Читать онлайн Приговоренные к безумию, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приговоренные к безумию - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.92 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приговоренные к безумию - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приговоренные к безумию - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Приговоренные к безумию

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА 22

Войдя в спальню, Ева разделась догола, плюхну­лась на кровать лицом вниз и сразу же заснула, как убитая. Она не слышала, как Рорк лег рядом с ней, но, по крайней мере, этой ночью ее не мучили кош­мары.
Проснувшись, Ева посмотрела в окно на потолке и решила, что до рассвета остается еще около часа. Она повернулась на бок и попыталась разглядеть в темноте Рорка. Она редко просыпалась раньше, чем он, и поэтому ей редко представлялась возмож­ность, лежа в темноте, прислушиваться к его ровно­му дыханию. Рорк спал, как кот. «Даже тише, чем кот», – подумала Ева. Легкое урчание доносилось с другой стороны кровати, где Галахад валялся на спине.
Было очень приятно находиться рядом с ними и чувствовать себя в полной безопасности.
Слишком приятно, чтобы тратить оставшийся час на сон.
Ева вскарабкалась на Рорка и ощутила, как его тело напряглось и тут же расслабилось снова.
– Работал допоздна? – спросила она.
– М-мм…
– Спишь?
– Уже нет.
Ева засмеялась и укусила его за подбородок.
– Лежи. Я все сделаю сама.
– Если ты настаиваешь…
Теплое обнаженное тело Евы двигалось во мра­ке, словно тень. Ее губы и пальцы ласкали Рорка, пробуждая желание, которое никогда не исчезало полностью. Ладони Евы прижались к его щекам, а губы – к губам.
– Я люблю тебя, Рорк, – прошептала она между поцелуями. – Люблю, хотя часто забываю говорить тебе это.
Рорк медленно перевернул ее на спину. Теперь он различал черты лица Евы, блеск ее глаз. Их ноги и пальцы рук сплелись, губы встретились снова.
За стеклами в потолке начинался рассвет…
* * *
Еще не было семи, когда Ева начала изучать дан­ные, полученные накануне Рорком и Джейми. Она хмурилась, глядя на экран.
– Дьюкс увяз по уши. Он должен это понимать. Практически именно он нажимал кнопку. Даже без его признания я вручу прокурору дело, которое можно проиграть, только будучи полным кретином.
– Тогда почему ты выглядишь раздосадованной? – Сидя на диване в спальне, Рорк умудрялся одновременно наблюдать за биржевыми сводками по мини-компьютеру и за утренними новостями по настенному экрану.
– Я просто думаю, знает ли Дьюкс, что он все время был козлом отпущения. Ведь что бы ни слу­чилось, он примет на себя самый тяжелый удар. СМИ будут постоянно трубить о нем, пока толпа не начнет жечь его изображения. Ладно, даже если он сам этого не понимает, я ему все объясню. И он укажет пальцем на любого из тех, до кого мне не удается добраться. – Она обернулась к Рорку: – Я собираюсь кое-что проверить и заняться Дьюксом. Потом я передам его Фини и переключусь на Пичтри.
– Ты будешь допрашивать Пичтри в Управле­нии?
– Нет, у него дома. Его участие остается под кодом 5 вплоть до официального обвинения.
– Я хочу присутствовать при допросах.
– Это еще зачем?
– В качестве компенсации. Я ведь согласился не участвовать во вчерашней операции.
– Да что с тобой? Перебрал бренди? Работа вы­полнена, игра окончена. Можешь возвращаться к своему бизнесу и покупать хоть Аляску!
– У меня достаточно прибыльных предприятий на Аляске, но, если тебя интересуют ледники, дай мне знать. Мое требование вполне разумно, лейте­нант, и вы можете это устроить.
– Что касается Дьюкса – да, но Пичтри…
– Он пользовался моей финансовой поддерж­кой. Эта ситуация не только тебя доводит до белого каления. Я хочу присутствовать при заключитель­ной сцене.
– Ладно, постараюсь. Но я ухожу в десять, так что тебе придется…
– Погоди. – Рорк прищурился, глядя на на­стенный экран, где появилась Надин Ферст.
– Мы только что получили срочное сообще­ние, – заговорила Надин. – Сорок три человека, подозреваемых в принадлежности к организации, известной, как «Искатели Чистоты», были арестова­ны вчера вечером в церкви Спасителя на Франклин-стрит. Операцию возглавляла лейтенант Ева Даллас. Наши источники в полиции опознали среди арестованных судью Линкольна, Майкла и Эстер Стански…
– Откуда она взяла имена? – воскликнула Ева, с трудом сдерживаясь, чтобы не треснуть кулаком по экрану. – Мы их еще не обнародовали!
– Слушай дальше, – сказал Рорк. – Утечка на­верняка этим не ограничилась.
– Доналд Дьюкс, – продолжала Надин, – от­ставной сержант морской пехоты и специалист по компьютерам, был арестован в частном доме в Олбени. Ему предъявлено несколько обвинений в связи с гибелью восьми человек на прошлой неделе в результате действий «Искателей Чистоты». – Она сделала паузу. – Но самое удивительное – инфор­мация, касающаяся мэра Стивена Пичтри. Офици­альные источники подтверждают, что мэр Нью-Йо­рка – один из главных подозреваемых в преступле­ниях, приписываемых «Искателям Чистоты», и что сегодня утром он будет подвергнут допросу. Доказа­тельства, связывающие мэра Пичтри с организацией, включают видеозапись сексуальной оргии, которую изъяли в доме Ника Грина в процессе рас­следования его гибели. Подозревают, что видеоза­пись использовалась в целях шантажа. Мэр сейчас вне досягаемости, а его офис пока не делал никаких заявлений по вышеупомянутому поводу.
