Читать онлайн Цветок греха, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветок греха - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.93 (Голосов: 115)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветок греха - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветок греха - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Цветок греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Шаннон была в восторге от филиала Всемирной галереи в Эннистимоне, графство Клер. Внешним видом галерея напоминала английский помещичий дом и окружена была великолепным садом, к которому Брианна приложила руку, но больше в качестве советчика и дизайнера. Немало машин стояло возле здания, и это говорило о том, что галерея не пустует без посетителей.
– Сюда два раза приезжал президент Ирландии, – с гордостью сказал Мерфи, обращаясь к Шаннон. – Купил одну из работ Мегги. В захолустье, выходит, тоже можно работать и иметь свои радости.
– Наверное, – кисло согласилась Шаннон. Она понимала, как ей казалось, подспудный смысл слов Мерфи, но не была расположена спорить.
– Ну, как тебе? – оживленно спросила Мегги, и Шаннон была рада, что избавлена от разговора с Мерфи. На какое-то время.
– Прекрасное здание, – охотно похвалила она. – Не хуже, чем в Дублине или Нью-Йорке.
– Здесь у Рогана теперь родной дом, – просто сказала Мегги.
Шаннон была удивлена несвойственной ее собеседнице сентиментальностью.
Когда же они вошли внутрь, Шаннон поняла, почему Мегги именно так сказала о галерее. Тут действительно был дом – уютный, обставленный со вкусом и любовью. Картины и скульптуры не нарушали этого впечатления, а, наоборот, усиливали его.
В главном зале были развешаны в основном карандашные портреты – всевозможные изображения лиц, фигур и настроений, характерных для мужчин и женщин Ирландии. Богатая портретная галерея!
За большим залом, в первой гостиной, разместились акварели. Здесь же стояли необычные по цвету и форме стеклянные скульптуры Мегги.
И повсюду – живые цветы. Множество цветов.
Шаннон вздрогнула, увидев на одной из стен свою картину. Это был акварельный портрет Брианны.
– Мне так приятно, что он висит здесь, – услышала она голос самой Брианны и не сразу поняла, о чем идет речь.
Мегги подошла поближе, ведя за руку упирающегося Лайама.
– Сначала Роган хотел выставить только твои «Камни», – объясняла она. – Но потом решил показать все три картины. Пускай смотрят и знают, что осенью у этого художника будет здесь целая выставка. Он уже начал делать тебе рекламу, понимаешь это? А что касается «Камней», на них уже поступило предложение. Роган не говорил тебе?
– Предложение? Нет. Кто-то хочет купить?
– Ну да, а что же еще? Предложили две тысячи фунтов. Или три, не помню. Что ты так на меня смотришь, Шаннон? Только Роган хочет двойную цену.
– Двойную? – Она чуть не поперхнулась. – Ты шутишь?
– Он очень жадный, мой Роган, когда расстается со своими экспонатами. – Мегги сопроводила эти слова улыбкой. – Я ему всегда говорю, что он слишком завышает цену, а он предлагает мне каждый раз спорить, что продаст за ту, которую назначил, и я всегда проигрываю.
Шаннон лихорадочно переводила в уме ирландские фунты в доллары, и полученная сумма казалась ей совершенно немыслимой. Она еще ни разу в жизни не продавала свои картины, только дарила. Но, помимо удивления, она испытывала и смешанное с ним чувство негодования: было неприятно оценивать плоды своего творчества в денежных знаках.
Мегги увела Лайама по его неотложным делам, а Мерфи, слышавший разговор о картине, постарался подбодрить Шаннон успокаивающим тоном:
– Когда я продавал своего годовика, я говорю о лошади, у меня тоже кошки скребли на душе. Ведь он же был мой, выращенный вот этими руками. – Он ухмыльнулся. – Я стоял рядом, когда его мать ожеребилась и когда он только начал сосать молоко. Выгуливал его, кормил, лечил. И вот продал, потому что этого требует мой бизнес. Но сердце у меня ноет до сих пор.
– Я ничего никогда не продавала, – с раздражением сказала Шаннон. – Не люблю и не умею. Дарить – дарила.
Господи, почему она так отвратительно с ним разговаривает? Кто дал ей право? Получается, даже намекает на недавний свой подарок? Тьфу, как нехорошо!
