Читать онлайн Приговоренные к безумию, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приговоренные к безумию - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.92 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приговоренные к безумию - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приговоренные к безумию - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Приговоренные к безумию

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

Вместе с Пибоди Ева побывала в больнице и по­беседовала с Сузанн Коэн. Женщина горько плака­ла, очевидно, только теперь осознав, насколько глу­бокой была ее привязанность к Ралфу.
Но она не смогла сообщить ничего существенно­го. Ее версия инцидента на крыльце соответствова­ла версии Рини, как и общая характеристика Луи Когберна. Он был тихим человеком, если не считать пристрастия к громкой музыке, и всегда держался особняком.
– Обычно так и бывает, – заметила Ева. – Каждый раз, когда какой-нибудь тип начинает бушевать и попадает в кровавую историю, все говорят, что он был тихим и безобидным. Хоть бы раз услышать, что он был маньяком, поедавшим живых змей.
– А помните парня, который откусывал головы голубям, прежде чем сигануть с крыши своего дома?
– Да, но он не нападал на других, так что не пытайся меня приободрить. – Ева достала из кармана сигналящий телефон. – Даллас.
– Хочу сообщить свежие данные, – заговорил Моррис. – Правда, я еще провожу тесты, и оконча­тельных результатов пока нет…
– Как ты меня обрадовал!
– Терпение, Даллас. – Голос Морриса звучал торжественно, как у человека, заявляющего, что он обрел Иисуса. – То, что мы обнаружили, достойно упоминания в медицинских журналах всего мира. Мозг этого парня выглядит так, словно подвергся атаке изнутри. Но там нет ни опухоли, ни каких-либо признаков заболевания.
– Тем не менее, мозг поврежден?
– Еще как! Его словно начинили микроскопи­ческими зарядами. Помнишь, как я сравнил его с надутым до предела воздушным шаром?
– Да.
– Вообрази такой шар в замкнутом пространст­ве – в данном случае, в черепе. Шар раздувается все сильнее, а пространство остается прежним. Ему не хватает места, давление растет, капилляры лопают­ся, кровь течет из ушей и носа, а потом – бах!
– Приятная картина, ничего не скажешь.
– Бедняга должен был страдать от мучительных головных болей. Я отправил ткань в лабораторию для дальнейших анализов, и вызвал невролога.
– Могло подобное повреждение спровоциро­вать внезапные насильственные действия?
– С уверенностью сказать не могу. Но такая боль могла заставить его утратить контроль над со­бой. В принципе боль служит предупреждением – человек чувствует, что с ним что-то не так. Однако очень сильная боль вполне способна свести с ума, а поражение мозга – например, опухоль, – спрово­цировать неадекватное поведение. Этот мозг, безус­ловно, был поражен.
– Чем?
– Похоже, каким-то неврологическим вирусом. Более точного определения придется подождать.
– О'кей, держи меня в курсе. – Ева отключила связь. – Судя по всему, полицейская проблема пре­вращается в медицинскую. Человек, страдающий пока что не диагностированным неврологическим заболеванием, убивает одного соседа и нападает на другого. Вмешательство полиции приводит к ги­бели нападавшего. Интересно, как бедняге Трухарту удастся объяснить это БВД.
– Так, может, до БВД не дойдет? Ведь этот тип был практически мертв еще до того, как он приме­нил оружие.
– Уитни считает, что Трухарт все равно должен разобраться с БВД. Если я вмешаюсь, он будет вы­глядеть слабым.
– Трухарт не слабый, – улыбнулась Пибоди. – Он просто… ну… слишком чистый.
– Тогда пускай немного испачкается – это пой­дет ему на пользу. Зайдем в электронный отдел и уз­наем, удалось ли им разобраться с другой «Чисто­той». Мне хочется поскорее отделаться от этой ис­тории.
