Читать онлайн Рискованное дело, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рискованное дело - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рискованное дело - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рискованное дело - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Рискованное дело

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 12

—Черт побери, я хочу знать, что здесь происходит!
Они все находились в кабинете Мораласа. Джонас не мог усидеть на месте. Он стоял за спиной Лиз, обеими руками вцепившись в спинку ее стула. Если кто-то к ней приблизится, он сначала ударит, а потом будет задавать вопросы. Он уже врезал несчастному полицейскому, который пытался удержать его, когда он увидел Лиз на палубе «Эмигранта» рядом со Скоттом.
Скрестив на столешнице кисти рук, Моралас смерил Джонаса долгим спокойным взглядом.
Наверное, будет лучше, если вам все объяснит ваш соотечественник.
Специальный агент Дональд Скотт. — Человек, которого Лиз знала под именем Скотта Трайдента, примостился на углу стола Мораласа. — Лиз, извините меня за обман. — Хотя специальный агент говорил спокойно и уверенно, он не мог скрыть обуревавшего его волнения. Отпив из чашки кофе, он поднял глаза на Джонаса и подумал: с таким объясняться нелегко. Но Скотт всегда верил, что цель оправдывает средства. — Я уже три года охочусь за этим сукиным сыном! — Он отпил еще кофе, наслаждаясь победой. — Два года ушло на то, чтобы внедриться в преступную группировку, но мне все равно никак не удавалось добраться до главаря. Тут даже ЦРУ оказалось бессильно. Он был осторожен. Последние восемь месяцев я работал в паре с Манчесом под именем Скотта Трайдента. Но к самому Эмбаклу сумел подобраться лишь два дня назад.
Вы ее использовали! — Джонас положил руку Лиз на плечо. — Вы привлекли ее к своей операции!
Да. Главное, мы долго не могли понять, с ними вы или нет. Лиз, мы давно в курсе их «обменных операций» в вашем «Черном коралле». Нам известно, что вы — опытная аквалангистка. Если честно, нашей организации почти все о вас известно. Некоторое время вы считались у нас подозреваемой номер один.
Подозреваемой?! — Лиз скромно сложила руки на коленях, но в душе у нее пылал праведный гнев. — Вы меня подозревали!
Вы покинули Соединенные Штаты больше десяти лет назад. С тех пор туда не возвращались. У вас имелись и связи, и средства для того, чтобы осуществлять контрабанду наркотиков. Почти весь год вы держите дочь вдали от острова; она учится в одной из лучших хьюстонских школ...
Это вас не касается.
Такие подробности нас всегда касаются. Когда вы поселили у себя Джерри Шарпа и дали ему работу, мы стали присматриваться к вам еще пристальнее. Он придерживался других взглядов, но мы его задействовали не за взгляды.
Лиз почувствовала, как сжимаются пальцы Джонаса, и, покосившись на него, переспросила:
Задействовали?!
Я вошел с ним в контакт в Новом Орлеане. О Джерри Шарпе мы тоже знали все. Он был мошенником, ловкачом, но работал красиво. — Внимательно разглядывая Джонаса, специальный агент снова отпил кофе. — Мы с ним заключили сделку. Если он сумеет внедриться в преступную группировку и передавать нам нужные сведения, мы забудем о нескольких его... скажем, опрометчивых поступках. Мне нравился ваш брат, — сказал Скотт, обращаясь к Джонасу. — В самом деле нравился. Сумей он остепениться, из него вышел бы отличный полицейский. Он с удовольствием, как он говорил, «кидал плохих парней».
Хотите сказать, что Джерри работал на вас?! — Джонас почувствовал, как раздирающие его эмоции вырываются на поверхность. Картина, в которую он с трудом заставил себя поверить, вдруг начала меняться.
Совершенно верно. — Скотт достал сигарету и чиркнул спичкой; он прикурил не сразу, долю секунды смотрел на язычок пламени. — Он мне нравился — я серьезно. Его подход к жизни выглядел оригинально. Поговоришь с ним — и кажется, что вокруг все не так уж паршиво...
Да, Джерри был таким, подумал Джонас. Он отвернулся и подошел к окну. Вода тихо плескалась о корпуса катеров. На поверхности воды плясало солнце; по волнолому шли дети. Почти такую же картинку он увидел в первый день, когда прилетел на Косумель. Кое-что осталось неизменным; зато другое постоянно менялось.
—Что случилось потом?