– Прости, – Шаннон постаралась загладить резкость, – что говорю таким тоном. Сама не знаю, что со мной сегодня.
Как ни в чем не бывало Мерфи делился новостями:
– Тебе наверняка интересно узнать: Грей предупредил Рогана, что, если тот продаст кому-нибудь портрет Брианны, он лично сдерет с него шкуру.
Шаннон не могла сдержать улыбки.
– С Рогана, – засмеялась она, – или с покупателя?
– С обоих.
Оба развеселились, им стало немного легче. Потом Шаннон заявила:
– Роган никому не продаст этот портрет.
– Отчего же?
– Оттого что я подарю его Грею.
– Умница! Только говори тише, а то Роган может подслушать.
И они опять рассмеялись.
Больше часа провела она на первом этаже галереи, прежде чем подняться на второй, где тоже было на что посмотреть. Но больше всего ее внимание привлекло изумительное произведение из стекла – все какое-то плывущее, летящее, бегущее, с зачатками крыльев, с хвостом, с крокодильей, кажется, головой, – напоминающее дракона. Трудно передать словами, но в нем было что-то такое, что манило, будило целый рой мыслей, целую гамму настроений.
– Как бы мне хотелось иметь дома такого же! – невольно воскликнула Шаннон.
Это непонятное красивое существо – так ей вдруг показалось – могло бы стать постоянным напоминанием о тревожных, странных, но прекрасных днях, проведенных в Ирландии у своих обретенных сестер, о Мерфи.
Не было сомнения, что это работа Мегги – не нужно было даже видеть на теле дракона две небольшие буквы ММ (Маргарет Мэри), тоже отлитые из стекла.
– Позволь мне купить это для тебя, – вдруг попросил Мерфи, стоявший рядом.
– Нет. – Она отпрянула от него. – Я давно, еще в Нью-Йорке, мечтала приобрести какую-нибудь из ее работ и вот наконец увидела то, что хочу. И теперь могу позволить себе это. А ты уже сделал мне подарок.
Мерфи еще раньше обратил внимание, что в ушах у нее его подарок, это его радовало. Тем не менее он был задет отказом.
Она прочитала обиду в его глазах и потому мягко добавила:
– Мне важно приобрести это самой. У собственной сестры.
– Что ж, наверное, ты права. Он наклонился, чтобы поцеловать ее, и в это время от двери раздался голос Рогана:
– Прошу прощения, но мне поручено… Шаннон не дала ему договорить и, бросившись навстречу, воскликнула:
– Спасибо вам! Никогда не думала, что это так приятно – видеть свои работы в настоящей галерее. Как была бы счастлива моя мать, если бы дожила до этого дня! – От полноты чувств Шаннон чмокнула его в щеку. – Спасибо за все, что делаете для меня!
Он улыбнулся своей ослепительной улыбкой.
– Надеюсь, поцелуем все не закончится, – Роган подмигнул Мерфи, – и мы еще долгие годы будем сотрудничать. Но Брианна, как всегда, занялась хозяйством и просит вас обоих на чай здесь, в галерее.
– Я бы хотела сначала поговорить с вами вот о чем…
Но тут в зале появилась Мегги.
– Идете или нет? – заторопила она. – Угощение на столе.
– У нас с Шаннон деловой разговор, – объяснил Роган. – Мы можем пройти в кабинет.
– Это не обязательно! Я хотела поговорить об этом «драконе».
– Он называется «Дыхание огня». – Роган сразу понял, о чем будет идти речь. – По-моему, превосходная работа.
– Еще бы! – вмешалась Мегги. – Из-за нее я чуть не заработала мозоли на заднице. Три раза начинала все заново.
– Я хочу ее приобрести, – нерешительно сказала Шаннон. – Очень хочу! Умоляю вас, продайте мне ее и помогите отправить в Нью-Йорк.
Никто из присутствующих, кроме Мегги, не обратил внимания, как исказилось и застыло лицо Мерфи при словах «отправить в Нью-Йорк».
– Это одна из лучших ее работ, – повторил Роган.
– Верю. И готова прямо сейчас выписать чек.
– Роган, – возмутилась Мегги, – а не кажется ли вам с Шаннон, что здесь присутствует еще кое-кто, помимо вас двоих? Я…
Роган поднял руку, и, к величайшему удивлению Шаннон, Мегги послушно замолчала.
– Большинство художников, – заговорил он, не глядя на жену, – чересчур эмоционально относятся к своим детищам, и потому им совершенно необходим разумный партнер со свежей головой, который…
– Балда! – перебила его Мегги. Вот теперь Шаннон узнавала ее. – Олух царя небесного! Деляга чертов! Заставляет меня до сих пор подписывать с ним контракты, словно мы почти незнакомы и я не родила ему ребенка и не ношу вот здесь, – она похлопала себя по животу, – второго!
