Читать онлайн Цветок греха, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветок греха - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.93 (Голосов: 115)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветок греха - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветок греха - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Цветок греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Снова гроза и белые кони. Красивые жестоколицые мужчины и кольцеобразное нагромождение камней…
Преследуемая этими видениями, Шаннон провела беспокойную ночь.
Проснулась она, чувствуя, что замерзла. Это было странно, потому что угли в небольшом камине на другом конце комнаты еще тлели, а сама она была укрыта до подбородка толстым теплым пледом. Однако холод сидел внутри ее.
Но, что казалось еще более странным, лицо было влажным, словно от дождя, а когда она, отбросив одеяло, села в постели, то сразу забыла о холоде.
Запустив руки в волосы, она подумала, что никогда раньше ей не снились такие четкие сны и хорошо бы это больше не повторилось.
Как бы то ни было, беспокойная ночь позади, она уже вполне проснулась, и надо вставать. Шаннон не привыкла валяться в постели, потягиваясь и нежась. У себя в Нью-Йорке она не могла и помыслить о таком, сразу возникало с десяток дел, не терпящих отлагательства.
Наваливались обязанности по работе – творческие, бумажные, организационные; встречи и заседания; и дома тоже хватало, перед тем, как отправиться на службу, куда она обычно шла пешком, за шесть кварталов. А еще – регулярное посещение спортивного зала.
Пять с лишним лет – одно и то же. Почти одно и то же. Обычная рутина, и называется она – деятельность молодого хорошего специалиста с видами на будущее.
Да, там все было ясно и четко, как в сегодняшних снах. А здесь… Она со вздохом устремила взгляд за окно, где небо только-только начинало бледнеть.
Зачем ей вставать? Куда спешить? Что делать? Прежний стиль жизни был привычным, а потому удобным. Хотя чертовски суетным. Но что вся наша жизнь, как не суета? Эта избитая фраза заставила ее покривиться и начать думать о другом.
Чем бы сегодня заняться? Что делают люди здесь, в Ирландии, в сельской местности, после того, как вылезают из постели? Ну, во-первых, наверное, убирают ее.
Она застелила постель, прошлась по комнате, уселась в кресло у большого окна, выходящего на запад. Уже более отчетливо проступали за ним очертания строений, силуэты каменных оград, отдельных валунов. Ее развеселил крик петуха.
Может, воспользоваться предложением Брианны и проехаться куда-нибудь на ее машине? Куда угодно. Здесь, должно быть, красиво везде. Может, здешние пейзажи заставят ее снова взяться за кисть? Как давно у нее не было ни настроения, ни душевных сил для этого. А пока надо принять душ.
Вода, к ее удивлению и радости, оказалась горячей. Одеться она решила попроще: черный свитер с воротником типа «хомут» и джинсы. Чуть было по привычке не взяла сумку, но вспомнила, где находится, и вовремя отложила.
Припомнив также слова Брианны о том, чтобы чувствовала себя как дома, она решила спуститься вниз и приготовить себе кофе.
В доме стояла такая тишина, что можно было подумать, она здесь совсем одна, хотя на втором этаже находилось несколько постояльцев. Но от них не доносилось ни единого звука, и Шаннон слышала лишь легкий шорох своих шагов.
По пути на кухню она не могла не остановиться у окна, выходящего на восток. Отсюда было видно, как начинается день. Плотная завеса облаков на горизонте кое-где расслаивалась, сквозь нее проглядывали лучи солнца; небо постепенно освещалось ими, золотистые цвета одерживали верх над серо-голубыми. Все больше облачных кораблей с красноватым днищем плыло по небесному морю.
Впервые за много месяцев ей захотелось взяться за кисть. По давней привычке, не по желанию, она и в эту поездку взяла с собой кое-что необходимое для этого. Похвалив себя за предусмотрительность, Шаннон задумалась, далеко ли придется ехать, чтобы купить остальное.
Настроившись хоть на какое-то дело, в бодром настроении она дошла до кухни и открыла дверь.