* * *
Хэллоуэй работал в своей каморке, обливаясь потом. Он не знал, что умирает, но помнил, что его оскорбили. Фини унизил его, заставив копаться в этом паршивом старом компьютере. А тут еще этот недоумок Макнаб смеялся ему в лицо. Почему вся интересная работа всегда достается Макнабу? Такими делами должен заниматься он, Кевин Хэллоуэй! Так оно и было бы, если бы этот ублюдок Макнаб не целовал Фини задницу при каждом удоб­ном случае.
«Они оба не дают мне проявить себя, постоян­но меня унижают, – думал Хэллоуэй, вытирая пот с лица. – Хотят меня уничтожить, но это им не удаст­ся!»
Господи, как же ему хотелось очутиться дома в одиночестве, вдали от шума, духоты и боли!
Затуманенный взгляд Хэллоуэя устремился на внутренности компьютера, работу с которым пору­чил ему Фини. С куда большим удовольствием он бы занялся внутренностями Макнаба!
Этот сопляк приглашал его разобраться в спорт­зале! Хэллоуэй фыркнул, поднялся и положил руку на кобуру. Они разберутся здесь и сейчас. Как муж­чина с мужчиной.
* * *
Ева шагнула в коридор, ведущий к электронному отделу.
– Сейчас ты мне не нужна, Пибоди.
– Я ваша преданная помощница, сэр, и считаю своим долгом оставаться рядом с вами.
– Если ты рассчитываешь сопровождать меня в электронный отдел, чтобы хватать там Макнаба за задницу, то ты жестоко ошибаешься.
– Эта мысль мне даже в голову не приходила.
– Вот как? По твоей физиономии такого не ска­жешь.
Пибоди усмехнулась:
– Признаться, я рассчитывала только шлепнуть его по заднице. Она у него такая тощая, что ухва­титься за нее трудновато.
Рот лейтенанта дернулся в подобии нервного тика, но Пибоди предпочла принять это за улыбку, и добавила:
– К тому же я могу получить из первых рук дан­ные о компьютере Когберна и составить рапорт не­медленно.
– Неплохая попытка, Пибоди. Горжусь тобой.
– У меня хорошая учительница.
Пройдя по коридору, они свернули к сектору де­тективов – и тут разверзся ад.
Послышались выстрелы, крики, топот ног. Ева с оружием в руке побежала вперед. По коридору, об­гоняя ее, мчались полицейские.
– Господи, его подстрелили! – крикнул один из них. – Зовите врача!
– Кого подстрелили, детектив?
– Макнаба…
Ева схватила его за руку.
– Стоять! – приказала она, доставая телефон. – Пострадал полицейский. Электронный отдел, сек­тор детективов… Черт возьми, опишите ситуацию!
– Я сам ничего толком не знаю! Хэллоуэй вошел в отсек Макнаба, выстрелил в него, а потом захва­тил капитана Фини.
– Всем оставаться на месте! – приказала Ева копам, высыпавшим в коридор. – У нас ситуация с захватом заложника и, по крайней мере, одним ране­ным. Мне нужен переговорщик. Пибоди, сейчас мы войдем туда. Достань оружие. – Ева понизила го­лос: – Если не можешь держать себя в руках, скажи сразу. В таком состоянии от тебя не будет никакого толку.
– Есть, сэр. – В глазах Пибоди блеснули сле­зы. – Я справлюсь. Пошли.
– Не стреляйте! – крикнула Ева.
Она медленно вошла в сектор детективов. Не­сколько полицейских столпились в отсеке Макнаба, другие стояли у двери кабинета Фини.
– Я лейтенант Даллас! – крикнула Ева. – Сей­час я здесь командую, пока майор Уитни не возьмет ситуацию под контроль. Отойдите от двери!
– Он захватил капитана!
– Отойдите оттуда немедленно! Что с Макнабом?
Впрочем, теперь Ева видела, что он лежит на по­лу без сознания, с белым, как мел, лицом. Пибоди опустилась рядом с ним на колени, проверяя пульс.
– Он жив, – произнесла она дрожащим голо­сом. – Но пульс очень слабый.
