам бесед между пассажирами, если бы она не репетировала предстоящий диалог с Себастьяном. Обычно Мелисса стеснялась и становилась косноязычной, когда остава­лась с мужчинами наедине. Но она надеялась – нет, была уверена, – что с Себастьяном все будет по-друго­му. Казалось, они созданы друг для друга.
Когда поезд дернулся, резко остановился и лампоч­ки загорели вполнакала, Мелиссу бросило на плотного чернокожего мужчину, стоявшего рядом.
– Прошу прощения.
– Все в порядке, сестренка. Твоего веса недостаточ­но, чтобы сдвинуть меня с места.
– Кажется, что-то случилось… – Она обвела взгля­дом пассажиров, с трудом различимых в полумраке.
– На этой линии всегда так. Не знаю, почему эти сукины дети из мэрии не могут навести здесь порядок? – Мужчина смерил ее взглядом. – Что, на свидание собралась?
– Да, и если мы застрянем надолго, я опоздаю. Тер­петь этого не могу!
– Ну, такую девушку не грех и подождать. – Вне­запно его дружелюбное лицо стало холодным, мрач­ным, и у Мелиссы душа ушла в пятки. – Малый, а ну-ка убери лапы от сумочки этой леди, иначе я ото­рву их!
Мелисса вздрогнула, схватила сумочку и прижала ее к животу. Потом оглянулась и увидела коротышку в темном пальто, быстро пробиравшегося между пасса­жирами.
– Ох… Спасибо! Иногда я забываю об осторожности.
– И напрасно. Следи за сумкой повнимательнее.
– Да, обязательно. Еще раз спасибо. Я – Мелисса. Мелисса Коттер.
– Бруно Биггс. Друзья зовут меня просто Биггс (От английского слова «big» – большой.) … потому что я такой и есть.
За те десять минут, пока поезд стоял, Мелисса узна­ла, что Биггс работает на стройке, что у него есть жена Рид и сынишка, которого зовут Бруно-младший. Когда поезд добрался наконец до ее остановки, Мелисса ска­зала, что работает в ресторане, и пригласила Бруно по­обедать там всей семьей. Она помахала рукой, выскочи­ла из вагона и влилась в поток пешеходов.
Биггс обратил внимание на то, что сумочка снова болтается у нее на спине. Он покачал головой, придер­жал закрывавшуюся дверь и вышел на перрон.
Мелисса выбралась из толпы и побежала по лестни­це. Если она не одолеет три квартала бегом, то опозда­ет. Когда девушка свернула за угол, что-то вдруг сильно ударило ее в спину и толкнуло вперед. Ремень сумки соскочил с плеча. Мелисса коротко вскрикнула и выле­тела на мостовую. Раздался скрип тормозов, крики, за­тем она упала и ощутила жгучую боль.
– Мисс Коттер… Мелисса… – пробормотал скло­нившийся над ней Бруно. – Боже всемогущий, я ду­мал, что вас переехала машина. Вот, держите. – Он про­тянул ей сумочку.
– Я… я опять забыла про осторожность.
– Ладно, ладно… Вызвать «Скорую»? Вы сильно ушиблись?
– Не знаю… рука…
Она сломала руку. Но спасла себе жизнь.


– Восемьсот шестьдесят восемь фамилий! – Ева потерла переносицу. – Это будет непросто.
– Не считая кучи мелких клерков и рабочих по об­служиванию здания.
– Эти подождут. Нам нужно сосредоточиться на тех, кто получил выговор за использование препаратов в личных целях, и тех, кому грозили судебные иски. Но работать придется со всеми. Мне нужно разбросать их по группам – врачи, управленцы, лаборанты, конторские служащие… Потом разделить их по возрасту, семейному положению и наличию детей. В отдельный спи­сок нужно включить тех, кто был уволен во время рабо­ты над проектом.
Рорк улыбнулся.