Там у стола стояла Брианна, руки ее были погружены в миску с тестом.
– А я думала, что встала раньше всех. – От неожиданности Шаннон остановилась в дверях.
– Доброе утро. Вы, я вижу, ранняя пташка. – Брианна продолжала месить тесто. – Кейла так рано проснулась. Проголодалась, бедненькая. Есть кофе, чай. Берите что хотите. Сейчас управлюсь с тестом и дам вам поесть.
– Спасибо. Достаточно одного кофе. Вы сами печете хлеб?
– Да. Мне это нравится. Успокаивает. Вы не пробовали? Возьмите в шкафчике – там есть вчерашний.
– Еще раз спасибо. Может, мне пока проехаться немного, посмотреть местность?
– Конечно, почему нет, – Брианна ловко превратила бесформенный кусок теста в шар, плюхнула его на деревянную доску. – Ключи от машины вон на том крючке. Берите, когда вам захочется. Хорошо спали?
– Ну… я… – Она замолчала, удивившись тому, что ей вдруг захотелось рассказать Брианне о своих сновидениях. – Спать было очень удобно. У вас тут есть «джим»(Игра слов. «Джим» – сокращенное от английского «Джимнестик» (гимнастический зал) и «Джим» – мужское имя. ) поблизости?
Брианна накрыла полотном шары из теста, принялась мыть руки.
– Джим? – повторила она с некоторым удивлением. – У нас тут несколько Джимов. А кто именно вам нужен?
Шаннон, еще более удивленная, раскрыла было рот, потом рассмеялась.
– Я говорю о гимнастическом зале. Спортклуб. Привыкла бывать там три-четыре раза в неделю. Шведская лестница, велосипед с нагрузкой… Ну, вы знаете
– Нет, я не знаю, – задумчиво сказала Брианна, водружая на плиту огромную сковороду с длинной ручкой. – Шведская лестница – это… по ней ходят?
– В общем да.
– У нас ходят по полям и по лугам. Пройдетесь пешком – сами увидите, как это здорово. И полезно тоже. Сегодня утро как раз для прогулок. А после полудня пойдет дождь. Идите сейчас, только возьмите одну из курток. Видите, где висят?
На сковороде у Брианны зашипели положенные туда куски бекона.
Глядя ей в спину, Шаннон решила послушаться и пройтись пешком. А также надеть куртку.
– Я ненадолго, – предупредила она, направляясь к двери.
– Приятной прогулки, – откликнулась Брианна, не оборачиваясь. И добавила: – А «джимов», о каких вы говорите, у нас нет.
Вообще Шаннон не принадлежала к тому типу людей, которые любят проводить много времени на открытом воздухе. Долгие пешие походы и переходы, путешествия автостопом были не в ее духе. Она предпочитала комфортабельные залы и комнаты отдыха дорогих спортивных клубов, где всегда под рукой вода и соки в бутылках и банках, телевизор, многочисленные приспособления для того, чтобы пребывать в хорошей форме, не проходя при этом десятки километров по пересеченной местности под палящим солнцем, дождем или снегом.
По сорок-пятьдесят минут трижды в неделю, в зале с хорошей вентиляцией – и результат налицо, слава богу, здорова, не склонна к полноте, энергична. Нет, она решительно не понимает тех, кто напяливает на себя тяжелые рюкзаки, всовывает ноги в огромные башмаки и бродит по лесам, полям или даже по горам.
Однако ей достаточно было только взглянуть на то, что печет и жарит Брианна, чтобы понять, какая угроза весу и стройности таится в недрах этой кухни. А значит, надо будет ходить пешком. И побольше.
Шаннон поглубже засунула руки в карманы куртки. Да, прохладно, Брианна права.
Она прошла через сад, где на цветах еще дрожали капли росы, а стекла парников были так чисты и прозрачны, что казалось, их нет вовсе, ее так и подмывало проверить их наличие, дотронувшись до них.
А потом перед ней открылся простор. Бескрайний, пустынный и тихий. Такой тихий, что делалось страшновато, и она сгорбилась.
Постепенно она поняла, что ощущение тишины обманчиво. Звуки были. Но не хорошо знакомые ей шумы от разного вида городского транспорта, не людские голоса. Она стала различать пение птиц, отдаленный лай собак, приглушенный звук какой-то машины – видимо трактора. Однако неопределенное чувство страха оттого, что она одна, не оставляло ее. Она ускорила шаг – так лучше справиться со страхом, да и полезней, чем ползти еле-еле.
Подойдя к первой каменной ограде, она на мгновение задумалась: идти вдоль нее или перелезть на другое поле? Решение пришло сразу – перелезть.