—Джерри не очень любил подчиняться приказам. Хотел все исполнить поскорее и получше. Однажды он признался, что должен кое-что доказать себе и другой своей половине. Своей лучшей половине.
Джонас медленно поднял голову. Прежняя боль вернулась — мучительная, острая боль. Лиз все поняла по его глазам и тут же подошла к нему.
Продолжайте.
Он вбил себе в голову, что должен украсть деньги, полученные за наркотики. Я и понятия ни о чем не имел, пока он не позвонил мне из Акапулько. Он решил, что в таком случае главарю придется вести с ним переговоры лично. Я велел ему не показываться на острове, обещал защиту. Его могли отвезти обратно в Штаты и поместить в безопасное место, пока операция не закончится. — Повертев обгорелую спичку в руке, Скотт бросил ее в пепельницу. — Он меня не послушался. Вернулся на Косумель и попытался сам договориться с Манчесом. Прежде чем я успел вмешаться, все было кончено. Но даже если бы я заранее знал, что они готовят, я вряд ли смог бы помешать... Мистер Шарп, поверьте, нам не доставляет удовольствия жертвовать гражданскими людьми. А мне не доставляет удовольствия терять друзей.
Гнев мало-помалу выходил из Джонаса. Как это похоже на Джерри, подумал он. Джерри обожал приключения, риск... Он вечно ходил по краю пропасти.
—Продолжайте!
Мы получили приказ надавить на Лиз. — Скотт невесело хмыкнул. — И от своего начальства, и от Клэнси. С обеих сторон. Но только после вашей поездки в Акапулько мы убедились в том, что вы не состоите в преступной группировке. Вы перестали быть подозреваемой и превратились в приманку.
Я сразу же обратилась в полицию! — Лиз посмотрела на Мораласа. — Я пришла к вам. А вы ничего мне не сказали!
— До вчерашнего дня я понятия не имел о том, кто такой агент Скотт. Знал только, что на острове кто-то работает под прикрытием и что нужно задействовать вас.
—Вас охраняли, — добавил Скотт. — Днем и ночью вас охраняли люди Мораласа и мои люди. А вы, — он повернулся к Джонасу, — частенько нам мешали. Повели собственное расследование... Наверное, у вас и Джерри было больше общего, чем кажется.
Джонасу показалось, что цепочка с медальоном режет ему шею.
Да, наверное.
В общем, у нас был выбор: довольствоваться Манчесом и другими мелкими сошками или рискнуть и все поставить на карту. Мы решили все поставить на карту.
А кейс, который мы занесли в пещеру, — подстава?
Манчесу приказали сделать все возможное, чтобы вернуть деньги, которые забрал Джерри. О банковской ячейке в Акапулько они не знали. — Скотт выпустил дым. — Пришлось действовать быстро и импровизировать, чтобы сохранить тайну. Но тогда мы тоже ничего не знали о ячейке — пока вы не привели нас к ней. Ну а Эмбакл собирался забрать деньги, которые, как он знал, были у вас. Он собирался представить дело так, словно главарем были вы. Все очень просто. Вас находят мертвой, с него снимаются подозрения. Он собирался ненадолго залечь на дно, а потом возобновить свои грязные делишки в другом месте. Это я узнал от Манчеса. Вас собирались подставить, — продолжал Скотт. — И его тоже. Я пошел к Мерриворту, расшумелся, сказал, что Манчес якобы собирается кинуть нас и сбежать. Как только Манчес подплыл к вашему катеру, я позвонил человеку, которого знал под фамилией Клэнси. В результате меня повысили, а Клэнси срочно вылетел на Косумель, чтобы лично разобраться с вами.
Лиз попыталась взглянуть на произошедшее глазами специального агента, но у нее ничего не получилось. Для него все это игра, а она и другие — пешки. Она так не могла.
Вы еще вчера утром знали, кто он такой, и все же позволили мне подняться на катер!
Вокруг были рассредоточены несколько снайперов. И потом, Эмбакл не был вооружен, а у меня был пистолет. Мы ждали, когда он отдаст приказ убить Лиз. Хорошо, что он успел кое-что вам рассказать. Когда дело попадет в суд, важно, чтобы у мерзавца не осталось ни одной лазейки. Мы добьемся, чтобы их засадили надолго. Вы юрист, Шарп. Вы знаете, как часто бывает. Арестовываем преступника, у нас куча улик, но его оправдывают! Слишком часто я видел, как этим ублюдкам удаётся выйти сухими из воды. — Скотт выдохнул дым через стиснутые зубы. — Голубчик попадет прямиком в федеральную тюрьму!