– Он не получил полный заряд. Я детектив Гейтс. – Женщина с полосатыми, как шкура зебры, волосами шагнула вперед. – Я видела, как Хэллоуэй подошел к отсеку Макнаба и достал парализатор. Тогда я крикнула, Макнаб обернулся, и Хэллоуэй выстрелил.
– Врача уже вызвали. Мне нужно видеть, что творится в кабинете Фини. Включите мониторы, а я постараюсь с ним связаться. Пибоди, выясни, сколько здесь раненых, и в каком они состоянии.
Подойдя к центру связи, Ева позвонила в каби­нет Фини. С каждым сигналом ее сердце колоти­лось все быстрее.
– Теперь капитан я! – Лицо Хэллоуэя, почти такое же белое, как у Макнаба, заполнило экран. На белках его глаз виднелись красные прожилки, из носу сочилась кровь. – Я здесь командую!
Он шагнул назад, и Ева увидела, что его оружие упирается в шею Фини. «Один выстрел означает не­медленную смерть», – с ужасом подумала она.
– Это лейтенант Даллас.
– Я знаю, кто вы, черт возьми! Теперь я выше вас по званию. Что вам нужно?
– Я хочу узнать, что нужно вам, Хэллоуэй.
– Капитан Хэллоуэй!
– Хорошо, капитан. – Ева встретилась взглядом с Фини. За долю секунды они успели передать друг другу глазами очень многое. – Если вы объясните мне, сэр, в чем проблема, мы сможем решить ее, не прибегая к дальнейшему насилию. Вы ведь не хоти­те причинить вред капитану Фини. Если он постра­дает, я не сумею вам помочь.
– Она права, сынок. – Голос Фини был абсо­лютно спокоен. – В чем проблема?
– Проблема в вас, и я не ваш сынок! Так что за­ткнитесь! – Он оттолкнул голову Фини парализатором и отключил связь.
Каждая клеточка тела Евы рвалась в кабинет, но инстинкт и опыт велели ей держаться подальше.
– Мне срочно нужны все данные о Хэллоуэе! Если он женат, приведите сюда его жену или свяжи­тесь с ней. Найдите его мать, брата, священника – кого-нибудь, к кому он прислушается. Все лишние пусть уйдут. Кто здесь лучше всех знает Хэллоуэя?
На нее молча смотрели испуганные, мрачные и сердитые лица.
– Мы все думали, что знаем его, – заговорила наконец Гейтс. – Все это какое-то безумие, лейте­нант.
– Поговорите с ним, – Ева кивнула в сторону центра связи. – Только спокойно и дружелюбно. Спросите, что он хочет, что мы можем для него сде­лать. Не критикуйте его – просто займите разгово­ром!
Она отошла и достала свой телефон.
– Майор!
– Я уже иду. – Голос Уитни был мрачным. – Переговорщика тоже вызвали. Что еще вам нужно?
– Снайперы. Мониторы включили, так что я вижу помещение. Фини обычно держит шторы под­нятыми, но сейчас их опустили. Врываться в каби­нет и начинать стрельбу слишком рискованно. Хэллоуэй прикончит Фини, прежде чем мы до него доберемся.
– Я подойду через две минуты. Отвлекайте его разговорами. Узнайте, что ему нужно.
– Да, сэр.
Ева вернулась к центру связи. Гейтс быстро на­брала на мини-компьютере текст:
«Он меня не слушает. Говорит бессвязно. Не от­вечает на вопросы. Выглядит больным».
Ева кивнула и подключилась к аппарату.
– С вами все в порядке, капитан Хэллоуэй? Вам что-нибудь нужно?
– Мне нужно уважение! Не хочу, чтобы меня иг­норировали!
– Я вас не игнорирую, а внимательно слушаю. Но мне трудно сосредоточиться. Если бы вы опус­тили оружие, мы могли бы все обсудить.
– Чтобы вы ворвались сюда? – Он хрипло захо­хотал. – Не выйдет!
– Никто к вам не ворвется. Мы в состоянии все решить, не прибегая к насилию. Фини, ты обеща­ешь сидеть смирно?
Фини сразу понял, что от него требуется.