Там росла пшеница – это она сумела определить – уже достаточно высокая, чтобы стебли могли раскачиваться от ветра, а посреди поля стояло одинокое большое дерево. Оно казалось очень старым, но листья на нем были удивительно молодые и нежные. На одной из его искривленных веток сидела какая-то пичуга и самозабвенно заливалась на всю округу.
Шаннон остановилась, боясь спугнуть птицу, сожалея, что не захватила с собой альбом для эскизов. Но она обязательно еще придет сюда и зарисует весь этот пейзаж: ведь так давно она не видела ничего подобного!
«Наверное, любой, – подумала она, продолжая свой путь, – у кого есть хоть какие-то задатки художника, не смог бы удержаться от того, чтобы нанести всю эту красоту на бумагу или холст. Сам ландшафт призывает к этому. Какие краски, контуры, освещение!»
Она приблизилась к дереву с другой стороны, выбирая лучший ракурс для будущей картины. «Самое подходящее время – именно раннее утро», – решила она.
С этим решением пошла дальше и одолела еще одну невысокую каменную ограду. Сделав это, она чуть не уткнулась в стоявшую корову.
– О господи! – От неожиданности Шаннон отскочила и вспрыгнула на ограду в полный рост. – Какая же ты большая вблизи!
Корова бесстрастно взирала на нарушительницу спокойствия, помахивая длинным хвостом.
Отведя взгляд от испугавшего ее животного, Шаннон обнаружила, что по всему полю стоят другие коровы с такими же черно-белыми боками и подрагивающими хвостами. Поскольку никто из них не проявил к ней ни малейшего интереса, она решилась спуститься с ограды и просто уселась на нее.
– Ну, замычи хотя бы, – попросила она ближнюю корову, но та, не взглянув на нее и не выполнив просьбу, отошла подальше, продолжая щипать траву.
И тут Шаннон увидела небольшие существа, приведшие ее в восторг.
– Телята! – вскричала она и, забыв про свои опасения, побежала к ним.
Однако совсем близко подойти не осмелилась. С ними рядом были их рогатые родительницы, а что творится в их больших головах, Шаннон не знала. Впрочем, поразмыслив, решила, что не зря же она ходит в свой спортклуб три, а то и четыре раза в неделю, а значит, сможет в случае необходимости вовремя отпрыгнуть или убежать. Неужто какая-то корова догонит ее?
Подстегивая себя этими смелыми мыслями, Шаннон приблизилась к одной из коров, робко протянула руку и коснулась ее бока. «Какой шершавый!»
– Не бойтесь, она любит ласку!
Вскрикнув от неожиданности, Шаннон резко обернулась – так, что чуть не упала. Но крепкая рука подошедшего удержала ее от падения. Сзади нее стоял Мерфи. Ее вопль заставил нескольких коров поднять головы и перекочевать на другое место. Послышалось недовольное мычание. Но вскоре все успокоилось.
– Какая вы нервная!
Мерфи все еще держал свою руку на плече Шаннон.
– Вы так незаметно подошли, – осуждающе сказала она, освобождаясь от его руки. – Любой испугается.
– Я выпустил на пастбище моих лошадей. Возвращался обратно и вот увидел вас. – Он ловко уселся на каменную стенку, закурил. – Хорошее утро.
Выходит, она забралась на его землю. Наверное, нужно оправдываться? Но она не будет.
– Вы сами ухаживаете за всеми этими коровами? – спросила она, садясь на камни рядом с ним.
– Иногда мне помогают. Мы тут обычно все друг другу помогаем, когда возникает необходимость. Можете опять погладить корову, она не кусается.
– Я просто хотела попробовать, какая у нее шкура.
– Вы никогда не прикасались к корове? – Он широко улыбнулся. – Насколько я знаю, они встречаются и в Америке.
– Да, встречаются. – Ее задела его ирония. – Но не на Пятой авеню в Нью-Йорке.
Однако ее гневный взгляд пропал даром – Мерфи уже смотрел не на нее, а вдаль, в сторону одинокого дерева.
– Почему вы не спилите его? Оно как раз посреди пшеничного поля.
Пусть он знает, что и она разбирается в сельском хозяйстве.
– Оно живет тут куда дольше, чем я, – ответил он, по-прежнему не глядя на нее.
Это ее задело, хотя еще совсем недавно его чересчур внимательный взгляд вызывал раздражение. Какой невежа! Неужели она ни капельки не интересует его? Уже забыл, как вчера пожирал ее взглядом?