—Остается выяснить, где будут судить преступников, у вас или у нас в стране, — тихо возразил Моралас.
Когда Скотт круто развернулся к нему, он не шелохнулся.
Слушайте, Моралас...
Мы с вами поговорим потом. А вы, — Моралас обращался к Джонасу и Лиз, — примите мою благодарность и извинения. Мне очень жаль, что все так вышло.
Мне тоже, — прошептала Лиз и повернулась к Скотту. — Неужели дело того стоило?
Эмбакл тоннами ввозил в Штаты кокаин! На его совести не меньше пятнадцати убийств в США и Мексике. Да, дело того стоило.
Она кивнула.
Надеюсь, вы поймете меня правильно, но мне больше никогда не хочется вас видеть. — Сжав руку Джонаса, она натужно улыбнулась. — Кстати, дайвер из вас никудышный.
Жаль, что мы с вами так и не выпили вместе. — Скотт оглянулся на Джонаса. — Простите меня... за все.
Спасибо, что рассказали о брате. Теперь многое поменялось.
Я порекомендую представить его к награде. Ее вышлют вашим родителям.
—Для них это очень важно. — Джонас в искреннем порыве протянул руку. — Вы делали свое дело... я понимаю. Мы все выполняем свой долг.
—Это не значит, что я ни о чем не жалею.
Джонас кивнул. То, что угнетало его последние недели, ушло.
—Ну а за то, что последние несколько недель вы превратили жизнь Лиз в ад... — Он очень хладнокровно сжал кулак и от всей души врезал Скотту в челюсть.
Щуплый специальный агент полетел на пол, опрокинув стул.
—Джонас! — Потрясенная Лиз вытаращила глаза. Как это ни невероятно, ей вдруг стало смешно. Прижав ладонь ко рту, она оперлась о Джонаса и расхохоталась.
Моралас с довольным видом сидел за столом и мелкими глотками пил кофе.
Скотт сидел на полу и осторожно растирал челюсть.
—Мы все выполняем свой долг, — проворчал он.
Джонас повернулся к нему спиной.
—До свидания, капитан!
Моралас по-прежнему невозмутимо сидел за столом.
—До свидания, мистер Шарп. — Он встал и, проявив необычную для себя галантность, поцеловал Лиз руку. — Vaya con dias!
Подождав, пока за ними закроется дверь, он сверху вниз посмотрел на Скотта:
—Разумеется, за поврежденный стул заплатит ваше правительство.


* * *



Он улетел. Она его прогнала. Прошло почти две недели, а Лиз каждое утро просыпалась с одной и той же мыслью. Джонаса больше нет рядом. Все к лучшему. Прошло почти две недели, но она каждое утро, просыпаясь, убеждала себя, что поступила правильно. Если бы она послушала свое сердце, она бы ответила ему: «Да» в ту же секунду, как он попросил ее выйти за него замуж. Она бы, не раздумывая, бросила все и улетела с ним. И сломала бы ему жизнь — а может, и себе тоже.
Он уже вернулся в свой привычный мир: корпит над сводами законов, выступает в суде, ходит на светские приемы. Он наверняка уже начал забывать время, проведенное на Косумеле. В конце концов, он ей не писал. Не звонил. Улетел через день после того, как арестовали Эмбакла, не сказав ей больше ни слова о любви. Найдя Манчеса, он победил своих призраков и сохранил себя.
Джонас улетел, и Лиз снова осталась одна. Да ведь она с самого начала об этом мечтала! И твердо пообещала себе, что ни о чем не будет жалеть. Все, что она дарила Джонасу, она дарила без всяких условий и надежд на будущее. То, что подарил ей он, навсегда останется с ней.
Солнце уже взошло. Лиз подумала: будет жаркий день. Но пока, утром, воздух бодр, как веселая мелодия. Да, она отказалась от любви, но тоже сохранила себя. Месяц воспоминаний можно растянуть на всю жизнь. И потом, совсем скоро она увидит Веру!
Лиз поставила мотоцикл на стоянку и прислушалась к гулу взлетающего самолета. Наверное, сейчас Вера и ее родители перелетают Мексиканский залив. Лиз направилась к зданию аэропорта. Как ни глупо волноваться, она ничего не могла с собой поделать. Нелепо приезжать в аэропорт почти на час раньше, но дома она сошла бы с ума. Лиз обошла клумбу с бархатцами и геранью и вспомнила, что мама любит цветы. Она решила купить букет.
