Читать онлайн Рожденная во льду, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рожденная во льду - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рожденная во льду - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рожденная во льду - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Рожденная во льду

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Впервые с тех пор, как Бриана гостеприимно отворила двери своего дома для постояльцев, она с удовольствием послала бы их всех к чертовой бабушке. Ей безумно хотелось остаться с Греем наедине. Она даже сожалела – правда, стыдясь своих мыслей и не высказывая их вслух, – что Грей столько времени тратит на работу. Хотя если б не эта книга, они никогда бы не встретились.
Бриана старательно скрывала свои чувства, внушая себе, что постепенно все войдет в свою колею и на душе станет полегче. Ведь ее жизнь почти полностью соответствует идеалу, который ей рисовался когда-то… Почти полностью…
Да, у нее не будет мужа и детей, о которых она так мечтала, но разве жизнь этим исчерпывается? У нее есть другие радости, и их немало! Такие мысли немного помогали ей взбодриться.
Бри сняла с веревки высохшие простыни и понесла их наверх. Поскольку дверь в комнату Грея была открыта, она рискнула зайти. Постельное белье было чистым, так как Грей уже давно не спал в своей кровати, а предпочитал проводить ночи в ее спальне. Однако в комнате скопилось много пыли, и Бриана, пользуясь отсутствием Грея, решила устроить уборку. На столе вообще творилось черт-те что.
Она опорожнила переполненную пепельницу, аккуратно сложила книги и бумаги, втайне лелея надежду обнаружить отрывки из нового романа. Но нашла лишь вскрытые конверты, письма, на которые Грей еще не удосужился ответить, и кое-какие записи, касавшиеся ирландских обычаев. В последнее время Грей особенно живо интересовался местными суевериями.
Записи вызвали у Брианы улыбку:
«Остерегайтесь по пятницам говорить плохо о феях, ибо они незримо присутствуют среди людей и могут сыграть с обидчиком злую шутку».
«Тот, на кого посмотрит подлетевшая к дверям сорока, непременно умрет».
«Человек, прошедший под натянутой пеньковой веревкой, умрет насильственной смертью».
– А ты, оказывается, любопытна, Бриана! – послышался голос Грея.
Зардевшись, она выронила блокнот и спрятала руки за спину. Грей, как всегда, подкрался незаметно.
– Это не любопытство. Я просто вытирала пыль на твоем столе.
Грей лениво прихлебывал кофе, с усмешкой поглядывая на смущенную Бриану.
– Да у тебя даже тряпки нет! Чувствуя себя припертой к стенке, Бриана вызывающе заявила:
– Я как раз собиралась сходить за тряпкой. У тебя не стол, а хлев, Грейсон Тейн, и я наводила на нем порядок.
– Ты читала мои записи.
– Нет, я просто хотела отложить блокнот в сторону. А если и заглянула в него, то лишь случайно. Что там может быть интересного? Только дурацкие приметы, всякая ерунда про зло и смерть.
– Зло и смерть – это мой хлеб, – ухмыльнулся Грей и, подойдя к Бриане, поднял блокнот. – Особенно мне нравится, как здесь говорится про День всех святых: «В воздухе веет дыхание мертвых, и все вокруг олицетворяет смерть. Если в День всех святых позвать кого-то из потустороннего мира, выкликнув его имя трижды, последствия будут роковыми».
– Чепуха! – поморщилась Бриана, хотя у самой мурашки по коже забегали.
– Конечно, чепуха. Но я использовал это в романе. – Грей пригляделся к Бриане; румянец еще не совсем сошел с ее щек. – Вот беда с этими новыми технологиями, да? – шутливо посетовал он, кладя на ладонь компьютерную дискету. – Теперь писатели, когда у них что-то не получается, не комкают бумагу и не швыряют ее на пол – на радость любопытным, которые могут сунуть в них свой нос.
– Делать мне больше нечего! – Бри гордо взяла простыни. – Мне постели надо перестилать.
– Хочешь прочитать, что я написал? Она застыла на пороге и подозрительно покосилась на Грея через плечо.
– Тут есть один отрывок… мне интересно, смог ли я передать местный колорит. Обрати внимание на ритм диалогов, на развитие взаимоотношений – короче, скажи, удалось ли мне передать здешнюю атмосферу.
– Конечно, я с радостью помогу тебе. Грей включил компьютер и вставил дискету.
– Сцена происходит в пабе. Здесь Макги впервые встречает Туллию.
– Туллию? Это гаэльское имя?
– Да. Оно означает «мирная, безмятежная». Так, сейчас найду. – Грей принялся искать в тексте нужное место. – А ты говоришь по-гаэльски?
– Да. Нас с Мегги научила наша бабушка. Грей изумленно воззрился на Бриану.
– Черт возьми! Какой же я болван! Сколько времени я потратил, выясняя значение некоторых слов!
– Тебе нужно было просто спросить у меня – вот и все.
– Ладно, что теперь об этом говорить? – проворчал Грей. – Вот, нашел! Макги – отставной полицейский. Он приезжает в Ирландию в надежде узнать что-нибудь про своих предков и обрести душевный покой. Больше всего на свете ему хочется побыть наедине с самим собой, поправить расстроенные нервы. Макги участвовал в заварушке, которая кончилась очень неудачно, и не мог себе простить гибель шестилетнего мальчика – бедняга случайно оказался рядом.
– Печальная история.
– Да, у Макги свои проблемы, а у Туллии – свои. Она вдова, потеряла мужа и сына в автокатастрофе. Они попали в аварию втроем, Туллия единственная выжила. Помимо всего прочего, ее теперь гнетет и чувство вины, ведь муж у нее был не подарок, и порой она желала ему смерти.
– И теперь корит себя за это, считая, что бог отнял у нее ребенка в наказание за грешные мысли?
– Да, примерно так… Ну так вот… сцена в пабе. Она небольшая, всего несколько страниц. Смотри. – наклонившись над плечом Брианы, Грей взял ее за руку. – Видишь эти две кнопки?
– Вижу.
– Нажимай только на них. К другим не прикасайся, а не то пальцы отрежу!
– Ой, какой ты грозный!
– Еще какой! – Грей поцеловал Бриану в затылок. – Ладно, я схожу вниз, погляжу, как продвигается строительство твоей оранжереи. А ты, если тебе что-нибудь не понравится, можешь записать свои замечания на листочке.
– Ладно. – Бриана углубилась в чтение и нетерпеливо махнула рукой: – Иди!
Грей вышел в сад. Фундамент оранжереи был почти готов. Грей не удивился, увидев, что камни для него перетаскивает Мерфи.
– А ты, оказывается, не только фермер, но и каменщик!
– Ага. И швец, и жнец… – ухмыльнулся Мерфи и приказал стоявшему рядом тощему подростку: – В следующий раз сделай раствор погуще. Это мой племянник, Тим Макбрайд, – пояснил Мерфи Грею, – приехал погостить к нам из Корка. Обожает американскую музыку, стиль кантри.