– Конечно, – отозвался он. – Я не сдвинусь с места, пока мы не договоримся.
– Здесь очень жарко. – Свободной рукой Хэл­лоуэй вытер сочащуюся из носа кровь.
Увидев это, Ева похолодела.
– Я отрегулирую кондиционер. – Она подала знак Гейтс. – Сейчас вам станет прохладнее. Боль­ше вас ничего не беспокоит?
– Как бы не так! Этот сукин сын заставлял меня работать, пока у меня глаза не начали кровото­чить! – Хэллоуэй яростно дернул себя за волосы. – У меня раскалывается голова! Меня тошнит!
– Можно, я вызову вам врача? Вы плохо выгля­дите. Вам необходима медицинская помощь.
– Оставьте меня в покое! – Из глаза Хэллоуэя потекла розовая слеза. – Мне нужно подумать!
Он снова отключил связь.
– Лейтенант, доложите ситуацию, – послышал­ся сзади голос Уитни.
– Хэллоуэй болен. Те же симптомы, что и у Когберна. Я не могу этого объяснить, майор, но он умирает, и может прихватить с собой Фини.


Вместе с Уитни Ева склонилась над экраном мо­нитора. Они видели весь кабинет Фини. Шторы были опущены, так что снайперы снаружи не смог­ли бы ничего разглядеть. Фини сидел на своем сту­ле, его запястья были прикованы наручниками к подлокотникам. Хэллоуэй стоял позади него; его лицо искажала свирепая гримаса, кровавые пятна походили на боевую раскраску. Одной рукой он дергал себя за волосы, другой, сжимающей оружие, яростно жестикулировал.
– Теперь я здесь командую! – Хэллоуэй злобно пнул ногой стул Фини. – Мне осточертели твои приказы, старый дурак!
– Я понятия об этом не имел, – спокойно ото­звался Фини. – Каким образом я могу исправить положение?
– Хотите исправить положение? – Хэллоуэй вновь прижал оружие к шее Фини под подбород­ком, и Ева с трудом удержалась, чтобы не броситься к двери кабинета. – Может, подать вам рапорт?
– Сэр, переговорщик прибыл.
– Введите его в курс дела, Даллас, – распоря­дился Уитни. – Потом рассмотрим возможности.
Ева объяснила переговорщику ситуацию и под­ключила его к связи. Обернувшись, она увидела перед собой Рорка.
– А ты что здесь делаешь?
– Услышал сводку новостей, – кратко объяснил Рорк. Он не стал упоминать об ужасе, который ис­пытал, узнав, что в Главном полицейском управле­нии есть раненые и взят заложник. Окинув взглядом помещение, он быстро оценил важнейшие аспекты ситуации.
Главное – его жена была невредима.
– Что с Фини?
– Он заложник. У меня нет для тебя времени.
Рорк положил Еве руку на плечо, прежде чем она успела отойти.
– Чем я могу помочь?
Ева не стала тратить драгоценные секунды, спра­шивая, как Рорк сумел пройти через оцепление и какую помощь он рассчитывает оказать, когда сек­тор полон копов, чьим ремеслом было находить выход из кризиса.
– Макнаба подстрелили.
– Господи! – Повернувшись, Рорк увидел Пибоди на полу рядом с медиками.
– Я не знаю, в каком он состоянии. Постарайся это выяснить.
– Будет сделано. – В голосе Рорка слышалась холодная ярость, более смертоносная, чем любая бурная вспышка гнева. – Лейтенант, если этому ти­пу нужны деньги, то неограниченная сумма к услу­гам департамента.
– Спасибо, но дело не в деньгах. Лучше помоги Пибоди. Мне нужно вытащить оттуда Фини живым. Хотя постой. – Ева пригладила волосы. – Найди отсек Хэллоуэя. У него на столе старый компьютер. Ничего там не трогай – просто отключи его.
* * *
В кабинете Фини Хэллоуэй истерически кричал в микрофон. Ржавые ножи кромсали его мозг.