– Значит, меня разжаловали в конторские служащие?
– Ты сделаешь это быстрее.
– Несомненно, но…
– Знаю-знаю, это мне дорого обойдется. Извраще­нец… – Ева на мгновение задумалась, а затем широко улыбнулась. – Слушай, давай заключим сделку. Ты поможешь мне, а потом я помогу тебе закончить дело, от которого отвлекаю.
Рорк слегка побледнел.
– Дорогая, большое спасибо, но я не смею посягать на твое драгоценное время.
– Трус.
– Ладно, будь по-твоему.
– Ну правда, дай мне попробовать свои силы. Над чем ты сейчас работаешь?
– Надо всем понемногу.
Рорк сунул руки в карманы и стал прикидывать, ко­торой из его многочисленных сделок Ева не сможет на­нести катастрофического ущерба. Но тут зазвенел теле­фон, стоявший на ее письменном столе.
– Будем считать, что меня спас гонг.
– Мы еще вернемся к этому разговору, – преду­предила Ева.
– Я искренне надеюсь, что нет.
– Даллас слушает.
– Лейтенант Даллас? Это Стефани Финч. Вы хоте­ли поговорить со мной?
– Да. Где вы находитесь?
– Только что вернулась в Нью-Йорк – два по­следних челночных рейса отменили. Чем могу быть по­лезна?
– Мисс Финч, нам нужно побеседовать. С глазу на глаз. Я могу подъехать через двадцать минут.
– Эй, послушайте, я только что вошла. Может быть, скажете, о чем пойдет речь?
– Через двадцать минут, – повторила Ева. – Нику­да не уходите.
Стефани выругалась, но Ева уже дала отбой и потя­нулась за кобурой.
– Компания «Интер-Комьютер Эйр», случайно, не твоя?
– Нет, – ответил Рорк, не сводя глаз с экрана. – Их оборудование устарело, а на замену или ремонт потре­буется от десяти до пятнадцати миллионов долларов. Последние три года они находятся на краю пропасти. Их ругают за плохое обслуживание пассажиров, и спе­циалисты отдела по связям с общественностью просто сбиваются с ног. Жить им осталось год-полтора, не больше. – Тут он посмотрел на жену. – Вот тогда я их и куплю.
– Ждешь, пока они всплывут кверху брюхом? – Ева поджала губы. – План хороший, но это значит, что по­ка ты не можешь повлиять на свою потенциальную служащую. Придется взять с собой Пибоди. Вид формы хо­рошо действует на свидетелей.
– Согласен. Но твой халат действует не хуже. Мо­жет быть, заодно наденешь ботинки?
Ева посмотрела на себя в зеркало.
– Черт, я опаздываю! – воскликнула она и побежа­ла в спальню.


В отличие от своей соседки, Стефани не притворя­лась довольной. Она открыла дверь и мрачно потребо­вала предъявить удостоверение личности.
Ева протянула ей значок. Молодая женщина долго рассматривала его, а потом буркнула:
– Я слышала о вас. Коп, который подцепил Рорка? Неплохо.
– Гм-м… спасибо. Я передам ему ваши слова.
Стефани показала большим пальцем на Пибоди.
– А это кто в форме?
– Моя помощница. Ну что, можно войти? Или бу­дем разговаривать на пороге?
Хозяйка сделала шаг в сторону и тут же закрыла за гостями дверь.
– Простите, я сейчас не в лучшем настроении. Нам пришлось отменить два выгодных рейса. Представитель профсоюза говорит о забастовке, и если она состоится, это станет для меня катастрофой. Машина, на которой я летаю, представляет собой кучу металлолома. Чутье подсказывает мне, что через год я останусь без работы.
«Он ничего не упустил», – пробормотала Ева, а вслух сказала:
– Наш разговор не имеет отношения к вашему слу­жебному положению.
– Если речь пойдет об этом ублюдке, моем бывшем сожителе, то заявляю сразу: я не имею к нему никакого отношения.