В аэропорту было прохладно и шумно. Туристы прилетали, улетали; почти все заходили в магазинчики с сувенирами и товарами в дорогу. Лиз обошла несколько магазинов по очереди, бездумно скупая все подряд, что нравилось. К тому времени, как она подошла к залу прилета, в руках у нее были два пакета с покупками и букет увядших гвоздик.
Сейчас она будет здесь, думала Лиз. Вот-вот появится Вера. Лиз переложила оба пакета в одну руку и нервно пригладила волосы. Пассажиры, ждущие вылета, дремали на черных пластиковых креслах или читали путеводители. Какая-то женщина подкрашивала губы, смотрясь в зеркальце пудреницы. Интересно, успеет ли она забежать в дамскую комнату и привести в порядок лицо? Прикусив губу, Лиз решила, что не отойдет от окна ни на минуту. Усидеть на месте она тоже не могла, поэтому расхаживала взад и вперед перед широкой застекленной перегородкой и наблюдала, как взлетают и садятся самолеты. Уже поздно. Самолеты всегда опаздывают, если их ждешь. Небо ясное, голубое. Она знала, что в Хьюстоне погода примерно такая же — она уже несколько дней слушала прогноз. В нетерпении она подошла к стойке и спросила, когда прибывает рейс из Хьюстона.
Охранник-мексиканец пожал плечами и ответил:
—Когда прилетит, тогда и прилетит.
Лиз пожалела, что спросила. Прошло еще десять минут, и она готова была кричать. Наконец их самолет сел. Ей не нужно было слушать объявление, она и так поняла. С глухо колотящимся сердцем она ждала у дверей.
На Вере были синие брюки в полоску и белая блузка. Волосы у нее отросли, подумала Лиз, глядя, как дочь спускается по трапу. Она выросла — хотя самой Вере уже этого не скажешь; она только наморщит нос и закатит глаза. Ладони у Лиз сделались влажными. Не плачь, не плачь, приказывала себе она. Но глаза уже наполнялись слезами. Потом Вера подняла голову и увидела ее. Широко улыбнувшись и помахав рукой, она побежала к ней. Лиз, бросив пакеты, кинулась навстречу дочери.
—Мама, я специально выбрала место у окошка, но нашего дома так и не увидела! — Восторженно крича, Вера обняла мать за шею. — Я привезла тебе подарок!
Прижавшись лицом к шее Веры, Лиз вдохнула запах пудры, мыла и шоколада; белая блузка тоже оказалась в шоколадных потеках.
—Дай взглянуть на тебя! — Отодвинув дочь, Лиз наслаждалась зрелищем. Какая она красивая, вдруг поняла Лиз и вздрогнула. Ее больше не назовешь ни хорошенькой, ни умненькой. Ее дочь стала настоящей красавицей!
«Я больше не смогу ее отпустить. — Озарение ударило ее, как стена. — Я никогда не смогу больше отпустить ее от себя!»
У тебя... выпал зуб, — с трудом проговорила Лиз, гладя дочь по голове.
Целых два! — Вера продемонстрировала две щербинки. — Бабушка велела положить их под подушку, а я привезла их с собой, чтобы положить под подушку здесь, дома. Можно мне песо?
Да. — Лиз расцеловала дочь в обе щеки. — С возвращением!
Крепко держа Веру за руку, Лиз пошла навстречу родителям. Сначала она молча смотрела на них, стараясь увидеть их как будто со стороны. Отец высокий и еще стройный, хотя волосы уже редеют. Он широко улыбается, как всегда, когда она делает что-нибудь особенно хорошее. Мама стоит рядом, ухоженная и подтянутая. Со стороны может показаться, будто самой большой бедой в жизни мамы становится подгоревшее жаркое. А на самом деле мама прочная и надежная, как скала. В глазах у нее слезы. Лиз на миг подумалось: неужели в начале лета ее мама чувствует себя такой же опустошенной, как она сама — в конце лета?
—Мама! — Лиз бросилась к родителям; они по очереди обняли ее. — Ох, как же я по вас скучала! Мне вас всех очень недоставало.
«Я хочу домой», — внезапно подумала она и едва не произнесла это вслух. Ей очень нужно домой.
—Мама! — Вера тянула ее за карман джинсов. — Мама!
У Лиз закружилась голова. Она подхватила дочь на руки.
—Да. — Она принялась покрывать лицо Веры поцелуями, пока девочка не захихикала. — Да, да, да!
Вера прижалась к ней.
