Читать онлайн Цветок греха, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветок греха - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.93 (Голосов: 115)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветок греха - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветок греха - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Цветок греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Под мерцающими звездами, под яркой, как свет маяка, луной он нес ее к центру круга.
Стояла полная тишина, только уханье совы время от времени доносилось до них, почти растворяясь по пути в гробовом безмолвии.
Он поставил ее на землю, расстелил одно из одеял, бросил на него другое. Потом опустился на колени у ее ног.
– Что ты делаешь?
Еще минуту назад она была спокойна и полна решимости, а сейчас – снова вся напряглась.
– Я снимаю с тебя туфли.
В самом деле, что может быть проще и натуральней? Но почему в его движениях столько соблазнительного, даже непристойного?
Он тоже снял обувь, аккуратно поставил возле ее туфель. Когда он приподнимался, его руки скользнули по всему ее телу – от колен до плеч.
– Ты дрожишь? Тебе холодно?
– Нет. – Разве может быть холодно, когда внутри такое пламя? – Мерфи, я уже говорила. Я не хочу, чтобы ты думал, что это может значить что-то, кроме того, что значит. Будет нечестно с моей стороны, если…
С улыбкой он обеими руками обхватил ее лицо, поцеловал в губы.
– Да, да, я знаю. «У красоты свой смысл существованья». Так написал один поэт.
Какой странный человек! В одной руке штурвал трактора, грабли, лопата, в другой – стихи. И руки, несмотря ни на что, мягкие, нежные.
Он гладил ее плечи, спину, волосы. Его губы были терпеливы и в то же время настойчивы. Они требовали от нее все большего. И сами давали большее.
Она все еще немного дрожала, вжимаясь всем телом в его тело. Легкий вздох – радости, удовольствия – вырвался из ее губ. Он ей ответил тем же.
Слабый ветер шелестел в траве. Она воспринимала это как музыку, как песню, которую трава переняла у Мерфи и сейчас поет сама.
Он слегка отстранился, снял с ее плеч куртку, которую накинул на нее перед выходом из дома. И опять его руки нежно гладили все ее тело, щеки, волосы.
Она полагала, что неплохо знает приемы и средства, к которым прибегают мужчины на пути к взаимному и полному наслаждению, но сейчас происходило что-то новое, необычное. Или ей казалось? Это было какое-то медленное, терпеливое продолжение танца – вальса, которому он недавно учил ее, а ей оставалось, как и тогда, слушаться его, зная, что все у них получится, ведь учитель у нее сам Мерфи.
Он осторожно расстегнул пуговицы ее блузки, распахнул полы, прижал ладонь к маленькой груди. Там, где сердце.
Словно ток прошел по ее телу.
– О, Мерфи!
– Сколько я мечтал об этой минуте! Твоя кожа, ее запах, вкус… – Он начал снимать с нее блузку. – У меня грубые руки, прости.
– Нет, совсем нет.
Как она дрожит, как откидывает назад голову при самом легком прикосновении к ее груди, скрытой пока под кружевным лифчиком. Как готовится уступить, сдаться. От этого, он чувствовал, сходит с ума. Но все откладывал момент – хотя и ощущал его, – когда в его руках окажутся ее маленькие тугие груди.
Вновь он прижал губы к ее губам, уже откровенно раскрытым, ждущим, как и все ее тело.
– Я хочу… – бормотала Шаннон. – Хочу тебя больше, чем могла вообразить.
Не спуская с него глаз, она принялась расстегивать ему рубашку, стащила ее с плеч и с восхищением увидела мускулистое тело, к которому приникла с какой-то почтительной робостью.