Роган, казалось, не слышал ее слов. Он только слегка скосил на нее взгляд и спокойно спросил:
– Закончила? – И сразу продолжил, прежде чем она собралась с духом высказать еще что-то: – Так вот, Шаннон, в качестве разумного партнера Мегги я говорю вам от ее и от своего имени, что мы будем рады, если вы примете от нас в подарок эту работу.
Шаннон начала горячо протестовать, а Мегги, оправившись от некоторого шока, воскликнула:
– Роган Суини, никогда в жизни не ожидала от тебя подобных речей! – Она подскочила к нему и крепко поцеловала. – Ты не деляга, ты великий и великодушный мужчина, и я ужасно люблю тебя! – Она повернулась к Шаннон. – И не смей спорить с ним! Не порть впечатление от его благородного поступка! Поскорее согласись и пожми ему руку, пока он не передумал.
Шаннон, ошеломленная ее напором, была вынуждена подчиниться, продолжая рассыпаться в благодарности.
– Хватит! – скомандовала Мегги. – Идите с Роганом пить чай. Мы с Мерфи догоним вас. И опять все безропотно повиновались.
Когда Роган и Шаннон вышли из зала, Мегги слегка толкнула Мерфи в бок.
– Не унывай, парень. Я же вижу. Про Нью-Йорк она сказала просто так.
Но ее слова не принесли ему утешения, только еще сильнее разбередили душевную боль.
– Она хочет уехать, и она уедет, – повторял он. – Что же мне делать?
– Хочешь, чтобы она осталась? Значит, борись!
У него непроизвольно сжались кулаки. Да, он мог бы, если бы враг был явным, во плоти. Но тот был бесплотен, как дух, как привидение. Нет смысла бороться с призраками. Однако он все равно будет. Должен бороться.
– Я еще не закончил битву, – сказал он решительно, и глаза у него блеснули, что вселило в Мегги пусть небольшую, но надежду. – Но ведь и она тоже умеет бороться, – уныло добавил он.
На обратном пути Мерфи не стал спрашивать Шаннон, куда она поедет, а просто повез к своему дому. Но, когда они вышли из машины, повел ее в сторону поля.
– У тебя там остались какие-то дела? – удивленно спросила она, глядя ему на ноги.
На нем были не сапоги, а выходные туфли, в которых он обычно ходил в церковь.
– Нет. Пройдемся немного, если не против.
Мерфи находился в подавленном состоянии, она это понимала, и совместный путь от Эннистимона ничего не изменил в его настроении. Ей было неприятно, что он сделался таким после поездки на Луп Хед, где оба не сумели найти общий язык, проявили упрямство, способность обижаться друг на друга и обижать. Ей было его жаль. И себя тоже.
В душе у каждого из них поселилась неуступчивость, свила гнездо настойчивость, бушевала страсть. Оба желали и страшились окончательного разговора, который поставил бы точку в их отношениях.
– Мерфи, – неуверенно начала Шаннон, – ты расстроен, я вижу. Не лучше ли для нас обоих перестать говорить на эту тему?
Мерфи покачал головой.
– Я слишком долго откладывал этот разговор.
Он скользил взглядом по зеленеющему полю, видел своих коней на пастбище, но мысли его были далеко.
Каменное кольцо. Они уже возле него. Вошли внутрь.
Он остановился, посмотрел на нее, отпустил ее руку.
– Это должно произойти здесь. Ты знаешь это, – сказал он. – Оно наше.
– Не понимаю, о чем ты говоришь.
Внутри у нее все дрожало, но она не опускала глаз.
Он знал, о чем говорит, знал, чего хочет. Чтобы эти камни, которые он считал своими, это поле, трава, чтобы все они стали своими и для нее. Но он понимал: пока это не так.
– Я люблю тебя, Шаннон, – начал он сдавленным голосом. – Люблю, как только может любить мужчина. Говорю тебе это здесь, на священной земле, под лучами солнца, которые проникают между этих камней.
Сердце у нее сжалось – от любви и от боли. Выражение его глаз, переполненных болью и страданием, было красноречивее любых слов, и она понимала: ничто не остановит его.
– Прошу тебя: стань моей женой. Позволь разделить мою жизнь с твоей, ответь мне тем же. Прошу тебя об этом на священной земле, на виду у древних камней, под лучами солнца, – повторил он как заклинание.
Его чувства захлестнули ее, она испугалась, что утонет в них. Однако нашла в себе силы проговорить:
– Не проси об этом, Мерфи.
– Я уже попросил. Но ты не ответила.