– Я здесь не из-за вашего бывшего сожителя. Вы общались по электронной почте с неким человеком, ко­торый называет себя Вордсвортом?
– Откуда вы знаете? Переписка по электронной поч­те – частное дело…
– Этот человек подозревается в двух убийствах и одном покушении на убийство. Ну что, будете продол­жать настаивать на тайне переписки по электронным ка­налам связи?
– Должно быть, вы шутите…
– Пибоди, посмотри на меня. Я похожа на клоуна?
– Никак нет, лейтенант.
– Итак, с одной проблемой покончено. Может быть, присядем?
– Я должна встретиться с ним завтра днем. – Сте­фани обхватила себя руками, как будто ее знобило. – Когда мои рейсы отменили, я послала ему электронное сообщение из комнаты отдыха летчиков в Хитроу. Он предложил встретиться завтра в Гринпис-парке и уст­роить пикник.
– Во сколько?
– В час дня.
«Противник меняет тактику, – подумала Ева. – Ставки опять повышаются».
– Вы уверены? – Стефани села и уставилась на Еву. – Да, вижу, что уверены. На клоуна вы уж точно не похожи, а я… Я чувствую себя самой большой идиот­кой на свете.
– Но вы живы, – заметила Ева. – С чем вас и по­здравляю. Опишите мне этого Вордсворта.
– Понятия не имею, как он выглядит. Он занимает­ся искусством и много путешествует. Хорошо знает оперу, балет, поэзию. Я искала как раз такого человека. Мой бывший сожитель был настоящей амебой. Мог раз­говаривать только о спорте, все остальное для него не существовало. Последние полгода я к тому же его со­держала. Дважды выгоняла за пьянство и дебоши, а по­том он… – Она осеклась. – Простите. Как видно, я еще не отошла… Важно то, что я искала полную проти­воположность этому идиоту. Мужчину, обладающего некоторым лоском и способного на нечто большее, чем хрюканье, с помощью которого этот тип давал понять, что хочет еще пива. Думаю, мне хотелось… романтики.
– А Вордсворт изъяснялся очень романтично?
– Вы попали в самую точку. «Слишком хорошо, что­бы быть правдой». Как видно, я забыла эту поговорку. Черт побери, но пикник в середине дня – вещь абсолютно безопасная… К тому же я могу постоять за се­бя, – добавила она. – Я занимаюсь карате, у меня черный пояс. Я не жертва! Черта с два он со мной спра­вится!
Ева смерила ее взглядом и согласилась. В обычных условиях такая женщина действительно могла бы посто­ять за себя.
– Он собирается опоить вас очень сильным сексу­альным стимулятором. Вы бы сами привели его сюда, решив, что он – ваш избранник. Он бы зажег свечи, включил музыку и заставил вас еще раз выпить вина, приправленного наркотиком. Разбросал бы по просты­не лепестки розовых роз.
– Чушь, – бросила Стефани и все-таки побледне­ла. – Все это чушь собачья.
– Вы отдались бы ему, даже не заподозрив, что это изнасилование. Сделали бы все, что он велит. А вторая порция наркотика превратила бы вас в труп. Ваше серд­це не выдержало бы такой дозы. Вы бы умерли, сами не зная, что умираете.
– Вы хотите напугать меня? – Стефани встала и начала расхаживать по комнате. – Это у вас чертовски хорошо получается!
– Вы правы. Я хочу напугать вас. Он все спланиро­вал заранее. Именно так кончилось бы ваше завтраш­нее свидание. Но этого не случится, если вы точно выполните все, что я вам скажу.
Стефани снова опустилась в кресло.
– Он не знает, где я живу. Скажите мне, что он это­го не знает!
– Вполне возможно, что знает. Он некоторое вре­мя следил за вами. В последнее время вы не получали цветов?