Обсуждая с мальчиком разных певцов, Грей помог Мерфи перетаскивать камни. Потом смешивал раствор и со знанием дела рассуждал о технологии кирпичной кладки.
– А у тебя руки-то ничего, хоть ты и писатель, – одобрительно заметил Мерфи.
– Я работал одно лето на стройке. Помню, жара была тогда дикая, я боялся, у меня мозги зажарятся.
– Зато сегодня погода приятная. – Довольный тем, что работа спорится, Мерфи позволил себе небольшой перекур. – Если раствор быстро высохнет, через неделю оранжерея будет готова.
Грей подумал; что ему всего-то осталось здесь пробыть неделю с небольшим.
– А ты молодец! Оторвался от своей работы, чтобы помочь Бриане.
– Да у нас тут все так, – пожал плечами Мерфи. – Это же община, тут никто не обходится без помощи родственников и соседей. Скоро увидишь: когда надо будет ставить каркас и застеклять оранжерею, сюда еще несколько человек придут. А другие помогут Бри сделать скамейки. Короче, к концу строительства каждый внесет свою лепту, а Бри потом будет раздавать всем черенки и саженцы, – Мерфи выпустил изо рта дым. – Круговая порука – вот в чем смысл соседской общины.
Грей прекрасно его понимал. Он уже почувствовал это на крестинах Лайама и в какой-то момент даже позавидовал чужому образу жизни.
– Послушай… – обратился он к Мерфи, – а тебя никогда не тяготило, что за оказанную услугу ты будешь обязан расплачиваться?
– Ну вы, американцы, даете… – хохотнул Мерфи, в последний раз затягиваясь сигаретой. Зная Бриану, он не бросил потушенный о камни окурок, а сунул его в карман. – Все деньгами меряете. И при чем тут «обязан»? Это же в интересах каждого, чтобы человек чувствовал себя в безопасности, знал, что стоит только протянуть руку, и ему непременно помогут. И он сделает то же самое, если в том будет нужда. – Мерфи повернулся к племяннику: – Ладно, Тим, давай-ка почистим инструменты – и домой! А ты, Грейсон, скажи Бри, чтобы она не трогала эти камни. Хорошо? Их еще надо укрепить.
– Да, разумеется. О господи, я совсем про нее забыл! Пока! Увидимся!
Взглянув на часы. Грей поморщился. Прошло уже больше часа с тех пор, как он оставил Бриану.
Она по-прежнему сидела за компьютером.
– Что-то ты долго читаешь полглавы. Он опять застал ее врасплох, но на сей раз она не отскочила от стола. Оторвавшись от экрана, Бри задумчиво посмотрела на Грея. Глаза ее были полны слез.
– Неужели настолько плохо? – Грей и сам удивился тому, что он нервничает.
– Ну что ты! Чудесно! – Бри достала из кармана фартука носовой платок. – Честное слово. Особенно то место, где Туллия сидит в саду и думает о своем ребенке. Ты сумел так точно передать ее горе! Кажется, что это живой человек.
Грей неожиданно смутился.
– Да ладно тебе! Скажешь тоже…
– Нет, у тебя удивительный дар облекать чувства в слова. Грей. Ты извини, я зачиталась…
– Я польщен. – Грей отметил про себя, что Бриана прочла больше сотни страниц. – Значит, тебе понравилось?
– О да, очень! И знаешь, этот роман чем-то отличается от твоих предыдущих книг. Он, конечно, тоже мрачноватый, порой даже страшный. Особенно жутко на меня подействовала сцена убийства на развалинах. Я думала, мое сердце остановится. Очень кровавая сцена. А как убийца ликовал, совершив преступление!
– Так-так, хвали меня дальше! Не останавливайся. – Грей шутливо взъерошил Бриане волосы и сел на кровать.
Она сжала руки, напряженно подыскивая слова.
– И юмор тебя не подводит. А наблюдательности твоей можно только позавидовать. Взять хотя бы описание нашего паба… Так все точно передано! Я прямо видела, как Тим О'Малли стоит за стойкой, а Мерфи наигрывает мотив. Ему понравится, что ты представил его таким красавцем.
– А ты думаешь, он себя узнает?
– Безусловно. Хотя не могу сказать, как он отнесется к тому, что ты сделал его одним из подозреваемых. Или даже убийцей? – добавила Бри в надежде услышать наконец, кто же настоящий убийца, но Грей лишь покачал головой.
– Не надейся, я тебе не скажу.
– Ну вот… вредина, – разочарованно протянула Бриана, подпирая щеку кулаком. – О ком мы говорили? Ах да, о Мерфи. Конечно; он будет в восторге… А еще я почувствовала, что ты очень полюбил здешние края и людей. Это даже в мелочах сквозит: как ты описываешь нарядную семью, возвращающуюся в воскресенье из церкви, старика, бредущего под дождем вместе со своей собакой, маленькую девочку, которая танцует в пабе с бабушкой.
– Когда все это перед глазами, писать совсем нетрудно.
– Да, но теперь ты это видишь не только глазами, а и сердцем. Вот, наверное, в чем отличие твоей новой книги от предыдущих. Там не было такой глубины. Ты потрясающе передал борьбу, происходящую в душе Макги. И переживания Туллии, когда горе чуть не сломило ее, но она все-таки выстояла. Я толком не могу это выразить, но…
– Ты прекрасно все формулируешь, – пробормотал Грей.
– Меня растрогала твоя книга. Даже не верится, что ты написал ее здесь, в моем доме.
– А я уверен, что в другом месте у меня ничего подобного не получилось бы. – Грей встал с кровати и, к превеликому разочарованию Брианы, которой хотелось продолжить чтение, потянулся к компьютеру.
– Ты изменил название? – удивилась она, когда на экране появилась первая страница романа. – «Искупление»… А что? Мне нравится. Ведь книга именно об этом.
Грей снова нажал на кнопку, и Бриана увидела, кому он посвятил свою книгу. Вообще-то Грей не имел такой привычки. Из всех его книг только одна была посвящена. Разумеется, Арлене.
Здесь же после названия следовала надпись: «Бриане за ее бесценные дары».
– О, Грейсон! – со слезами в голосе воскликнула Бриана. – Это для меня такая честь! Я сейчас расплачусь, – она уткнулась ему в плечо. – Спасибо. Большое спасибо!
– В этой книге большая частица моей души, – Грей заглянул Бриане в лицо, надеясь, что она его понимает. – Это то, что я могу тебе дать.
– Я знаю. И… очень ценю, – боясь испортить такой момент слезами, Бриана торопливо пригладила растрепавшиеся волосы. – Ты, наверное, хочешь вернуться к работе. Я тебе весь график сбила, – она сгребла простыни в охапку, мечтая поскорее выйти за порог и разрыдаться на свободе. – Когда наступит пора пить чай, тебе принести его в комнату или как?