Но она ошибалась. Именно помня о вчерашнем ее недовольстве, он старался поменьше смотреть на нее. Однако ощущал ее присутствие, запах. От нее пахло грехом – как почти от любой женщины. Он не забывал о ней вчера и сразу вспомнил утром, как только проснулся.
– Сегодня хорошее утро, – повторил он. – Первое ваше утро в Ирландии. Но позднее пойдет дождь.
То же самое говорила Брианна. У них тут каждый житель – метеоролог. Она посмотрела на ясное небо.
– Почему вы так решили?
– Разве вы не видите, как всходит солнце?
Она пожала плечами. Как обычно. Да как же ему еще надо всходить? Он осторожно взял пальцами ее за подбородок, повернул голову к западу.
– Посмотрите туда. Над морем уже собираются тучи. Вы их не замечаете? Но они есть, поверьте. К полудню они принесут дождь. Не бурю, на это у них не хватит сил, просто дождь.
Его пальцы, задержавшиеся на ее подбородке, были тверды как камень и нежны как вода. От них пахло землей, травой, лошадьми. Но ей лучше сосредоточиться на погоде.
– Фермеры изучают все законы природы?
– Не изучают, просто знают.
Отпустив ее подбородок, он позволил себе, прежде чем опустить руку, слегка коснуться ее волос. Она повернула голову, их взгляды встретились. Цвет его глаз напомнил ей о посуде, которую собирала одно время ее мать. Шаннон тщательно упаковала эти чайные чашки и блюдца цвета кобальта и перевезла их к себе в Нью-Йорк.
Сейчас в его глазах не было ни тени смущения или озадаченности, которые она увидела – или ей показалось? – вчера. Сейчас это были глаза уверенного в себе мужчины, кто мог читать ее мысли и чьи собственные мысли были небезопасны для нее.
А он… Ему смертельно хотелось в эту минуту поцеловать ее. Слегка наклониться и дотронуться губами до ее губ. Осторожно. Всего один раз. И он бы сделал это, будь на ее месте другая женщина. Но будь здесь другая, он бы, наверное, не так невыносимо желал этого. Он сказал:
– У вас такое лицо, Шаннон, что сразу западает в душу человека и расцветает там, как какое-то растение.
Она подумала, что эти слова прозвучали бы нелепо, даже глупо, если бы не были произнесены с характерным ирландским выговором. И именно этим человеком. В его устах они звучали почти как стихи.
Чтобы защитить себя от их воздействия, она отвела взгляд и снова посмотрела на пасущихся коров.
– Вы мыслите сельскими образами, – несколько смущенно произнесла она.
– Наверное, так. Я хотел бы вам показать что-то. Пойдемте со мной?
– Меня ждут к завтраку.
Но он уже поднялся с ограды и взял ее за руку – так, словно делал это всегда.
– Тут недалеко, – просто сказал он.
Наклонившись, он сорвал похожий на звездочку голубой цветок, росший в расщелине ограды. Но вместо того, чтобы галантно преподнести, как она подумала, он воткнул его ей за ухо. Это было забавно и приятно.
До того, как она отдала себе отчет в том, что делает, она уже шла за ним по полю.
– У вас, оказывается, бывает свободное время, – удивилась она. – Я думала, фермеры с утра до ночи трудятся.
– Вы ошибались, – ответил он. – А, вон и ваш знакомый, Конкобар! Охотится за кроликами.
Серый лохматый вихрь несся через поле, преследуя что-то маленькое, почти неприметное.
– Он загрызет его! – вскрикнула Шаннон.
– Если поймает. Но шансов у него немного.
Преследователь и его жертва скрылись за невысоким холмом, где росли деревья, а за ними поблескивала лента реки.
– Теперь он упустит кролика, – утешил Мерфи свою спутницу. – Так бывает почти всегда. Что поделаешь? Его роль в этой жизни – преследовать, а роль кролика – удирать. Так и среди людей.
Снова удивившись манере Мерфи излагать свои мысли, Шаннон попросила его все-таки позвать собаку. Мерфи свистнул, и Конкобар послушно затрусил к нему, свесив язык чуть не до земли.
– Спасибо, – благодарно сказала Шаннон.
Мерфи не стал объяснять ей, что ни он, ни она не в силах исправить природу и в любое мгновение собака может опять погнаться за следующим кроликом. Вместо этого он спросил:
– Вы всегда жили в городе?
– Да. Или совсем близко от него. Мы часто переезжали. – Сейчас Мерфи казался ей выше ростом, чем раньше. Может, ощущение своей земли под ногами выпрямило его? – А вы? – спросила она. – Все время живете здесь?