– О, боже… Розовые розы! Вчера этот сукин сын прислал мне розовые розы. В мою лондонскую кварти­ру. Я привезла их с собой. Они в спальне.
– Мисс Финч, вы позволите мне их выкинуть? – спросила Пибоди.
– Да, конечно. Швырните их в мусорное ведро. – Стефани потерла руками лицо. – Меня трясет. Я летела через Атлантику в этом летающем гробу и ничего не боялась, а теперь сижу здесь, и меня трясет. Я очень рассчитывала на эту встречу. Думала, что начну новую жизнь… А теперь мой бывший сожитель кажется мне вполне приличным человеком.
– Мисс Финч, мне бы очень хотелось, чтобы ваша завтрашняя встреча состоялась. Если вы будете точно следовать моим инструкциям, вам нечего опасаться. Вы еще будете связываться с ним?
– Только если что-то помешает нашему свиданию. Тогда я должна буду сообщить ему до полудня, что не могу прийти.
– Встаньте на минутку.
Когда Стефани послушалась, Ева тоже встала и обош­ла молодую женщину, оценивая ее рост и вес.
– Ну что ж, маску может надеть любой… Если мы договорились, могу предложить вам два варианта. Либо вы соберете вещи, а я обеспечу вам безопасный ночлег, либо вы останетесь здесь, а я пришлю вам пару копов для охраны. И в том и в другом случае вы будете спать спокойно.
– О, да! Сегодня ночью я буду спать как младенец.


Ева была не единственной, кто сегодня работал сверхурочно. У Макнаба тоже было одно дельце. Он за­правился двумя бутылками вина, но пьян он не был – вовремя остановился. Чтобы дать Чарльзу Монро пин­ка в его блудливую задницу, требовалась трезвая голова.
Чарльз, не догадываясь о том, что стал мишенью ревнивого и слегка пьяного электронного детектива, це­ловал руки Луизы. Парочка сидела в его квартире за поздним ужином.
– Спасибо за то, что согласились приехать ко мне так поздно.
– У нас обоих весьма плотный график… – Она пригубила бокал. – Чудесное вино. И еда тоже. Мне у вас очень нравится. Больше, чем в ресторане.
– Я думал о вас. Весь день.
– Чарльз, я уже говорила вам, что не гожусь для прочной связи. – Она встала и подошла к окну. – Я помешана на работе и не могу уделить мужчине долж­ного внимания. Внимания, которого он вполне заслу­живает.
– Я думаю, что это можно изменить. – Чарльз по­вернул ее лицом к себе. – Во всяком случае я, кажется, изменился.
Он наклонил голову и слегка коснулся губами ее губ. Потом поцелуй стал более страстным, а объятия более крепкими. Руки Луизы обвили его талию. Почув­ствовав, что женщина задрожала, Чарльз привлек ее к себе.
– Давайте ляжем в постель, – прошептал он. – Я хочу прикоснуться к вам.
Луиза откинула голову, и губы Чарльза прильнули к ее шее.
– Подождите. Пожалуйста, подождите… Чарльз… – Она слегка отстранилась. – Я думала об этом. Думала всю ночь и весь день. С той самой минуты, как увидела вас. Моя беда в том, что я слишком много думаю.
Она отодвинулась еще дальше, стремясь увеличить разделявшее их расстояние.
– Признаюсь, меня тянет к вам. Я не испытывала такой тяги… никогда, – с трудом произнесла Луиза. – Но я не лягу с вами в постель. Не могу. Простите меня.
Чарльз пристально посмотрел на нее и кивнул.
– Понимаю. Вам трудно примириться с мыслью о физической близости со мной.
– Трудно? – Она едва не рассмеялась. – Да нет. Нисколько.
– Можете не объяснять. Я сам знаю, кто я такой. Профессиональные компаньоны тоже не подходят для прочных связей. Во всяком случае, компаньоны по при­званию.