Грей смотрел на нее, прищурившись, и гадал, узнала ли она себя в Туллии. Такой же выдержанной, спокойной, невозмутимо грациозной…
– Я сам приду. Мне на сегодня осталось доделать совсем немного.
Бри ушла, а Грей, оставшись один, еще долго сидел, глядя на краткое посвящение к своему роману.


Из гостиной доносились смех и голоса. Постояльцы Бри собрались за столом и за обе щеки уплетали ее торты и пирожные, а сама Бриана стояла в сторонке, ласково укачивая ребенка, который дремал, положив головку ей на плечо.
– Грей! Ты только Посмотри, кого мне привезли!
– Вижу, – Грей заглянул в сонные глазки Лайама. Тот сразу вытаращил их, словно маленький совенок. – Он всегда смотрит на меня с таким видом, будто бы знает все мои прегрешения. Меня прямо оторопь берет.
Грей хотел было тоже сесть за стол и воздать должное кулинарному искусству Брианы, но вдруг заметил, что она потихоньку выскользнула из комнаты. Он догнал ее в коридоре.
– Ты куда?
– Уложить ребенка.
– Зачем?
– Мегги сказала, ему надо поспать.
– Да, но сейчас ее здесь нет! – Грей взял Лайама на руки. – А мы никогда с ним не играем.
И, развлекая сам себя, принялся корчить малышу рожи.
Бри, улыбаясь, склонила голову к голове Грея.
– Наконец-то ты мой… Только мой… – прошептала она. – Я думала, этого уже не случится.
В дом постучались. Бри пошла открывать, напомнив:
– Не забывай поддерживать ему головку.
– Да знаю я, как надо держать ребенка! – отмахнулся Грей и пожаловался Лайаму: – Женщины считают, мы ничего не умеем. Сейчас они все от тебя в восторге, парень, но ты погоди. Пройдет несколько лет, и ты им задашь жару!
Убедившись в том, что его никто не видит, Грей ласково поцеловал Лайама.
– Почему бы нам с тобой, приятель, не пойти на кухню и не… – начал Грей, но осекся, услышав, что Бриана изумленно ахнула. Поудобнее пристроив малыша у себя на руке, он поспешил к входной двери.
На пороге стоял Кастерс. В руках старомодный котелок, лицо расплылось в улыбке.
– Грейсон! Какая приятная встреча! Вы все еще здесь? А это кто?
– Младенец, – отрывисто произнес Грей.
– Ну конечно! Конечно, – Кастерс, сюсюкая, пощекотал Лайама под подбородком. – Премилый парнишка. Похож на вас, Бриана. У него ваши губы.
– Это сын моей сестры. А какими судьбами вас занесло в Блекторн, мистер Кастерс?
– Да вот… проезжал мимо и… решил заехать. Я так много рассказывал про вас Айрис, что она захотела увидеть своими глазами и ваш домик, и окрестности. Айрис в машине, – Кастерс кивнул на «Бентли», припаркованный у ворот сада. – Честно говоря, мы надеялись, что вы не откажетесь пустить нас переночевать.
Бриана выпучила глаза.
– Вы хотите здесь остановиться?
– Да, я так нахваливал ваши блюда… – доверительно сообщил Кастерс. – Зря, наверное: Айрис сперва на меня из-за этого взъелась. Она, понимаете ли, сама любит готовить. Ну а потом… потом ей захотелось убедиться, что я не сочиняю.
– Мистер Кастерс! У вас нет ни стыда, ни совести.
– Может быть, дорогая, – подмигнул Кастерс. – Вполне может быть. Бриана вздохнула.
– Ладно, не оставлять же бедную женщину в машине. Пригласите ее в дом, я напою вас чаем.
– Мне не терпится с ней познакомиться, – сказал Грей, укачивая ребенка.
– Она тоже жаждет. На Айрис произвело огромное впечатление то, что вы незаметно стянули у меня бумажник. Мда, раньше я был гораздо бдительней, – Кастерс с сожалением покачал головой. – Впрочем, раньше я был моложе… Можно мне принести наши вещи, Бриана?
– Приносите. Комната у меня есть, но она меньше, чем та, которая была у вас в прошлый раз.
– Ничего, я уверен, что там тоже уютно. И Кастерс кинулся за женой.
– Как тебе это нравится? – растерянно пробормотала Бриана. – Ей-богу, я не знаю, плакать или смеяться… или срочно припрятать столовое серебро. Хотя у меня его нет.
– Не бойся, Кастерс тебя не обворует, ты ему слишком нравишься, – усмехнулся Грей и добавил: – Итак, мы увидим знаменитую Айрис…
Она оказалась очень похожей на фотографию, которую Грей обнаружил в украденном бумажнике. Разноцветное платье колыхалось вокруг великолепных стройных ног. Бриана сразу определила, что в машине, Айрис не теряла времени даром: она причесалась и подкрасилась. Вид у нее был свежий и удивительно милый.
– О, мисс Конкеннан! Бриана! Надеюсь, вы разрешите мне вас так называть? После того как я столько слышала о вас и о вашей прекрасной гостинице, я просто не могу звать вас иначе.
У Айрис был приятный голос с интеллигентными интонациями. Только говорила она чересчур быстро, слова теснили и толкали друг друга, торопясь побыстрее сорваться с языка. Бри и опомниться не успела, как Айрис заключила ее в объятия.
– Джонни прав, вы действительно прелестны Как мило с вашей стороны, что вы все-таки нашли для нас комнатку! Мы ведь свалились как снег на голову. А ваш сад, моя дорогая, это чудо! Настоящее чудо, скажу я вам. У меня голова закружилась от восхищения. Какие георгины! Мне с ними никогда не везло. А розы… просто королевские! Вы должны открыть мне секрет их выращивания, милочка. Вы с ними разговариваете, да? Я со своими болтаю с утра до ночи, но таких пышных цветов у меня в жизни не было!
– Да я… – промямлила Бриана, но Айрис перепрыгнула через ее ответ, как девочка через скакалку, и, не выпуская руки Брианы, протянула вторую руку Грею.
– А вы, насколько я понимаю, Грейсон! Как же вы умны, молодой человек! И красивы… О да, красивы. Настоящая кинозвезда. Я прочитала все ваши книги от корки до корки. Тряслась от ужаса, но не могла оторваться. И как это вам приходят в голову такие потрясающие идеи? Боже, я так мечтала познакомиться с вами обоими! Совсем замучила Джонни своими приставаниями: «Ну когда, когда мы к ним поедем?» И вот наконец мы здесь.
Наступила пауза. Айрис лучезарно улыбалась.
– Д-да. – Бриана не знала, что и сказать. – Да, вы здесь… Проходите, пожалуйста, в дом. Надеюсь, в пути все было благополучно?