– Хотите поговорить со мной? Тогда уменьшите температуру в этом пекле! Если будете пытаться меня выкурить, я прикончу этого старого пердуна! А с тобой мне вообще говорить не о чем, тупица! Позовите Даллас! Позовите эту чертову лживую сучку! У вас десять секунд!
По знаку переговорщика Ева подбежала к цент­ру связи.
– Я здесь, Хэллоуэй.
– Разве я не приказывал тебе отрегулировать кондиционер?
– Да, сэр. Я выполнила приказ.
– Не ври мне! Хочешь, чтобы я поработал над его клешнями? – Хэллоуэй прижал оружие к кисти Фини. – Один разряд – и он уже никогда не смо­жет шевелить этой рукой.
– Я постараюсь еще больше снизить температу­ру. Но посмотрите на Фини: он не потеет. В кабине­те совсем не жарко.
– Вранье! Я нажариваюсь заживо!
– Потому что вы больны. У вас какая-то вирус­ная инфекция. Голова болит, верно? И нос у вас кровоточит. Вам нужен врач. Позвольте вам помочь, и мы все уладим.
– Тогда почему бы тебе не войти сюда, сучка? – Хэллоуэй злобно скривил губы. – Войди и уви­дишь, как быстро мы все уладим!
– Я могу принести вам лекарство.
– Пошла ты!
– Если я войду, Хэллоуэй, не стреляйте. У вас будет два заложника, и вы сможете контролировать ситуацию. Вы ведь знаете, что Фини мой друг, и я ни за что не подвергну его опасности. Я могу принести вам лекарство от головной боли и все, что вы хо­тите.
– Пошла ты! – повторил Хэллоуэй и отключил связь.
– В данной ситуации незачем предлагать еще одного заложника. – Переговорщик втиснулся между Евой и аппаратом связи. – Ваше самопожер­твование ни к чему не приведет.
– В обычных обстоятельствах я бы с вами согла­силась, но человек, который там засел, не попадется на вашу удочку. Во-первых, он коп и знает все ваши фокусы. Во-вторых, он страдает каким-то невроло­гическим заболеванием, которое влияет на его пове­дение.
– За переговоры отвечаю я!
– Здесь не конкурс на вакантное место, и я не собираюсь с вами соперничать. Я хочу, чтобы они оба вышли из кабинета одновременно. Простите, майор, но у меня нет времени на объяснения. Физи­ческое и психическое состояние Хэллоуэя ухудша­ется с каждой минутой. Не знаю, сколько он еще продержится. Но, умирая, он постарается прихва­тить с собой Фини.
Уитни нахмурился.
– Снайперы заняли позицию. Они могут достать его, используя изображение на мониторе.
– Его убьет один выстрел из парализатора. Именно это произошло с Когберном. Хэллоуэй все-таки коп, майор. И сейчас он не отвечает за свои поступки. Дайте мне шанс взять его живым.
– Если вы войдете, погибнут три копа, – пред­упредил переговорщик.
– Или выживут. Я попробую его успокоить. Хэллоуэй испытывает страшную боль и, если ему принести лекарства, он согласится их принять. Фини был моим инструктором, майор. Он воспитал меня. Я должна войти туда.
Уитни посмотрел ей в глаза:
– Хорошо, попытайтесь. Только побыстрее.
Еве пришлось упрашивать майора несколько драгоценных минут, зато это помогло ей войти в образ, необходимый для переговоров. Ведь Хэллоуэю нужно было, чтобы перед ним унижались.
– Он может выстрелить в тебя, как только ты войдешь, – тихо сказал Рорк, покуда медики гото­вили для Евы лекарства и пневматические шприцы.
– Может.
– А ты идешь без бронежилета и без оружия.
– Я знаю, что делаю.
– Ты знаешь, что должна делать. Это не одно и то же, Ева. – Рорку стоило колоссальных усилий не схватить ее за руку и не вытащить из комнаты. – Я понимаю, что значит для тебя Фини. Но помни, что ты значишь для меня.
– Едва ли я могу это забыть.