– Я не могу, – выдавила она через силу. – Не могу сделать того, о чем ты просишь.
Глаза у него бешено сверкнули. Гнев и боль переполняли их.
– Ты вольна поступать как хочешь. Только отвечай честно.
– Я была честной с самого начала, Мерфи, когда говорила тебе «нет».
– Ложь, – прорычал он. – Ты все время говорила неправду и мне, и себе.
Ему казалось, что его ранило, что кровь сочится из десятка ран.
– Это ты грешишь против истины! – Она знала: его напору нужно противопоставить свой, его обвинениям – свою яростную защиту. – Я сразу сказала тебе, Мерфи, у нас нет будущего, не нужно ни на что надеяться, затевать серьезное. Да, я спала с тобой, – голос ее задрожал, несмотря на все усилия, – потому что хотела тебя. Но это не значит, будто можно что-то изменить.
– Ты говорила, что любишь меня.
– Да, люблю! – крикнула она в ярости. – Люблю, как не любила никого раньше! Но что из этого?
– Для меня это все.
– А для меня нет! Я не ты, Мерфи. Не Брианна! Не Мегги! – Она отвернулась, борясь с желанием бить кулаками по каменной стене, пока на пальцах не появится кровь. – То, что мне представлялось отнятым у меня, когда мать рассказала, кто я такая, я вернула сполна. И увезу с собой, В свою собственную жизнь.
Глаза ее, когда она вновь повернулась, казались почти черными.
Мерфи молчал. Чего он ждал? На что надеялся, глупец!
Она опять заговорила:
– Думаешь, я не понимала, чего ты хочешь? Впрочем, ты никогда и не скрывал. Я видела твое лицо, когда ты сидел на кухне, а я готовила завтрак. Оно все расставило на свои места. Тебе нужна женщина, чтобы вести хозяйство, удовлетворять в постели, рожать детей и быть довольной всем, что ее окружает. Твоим садом, этой долиной, печкой, в которой горит торф. Что, неправда?
Он не мог не признать, что она почти в точности выразила его желания и намерения.
– А тебе претят все эти вещи? – спросил он.
– Да нет. Просто они не для меня. У меня есть работа, от которой я чего-то жду. Есть страна, город, дом, куда я всегда могу вернуться.
– Здесь тоже твой дом.
– Нет, – не согласилась она. – У меня здесь семья. Меня окружают люди, которые стали для меня очень много значить. Но это еще не настоящий дом.
– Что же мешает ему стать настоящим?! – выкрикнул он. – Что, черт возьми? Ты воображаешь, что нужна мне, чтобы готовить еду и стирать грязные рубашки? Я и сам с этим прекрасно справлялся многие годы и смогу делать то же и впредь. Мне наплевать, если ты пальцем не шевельнешь ради хозяйства! Я не так уж беден и в состоянии нанять помощницу, если нужно. Ты все время говоришь о своей карьере. Что тебе здесь мешает писать картины от рассвета до заката? Я буду только рад.
– Ты не понимаешь меня.
– Да, не понимаю. Не возьму в толк: как это получается – если ты любишь меня, а я тебя, то зачем бежать и от любви, и от меня? Какие уступки тебе нужны? Ты только скажи.
– Какие уступки? – Она тоже закричала, потому что его потребность в ней больно ранила, тисками сжимала ее сердце. – Речь не об уступках. Не о приспособлении одного из нас к другому. И дело не в том, чтобы сменить дом, деревню или город. Между нами континенты, Мерфи. Целые миры. Причина не в каких-то там домашних заботах. Для меня то, что ты предлагаешь, означает попасть в другое измерение. На другую планету. Для тебя не изменится ничего, я же лишусь всего! Разве можешь ты настаивать на таком раскладе?
– Это выдумки! Ты сама себя уговорила. Ослепила.
– Я гроша ломаного не дам за все эти сны, привидения и прочие вещи! Но вот она я, из плоти и крови! Готовая отдать тебе все, что у меня есть. Не желающая причинять тебе ни малейшей боли. Но когда ты просишь чего-то сверх, это уже не в моих силах. И у меня один выход.
– Тот, который ты сама себе внушила. – Он отошел от нее еще дальше. Взгляд холодных голубых глаз казался невозмутимым. Его речь звучала излишне спокойно. – Ты говоришь, что уедешь, несмотря на то, что мы нашли друг друга. Зная свои чувства, ты все же едешь в Нью-Йорк, чтобы безмятежно и счастливо жить там. Как ты можешь?
– Я еду, чтобы просто жить! Там, где жила, где привыкла. Где знаю, как…
– Ты отнимаешь себя у меня! Это жестоко с твоей стороны. А говоришь, не хочешь сделать мне больно.