– О, я обожаю путешествовать. А вы? Даже непонятно, почему в нашей непутевой юности, когда мы столько мотались по свету, судьба не занесла нас в этот дивный уголок? Здесь все как на открытке. Правда, Джонни?
– Правда, солнышко.
– А домик какой прелестный. Сплошное очарование, – крепко держа Бриану за руку, Айрис огляделась. – Думаю, здесь любому будет уютно и хорошо.
Бриана беспомощно посмотрела на Грея, но он пожал плечами.
– Надеюсь, вам у меня понравится, – пробормотала Бри. – Если хотите, проходите в гостиную, там как раз пьют чай. А может, лучше вам сначала показать комнату?
– Сделайте милость. Мы сложим там наши вещи. Да, Джонни? А потом поболтаем.
И поднимаясь по лестнице, и идя по коридору на втором этаже, Айрис тараторила без умолку. Комната привела ее в восторг. Покрывало на постели было великолепное, кружевные занавески премиленькие, вид из окна роскошный.
Вскоре Бриана уже заваривала на кухне свежий чай, а незваные гости сидели за столом и чувствовали себя как дома. Айрис, лучась от счастья, качала на коленях Лайама.
– Да они два сапога – пара, – прошептал Грей, помогая Бриане доставать чашки и блюдца.
– У меня от нее голова идет кругом, – тоже шепотом ответила Бриана. – Но, знаешь, она удивительно располагает к себе.
– Ага. И разве можно ее заподозрить в каких-то дурных намерениях? Этакая всеобщая любимица, добрая тетушка, милая говорливая соседка… Знаешь, ты ценности на всякий случай припрячь.
– Тише, – шикнула на Грея Бриана и побежала накрывать на стол. Кастерсы тут же навалились на бутерброды с джемом.
– Присоединяйтесь к нам, – пригласила Айрис, беря лепешку и макая ее в сметану. – Джонни, дорогой, не забывай: мы хотели обсудить с нашей хозяйкой кое-какие дела…
– Дела? – Бри взяла у Айрис Лайама.
– Да, одно незаконченное дельце. – Кастерс утер рот салфеткой. – Бриана, хлеб у вас вышел на славу. Попробуй кусочек, Айрис.
– Джонни пел такие дифирамбы вашим кулинарным способностям! Я даже слегка приревновала. Я ведь и сама неплохо готовлю.
– Не скромничай! Ты готовишь восхитительно, – поправил верный муж, покрывая поцелуями ее руку.
– Ах, Джонни, перестань, – Айрис хихикнула, как девчонка, оттолкнула его и, поджав губы, быстро чмокнула несколько раз в щеку. – Но теперь я понимаю, почему он накинулся на ваше угощение, – говоря, Айрис отщипывала кусочки от оладьи и отправляла их в рот. – Мы непременно должны выкроить полчасика и обменяться рецептами. Мое амплуа – это курица и различные блюда из устриц. Но для того чтобы все получилось в лучшем виде, нужно хорошее вино, сухое белое вино. И чуточку эстрагона. Хотя… я опять увлекаюсь, а мы еще не покончили с делами.
Айрис потянулась за второй оладьей и указала жестом на пустые стулья.
– Да вы садитесь! О делах гораздо удобней говорить сидя.
Грей не заставил себя долго упрашивать и, сев, принялся накладывать на свою тарелку еду.
– Взять у тебя малыша? – спросил он Бриану.
– Нет, мне и с ним удобно.
– Ангелочек! – заворковала Айрис. – Сущий ангелочек. А вы так умело управляетесь с младенцем, Бриана. Мы с Джонни ужасно жалеем, что у нас нет детей. Но вся наша юность прошла в приключениях, жизнь была тогда такой насыщенной.
– Да, в приключениях, – с оттенком иронии произнесла Бриана, развеселившаяся столь элегантной заменой слова «мошенничество».
– Мы были жуткими сорванцами, – рассмеялась Айрис. Судя по тому, как озорно заблестели ее глаза, она угадала мысли Брианы. – Но, боже, как это было забавно! Я покривлю душой, если скажу, что мы раскаиваемся в содеянном. Нет, мы наслаждались такой жизнью. Однако… люди стареют.
– О да, – согласился Кастерс. – И теряют форму. Десять лет назад вы бы не вытащили у меня бумажник, молодой человек.
– Не скажите, – лениво откликнулся Грей, прихлебывая чай. – Десять лет назад я был еще проворней.
Кастерс запрокинул голову и расхохотался.
– Я же тебе говорил, что этот парень не промах, Айрис! Видела бы ты, как он надул меня в Уэльсе, дорогая! Я был преисполнен восхищения. Надеюсь, вы не откажетесь вернуть мне бумажник, Грейсон? По крайней мере, фотографии. Удостоверение личности заменить нетрудно, а вот фотографий мне искренне жаль. Ну и, конечно, наличности.
Грей по-волчьи оскалился.
– Вы еще должны мне сто фунтов… Джонни. Кастерс закашлялся.
– Да-да, конечно… Естественно… Видите ли, я взял ваши деньги просто, чтобы это сошло за заурядную кражу.
– Конечно, – кивнул Грей. – Естественно. И, по-моему, в Уэльсе – перед тем, как вы столь неожиданно нас покинули, – мы обсудили размеры компенсации.
– Прошу прощения за мой поспешный уход, но вы приперли меня к стенке, а я не мог давать твердых обещаний, не посоветовавшись с Айрис.
– Да, мы жестко придерживаемся принципов равноправного партнерства, – вставила она.
– Вот-вот, – Кастерс дружески похлопал жену по руке. – Признаюсь вам, как на исповеди: все наши решения – результат совместных усилий. Этот принцип – ну и, разумеется, глубокая взаимная привязанность – позволил нам прожить сорок три года в мире и согласии.
– И, конечно, хороший секс, – непринужденно заметила Айрис и с добродушной улыбкой посмотрела на Бриану, когда та поперхнулась чаем. – Ведь без него супружеская жизнь была бы ужасно скучной. Вы не находите?
– Да-да, вы совершенно правы, – кивнула Бриана и, собравшись с духом, отчетливо произнесла: – Мне кажется, я понимаю, почему вы приехали. И признательна вам за это. Всегда лучше поговорить начистоту.
– Мы хотели извиниться за неприятности, которые причинили вам, Бриана, – сказала Айрис. – А я еще приношу свои извинения за то, что Джонни устроил кавардак в вашем чудесном доме. Как слон в посудной лавке! – Она бросила на мужа суровый взгляд. – Ты повел себя как мужлан, Джонни!
– Ты права, – склонил голову Кастерс. – Совершенно права. Мне очень стыдно.
– Да ничего страшного. Никто ведь не пострадал, – из вежливости сказала Бриана.
– Как это не пострадал? – возмутилась Айрис. – Бриана, девочка моя, вы же наверняка были в бешенстве. И, конечно, расстроились…
– Даже заплакала, – встрял Грей.