Иди поздоровайся с Джонасом.
Что?
Он прилетел с нами. Подойди к нему и поздоровайся.
Я не... — И тут она увидела его. Он стоял, прислонясь к окну, и, не спеша, наблюдал за ними. Кровь отлила от головы к сердцу; Лиз показалось, что сейчас у нее что-нибудь лопнет. Держась за Веру, она не двигалась с места. Джонас подошел к ней, крепко обнял обеими руками и страстно поцеловал.
Рад тебя видеть, — прошептал он и, нагнувшись, подхватил пакеты, о которых Лиз совсем забыла. — Наверное, это вам. — Он протянул цветы матери Лиз.
Да... — Лиз пыталась собраться с мыслями, но они упорно разбегались. — Я забыла.
Очень красивые. — Мать улыбнулась дочери. — Джонас отвезет нас в отель. Я пригласила его сегодня к ужину. Надеюсь, ты не возражаешь? Ты всегда готовишь на целый полк...
Нет, я... Конечно!
Тогда до встречи. — Мама снова быстро поцеловала Лиз. — Знаю, тебе не терпится отвезти Веру домой и побыть с ней наедине. Увидимся вечером.
Но я...
Наш багаж здесь. Нам еще нужно пройти таможню.
Не успела Лиз произнести и слова, как осталась наедине с дочерью.
Можно по пути заехать к сеньору Пессадо?
Да, — рассеянно ответила Лиз.
Можно мне конфет?
Лиз покосилась на дочкину блузку, где расплылось шоколадное пятно.
—По-моему, тебе уже хватит,
Вера только улыбнулась. Она знала, что всегда может рассчитывать на сеньора Пессадо.
—Тогда поехали домой!


Лиз дождалась, пока Вера не распакует вещи, пока хрустальная птичка, которую подарила ей Вера, не будет висеть над окном, а дочь не съест две лепешки тако и не выпьет пол-литра молока.
Вера... — Ей хотелось, чтобы голос звучал беззаботно. — Когда ты познакомилась с мистером Шарпом?
С Джонасом? Он приехал к бабушке домой. — Вера придирчиво осматривала куклу, которую подарила ей Лиз.
К бабушке?! Когда?
Не знаю. — Вера решила назвать куклу Кассандрой. Она красивая, с длинными волосами — ей такое имя пойдет. — Можно мне теперь мороженого?
Ах... да. — Лиз подошла к морозилке. — Вера, ты знаешь, зачем он приезжал к бабушке?
По-моему, хотел с ней поговорить. И с дедушкой тоже. Он остался на ужин. Я поняла, что он понравился бабушке, потому что она испекла пирожки с вишней. Мне он тоже понравился. Он здорово умеет играть на пианино. — Вера многозначительно посмотрела на мороженое. Она удовлетворенно вздохнула, когда мама добавила еще шарик. — Он водил меня в зоопарк.
Что-о?! — Миска с мороженым едва не выпала у Лиз из рук. — Джонас водил тебя в зоопарк?
Да, в прошлую субботу. Мы кормили обезьянок попкорном, но больше съели сами. — Вера хихикнула и зачерпнула полную ложку мороженого. — Он рассказывает всякие смешные истории. Я коленку поцарапала. — Вдруг вспомнив о своем приключении, Вера задрала штанину и показала отметину.
Ох, милая... — Ранка оказалась маленькой и уже затянулась, но Лиз все равно ее поцеловала. — Как же это получилось?
В зоопарке. Я бежала. В новых кроссовках я умею очень быстро бегать, но я споткнулась. Я не плакала.
Лиз спустила штанину.
Ты у меня умница.
Джонас не разозлился, не ругал меня. Он промокнул ссадину носовым платком. Крови было много. — Довольная собой, девочка улыбнулась. — Он сказал, что у меня красивые глаза — как у тебя.
Внезапно Лиз испугалась и ничего не смогла с собой поделать.
Вот как? А что еще он говорил?
Мы с ним говорили о Мексике и о Хьюстоне. Он спросил, где мне больше нравится.
Лиз положила руки на колени дочери. Вот что самое главное, поняла она. Только это и главное.
И что ты ему сказала?
Мне больше нравится там, где ты. — Вера выскребла со дна остатки мороженого. — Он сказал, что ему тоже больше нравится там, где ты. Он будет твоим бойфрендом?
Моим... кем? — Лиз с трудом сдержала смех. — Нет.