– Прошу прощения. – Луиза нахмурилась. – Ду­маете, я не хочу лечь с вами в постель, потому что вы профессионал? Чарльз, вы обижаете нас обоих.
Он вернулся к столу и взял бокал.
– В таком случае, вы меня озадачили.
– Я пока не готова лечь с вами в постель, потому что все случилось слишком быстро. Потому что мое чувство к вам слишком глубоко. Ничего подобного я раньше не испытывала, и мне хотелось бы… хотелось бы не торопить события. Поверьте, если бы род ваших занятий был для меня проблемой, я бы сюда не пришла. Неужели вы думаете, что у меня такие узкие взгляды?
– Мне кажется, я мог бы… полюбить вас.
От этих негромко сказанных слов у Луизы перехва­тило дыхание.
– Знаю. О боже, знаю… Я тоже. И это меня слегка пугает.
– Вам еще повезло. Потому что меня это пугает ужасно. – Он снова подошел к ней и взял за руку. – Мы не будем торопить события. – Чарльз поднес ее ру­ку к губам, поцеловал в запястье, а потом снова при влек ее к себе и провел губами по виску и щеке.
У Луизы гулко забилось сердце.
– По-вашему, это значит не торопить события?
– Вы сами выберете нужный темп. – Он посмотрел в запрокинутое лицо Луизы и улыбнулся. – Можете мне поверить. Я профессионал.
Она засмеялась – и тут раздался звонок в дверь.
– Дайте мне десять секунд, чтобы избавиться от это­го человека, кем бы он ни был. Потом напомните, на чем мы остановились.


Как только Чарльз открыл дверь, Макнаб толкнул его в грудь и заставил сделать шаг назад.
– О'кей, сукин сын. Сейчас мы с тобой потолкуем.
– Детектив…
– Что ты о себе думаешь?! – Макнаб снова сильно толкнул его. – Кто дал тебе право издеваться над ней? Путаться с другой у нее на глазах?
– Детектив, уберите руки!
– Да? – «Возможно, вторая бутылка все же была лишней», – подумал Макнаб, но это не помешало ему крепко сжать кулаки. – И не подумаю!
– Детектив Макнаб, похоже, вы чем-то расстрое­ны. – Луиза хладнокровно встала между ними. – Мо­жет быть, присядете?
– Доктор Диматто… – Макнаб смутился и опустил руки. – Я вас не заметил.
– Чарльз, будьте добры, сварите нам кофе. Йен… вас ведь зовут Йен, верно? Садитесь, пожалуйста.
– Прошу прощения, но я не хочу никакого кофе и не хочу садиться. Я пришел набить морду этому челове­ку. – Макнаб показал пальцем на Чарльза. – Мне очень жаль, что вы встряли между нами. Вы хорошая женщина. Но у меня есть дело к этому сукину сыну.
Чарльз вышел из-за спины Луизы, и Макнаб быстро повернулся к нему.
– Я догадываюсь, что это имеет отношение к Делии.
– Верно, черт побери! Думаешь, если ты водишь ее в оперу и шикарные рестораны, это дает тебе право бросить ее, когда подвернется что-то поинтереснее?
– Нет, не думаю. Делия очень много для меня значит.
Это подействовало на Макнаба как красная тряпка на быка. Он размахнулся, и его удар достиг цели. Голо­ва Чарльза дернулась. Прежде чем Монро пришел в се­бя и сумел дать сдачи, Макнаб успел ткнуть его кулаком в живот.
Пока они кружили по комнате и размахивали руками, Луиза выскочила на кухню. Когда она вернулась, потные соперники барахтались на полу. Поняв, что медлить нельзя, Луиза с размаху вылила на них ведро ледя­ной воды.
– Думаю, этого будет достаточно. – Она опустила ведро и подбоченилась. Растерянные мужчины устави­лись на нее во все глаза. – Вам должно быть стыдно. Обоим. Драться из-за женщины, как будто она кусок мяса! Если вы думаете, что Пибоди это понравится, то сильно ошибаетесь. А теперь вставайте.