Мерфи расстегнул ей брюки, они заскользили вниз по ее ногам. Поддерживая Шаннон за руку, он помог ей перешагнуть через них.
Она снова прижалась к нему, но он нежно отстранил ее и покачал головой. Терпение в любви тоже имеет свои пределы.
– Иди ко мне, – хрипло прошептал Мерфи. – Ложись рядом.
Он бережно опустил ее на одеяло, впился в губы. Его руки касались всего ее тела с какой-то ужасающей нежностью. Материя, кое-где покрывавшая его, только усиливала желание. Когда же его пальцы и губы проникли под лифчик и коснулись соска, тело ее резко изогнулось.
– Ради всего на свете… – выдохнула она. – Сейчас! Скорей!
Словно прикосновение шелковой ткани, его губы ласкали ее грудь. Обеими руками она изо всех сил прижимала его к себе, движения тела становились все яростней и бесстыдней. Она молила его бессвязными словами – бессвязными еще и потому, что его губы, язык, зубы мешали ей говорить.
Внезапно она почувствовала, что не может больше – дышать, ожидать, жить. Пламя обожгло ее целиком, она боялась, что сгорит, исчезнет, растворится. Со стоном она расцепила руки, сомкнутые у него на спине, и, как бы в поиске опоры, ухватилась за одеяло, за землю.
Дрожь пронзила ее тело. Дрожь, трепет, озноб высшего наслаждения. Это невозможно. Невообразимо. Гак хорошо быть не может. Во всяком случае – ей не было никогда. Ни с кем.
У него вырвался ответный стон. Губы его продолжали терзать ее рот, руки опустились ниже – к бедрам, туда, где были лишь тонкие невесомые трусики…
– Шаннон, – в исступлении шептал он, – я же люблю тебя. Понимаешь? Люблю!
Она снова коснулась его спины, мускулистой, напряженной, чуть влажной.
– Теперь подожди, – чуть слышно прошептала она – У меня пропали силы. Господи, что же ты делаешь со мной?
– Доставляю радость. Тебе и себе.
Слова сами собой вырывались у него. Наконец-то, наконец он может сделать то, о чем столько мечтал, чего так ждал! Но в мечтах он был скор, а сейчас не хотел, не мог торопиться. Ведь наслаждение и торопливость несовместимы. И все же он чувствовал: этот момент наступал. Именно о таком он грезил – чтобы вся она была его, только его. Чтобы лежала, беспомощная и ослабевшая от желания, в его объятиях и чтобы он зажигал в ней пламя. Одно за другим, одно за другим. Чтобы она стонала и извивалась от его ласк – под его руками, губами, языком. Чтобы зверела, сатанела от страсти, и ей казалось бы мало, мало.
Он продолжал целовать ее лицо, грудь, живот. Она дрожала и изгибалась, а потом сомкнула ноги на его спине. Он покачал головой – не потому, что отказывал ей, а чтобы согнать пелену со своих глаз – яснее видеть ее.
– Погляди на меня! – отрывисто проговорил он, с трудом выталкивая слова из пересохшего горла. – Ну же, погляди!
Она открыла глаза.
– Я люблю тебя, ты слышишь? – В голосе его была какая-то яростная настойчивость. – Видишь?
– Да, – прошептала она не сразу. – Да, вижу.
И потом из ее горла вырвался радостный, торжествующий крик – когда он наконец вошел в нее, глубоко и сильно. Через все ее существо смывающей все на своем пути лавой прошла дрожь блаженства. Она вновь закрыла глаза, подчиняясь и отдаваясь неустанным движениям его тела.
Бессознательно она следовала его ритму, ей казалось, что вокруг бушует гроза – гремят раскаты грома, блещут молнии. Ее тело то сотрясалось, и затем следовал взрыв, то становилось счастливо-бессильным. Ее руки беспомощно соскользнули с его спины. Она услышала, как он произнес ее имя, тело его дрогнуло, ослабло, она ощутила его вес.