У мамы Чарлин есть бойфренд, но он не такой высокий, как Джонас. И в зоопарк ее не водит. Джонас сказал, может быть, когда-нибудь мы поедем в Филадельфию и увидим Колокол свободы. Как по-твоему, поедем?
Лиз отвернулась к раковине и стала мыть блюдо из-под мороженого.
Посмотрим, — проворчала она.
Слушай, кто-то идет. — Вера вскочила и пулей метнулась к двери. — Это Джонас! — Радостно крикнув, она выбежала на крыльцо и понеслась ему навстречу.
Вера! — Лиз выбежала из кухни на крыльцо и увидела, как Вера бросается Джонасу на руки. Смеясь, он подхватил ее, подбросил в воздух и снова поставил на землю — так естественно, как будто делал это всю жизнь. Лиз комкала в руках посудное полотенце.
Ты рано. — Довольная, Вера цеплялась за его руку. — А мы как раз о тебе говорили.
Правда? — Джонас взъерошил волосы Вере, но смотрел при этом на Лиз. — Странно, потому что я как раз думал о вас.
Мы хотим приготовить паэлью — дедушка ее очень любит. Будешь помогать?
Вера... — начала было Лиз.
Я с удовольствием, — перебил ее Джонас. — После того как поговорю с твоей мамой. — У подножия крыльца он присел на корточки, и его лицо оказалось на одном уровне с лицом Веры. — Мне очень нужно поговорить с твоей мамой наедине.
Вера скривила губы.
—Зачем?
—Хочу уговорить ее выйти за меня замуж.
Не обращая внимания на потрясенное лицо Лиз, он ждал, что скажет Вера. Девочка прищурилась и поджала губы.
—Она сказала, ты ей не бойфренд. Я спрашивала!
Он широко улыбнулся и придвинулся к девочке.
Мне надо ее уговорить, вот и все.
Бабушка говорит, никто ни в чем не может убедить маму. Она очень упрямая.
Я тоже, и я зарабатываю на жизнь тем, что постоянно кого-то убеждаю. Но, может, ты тоже потом замолвишь за меня словечко?
Вера задумалась, а потом просияла:
—Идет! Мама, можно мне к Роберто? Ты сказала, у них родились щенята.
Лиз расправила полотенце и тут же снова скомкала его.
—Иди, но ненадолго.
Джонас выпрямился и посмотрел Вере вслед. Она опрометью кинулась к дому напротив.
—Элизабет, дочка у тебя получилась замечательная.
—В основном это ее заслуга.
Обернувшись, он заметил, как напряглось ее лицо. Он не испытал недовольства. Но вспомнил, как она смотрела на дочь, раскрывая ей объятия в аэропорту. Ему ужасно захотелось снова увидеть на ее лице то выражение.
Может, впустишь меня в дом? — спросил он, поднимаясь на крыльцо. — Или поговорим прямо здесь?
Джонас, я не знаю, зачем ты вернулся, но...
Разумеется, ты прекрасно знаешь, зачем я вернулся. Ты же не дура.
Нам с тобой не о чем разговаривать.
Вот как? — Джонас одним прыжком преодолел разделяющее их расстояние. Лиз не убежала, хотя и приказала себе не поддаваться. Он привлек ее к себе, и она, не колеблясь ни секунды, прильнула губами к его губам. Мир вокруг снова обрел смысл. — Если не хочешь разговаривать, войдем в дом и займемся любовью, пока у тебя в голове не прояснится.
У меня в голове и так все прояснилось. — Лиз положила руки ему на плечи и начала отодвигаться.
Я люблю тебя.
Он почувствовал, как она вздрогнула, увидел вспышку радости в ее глазах, но все сразу прошло. Она отвернулась.
Джонас, это невозможно.
Ты не права. Все очень даже возможно — более того, все уже сделано. Самое главное, Лиз, я тебе нужен.
Ее глаза превратились в узкие щелочки.
Позволь мне самой решать, что мне нужно, а что нет!
Вот за что я тебя люблю, — просто сказал он, сразу выбив почву у нее из-под ног.
Джонас...
Неужели ты не скучала по мне? — Лиз собралась что-то ответить, но передумала. — Вижу, ты намерена воспользоваться пятой поправкой — отказываешься свидетельствовать против себя. — Джонас отошел от нее на шаг. — Неужели ты будешь уверять меня, что последние дни хорошо спала? Неужели ты не ворочалась в постели, вспоминая все, что между нами было? Неужели ты сейчас, глядя мне в глаза, посмеешь уверять, будто не влюблена в меня?