– А ты?! Ты не жесток? Стоишь тут и требуешь: выбери, какой руки лишиться – левой или правой? – Чтобы унять непрекращающуюся внутреннюю дрожь, она обхватила себя руками. – О, тебе куда легче, чем мне, Мерфи, будь ты неладен! Ты ничем не рискуешь и ничего не теряешь. Черт тебя побери! – выкрикнула она и метнула на него взгляд, полный горечи. Глаза ее потемнели, стали не похожи на себя. – У тебя тоже, как и у меня, не будет покоя, вот что я тебе скажу! Не будет!
Она резко повернулась и побежала, помчалась что есть сил через поле. На языке у нее осталось много недоговоренных слов, в ушах свистел ветер – или это билась взволнованная кровь? – в глазах стояли слезы.
Как будто кто-то посторонний, сидевший в ней, гнал ее неизвестно куда, наполняя все тело горечью утраты и чувством безнадежности.
Не останавливаясь ни на минуту, она добежала до калитки в сад Брианны и, ворвавшись туда, была встречена радостным лаем Конкобара. Но, не ответив на его приветствие, она пулей пролетела в дом через кухню и потом к себе в комнату. Кажется, на кухне была Брианна. Кажется, Брианна окликнула ее – Шаннон не помнит этого.
Прошло не меньше часа, прежде чем Брианна негромко постучала к ней в дверь.
Бри полагала, что застанет Шаннон в слезах или спящей, но, войдя в комнату, увидела, что та сидит за мольбертом.
– Свет вот-вот исчезнет, – не поворачиваясь к ней, объяснила Шаннон, яростно нанося мазки кистью. – Мне нужен свет. Хотя бы от лампы.
– Конечно, я принесу настольную. Или две. – Брианна с еще большим удивлением отметила, что на лице Шаннон не видно следов печали, оно пылало каким-то неистовым вдохновением. – Шаннон, может быть…
– Я не могу сейчас говорить. Извини. Мне нужно разделаться с этим… Я должна закончить, чтобы вырвать из души раз и навсегда… Только не хватает света, Бри, пожалуйста…
– Да, да. Я все сделаю.
Брианна поспешно вышла и тихо прикрыла за собою дверь.
Она писала всю ночь. Такого раньше за ней никогда не водилось. Не возникало ни желания, ни потребности. Но сейчас все было по-иному.
Уже наступило утро, когда она отложила кисть. Руки у нее сводило судорогой, глаза были воспалены, в голове – никаких мыслей. Она не притронулась к еде, которую еще с вечера Брианна принесла на подносе, и сейчас по-прежнему не могла и думать о пище.
Не глядя на законченную картину, она опустила кисти в банку со скипидаром и, как была одетая, повалилась на постель.
Уже близился вечер, когда она проснулась, ощущая во всем теле скованность, одеревенелость. В этот раз ей ничего не снилось, или она не запомнила свои сновидения. Сон был тяжелым, изнуряющим, после которого она чувствовала опустошение, но и какую-то легкость.
Ни о чем не думая, она неторопливо разделась, прошла в ванную. Потом так же машинально натянула на себя одежду и, ни разу не взглянув на картину, написанную за одну ночь, взяла поднос с нетронутой едой и спустилась вниз.
Брианну она увидела в холле, та прощалась с уезжающими постояльцами. Шаннон молча проследовала на кухню, где наконец избавилась от подноса и налила себе кофе, который еще оставался достаточно горячим.
– Давай я сделаю свежий, – предложила Брианна, застав ее за этим занятием.
– Не надо. Он вполне… – Силясь улыбнуться, Шаннон добавила, кивая на принесенный поднос: – Извини, что ничего не съела.
– Со вчерашнего дня! Оттого ты такая бледная сегодня. Садись и ешь немедленно!
– Хорошо. Только совсем немного. У нее не было сил сопротивляться, поэтому она послушно уселась за стол.
– Поругались с Мерфи? – через какое-то время, как бы невзначай, поинтересовалась Брианна.
– И да, и нет. Мне не хочется об этом говорить сейчас.
Брианна убавила огонь в плите, подошла к холодильнику и лишь потом сказала:
– Я не настаиваю. Ты закончила картину?
– Да. – Шаннон прикрыла глаза. Картина была окончена, но многое еще не пришло к своему концу. – Бри, мне бы хотелось посмотреть письма моей матери. Мне это нужно перед тем, как уехать.
– Конечно. Только сначала поешь как следует. – Брианна отрезала кусок хлеба для нового сандвича. – Если ты не против, я позвоню Мегги. Мы сделаем это все вместе.
– Хорошо. – Шаннон отодвинула чашку. – Сделаем все вместе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветок греха - Робертс Нора