– Грейсон! – Смущенная Бриана уставилась в чашку. – Ну что об этом говорить? Все давно прошло.
– Я представляю, что вы чувствовали. – Голос Айрис смягчился. – Я и сама такая… если приду домой и увижу тарарам, бываю сама не своя. Поэтому я не смею просить, а лишь робко надеюсь, что вы все-таки простите Джонни за его злосчастный порыв. Что с него возьмешь? Мужская психология…
– Да я его прекрасно понимаю. Он был подавлен и… – Бриана осеклась, поймав себя на том, что защищает человека, который сперва обманул ее отца, а потом влез к ней в дом и пытался ее ограбить.
– У вас удивительно доброе сердце, – воспользовавшись секундной паузой, снова затараторила Айрис. – Так вот… давайте раз и навсегда покончим с этой неприятной историей. Прежде всего позвольте заметить, что вы проявили ангельское терпение и необычайную широту взглядов, не обратившись в полицию после встречи с Джонни в Уэльсе.
– Грей считал, что он вернется.
– Умный мальчик, – промурлыкала Айрис.
– А я не видела смысла обращаться к властям, – вздохнула Бриана. – Все это было давным-давно, да и деньгами отец мог распоряжаться, как ему вздумается. Меня угнетала лишь неизвестность. Теперь все выяснилось, и я вполне довольна.
– Вот видишь, Айрис? Я же тебе говорил! – оживился Кастерс.
– Джонни! – неожиданно командирским тоном сказала Айрис и так на него посмотрела, что он сразу сник и потупился.
– Да, Айрис, да. Ты права. Ты совершенно права. – Кастерс достал из внутреннего кармана пиджака конверт. – Мы с Айрис взвесили обстоятельства дела и решили уладить его ко всеобщему удовольствию. Вот, примите от нас, дорогая, – он протянул конверт Бриане. – Вместе с извинениями и наилучшими пожеланиями.
Бриана робко заглянула в конверт – и сердце чуть т выпрыгнуло у нее из груди.
– Тут деньги! Наличные деньги!
– При выписке чека возникли бы разные бухгалтерские трудности, – пояснил Кастерс. – Да и потом пришлось бы платить налоги, а так мы обойдемся без этого. В конверте десять тысяч ирландских фунтов.
– Но я не могу…
– Можешь! – перебил ее Грей.
– Нет! Это неправильно.
Бриана попыталась вернуть деньги Кастерсу. Его глазки жадно вспыхнули, а пальцы потянулись к конверту, но жена шлепнула его по рукам.
– Ваш молодой человек говорит дельные вещи, Бриана. Не волнуйтесь, в нашем бюджете эта сумма большой дыры не проделает, а у меня зато от сердца отляжет. Возьмите деньги и… верните сертификат. Пожалуйста!
– Сертификат у Рогана, – сказала Бриана.
– О нет, я его забрал. – Грей поднялся и пошел в ее комнату.
– Возьмите деньги, Бриана, – ласково произнесла Айрис. – Положите их в карман фартука. Вы меня этим очень обяжете.
– Я вас не понимаю.
– Ничего удивительного. Но я постараюсь объяснить. Видите ли, мы с Джонни не раскаиваемся, что прожили жизнь с удовольствием. Но немного подстраховаться все-таки стоит. Вдруг нам удастся этим хотя бы частично искупить грехи? – Айрис улыбнулась и тепло пожала руку Бриане. – Будем считать это благотворительностью. И с нашей стороны, и с вашей. Так я говорю, Джонни?
Кастерс в последний раз с тоской поглядел на конверт.
– Так, дорогая. Грей помахал перед их носом сертификатом.
– Ваш?
– Да. – Кастерс оживился, взял у него из рук бумажку и водрузил на нос очки. – Айрис, – сказал он через некоторое время с явной гордостью в голосе, – а мы тогда славно поработали. Просто безупречно, да?
– Да, милый Джонни. На пять с плюсом.


Глава 22


– Никогда в жизни я не испытывала такого удовлетворения. – Мегги, сидевшая на переднем пассажирском сиденье в машине Брианы, потянулась и чуть не замурлыкала.
Сестра выехала на улицу, и Мегги обернулась, чтобы бросить последний взгляд на дом матери.
– Злорадствовать нехорошо, Маргарет Мэри.
– Ну и что? А мне нравится. – Мегги вложила в ручонку Лайама, сидевшего сзади в специальном детском креслице, погремушку. – Ты видела ее лицо, Бри? Нет, ты видела ее лицо, я тебя спрашиваю!
– Видела, видела, – на мгновение утратив серьезность, усмехнулась Бриана. – Хорошо хоть у тебя хватило ума не посвящать ее во все подробности этого дела.
– Я же не дура! Деньги получены от акций, которые перед смертью купил отец, – и точка! Я даже воздержалась – хоть и с трудом – от замечания, что мы могли бы и не дать ей причитающуюся треть суммы, поскольку она никогда не верила в папины способности.
– Нет уж! Эти деньги полагаются ей по праву, давай не будем спорить.
– Я и не собираюсь. Я просто упиваюсь победой – вот и все. – Мегги принялась тихонько напевать. – Интересно, как ты распорядишься своей долей?
– Обустрою дом. И прежде всего чердак. Вся история-то началась с чердака.
Лайам радостно бросил погремушку на пол, и Мегги достала другую.
– А я считала, мы едем в Голуэй за покупками.
– Правильно. – Грейсон подал Бри весьма оригинальную идею покупки и буквально выпихнул ее за дверь, пока она не передумала. Вспомнив об этом, Бри улыбнулась. – Я, например, хочу приобрести кухонный комбайн вроде тех, которые используются в ресторанах и на кулинарных шоу.
– Папа был бы очень доволен. – Голос Мегги потеплел. – Это ведь как подарок от него, понимаешь.
– Я тоже так думаю. А куда ты денешь свои денежки?
– Вложу в стеклодувную мастерскую. А то, что останется, потрачу на Лайама. Папа, наверное, со мной согласился бы. – Мегги рассеянно провела рукой по передней панели автомобиля. – Отличная у тебя машина, Бри.
– О да. Представляешь, первый раз в жизни я еду в Голуэй, не боясь, что по дороге машина сломается. Грей обожает делать королевские подарки, и притом с таким видом, будто это сущие пустяки.
– Что верно, то верно. Он преподнес мне бриллиантовую булавку, словно маленький букетик цветов. Славный он малый, такой щедрый, добрый… Чем он, кстати, сейчас занимается?
– Либо работает, либо развлекается с Кастерсами.
– Боже, какие типажи! Знаешь, придя в галерею Рогана, они пытались уговорить его, чтобы он им продал старинный стол… ну тот, который стоит наверху в гостиной.
– Да, они мастаки уговаривать. Мне, например, Айрис чуть было не навязала какую-то лампу. Якобы она идеально подходит к моей гостиной. И вообрази, я почти согласилась, хотя в глаза этой лампы не видела! Польстилась на обещанную скидку, – Бриана засмеялась. – Завтра они уезжают, и я уже чувствую, что мне их будет не хватать.