Еще несколько мгновений он содрогался, зарывшись лицом в ее волосы. Она тоже продолжала дрожать, но он знал, был уверен: это дрожь, свидетельствующая об утоленном желании. Если бы у него оставались силы, он бы погладил, приласкал ее – но сил не было.
– Сейчас освобожу тебя, – пробормотал он. – Через минуту.
– И не смей об этом думать!
Он улыбнулся и потерся носом о ее волосы.
– По крайней мере, тебе так теплей.
– По-моему, мне уже никогда не будет холодно. – Она вновь обняла его. – Ты, конечно, загордишься от того, что я скажу тебе, но мне все равно. Так вот, ни разу в жизни я не испытывала такого счастья.
Не гордость он почувствовал, услышав это, а радость.
– А у меня просто не было никого до тебя. Шаннон стиснула его еще крепче и засмеялась.
– Чтоб у такого, как ты, да никого не было! Представляю, сколько желающих…
– Если и были, то лишь так, для опыта. – Мерфи шевельнулся, сделал попытку приподняться на локте, посмотрел в ее улыбающееся лицо. Тоже улыбнулся. – Хотя я был бы лжецом, – добавил он, – если бы не сознался, что некоторые эксперименты были вполне приятными.
– Напомни мне позднее, когда поднимемся, чтобы я как следует ущипнула тебя.
Она засмеялась еще громче, когда он дважды перекатился вместе с нею, и они оказались на самом краю одеяла.
– Пожалуй, нарисую тебя в таком виде, – сказала Шаннон, задумчиво водя пальцем по его руке и груди. – Я со школьных времен не писала обнаженную натуру.
– Дорогая, если я буду перед тобой в голом виде, боюсь, что кисть тебе не понадобится.
– Пожалуй, – согласилась она, целуя его. Потом со вздохом откинула голову ему на грудь. – Знаешь, никогда не занималась любовью под открытым небом.
– Ты смеешься!
– Там, где мы жили, это не очень одобрялось.
Он не стал допытываться, шутит она или говорит серьезно. Ощутив, что кожа у нее становится прохладной, Мерфи потянулся за вторым одеялом и укутал ее.
– В эту ночь для тебя многое впервые, – сказал он потом. – Первый раз ты на сейли, первый раз танцевала вальс. И вот здесь, под открытым небом.
– Во всем виноват вальс. Нет, вру. Вальс начал процесс соблазнения, а завершила его твоя песня. Да, да. Когда я слушала тебя, то не понимала, как и почему могла сказать тебе «нет».
– Напоминай мне, чтобы я пел для тебя почаще. – Мерфи обхватил ее за шею, укутанную одеялом. – Прекрасная зеленоглазая Шан, любовь всей моей жизни! Поцелуй меня еще раз.
Шаннон задремала. Мерфи разбудил ее, едва небо высветилось на востоке. Он сделал это с неохотой: ему нравилось смотреть на нее спящую; на то, как спокойные ресницы лежат на чуть порозовевших щеках. И он желал, чтобы наступило такое время, когда он снова и снова будет видеть, как она спит – на рассвете, после ночи любви.
Но пора было возвращаться.
– Шан! – Он осторожно коснулся пальцами ее щеки, поцеловал. – Дорогая, скоро утро. Звезды уже исчезли.
Она шевельнулась, пробормотала что-то, прижалась к его руке. Он едва различил слова:
– Почему ты не останешься? Почему? Зачем приходить ко мне, чтобы покидать снова?
– Шш… – Мерфи крепче обнял ее. – Я здесь и никуда не ухожу. Тебе что-то снилось.
– Если ты любишь, то больше никуда не уедешь. Поклянись.
– Я люблю тебя. Пробудись. Ты никак не проснешься.
На этот раз она открыла глаза. Какой-то еще миг она находилась между двумя мирами – действительным и воображаемым, и оба казались ей реальными.
Светает. Предрассветная пора. Запахи весны. Серые холодные камни вокруг, под начинающим светлеть небом, и теплые руки возлюбленного на ее плечах.
– Твой конь…
Она неуверенно оглянулась: почему не слышно звона уздечки и нетерпеливого перебора копыт?
– Все мои лошади в конюшне, – ласково сказал Мерфи, поворачивая ее лицо к себе. – А где ты?