книга написана о любви с любовью прочитала со слезами в глазах
Цветок греха - Робертс Нораольга
12.07.2011, 15.23





Вся трилогия просто замечательная а эта лучшая в ней
Цветок греха - Робертс НораСветлана
15.08.2011, 16.38





книга замечательная как и большенство книг этого автора
Цветок греха - Робертс Нораольга
29.01.2012, 20.17





Приятно прочитать...
Цветок греха - Робертс НораНИКА*
10.06.2013, 5.26





Книга очень понравилась.Робертс одна из моих любимых авторов.Жаль,что у ее книг очень низкие рейтинги.
Цветок греха - Робертс Норатаня
25.06.2013, 12.04





Очень красивое описание природы Ирландии.Такое чувство,что я сама побывала там (обычно описание природы в книгах я пропускаю).Любовь между ГГ такая....прям дух захватывает.Ради любви ГГ готовы пожертвовать самым дорогим,без упреков,сожаления.10б.
Цветок греха - Робертс НораТаня
25.06.2013, 12.26





Книга очень хорошая,большое спасибо автору. Читайте.
Цветок греха - Робертс Норалена
22.08.2013, 17.06





Цветок греха - Робертс Норакак то не зацепил
13.10.2013, 21.44





Городская , преуспевающая молодая женщина приехала в ирландию , причем в глушь и осталась с сельским парнем. Сказка. Он помнит их прошлую реинкарнацию. Мне намного интереснее было бы прочитать , как сложилась их дальнейшая жизнь. Мне очень понравилась первая книга из этой серии "рожденная в огне", о её сводной сестре по отцу.
Цветок греха - Робертс Нораелена
5.11.2013, 0.21





Книга замечательная,прочитала её на одном дыхании.Позавидовала такой любви,но белой завистью.Сколько читала про кельтов,про их природу и появилась мечта побывать в ирландии и шотландии.И как хорошо когда романы заканчиваются как в сказке...
Цветок греха - Робертс НораАнна
7.01.2014, 14.19





С удовольствием прочитала.Правда Г.Г.меня раздражала.Избалованная курица.
Цветок греха - Робертс Норататиана
14.12.2015, 16.03





С удовольствием прочитала.Правда Г.Г.меня раздражала.Избалованная курица.
Цветок греха - Робертс Норататиана
14.12.2015, 16.03





Все романы Норы Робертс прекрасны. И этот не исключение. Она умеет создавать атмосферу дома, семьи, душевной близости людей. У нее потрясающие герои всегда.
Цветок греха - Робертс НораНина
11.03.2016, 14.44





Все романы Норы Робертс прекрасны. И этот не исключение. Она умеет создавать атмосферу дома, семьи, душевной близости людей. У нее потрясающие герои всегда.
Цветок греха - Робертс НораНина
11.03.2016, 14.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100