– Всегда. Часть этой земли была раньше у Конкеннанов. Наша – та, что рядом с ними. Но у Тома не лежало сердце к сельской жизни, и он продал свою землю. Сначала – моему отцу, потом еще один кусок – мне. У них сейчас совсем немного, по обе стороны от меня.
Она посмотрела вдаль, нахмурив брови.
– Кажется, что ее ужасно много, вашей земли.
– Хватает. – Они подошли еще к одной ограде, он перешагнул через нее и потом, к удивлению Шаннон, протянул руки, взял ее за талию и легко, словно пушинку, перенес на свою сторону. – Вот что я хотел вам показать, – сказал Мерфи. – Вы не туда смотрите! Надо сюда…
Еще не оправившись от легкого потрясения – пожалуй, никто со времени ее детства не обращался с ней подобным образом, – она посмотрела, куда он указывал. Среди поля высилось нагромождение огромных камней в виде круга.
Но ее почему-то не поразило то, что предстало перед глазами. Она восприняла это как нечто естественное, уже виденное раньше. И только потом вспомнила, где видела: в сегодняшнем сне!
Удивление все же пришло. И радость, что ей показали это место.
– Как прекрасно, – шептала она, наклоняя голову в разные стороны, чтобы найти лучший угол зрения, различить больше тонов и оттенков.
Он не был очень широким, этот каменный круг; некоторые из глыб, служившие, видимо, перемычками, давно уже упали и откатились в сторону. Но сам круг остался – величественный, странный, магический, – он находился посреди спокойного зеленого поля, на котором мирно паслись лошади. Находился здесь со времен неолита (Неолит – новый каменный век (примерно с 8-го по 3-е тысячелетие до н. э.). Каменный круг, о котором идет речь, – одно из культовых сооружений тех веков.), чуть не сотню веков. Здесь, на этом самом поле, в этом круге, хоронили и совершали другие таинственные обряды, молились.
– Никогда не видела их. Только на картинках, – взволнованно говорила Шаннон, машинально беря Мерфи за руку и ведя поближе к каменному кругу. – Сколько легенд и всяких научных теорий об этих сооружениях, о стоячих камнях. Кто их поставил? Космические пришельцы, кельтские жрецы-друиды, люди-гиганты или пляшущие феи-волшебницы? Вы хоть знаете, какой у них возраст?
– Как и у фей-волшебниц.
Ответ рассмешил Шаннон, но она тут же вновь стала серьезной.
– Представляете? На этом месте приносились жертвы, совершались священные ритуалы. Этих камней касались их руки, одежды.
Она протянула свою руку и коснулась одной из глыб. Но тут же отдернула ее, удивленная. Камень был слишком теплым для такого прохладного утра.
Мерфи не сводил с нее глаз.
– Странная штука, правда? – сказал он. – Когда прикасаешься.
– Да, мне показалось… Как будто притронулась к живому.
Она снова положила ладонь на каменную глыбу. И опять то же ощущение. «Это просто нервы», – объяснила она себе.
Мерфи продолжал внимательно смотреть на нее.
– Тут есть какая-то сила, я думаю, – медленно произнес он. – Может, в самих камнях, а может, в том месте, какое наши предки выбирали для своих построек.
– Я не верю в подобные вещи, – отрезала Шаннон.
– В вас достаточно ирландской крови, чтобы верить.
Очень осторожно он взял ее за руку, повел в центр круга. Когда они уже стояли там, она высвободилась, сложила руки на груди – такая же манера была присуща Мегги, но Шаннон не знала этого – и решительно сказала:
– Я хочу зарисовать это. Вы не будете против? Он пожал плечами.
– Оно не принадлежит мне. Моя здесь только земля. Эти камни принадлежат сами себе и больше никому.
– Да, вы правы. – Она стала обходить сооружение по внутреннему кругу. – Я знаю людей, которые не пожалели бы никаких денег, чтобы увидеть то, что сейчас передо мной.
Мерфи кивнул.
– Я кое-что читал о разных подобных местах. К примеру, Сидон в Ливане. Или в Индии. Жутко интересно. Вы не думаете, что земля и камни, как и люди, могут хранить память? И от них идет что-то… какая-то сила.
Стоя сейчас там, посередине этого странного магического круга, Шаннон почти начинала верить, что так оно и есть. Но признаваться в этом не хотелось – казалось, это будет уступкой собеседнику. А она не желала ему ни в чем уступать – оттого, что почувствовала уже его силу, и физическую, и внутреннюю. Поэтому ответила с некоторым вызовом:
– Не очень-то уверена в могуществе камней. Не думаю, что, если повешу на шею какой-нибудь красивый камешек, он исправит что-нибудь в моей жизни. Например, интимную ее сторону. – Она лукаво взглянула на него. – Полагаю, фермер тоже так же думает.
– Я тоже ничего не слышал о том, что камни на шее помогают в постели. В этих случаях я рассчитываю только на себя.
– И правильно делаете, – пробормотала Шаннон, снова поворачиваясь к одной из глыб и поглаживая ее. – Они такие древние, что делается просто страшно. И в этом уже магическая сила. Интересно… – она вдруг остановилась и, затаив дыхание, прислушалась. – Вы слышите?
Он молча смотрел на нее. У Шаннон пересохло в горле. Она откашлялась и чуть охрипшим голосом сказала:
– Должно быть, птица. Но мне показалось, кто-то плачет.
Мерфи накрутил на палец прядь ее волос.
– Я слышал не один раз. И другие люди тоже. И ваши сестры. Не волнуйтесь так. – Он повернул ее лицом к себе. – Я уже говорил. Кровь есть кровь, и бесполезно отрицать ее действие. А плачет она, потому что лишилась любимого. Так рассказывает легенда.
– Это была птица, – настойчиво повторила Шаннон.
– Они были обречены, понимаете, – продолжал Мерфи, словно не слыша ее. – Он – всего-навсего бедный крестьянин, а она – дочка лендлорда. Но здесь они встречались и любили друг друга, и она зачала ребенка. Это не я говорю, а легенда.
Ее волнение уже прошло, легкая дрожь унялась.
– Легенда? Конечно, в таких местах множество легенд. Они есть у любого народа. Только здешние – гораздо древней, чем у многих.
– Та, про какую я говорю, очень печальная. Они хотели вместе бежать. Он оставил ее здесь дожидаться, но его схватили и лишили жизни. А когда на следующий день отец девушки пришел сюда, она тоже была мертва, как и ее любимый. А на ее щеках блестели невысохшие слезы.
– И теперь ее дух плачет в этом камне? И мы его слышим?
Он улыбнулся, его не покоробил ее вызывающий тон.
– Наверное. Ведь она любила его. Что еще ей остается? Я вижу, вы замерзли? Дайте ваши руки.
«Господи, – подумала она немного растерянно, – да что это он? Зачем?» Между тем Мерфи продолжал, согревая ее руки в своих:
– Грей хотел очередное свое убийство устроить на этом месте, но я попросил не делать этого, и он согласился. Оно не совсем подходит для такой книги, верно? А теперь вы хотите нарисовать его на холсте. Но это уже другое дело. Так я думаю.
– Если у меня что-то получится. – Она хотела было отнять у него свои руки, но им было действительно тепло и приятно в его ручищах. – Пора идти обратно. Мне неудобно перед Брианной, да и вам пора за работу.
Он молча смотрел на нее, на легкий румянец на щеках, на волосы, упавшие на лоб, ему приятно было ощущать биение ее пульса под своими пальцами, глядеть в чуть смущенные глаза.
– Хорошо, что я застал вас, когда вы уселись на мою стену, Шаннон Бодин, – улыбнувшись, сказал он потом. – Это даст мне зарядку на весь остальной день, честное слово.
Раздраженная тем, что не может унять слабость в ногах, она стиснула их и, вздернув подбородок, сказала:
– Мерфи Малдун, должна ли я понимать вас так, что вы решили приударить за мной?
– По-моему, вы правы.
– Очень лестно для меня, но не думаю, что вы выбрали подходящее время. И вы не отпускаете мои руки!
– Вы опять правы. – Не сводя с нее глаз, он прижал губы к костяшкам ее пальцев. Его улыбка при этом была мимолетной и обезоруживающей. Мерфи тут же отпустил ее руки и добавил: – Приходите как-нибудь, мы снова погуляем.
Она продолжала стоять неподвижно еще некоторое время после того, как он повернулся и вышел из каменного круга. Потом – ей захотелось этого – бросилась к одной из арок и увидела, как он идет по полю, а невесть откуда взявшийся Конкобар сопровождает его.
«Да не такой он простой, этот фермер», – думала она, продолжая наблюдать, как Мерфи поднимается на холм и потом скрывается за ним. Она смотрела ему вслед и машинально терла щеки согревшимися руками.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветок греха - Робертс Нора