– Я? – Она заморгала и окончательно избавилась от сновидений. – Мерфи?
Он внимательно, с некоторым испугом вглядывался в ее лицо.
– Что ты увидела? Можешь вспомнить? Я хотел покинуть тебя?
Она покачала головой. Выражение отчаяния, страха быстро исчезло с ее лица.
– Мне приснилось что-то. Вот и все.
– Расскажи подробней.
Она спрятала лицо у него на плече.
– Просто сон. Уже утро?
– Да, почти. Я провожу тебя до Брианны.
– Так быстро прошла ночь?
Он стиснул ее в объятиях, затем поднялся, чтобы взять одежду.
Свернувшись под одеялом, Шаннон наблюдала за ним, и в ней зарождались искры нового желания. Она села, опустила одеяло с плеч.
– Мерфи!
Он взглянул на нее, и она испытала радость, увидев, как его глаза загорелись от страсти.
– Мерфи! Я хочу, чтобы ты опять любил меня.
– Я хочу этого больше всего на свете, но мои родные в доме могут…
Он замолчал, потому что она поднялась во весь рост, сбросив одеяло, стройная, обнаженная, зовущая, и пошла к нему.
– Хочу, чтобы ты опять… Как в самый последний раз. Быстро и отчаянно.
В ней было что-то от колдуньи. Собственно, он понял это, когда только увидел ее глаза. Сейчас в них светились сила, уверенность, волшебство. Выражение их не изменилось и после того, как он схватил ее за волосы и повел к стене.
– Тогда здесь, – произнес он хрипло.
Он резко повернул ее, прислонил спиной к камню стены, который лишь выглядел холодным, а на самом деле был теплым и гостеприимным. Таким, во всяком случае, она ощутила его сейчас.
Мерфи обхватил ее за бедра, приподнял. Она обвила его руками и ногами и вздрогнула, когда он с силой вошел в нее. Движения его были быстры и отчаянны. Как она и просила, если сама понимала, что хотела сказать.
Глаза в глаза, каждое яростное движение отнимает чуть не все силы, лишает дыхания. Ее ногти царапают ему плечи, губы что-то силятся сказать, и наконец из них вырывается победный вздох, когда их тела одновременно сотрясаются в счастливых конвульсиях.
Ноги у него ослабели, ладони сделались такими влажными, что он боялся – не удержит и выронит ее. С удивлением он прислушивался к своему неровному дыханию – словно пробежал с десяток километров.
– Господи, – пробормотал он с каким-то священным трепетом, моргая глазами, потому что их застилал туман. – Господи Иисусе!
Опустив голову на его плечо, она вдруг начала смеяться. Весело, радостно, безрассудно. Он с трудом удерживал ее, чтобы она не упала.
Вскинув руки вверх, она крикнула:
– Я чувствую, что живу! Живу! Продолжая удерживать ее, он счастливо проговорил:
– Ты живешь, женщина. Но ты едва не доконала меня сегодня. – Он жарко поцеловал ее и опустил на землю. – Оденься, прошу тебя, иначе мне больше не жить.
– А я хочу, чтобы мы пробежались голыми по полям! Вот чего я хочу!
Он нагнулся, чтобы собрать ее одежду.
– Представляю, как это понравится моей славной матери, если она выйдет из дома и увидит нас, – засмеялся Мерфи.
– Твоя славная мать, – отвечала Шаннон, начиная одеваться, – прекрасно знает, где пропадал всю ночь ее славный сын.
– Знать или видеть собственными глазами, – возразил он, – далеко не одно и то же. – Сидя на траве, Мерфи надевал ботинки, Шаннон в это время натягивала брюки. – Ты чертовски заманчиво выглядишь в мужской одежде!
– Это чисто мужской взгляд.
– Шан, ты согласишься сегодня вечером пойти со мной прогуляться, если я предложу?
Ей показался забавным почти светский тон, каким был задан вопрос, хотя всего несколько минут назад они здесь, на этом месте, вели себя, как обезумевшие от вожделения животные.
– Да, – степенно ответила она, – пожалуй, соглашусь, мистер Малдун.