Лиз никогда не умела врать. Она отвернулась и не спеша повесила полотенце на перила.
—Джонас, я не имею права жить, полагаясь на чувства.
Отныне имеешь. Тебе понравился подарок, который привезла Вера?
Что? — Она в замешательстве повернулась к нему. — Да, конечно, понравился.
Вот и хорошо. Я тоже кое-что тебе привез. — Он достал из кармана коробочку. Лиз успела заметить, как сверкнул на солнце бриллиант. Ей захотелось спрятать руку за спину, но Джонас ее опередил и проворно надел кольцо ей на палец. — Ну вот, теперь все официально.
Не нужно было даже смотреть на кольцо, но она не сумела удержаться. Бриллиант был огранен в виде слезы; идеально прозрачный, он сверкал, как мечта.
Джонас, не глупи, — прошептала она, но снять кольцо не сумела себя заставить.
Ты выйдешь за меня замуж. — Он взял ее за плечи и прислонил к перилам. — Это не обсуждается. А что потом — выбирай. Возможностей у нас несколько. Я могу оставить практику и переселиться на Косумель. Ты будешь меня содержать.
Лиз судорожно выдохнула — не поймешь, то ли презрительно хмыкнула, то ли рассмеялась:
Вот теперь ты по-настоящему валяешь дурака!
Такой вариант тебе не подходит. Отлично! Мне он тоже не очень нравится. Вторая возможность. Уезжай со мной в Филадельфию. Я буду тебя содержать.
Она тут же вздернула подбородок.
—Мне не нужно, чтобы меня содержали!
Великолепно. Значит, насчет двух первых вариантов мы с тобой согласны. — Он погладил ее по голове и сам себе удивился. Оказывается, он не такой выдержанный, каким привык себя считать. — Возможность номер три. Возвращайся в Штаты. Возьми карту, закрой глаза и ткни наугад в любую точку. Там мы с тобой и будем жить.
Так нельзя! — Отстранившись, Лиз начала мерить веранду шагами. В глубине души зарождалось незнакомое чувство: так жить можно. — Неужели ты не понимаешь, что так нельзя? — спросила она больше у себя, чем у него. — У тебя работа. У меня мой бизнес. Я никогда не стану образцовой женой для такого человека, как ты. Я тебе не подхожу.
Кроме тебя, мне никто не подходит. — Джонас снова схватил ее за плечи. Нет, выдержки ему явно не хватает! — Лиз, черт побери, ты для меня единственная! Если твой бизнес так много для тебя значит, не бросай его. Пусть «Черным кораллом» управляет Луис. Мы с тобой, если захочешь, будем наведываться сюда хоть через каждые два месяца. Создай еще один дайвинг-центр. Мы поедем во Флориду, в Калифорнию — в любое место, где занимаются подводным плаванием. А еще... — Он выждал, пока не убедился, что Лиз смотрит на него во все глаза. — А еще ты можешь вернуться в колледж и продолжить учебу.
В глазах у нее мелькнули изумление, восторг — и сразу угасли.
—С учебой покончено.
Черта с два! Посмотри на себя — ведь ты об этом мечтаешь! Сохрани «Черный коралл», открой еще один дайвинг-центр, открой еще десять — но удели внимание и себе самой.
Прошло больше десяти лет.
Он смерил ее удивленным взглядом:
Когда-то ты сама призналась, что ничего бы в своей жизни не меняла.
Я говорила серьезно, но сесть за парту сейчас, когда прошло столько лет...
Боишься?
Она прищурилась и задумалась; по спине пробежал холодок.
— Да.
Джонас весело рассмеялся, любуясь ею.
—Женщина, за последние несколько недель ты побывала в аду и уцелела. Тебе ли бояться учебы в колледже?
Лиз глубоко вздохнула и отвернулась.
А если я не справлюсь?
Ну и что? — Он снова развернул ее к себе. — Значит, упадешь лицом в грязь. А я буду рядом и упаду вместе с тобой. Лиз, нам с тобой пора рискнуть. Поставить все на карту!
Ах, как хочется тебе поверить. — Она подняла руку и погладила его по лицу. — Очень хочется. Я люблю тебя, Джонас. Я так тебя люблю!
Она страстно прижалась к нему — сливаясь с ним, растворяясь в нем.
—Лиз, ты нужна мне. Без тебя я назад не вернусь.
Лиз подняла на него глаза. Она была почти готова ему поверить.