– А я чувствую, что они еще вернутся. – Мегги. замялась, но все-таки спросила: – А когда Грей уезжает?
– Через неделю, – постаралась как можно спокойнее ответить Бриана, не отрывая глаз от дороги. – Книга готова, осталось только кое-что поправить, и можно уезжать.
– Как ты думаешь, он вернется?
– Очень надеюсь, но рассчитывать на это не могу.
– А ты не просила его остаться?
– Нет. Этого я тоже не могу.
– Не можешь, – сокрушенно пробормотала Мегги. – Я бы на твоем месте тоже не смогла.
Однако ей по-прежнему казалось, что Грей совершит ужасную глупость, если уедет.
– Если хочешь, приезжай к нам в Дублин или поживи на вилле, – сказала Мегги. – А гостиницу либо прикроешь на пару недель, либо оставишь на попечение миссис O'Малли.
– Нет, спасибо. Мне будет лучше дома. Мегги решила воздержаться от возражений.
– Ладно, но если передумаешь, ты только скажи. – Ей очень хотелось поднять сестре настроение, и она предложила: – Бри, а давай купим в городе что-нибудь дорогое, но совершенно бессмысленное, вроде тех безделушек, на которые мы в детстве глазели, прижавшись к витринам, когда папа возил нас в город.
– Ты имеешь в виду куколок в очаровательных нарядах или шкатулки для драгоценностей, на верху которых кружились маленькие балеринки?
– О, я думаю, мы подберем что-нибудь более соответствующее нашему возрасту, но в принципе да.
– Хорошо. Я согласна.
Наверное, потому, что по дороге речь зашла об отце, в Голуэйе Бриану сразу же начали обуревать воспоминания. Припарковав машину, сестры влились в поток пешеходов – покупателей, сновавших по магазинам, туристов, детей.
Какая-то девочка звонко смеялась, сидя на плечах своего отца.
«Папа катал нас с Мегги по очереди, – вспомнила Бри. – А порой даже пускался вприпрыжку, и мы взвизгивали от восторга».
Идя по оживленным улицам, папа всегда крепко держал их за руки и рассказывал разные истории.
«Когда удача нам улыбнется, Бриана, я куплю вам С Мегги вот такие хорошенькие платьица. Видишь, там, на витрине? Ты погоди, мы еще приедем в Голуэй с набитыми карманами. Погоди немножко, моя милая».
И хотя Бриана даже тогда понимала, что это всего лишь мечты, она с удовольствием слушала отца, глазела по сторонам, вдыхала соблазнительные ароматы.
Воспоминания о покойном отце не омрачили ее нынешнюю встречу с главной торговой улицей города. На Шоп-стрит, как обычно, царили суматоха и буйство красок. Бри невольно улыбнулась. На фоне певучей ирландской речи слышались обрывки иностранных фраз: американцы говорили слегка гнусавя, немцы гортанно, французы нетерпеливо.
– Гляди! – воскликнула Мегги, приблизившись к витрине. – По-моему, отличная штука.
Бриана пробилась сквозь толпу и заглянула Мегги через плечо.
– Ты про что?
– Про большую толстую корову. Да, это будет самое оно.
– Зачем тебе корова?
– Похоже, она фарфоровая, – не обращая внимания на сестру, пробормотала Мегги. – Спорим, что цена у нее – зашатаешься? Решено, я ее покупаю. Пошли.
– Но зачем тебе она?
– Как зачем? Я подарю корову Рогану и прослежу, чтобы она стояла в его дублинском офисе. Там и без нее повернуться нельзя, а с ней… – Мегги лукаво прищурилась. – Надеюсь, она весит целую тонну.
Ее надежды оправдались, и сестрам пришлось временно оставить купленную корову в магазине, а самим отправиться дальше. Бриана же выбрала для себя безделушку не сразу, а только после ленча и досконального осмотра дюжины кухонных комбайнов.
Феи были сделаны из раскрашенной бронзы и подвешены на проволочках к медной палочке. Стоило Бри прикоснуться к ним, как они закружились в танце, хлопая в такт крылышками.
– Я повешу их у окна моей спальни и буду вспоминать сказки про фей, которые рассказывал нам папа.
– Отлично. – Мегги обняла Бриану за талию. – Нет-нет, на цену, пожалуйста, не смотри. Это входит в условия игры. Сколько бы твои феи ни стоили, ты сделала правильный выбор. Заплати, и надо будет решить, как мы перетащим мою коровенку в машину.
В конце концов сестры решили, что Мегги с коровой, прочими покупками и Лайамом подождут в магазине, а Бриана подгонит машину к самому входу.
Бри в приподнятом настроении выехала со стоянки. Ей не терпелось повесить фей у окошка и опробовать кухонный комбайн. Как, наверное, легко приготовить с его помощью суфле из лосося или тоненько нарезать грибы!
Довольно мурлыча себе под нос веселую песенку, Бриана села за руль и включила зажигание. Может быть, приготовить еще что-нибудь, кроме рыбы, жаренной на вертеле, которая у нее сегодня намечена на обед? Так-так… чем бы побаловать Грея? Можно сварить на десерт кисель из крыжовника, если, конечно, в саду достаточно спелых ягод.
Вообще-то ягодный сезон начинается с июня, но Грей тогда уже уедет. Сердце Брианы тоскливо сжалось, но она постаралась не думать о его отъезде, а сосредоточилась на мыслях о киселе.
Выезжая на улицу, Бриана вдруг услышала крик и повернула голову, но успела только ахнуть. На нее мчался автомобиль. На повороте его занесло, и он с размаху врезался в машину Брианы.
Послышался скрежет металла и звон разбитого стекла. Больше Бриана не слышала ничего.


– Значит, Бриана отправилась по магазинам, – сказала Айрис, входя вслед за Греем на кухню. – Джонни, – обратилась она к мужу, только что явившемуся с прогулки, – помой руки и садись за стол. Будем пить чай. Не беспокойтесь, Грейсон, я сама налью.
Грей, которому нравилось наблюдать за Кастерсами, с удовольствием переложил на нее обязанности хозяйки.
– Айрис, я хочу задать вам один вопрос… Надеюсь, вы не обидитесь?
– Милый мальчик, вы можете спрашивать все, что угодно.
– У вас никогда не возникает ностальгии? Айрис сразу поняла, о чем он говорит, и не стала изображать недоумение.
– Да, порой возникает. Ведь жизнь на острие ножа очень бодрит. – Она посмотрела на Грея в упор и задала встречный вопрос: – А у вас?
Грей удивленно поднял брови.
Айрис усмехнулась:
– Рыбак рыбака видит издалека.
– Нет, – ответил после паузы Грей. – Я не тоскую по прошлому.