– Он не имел права обижать ее… – начал Макнаб.
– Я бы не обидел Делию ни за что на свете. А если бы обидел, то сделал бы все, чтобы загладить свою ви­ну. – Чарльз пригладил мокрые волосы. Он наконец начал понимать, что к чему. – О господи, какой же ты осел! Ты хоть сказал Делии, что любишь ее?
– С чего ты это взял? – Лицо Макнаба, разукра­шенное синяками, побелело. – Я просто… Замолчи! Если Делия хочет спать с тобой, хотя ты спишь с кем угодно за деньги, это ее дело. Но ведь она – это не ра­бота? – Йен показал на Луизу.
– Верно. Не работа.
– Так как ты смеешь обманывать Пибоди?
– Слушай, похоже, ты считаешь, что мы с Делией были…
– Йен, так уж получилось… – поспешно вмешалась Луиза, бросив на Чарльза предупреждающий взгляд. – Это вышло нечаянно. Прошу прощения. Это я вино­вата.
– Я не виню вас.
– И все-таки это моя вина. Мы с Чарльзом… Похо­же, у нас что-то может получиться. Надеюсь, вы меня понимаете.
– А Пибоди вам мешает?
– Мне очень жаль. – Наконец Чарльз догадался, что к чему, и вступил в игру. – Я не сомневаюсь, что мы с Пибоди сумеем остаться друзьями. Она чудесная женщина. Думаю, я ее не заслуживаю.
– Вот тут ты прав, приятель.
Мокрый, окровавленный Макнаб поднялся с пола. Голова у него кружилась.
– Тебе давно следовало сказать ей это и не моро­чить девушке голову.
– Скажу. Честное слово. Сейчас я дам тебе поло­тенце.
– Не нужно мне твое проклятое полотенце!
– Тогда послушайся моего совета. Дорога свободна. Постарайся не споткнуться.
– Ага… Ладно. – Макнаб вышел, скрипя ботинка­ми на воздушной подушке.


– Ну и ну… – покачал головой Чарльз. – Вот это визит!
– Постойте спокойно, – велела Луиза. – У вас губа разбита.
Пока она вытирала салфеткой кровь, Чарльз по­ежился.
– Кроме того, я весь мокрый.
– Да.
– И все ребра болят. Надеюсь, этот идиот мне ни­чего не сломал.
– Посмотрим… Снимайте мокрую одежду. Сейчас я схожу за пластырем. На этот раз я профессионал.
– Подождите. Мне нравится играть в больницу, но сначала я хочу вам сказать… Делия действительно очень дорога мне. Но мы никогда не были любовниками.
– Да. Я догадалась. – Она бережно прикоснулась к синяку на щеке Чарльза. – Не могу поверить, что вы были готовы сказать об этом Йену. Ведь он бы все рав­но не поверил вам, и все запуталось бы еще больше.
– Когда он заехал мне кулаком в лицо, у меня едва не отказали мозги… Мы просто друзья, – добавил Чарльз. – У меня никогда не было лучшего друга, чем Делия.
– И вы просто оказывали ей дружескую услугу… А теперь пойдемте. Доктор Луиза вас полечит. – Она обняла его за талию. – Все-таки Макнаб очень трога­тельно защищает ее.
– Очень. – Чарльз подвигал челюстью, и у него по­темнело в глазах. – Он думает, что я сплю с ней, и страшно злится. Потом думает, что я перестал спать с ней, и злится еще больше. Поэтому он приходит сюда и дает мне в зубы. Да, очень трогательно.
– Все зависит от точки зрения. А теперь раздевай­тесь. Скажите спасибо, что вам не придется вызывать врача на дом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Секс как орудие убийства - Робертс Нора


Комментарии к роману "Секс как орудие убийства - Робертс Нора" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100