Она постаралась передразнить его ирландский акцент, но у нее, видимо, ничего не получилось, потому что он заметил:
– Все равно звучит как у янки. Но мне нравится твой противный выговор.
– Он противный, но мой.
Шаннон подняла одеяло, начала его складывать.
– Оставь его тут, – предложил Мерфи. – Если не возражаешь.
Она с усмешкой взглянула на него, вытянула руку, соединив вместе два пальца.
– Не возражаю.
– Тогда пойдем, я провожу.
– Зачем? Не надо.
– Мне страшно оставлять тебя одну. Уходить от тебя.
Он взял ее за руку, вывел из каменного кольца в открытое поле, где трава под брезжущим утренним светом уже серебрилась от росы.
Они шли медленно, и ее голова покоилась у его плеча, пальцы их рук переплелись. Небо на востоке постепенно окрашивалось в робкие золотисто-розовые тона, как на рисунке пастелью. Уже запел утреннюю песню жаворонок, слышны были крики петухов с фермы.
– Смотри, сорока, – радостно сказала она. – Я не ошиблась?
– Уже свободно разбираешься в птицах, – одобрил он. – А вон и вторая. У нас говорят, одна сорока—к печали, две – к радости. – Помолчав, добавил: – Три – к свадьбе, четыре – к детям.
Она проследила за полетом птиц, потом, кашлянув, сказала:
– Мерфи, я знаю, у тебя серьезные чувства ко мне, и…
Он приподнял ее и усадил на каменную ограду.
– Я люблю тебя, – просто сказал он. – Наверняка это можно назвать серьезными чувствами.
– Да, можно. – Она понимала: сейчас нужно быть особенно осторожной в словах на эту тему и в выражении собственных чувств, которые у нее стали глубже и сильнее, чем ей бы того хотелось. – Мне кажется, я понимаю, да ты и сам говорил, какое видишь продолжение всего этого. Исходя из твоего характера, воспитания, религии, наконец. Но…
– У тебя шикарное умение бренчать словами, – проворчал он. – Выражайся проще. Да, я хочу жениться на тебе.
– Мерфи!
– Я не прошу решать прямо сейчас. В данный момент мы наслаждаемся утренней прогулкой, и я надеюсь на вечернюю встречу.
Она взглянула на него, встретила внимательный, изучающий взгляд.
– Можем мы попросту говорить обо всем? – спросила она почти умоляющим тоном.
– Конечно. Почему нет? Дай я поцелую тебя до того, как мы войдем в сад к Брианне.
Она подставила ему губы и потом попросила:
– Еще!
Совсем как малыш Лайам, когда требовал: целуй!
С трудом он оторвался от нее.
– Я позвоню, – Мерфи погладил Шаннон по щеке. – Хочу, чтобы ты пришла на обед, только…
– Только у тебя будет вся семья?
– Они должны уехать. Хочу, чтобы ты потом осталась на всю ночь. Со мной, в постели. Тебе не будет неловко перед Брианной?
– Нет, – ответила она с улыбкой. – Неловкость перед ней я испытаю еще до этого. Минуты через две-три.
– Тогда до вечера, дорогая.
Он нежно поцеловал кончики ее пальцев и ушел, оставив Шаннон у входа в сад, откуда на нее глядели розы с не высохшей на лепестках росою.
Тихонько напевая что-то от полноты чувств, Шаннон прошла по дорожке до двери в кухню, надеясь пробраться к себе в комнату незамеченной. Но застыла на месте, увидев Брианну у плиты.
– О, привет, – сказала Шаннон с улыбкой, которую с полным правом можно было бы назвать неуместной. – Как ты рано сегодня.
Брови Брианны взлетели вверх. Она встала уже с полчаса назад и делала так почти каждый день своей жизни.
– Кейла захотела есть, – объяснила Брианна. – Ну и прочие дела.
Шаннон бросила взгляд на часы.
– Ой, сейчас позднее, чем я думала. Я… я гуляла.
– Так я и поняла. – Не моргнув глазом, Брианна поинтересовалась: – А почему Мерфи не зашел попить кофе?
– Он… Нет… Мне кажется, мы повели себя не слишком пристойно. Ушли с вечеринки. Не глядя на нее, Брианна проговорила:
– Я совсем не удивилась, что ты вошла сюда из сада. Потому что видела, какая ты была вчера, когда уходила с ним. – Кофе закипел, Брианна повернулась от плиты. – У тебя счастливый вид.
– Правда? – Шаннон радостно засмеялась, потом, чуть помедлив, бросилась к Брианне, обняла ее.
– Кофейник! – вскричала та. – Осторожно! Сумасшедшая.
– Да, я счастлива. – без умолку говорила Шаннон. – Ты права. Счастлива, как последняя дура. Провела ночь с мужчиной в поле. На пастбище. И это была я! Не могу поверить!
– Рада за тебя. – Брианна поставила на стол кофейник. – Рада за вас обоих. Он ведь особенный, наш Мерфи. И мне всегда хотелось, чтобы он нашел себе кого-то по вкусу. Тоже особенную.
Шаннон слегка отодвинулась от Брианны.
– Это не то, что ты думаешь. Да. Мне он нравится. Очень нравится. Я не могла быть с ним, если бы было иначе.
– Понимаю тебя.
– Но… но я не такая, как ты, Брианна. Или как Мегги. – Она отступила еще дальше, стараясь объяснить собеседнице то, что так хотела объяснить самой себе. – Я не хочу, не могу осесть тут. Жить тут, выйти замуж, завести детей. У меня другие планы, взгляды. Понимаешь?
В глазах Брианны появилась тревога. Потом она опустила их и тихо сказала:
– Он так страшно любит тебя.
– Знаю. И не могла бы теперь с уверенностью сказать, что не отвечаю ему тем же. – Она помолчала, обдумывая то, что только что у нее вырвалось. – Но не всегда достаточно одной любви, чтобы… чтобы сложилась жизнь. Мы с тобой знаем это на примере наших родителей. Я пыталась объяснить Мерфи, и, надеюсь, он меня понял. Потому что меньше всего хотела бы причинить ему боль.
– А ты не думаешь, что причиняешь боль самой себе, если вырываешь из сердца настоящую любовь?
– Кроме сердца, есть еще голова. Брианна поставила на стол чашки, потом сахарницу, молочник.
– Это верно, – согласилась она. – Тебе одной решать окончательно, что правильно, а что нет. И выбор очень труден, когда внутри человека нет согласия с самим собой.
– Ты понимаешь, Бри. Ты все понимаешь. Та покачала головой.
– Не все, но кое-что. Конечно, Мерфи сейчас легче. В нем нет сомнений. Мысли и чувства у него едины. У тебя же по-другому. Тебе нужно, наверное… – Брианна продолжала медленнее, не так уверенно. – Нужно брать от счастья все, что оно дает, и не подвергать каждый свой шаг проверке и обдумыванию. По крайней мере сейчас.
– О, как ты права! Я так и пытаюсь делать. И пыталась, как мне кажется. Как хорошо, что я узнала тебя!
– И еще лучше, что сказала об этом. Какое прекрасное утро!
– Да, прекрасное! – Шаннон схватила руку Брианны, стиснула ее. – Самое лучшее из всех! Пойду переоденусь.
– Возьми с собой кофе. – С глазами, полными слез, Брианна стала наливать чашку. – Я пока начну готовить завтрак. Надо поесть перед церковью.
– Кофе возьму, а потом я спущусь и помогу тебе готовить завтрак. Ладно? Больше не хочу быть гостьей в твоем доме.
Теперь уж Брианна совсем не могла удержать слез: они поползли по щекам.
– Ты и не была гостьей, Шаннон! – Она улыбнулась сквозь слезы. – Мои гости так рано не встают.
Шаннон поднялась наверх, а Грей, зашедший спустя какое-то время на кухню, заметил покрасневшие глаза жены и встревожился.
Услышав ее рассказ, он сказал, что обе они с Шаннон кого угодно доведут до слез своими историями. Даже его.
– Грей, – воскликнула Брианна, – но ведь она – моя настоящая сестра!
– Ты права. – Он поцеловал ее в голову. – Она действительно твоя сестра. И моя свояченица.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветок греха - Робертс Нора