– Вы, стало быть, слишком рано удалились на покой, еще не успели как следует втянуться. А может, наоборот, и именно поэтому ваш ранний опыт не находит отражения в романах?
Грей пожал плечами и поднес чашку к губам.
– А если я просто считаю бессмысленным оглядываться назад?
– Вот как? А мне казалось, человек не способен реалистично представить, что его ожидает, если он никогда не оборачивается к прошлому.
– Я люблю неожиданности. Если все заранее расписано, это неинтересно.
– Сюрпризы все равно будут, жизнь так устроена. Но вы еще молоды, – по-матерински улыбнулась Айрис, – и пока этого не понимаете. Выберете с собой в путешествие карту?
– Да, разумеется.
– Тогда представьте себе карту жизни, где есть и прошлое, и настоящее, и будущее. Вы можете начертить маршрут. Есть люди, которые придерживаются его во что бы то ни стало, не съезжая ни на какие незнакомые дорожки и не соглашаясь на незапланированные остановки, даже если им предлагают полюбоваться неописуемо прекрасным закатом. Мне лично их жаль, – усмехнулась Айрис. – Боже мой, как они ноют, встретив на пути табличку «Объезд»! Однако большинство из нас все-таки предпочитает пусть небольшие; но приключения и не отказывает себе в удовольствии время от времени отклониться от главной дороги. Ведь можно не забывать о пункте назначения и при этом наслаждаться самим путешествием!
На пороге кухни показался Мерфи. Кон подскочил к Грею и положил голову ему на колени. Грей поднял было руку, чтобы погладить пса за ухом, но внезапно улыбка сползла с его лица. Он встревоженно вскочил, чашки на столе задребезжали. Мерфи смотрел угрюмо, глаза его потемнели.
– В чем дело? Что случилось? – воскликнул Грей.
– Бриана попала в аварию.
– В аварию?
– Да, мне позвонила Мегги. Бри выезжала со стоянки, чтобы забрать у магазина Мегги и малыша. – Мерфи по привычке снял шляпу и нервно теребил ее поля. – Поедем, я отвезу тебя в голуэйскую больницу.
– В больницу… – У Грея возникло полное ощущение, что из него по капле вытекает вся кровь. – Но что с ней? В каком она состоянии?
– Мегги точно не знает. Вроде бы состояние не очень тяжелое, но с врачами Мегги пока не разговаривала. Я довезу тебя до Голуэйя, Грейсон. Пожалуй, лучше на твоей машине. На ней мы доберемся быстрее.
– Да-да… нужно только найти ключи, – мало что соображая, пробормотал Грей. – Сейчас найду, погоди…
– Ни в коем случае не разрешайте ему садиться за руль, – предупредила Айрис Мерфи, когда Грей выбежал из кухни.
– Конечно, не разрешу, можете не беспокоиться.
Мерфи не пришлось спорить с Греем. Он просто взял у Грея ключи и сел за руль. Тот молчал, и Мерфи сосредоточился на дороге, стараясь выжать из машины полную скорость. В другое время Мерфи, наверное, по достоинству оценил бы возможности изящного автомобиля, но сейчас он просто его эксплуатировал – и все.
Грею казалось, они ехали вечно. Мимо стремительно проносились прекрасные холмы и равнины, однако машина не продвигалась вперед ни на сантиметр.
Как в театре, промелькнула смутная мысль, декорации на заднике меняются, и зрителям остается только сидеть и ждать.
Ждать…
Она бы не уехала, если бы он ее не выпихнул из дому. «Чего сидеть в четырех стенах, поезжай, развлекись…» Она послушалась его, и теперь… Господи, что с ней теперь? Как она там?
Грей боялся себе это даже представить.
– Надо было мне с ней поехать, – пробормотал он. Не отрываясь от дороги, Мерфи буркнул:
– Не растравляй себя. Сейчас приедем и все выясним на месте.
– Это я купил ей проклятую машину.
– Верно. – Мерфи решил, что на Грея сейчас лучше всего подействуют разумные практические доводы. – Но не ты же сидел за рулем машины, которая врезалась в Бри. А если б она приехала в Голуэй на своей колымаге, было б еще хуже.
– Мы пока не знаем, насколько ей плохо.
– Скоро узнаем, обожди немного. – Мерфи притормозил, лавируя в потоке машин. – Вполне может, быть, с Бри все в порядке и она задаст нам жару за то, что мы гнали, как сумасшедшие.
Он завернул на стоянку. Выйдя из машины и направляясь к дверям больничного корпуса, Грей и Мерфи заметили Рогана, прогуливавшего малыша.
– Бриана… – только и сумел произнести Грей.
– С ней ничего страшного. Правда, доктора намерены оставить ее в больнице хотя бы на ночь, но никакой серьезной опасности нет.
У Грея подкосились ноги, и он ухватился за Рогана, чтобы не упасть.
– Где? Где она?
– На шестом этаже. Мегги от нее не отходит. Я привез Мейв и Лотта, они тоже там.
Грей рванулся было вверх по лестнице, но Роган загородил ему путь.
– Послушай… Бри… она вся забинтована. По-моему, ей больно, но она бодрится. Врач сказал, Бриане повезло. Если бы она не была пристегнута, ей бы не сдобровать. А так она отделалась ссадинами от ремня, шишкой на голове, несколькими порезами и вывихом плеча. Но доктора говорят, ей нужно хотя бы сутки провести в постели.
– Я должен ее увидеть.
– Конечно, – кивнул Роган, не трогаясь с места. – Но ей не нужно знать, как ты переживаешь. Она примет это близко к сердцу и разволнуется.
– Хорошо. – Грей, пошатываясь, прижал пальцы к закрытым глазам, – Хорошо. Я буду спокоен, но только дай мне увидеть ее своими глазами.
– Я пойду с тобой, – вызвался Мерфи.
– Почему они все здесь? – воскликнул Грей, входя в лифт. – И Мегги, и ее мать, и Роган, и Лотти.
Если Бри вне опасности, почему они все примчались сюда?
– Потому что это одна семья, – ответил Мерфи, нажимая на кнопку шестого этажа. – Где же им еще быть? Когда я три года назад сломал руку и рассек череп, играя в футбол, было то же самое. Не успевал я избавиться от одной сестрицы, как в дверь стучалась другая. А моя мать, та вообще проторчала у меня две недели, и я никак не мог от нее избавиться. Хотя, по правде сказать, мне нравилось, что они так со мной носятся… Не беги как угорелый, ирландские медсестры очень строгие. А вот и Лотти!
– Господи, вы, верно, не ехали, а летели! – ободряюще заулыбалась Лотти. – Бри чувствует себя хорошо, уход здесь прекрасный. Роган договорился, чтобы ее положили в отдельную палату. Она уже рвется домой, но из-за сотрясения мозга врачи хотят подержать ее немного в больнице. Говорят, надо понаблюдать.
– У нее сотрясение мозга?!