книга написана о любви с любовью прочитала со слезами в глазах
Цветок греха - Робертс Нораольга
12.07.2011, 15.23





Вся трилогия просто замечательная а эта лучшая в ней
Цветок греха - Робертс НораСветлана
15.08.2011, 16.38





книга замечательная как и большенство книг этого автора
Цветок греха - Робертс Нораольга
29.01.2012, 20.17





Приятно прочитать...
Цветок греха - Робертс НораНИКА*
10.06.2013, 5.26





Книга очень понравилась.Робертс одна из моих любимых авторов.Жаль,что у ее книг очень низкие рейтинги.
Цветок греха - Робертс Норатаня
25.06.2013, 12.04





Очень красивое описание природы Ирландии.Такое чувство,что я сама побывала там (обычно описание природы в книгах я пропускаю).Любовь между ГГ такая....прям дух захватывает.Ради любви ГГ готовы пожертвовать самым дорогим,без упреков,сожаления.10б.
Цветок греха - Робертс НораТаня
25.06.2013, 12.26





Книга очень хорошая,большое спасибо автору. Читайте.
Цветок греха - Робертс Норалена
22.08.2013, 17.06





Цветок греха - Робертс Норакак то не зацепил
13.10.2013, 21.44





Городская , преуспевающая молодая женщина приехала в ирландию , причем в глушь и осталась с сельским парнем. Сказка. Он помнит их прошлую реинкарнацию. Мне намного интереснее было бы прочитать , как сложилась их дальнейшая жизнь. Мне очень понравилась первая книга из этой серии "рожденная в огне", о её сводной сестре по отцу.
Цветок греха - Робертс Нораелена
5.11.2013, 0.21





Книга замечательная,прочитала её на одном дыхании.Позавидовала такой любви,но белой завистью.Сколько читала про кельтов,про их природу и появилась мечта побывать в ирландии и шотландии.И как хорошо когда романы заканчиваются как в сказке...
Цветок греха - Робертс НораАнна
7.01.2014, 14.19





С удовольствием прочитала.Правда Г.Г.меня раздражала.Избалованная курица.
Цветок греха - Робертс Норататиана
14.12.2015, 16.03





С удовольствием прочитала.Правда Г.Г.меня раздражала.Избалованная курица.
Цветок греха - Робертс Норататиана
14.12.2015, 16.03





Все романы Норы Робертс прекрасны. И этот не исключение. Она умеет создавать атмосферу дома, семьи, душевной близости людей. У нее потрясающие герои всегда.
Цветок греха - Робертс НораНина
11.03.2016, 14.44





Все романы Норы Робертс прекрасны. И этот не исключение. Она умеет создавать атмосферу дома, семьи, душевной близости людей. У нее потрясающие герои всегда.
Цветок греха - Робертс НораНина
11.03.2016, 14.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100