Но ведь речь не только обо мне. Ты должен понять, что я не могу поступать как мне заблагорассудится.
Ты о Вере? — Джонас снова отстранил ее на расстояние вытянутой руки. — Последние две недели я знакомился с ней. Сначала я преследовал одну цель: втереться к ней в доверие. Я понял, что только через нее могу добраться до тебя.
Об этом Лиз уже догадалась,
Регулярно водил ее в зоопарк?
Вот именно. Но я не подозревал, что ее так же легко полюбить, как и ее мать. Она мне тоже нужна.
Лиз предостерегающе вскинула вверх руку:
Не понимаю!
Хочу, чтобы Вера стала моей дочерью по закону. Разреши мне удочерить ее.
Удочерить?! — Лиз ожидала чего угодно, только не этого. — Но ведь она...
Да-да, Вера — твоя дочь, — перебил Джонас. — А будет наша. Придется тебе поделиться. Если тебе непременно хочется, чтобы она ходила в хьюстонскую школу, мы поселимся в Хьюстоне. Через год, надеюсь, у Веры появится братик или сестричка, потому что ей, как и нам, нужна большая семья.
Он предлагал ей все, все, о чем она мечтала, но ее разум пока не способен был все вместить. Лиз робко протянула ему руку:
Она дочь другого человека. Как ты сможешь это забыть?
Она наша дочь, — возразил Джонас. — Ты ведь сама говорила, что она только твоя. А теперь будет еще и моя. — Взяв ее за обе руки, он поцеловал их. — И ты тоже.
— Джонас, ты понимаешь, что делаешь? Ты хочешь жениться на женщине, которой придется учиться с нуля и у которой почти взрослая дочь. Ты осложняешь себе жизнь!
— Ну да... а может, я ее спасаю.
И ее жизнь он тоже спасает. Сердце глухо заколотилось в груди, кровь прилила к голове. Впервые за много лет она сумела без страха посмотреть на свое прошлое. Она закрыла глаза и, глубоко вздохнув, отвернулась.
— Не торопись, подумай, — прошептала она. — Убедись во всем окончательно. Если я дам себе волю, если я скажу: «Да», а ты передумаешь, я возненавижу тебя до конца жизни.
Он подтянул ее к себе, шутливо ухватив за блузку.
—Через неделю мы поедем на ферму моих родителей в Ланкастере, позовем сельского священника, мирового судью, шамана — кого угодно! — и поженимся. Я уже распорядился подготовить все документы для удочерения. Скоро мы станем одной семьей, и у нас будет одна фамилия. У тебя, у Веры и у меня.
Лиз со вздохом прислонилась к опорному столбу и посмотрела ему в лицо. Он красивый. Сильный, страстный и выдержанный. И лицо у него красивое... Теперь ее жизнь навсегда связана с этим лицом. Оно настоящее, из плоти и крови, и драгоценное, как мечта. Ее любимый вернулся, ее ребенок с ней, и ничего невозможного нет.
— Когда я впервые тебя увидела, я подумала: вот мужчина, который всегда получает что хочет.
— И ты оказалась совершенно права. — Джонас снова взял ее за обе руки. — Что же мы скажем Вере? — осведомился он.
Лиз медленно изогнула губы в улыбке:
— Наверное, лучше всего сказать ей правду: ты меня уговорил.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Рискованное дело - Робертс Нора

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3* * *Глава 4Глава 5* * *Глава 6Глава 7Глава 8Глава 10* * *Глава 11Глава 12* * *

Ваши комментарии
к роману Рискованное дело - Робертс Нора



Очнь хороший роман, мне понравился и детектив и любовь...
Рискованное дело - Робертс НораАнна
5.01.2014, 23.48





Убийства, контрабанда наркотиков и дайверы.. в детективной части романа. Не без огреха конечно, по сути близкое описание в романе всего о нескольких персонажах, так что, сложив 2+2 можно точно понять, кто главарь банды. В любовной части все хорошо. Ни тебе пресловутой "искра пробежала..", ни мгновенной любви. На фоне объединяющей их беды сблизились и полюбили друг друга. Финал конечно же предсказуем донельзя, но в конце концов это любовный роман, интриги тут быть не может)). Твердая 9 из 10. Советую.
Рискованное дело - Робертс НораВарёна
5.04.2014, 12.08





Очень скучно. И не роман, и не детектив, и не сказка. Какое-то "оно". Не рекомендую.
Рискованное дело - Робертс НораВиталия
10.06.2015, 20.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100