– Макнаб в тяжелом состоянии. Он получил сильный заряд с близкого расстояния, но на какой-то момент пришел в себя, прежде чем медики его унесли. Это хороший признак.
– О'кей. – Сейчас Ева не могла думать о Макнабе.
– Пострадали еще трое, прежде чем Хэллоуэй схватил Фини. Хотел бы я знать – из чистого любо­пытства, – каким образом один человек смог уло­жить четырех копов, оставшись невредимым.
– Господи, Рорк, это же электронный отдел! Половина здешних сотрудников чаще держат в руке компьютерную «мышь», чем оружие.
К ним подошел врач с пакетом лекарств.
– Выбирайте, что хотите, лейтенант. В шприце с красной точкой на поршне транквилизатор. Усып­ляет человека за пять секунд. Таблетки с желтой по­лосой действуют так же. Остальное – просто болеу­толяющие.
– Хорошо, спасибо. Вернусь через несколько минут, – сказала Ева Рорку.
– Надеюсь.
Нисколько не заботясь о драгоценной репутации жены, он привлек ее к себе и поцеловал. Ева броси­ла на него испепеляющий взгляд, но тем не менее поцелуй немного успокоил ее. Подойдя к центру связи, она продемонстрировала пакет.
– Вот ваши лекарства, сэр. Болеутоляющие в шприцах и таблетках. Врач говорит, что укол унич­тожит инфекцию и быстро снимет головную боль. – Ева подняла руки и повернулась кругом: – У меня нет оружия. Я знаю, что ситуация у вас под контролем, и просто хочу вам помочь.
Хэллоуэй вытер кровь, снова хлынувшую из но­са. Он раскачивался на каблуках взад-вперед, слов­но пытаясь унять боль. Светлые волосы торчали в разные стороны, воротник ярко-зеленого спортив­ного костюма пропитался потом и кровью.
– Ладно, Даллас, входи. – Скривив рот в жуткой усмешке, он снова ткнул парализатором под подбо­родок Фини. – Но запомни: если кто-нибудь по­пытается передать тебе оружие, старику конец. Не опускай руки, чтобы я мог их видеть. – Он дико вра­щал глазами, стараясь сфокусировать зрение на эк­ране. – О боже, моя голова!
– Я несу вам лекарства. – Ева медленно двину­лась к двери кабинета Фини. По обе стороны от нее притаились два копа в бронежилетах, вооруженные лазерами и находящиеся вне поля зрения камер. – Мне нужно, чтобы вы открыли замки, сэр.
– Если кто-нибудь подбежит к двери, я вы­стрелю!
– Я войду одна и без оружия. У меня только ле­карства. Все поняли, что вы контролируете ситуа­цию.
– Давно пора! – Хэллоуэй быстро раскодировал замки и откинул назад голову Фини, не опуская оружие.
Ева понимала, что при малейшей оплошности погибнут все. Открыв дверь, она высоко подняла руки и шагнула через порог.
– Я одна, капитан Хэллоуэй, – сказала она, за­крыв за собой дверь.
Бросив быстрый взгляд на Фини, Ева увидела гнев и разочарование на его лице и синяки на шее, куда Хэллоуэй время от времени тыкал парализатором.
– Положи пакет на стол. – Хэллоуэй облизнул пересохшие губы. – А теперь руки за голову и шаг назад!
– Есть, сэр.
– Почему здесь два шприца?
– Врач сказал, что для полного снятия боли может потребоваться вторая доза.
– Медленно обойди вокруг стола.
Ева слышала, как он тихо стонет, словно стра­дающее от боли животное. «Ему еще нет тридца­ти, – неожиданно подумала она. – Всего несколь­ко часов назад Фини распекал его за игру в „Звезд­ные войны“.
Левый рукав спортивного костюма, которым Хэллоуэй вытирал нос, разбух и покраснел. Ева чув­ствовала запах его крови и пота, ощущала клокотав­шую в нем ярость.
– Сколько раз ты трахалась с этим старым уб­людком, чтобы стать лейтенантом?