– Небольшое. Она была без сознания всего несколько минут. А придя в себя, сразу сообщила дежурному на автостоянке, где искать Мегги. Бриана, я привела к тебе новых посетителей.
Бриана, вся в белых бинтах, лежала на белой постели.
– Ой, ну зачем вы сюда мчались? Я бы скоро сама приехала домой.
– Никуда ты не поедешь, – отрезала Мегги. – Переночуешь здесь.
Бриана попыталась повернуть голову, но пульсирующая боль заставила ее остановиться.
– Не буду я здесь ночевать! Шишки и синяки не повод, чтобы торчать в больнице. Грей, мне так жалко машину! Если б ты ее видел! Бок помят, фара разбита…
– Помолчи! Дай мне посмотреть на тебя. – Грей взял Бриану за руку.
Она была бледна, на скуле синяк, голова аккуратно перебинтована. Под бесформенным больничным халатом тоже повязки.
Почувствовав, что пальцы его задрожали, Грей поспешил спрятать руку в карман.
– Тебе больно. Я вижу по глазам.
– Голова болит. – Бри слабо улыбнулась, дотрагиваясь до бинта. – Такое ощущение, будто по мне пробежалась целая команда игроков в регби.
– Почему тебе не дали болеутоляющее?
– Дадут, если будет нужно.
– Она жутко боится уколов, – пояснил Мерфи и осторожно поцеловал Бриану. У него гора с плеч свалилась, когда он убедился, что Бри жива, хоть и не очень здорова. – Помнишь, как ты вопила, когда доктор Хоган делал тебе укол?
– Да, и не стыжусь этого. Терпеть не могу уколы! И вообще, я хочу домой.
– Ты останешься здесь, – заявила Мейв, сидевшая у окна. – А уколы тебе не повредят. Не будешь нас в другой раз так пугать.
– Мама, но Бриана не виновата, что кретин из Америки позабыл, по какой стороне надо ехать, – Мегги даже зубами заскрежетала от злости на проклятого янки. – А этим гадам хоть бы хны! Ни одной царапины.
– Не сердись. Он просто ошибся и сам чуть не умер со страху. – От споров голова Брианы загудела еще сильнее. – Ладно, раз нужно, я останусь, но только если доктор еще раз это подтвердит.
– Доктор прописал тебе покой, а ты оставь в покое его, – сказала Мейв, вставая со стула. – Но при таком стечении народа покоя никому не будет. Маргарет Мэри, тебе пора отвезти ребенка домой.
– Да, но мне не хочется оставлять Бри одну, – возразила Мегги.
– С ней останусь я. – Грей стойко выдержал взгляд Мейв.
Она пожала плечами.
– Ладно, это не мое дело. Лотги, пойдем вниз, перекусим и подождем Рогана, он отвезет нас домой. А ты, Бри, будь умницей, слушайся докторов.
Она неловко наклонилась и чмокнула дочь в здоровую щеку.
– На тебе все всегда заживало, как на собаке. Надеюсь, и теперь будет так же.
– По дороге сюда она прочла две молитвы, – прошептала Лотти, идя за Мейв к выходу. Следом за ними ушли Мегги и Мерфи. Когда палата опустела, Бриана сказала:
– Садись, Грейсон. Я знаю, что ты очень расстроен.
– Да что я! Ты лучше про себя расскажи. Как это произошло?
– Все было так быстро. – Бриана устало закрыла глаза и вкратце рассказала Грею о столкновении.
– Машину куда-то увезли на буксире, а куда, я не помню, – пожаловалась она.
– Бог с ней. Потом разберемся. Ты сильно стукнулась головой, да? – Грей осторожно потянулся к повязке, но побоялся до нее дотронуться.
– Да, наверное, я не помню, что было дальше. Когда я очнулась, вокруг уже собралась толпа, а американка рыдала и спрашивала, как я себя чувствую. Ее муж уже вызвал «Скорую помощь». Я была будто пьяная.
Бри не добавила, что потеряла много крови и только приехавший врач остановил кровотечение.
– Зря Мегги кинулась тебе звонить, не дождавшись, что скажет доктор. Ты бы тогда не беспокоился.
– Я бы все равно беспокоился. Я… мне… я не могу… – Грей запнулся, подбирая слова. – Мне тяжело осознавать, что тебе больно. А видеть еще тяжелее.
– Да это просто синяки и шишки.
– И сотрясение мозга, и вывих плеча… Слушай, а правда, что, когда у человека сотрясение мозга, ему опасно спать, так как он может заснуть и не проснуться?
– Нет, это выдумки, – улыбнулась Бриана. – Но, пожалуй, ночку-другую я от сна воздержусь. На всякий случай.
– Тогда тебе тем более понадобится мое общество, – стараясь не потревожить ее, Грей присел на краешек кровати. – Послушай, кормят тут наверняка отвратительно. В развитых странах иначе не бывает. Хочешь, я сбегаю за гамбургерами, и мы с тобой перекусим?
– Отличная мысль.
– А если докторишки попытаются тебя уколоть, им придется иметь дело со мной.
– Я не возражаю. А ты не мог бы сделать еще одно доброе дело?
– Какое?
– Позвони миссис О'Малли. Я собиралась пожарить на обед пикшу… За Кона я не беспокоюсь, Мерфи о нем позаботится, но ведь надо обслужить Кастерсов, а завтра приезжают новые клиенты.
Грей поднес руку Бри сначала к своим губам, а потом ко лбу.
– Не волнуйся. Я о тебе позабочусь. Последнюю фразу он произнес впервые в жизни.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рожденная во льду - Робертс Нора



roman super vsem sovetuiu prochitat
Рожденная во льду - Робертс Нораlika
27.01.2013, 7.33





Роман просто супер!!! Перечитывала уже несколько раз. Главная героиня очень понравилась. Такая нежная и добрая.
Рожденная во льду - Робертс НораРомантичная...
2.08.2013, 22.05





Я прочитала этот роман после первой книги из этого цикла "рожденная в огне". Если в первой книге описываются страсть и любовь, то вторая книга уж точно соответствует названию. Но тоже не плохо. Третья книга "рожденная в грехе" (или " цветок греха") -на мой взгляд, сказка. Где страсть и любовь? А вообще было интересно прочитать о дальнейшей судьбе героев. Читайте всю серию! Всё таки интересно.
Рожденная во льду - Робертс НораЕлена
5.11.2013, 1.10





Нежная, добрая, всепрощающая, немного замкнутая, истинная домохозяйка. Плита, уборка, стирка, обслуживание клиентов . И ни каких других интересов! Н.Робертс и подобрала ей такого мужа без всяких претензий. Её сестра Меги мне больше понравилась. А в целом, все три книги про местёр Конкенен мне понравились. Время не зря потратила. Читайте!
Рожденная во льду - Робертс Нораалёна
16.11.2013, 14.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100