книга написана о любви с любовью прочитала со слезами в глазах
Цветок греха - Робертс Нораольга
12.07.2011, 15.23





Вся трилогия просто замечательная а эта лучшая в ней
Цветок греха - Робертс НораСветлана
15.08.2011, 16.38





книга замечательная как и большенство книг этого автора
Цветок греха - Робертс Нораольга
29.01.2012, 20.17





Приятно прочитать...
Цветок греха - Робертс НораНИКА*
10.06.2013, 5.26





Книга очень понравилась.Робертс одна из моих любимых авторов.Жаль,что у ее книг очень низкие рейтинги.
Цветок греха - Робертс Норатаня
25.06.2013, 12.04





Очень красивое описание природы Ирландии.Такое чувство,что я сама побывала там (обычно описание природы в книгах я пропускаю).Любовь между ГГ такая....прям дух захватывает.Ради любви ГГ готовы пожертвовать самым дорогим,без упреков,сожаления.10б.
Цветок греха - Робертс НораТаня
25.06.2013, 12.26





Книга очень хорошая,большое спасибо автору. Читайте.
Цветок греха - Робертс Норалена
22.08.2013, 17.06





Цветок греха - Робертс Норакак то не зацепил
13.10.2013, 21.44





Городская , преуспевающая молодая женщина приехала в ирландию , причем в глушь и осталась с сельским парнем. Сказка. Он помнит их прошлую реинкарнацию. Мне намного интереснее было бы прочитать , как сложилась их дальнейшая жизнь. Мне очень понравилась первая книга из этой серии "рожденная в огне", о её сводной сестре по отцу.
Цветок греха - Робертс Нораелена
5.11.2013, 0.21





Книга замечательная,прочитала её на одном дыхании.Позавидовала такой любви,но белой завистью.Сколько читала про кельтов,про их природу и появилась мечта побывать в ирландии и шотландии.И как хорошо когда романы заканчиваются как в сказке...
Цветок греха - Робертс НораАнна
7.01.2014, 14.19





С удовольствием прочитала.Правда Г.Г.меня раздражала.Избалованная курица.
Цветок греха - Робертс Норататиана
14.12.2015, 16.03





С удовольствием прочитала.Правда Г.Г.меня раздражала.Избалованная курица.
Цветок греха - Робертс Норататиана
14.12.2015, 16.03





Все романы Норы Робертс прекрасны. И этот не исключение. Она умеет создавать атмосферу дома, семьи, душевной близости людей. У нее потрясающие герои всегда.
Цветок греха - Робертс НораНина
11.03.2016, 14.44





Все романы Норы Робертс прекрасны. И этот не исключение. Она умеет создавать атмосферу дома, семьи, душевной близости людей. У нее потрясающие герои всегда.
Цветок греха - Робертс НораНина
11.03.2016, 14.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100