– Сэр, мы с капитаном Фини никогда не состо­яли в интимных отношениях.
– Лживая сука! – Резко повернувшись, Хэл­лоуэй толкнул ее. Потеряв равновесие, Ева упала на стул. – Говори, сколько раз?
– Не помню. Потеряла счет.
Хэллоуэй удовлетворенно кивнул:
– Так всегда бывает. Кто-то трахает кого-то, чтобы тот мог трахать кого-нибудь еще.
– Все знают, что вы достигли вашего звания и положения только благодаря собственным заслу­гам.
– Что верно, то верно. – Хэллоуэй достал из па­кета голубые болеутоляющие таблетки. – Откуда я знаю, что это не яд? – Он быстро сунул таблетку в рот Фини и направил оружие на Еву. – Глотай, иначе я ее прикончу!
Ева находилась близко от него, но не настолько, чтобы видеть, есть ли на таблетке тонкая желтая по­лоса. Она считала секунды, глядя на Фини и боясь, что игра проиграна.
Но взгляд Фини оставался ясным и осмыслен­ным.
– Все здесь хотят как можно скорее решить эту проблему, Хэллоуэй, – спокойно заговорил он. – Объясни, что тебе нужно.
– Заткнись! – Ударив парализатором по щеке Фини, Хэллоуэй достал еще одну пилюлю, положил в рот и начал жевать, как конфету. – Может быть, яд в этих шприцах? Дай-ка мне один. – Он проже­вал вторую пилюлю. – Сейчас проверим.
– Да, сэр. – Ева потянулась к пакету. – Прошу прощения, я немного нервничаю. – Она достала шприц с болеутоляющим. – Хотите, чтобы я ввела вам лекарство, сэр, или сделаете это сами?
– Сначала введи его себе! Если выживешь, то, может быть, умрешь своей смертью.
Не сводя с него глаз, Ева поднесла шприц к предплечью и нажала на поршень.
– Я следую вашим указаниям, сэр. Мне жаль, что вы так страдаете. Боль не позволяет ясно мыс­лить. Когда лекарство подействует, мы сможем обо всем договориться.
– Если хочешь стать капитаном, тебе придется трахаться со мной. Сейчас командую я. Встань и дай мне чертов шприц. От этих пилюль никакого толку.
Ева шагнула вперед. Теперь кровь шла из ушей Хэллоуэя. Она подняла шприц с красной точкой и положила палец на поршень.
– Это подействует быстрее.
Внезапно Хэллоуэй отскочил от нее.
– Яд! – взвизгнул он. – Моя голова раскалыва­ется! Я убью тебя! Я убью вас всех!
Ева услышала шорох у двери и представила себе снайперов, целящихся в свою жертву. «Он тоже коп», – мелькнуло у нее в голове. Раздумывать бы­ло некогда. Прыгнув вперед, она выбила парализатор из руки Хэллоуэя, прижала шприц к его плечу и надавила на поршень.
Хэллоуэй обеими руками вцепился себе в воло­сы и заметался по комнате. В этот момент дверь распахнулась, и Ева быстро встала между Хэллоуэем и нацеленными на него лазерами.
– Не стрелять! – крикнула она.
Внезапно Хэллоуэй с криком ударился о стену, судорожно дернувшись, как будто его поразил луч лазера. Кровь фонтаном хлынула у него из носа, и он упал лицом вниз.
– Приведите медиков! – приказала Ева, опуска­ясь на колени рядом с Хэллоуэем.
Она видела смерть слишком часто, чтобы оши­биться, но на всякий случай проверила пульс.
– Черт! – Ударив себя кулаком по колену, Ева обернулась и встретила понимающий взгляд Фини. – Мы потеряли его.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приговоренные к безумию - Робертс Нора



еще один отличный детектив от Норы Робертс, показывающий нам, насколько в извращенной манере работают мозги преступников. ужас. мурашки по коже
Приговоренные к безумию - Робертс НораОльга Сергеевна
23.06.2012, 20.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100