– Сукин сын! – выругалась Ева, и в то же мгно­вение ее мобильник и телефон у кровати засигналили одновременно. Она не сомневалась, что центры связи в ее домашнем и рабочем кабинетах мерцают огнями, как рождественская елка.
– Теперь СМИ на тебя набросятся, – предупре­дил Рорк. – Готовься к атаке.
Ева достала мобильный телефон.
– Лейтенант! – услышала она голос Уитни.
– Да, сэр, я видела передачу. Не знаю, откуда она взяла эти сведения, но выясню все, что могу.
– Только побыстрее. Адвокаты Пичтри уже жаждут крови.
– Была утечка или нет, майор, я все равно его арестую.
– Никаких заявлений прессе! – предупредил Уитни. – Ничего не подтверждать и не отрицать до моего распоряжения. Сначала расколите Дьюкса, Даллас. Я дам вам знать, когда можно будет занять­ся Пичтри.
– Не отвечай на звонки, – велела Ева Рорку, пряча телефон в карман. – Скажи Соммерсету, что­бы он принимал все сообщения, и присматривай за Джейми. Я не хочу, чтобы он разболтал что-нибудь даже своей матери.
– Ты думаешь, парень сообщил СМИ…
– Нет. Он для этого уже слишком хороший коп. Я знаю, откуда произошла утечка. – Ева схватила жакет. – Видит бог, я не хотела играть в эти игры, но я умею в них играть. И, в случае надобности, могу выиграть. Если ты со мной, – добавила она, – у тебя пять минут.
* * *
Ева позволила Рорку вести машину, давая по до­роге указания своей команде и поручив тем, кто уже находился в Управлении, держать на расстоянии журналистов, которые наверняка толпятся у дверей.
Потом она связалась с Надин Ферст.
– Прежде чем бросаться на меня, сначала вы­слушай, – сразу заговорила Надин. – Мне переда­ли этот бюллетень за тридцать секунд до эфира. У меня не было времени даже отредактировать текст. Я бы не могла предупредить тебя, даже если бы захотела.
– Кто передал тебе это?
– Ты прекрасно знаешь, что я не имею права раскрывать источник. А в данном случае и не могу. Бюллетень передал мне режиссер, а его источ­ник я не знаю. Вернее, источники, – поправилась она. – У него их было, безусловно, не меньше двух, иначе он не стал бы так рисковать. Мне известно лишь то, что какая-то важная шишка сообщила ему эти сведения с условием, что я выйду с ними в эфир. Он согласился – и вот результат.
– От него потребовали, чтобы в эфир вышла именно ты?
– Да.
– Ловко! – усмехнулась Ева.
– От тебя требуется срочное заявление. Какими ты располагаешь доказательствами, связывающими мэра Пичтри с деятельностью «Искателей Чистоты»?
– Без комментариев, Надин.
– Дерьмо полетит в лицо не только Пичтри, но и твоему департаменту, – предупредила Надин. – Рейтинг популярности мэра до сих пор составлял пятьдесят три процента, а многие его сторонники обладают большими деньгами и солидным влияни­ем. В то же время противники жаждут линчевать его, и используют тебя в качестве веревки.
– Без комментариев. Любопытно, на кого ты ставишь – на сторонников или на линчевателей?
– Пичтри уйдет в отставку. Иного выхода нет. Даже если не станут известны подробности этой сексуальной оргии, его забросают грязью за измену жене и отношения с Грином.
– Надеюсь, наш разговор не подлежит оглаше­нию?
– Ну, разумеется. За кого ты меня принима­ешь?!
– Что, если одной изменой дело не кончится? Если тут не обошлось без сексуальных извращений?
– Господи, ты меня убиваешь! Если дело обсто­ит так, с его политической карьерой покончено – во всяком случае, на определенный период. Конеч­но, обвинить мэра в убийстве будет труднее, если только ты не застукала его со свежей кровью на ру­ках. Впрочем, людская память коротка и избира­тельна. Они могут запомнить то хорошее, что сделал Пичтри, а не то, что он поскользнулся на сексуаль­ной почве. Если так, то через несколько лет он снова сможет баллотироваться и, возможно, побе­дит.
– Это меня уже не касается, – заявила Ева. – Пока.
– Даллас…
Но Ева отключила связь.
– Вы очень ловко тянете за ниточку, лейте­нант, – сказал Рорк. – Я начинаю видеть форму всего клубка.
– Давай посмотрим, как он будет разматывать­ся. Поезжай прямо в гараж, и если по дороге задавишь несколько репортеров, это зачтется в твою пользу.


Через пятнадцать минут Ева уже сидела перед Дьюксом и командой его адвокатов. Она привела с собой Пибоди, дабы позлить Дьюкса тем, что его допрашивают две женщины.
Включив запись, Ева откинулась на спинку стула.
– Давайте начнем.
– Лейтенант Даллас, – обратился к ней Снайдер, широкоплечий мужчина с квадратным подбо­родком, возглавляющий группу адвокатов. – Мис­тер Дьюкс предпочитает, чтобы все вопросы и отве­ты передавались через меня или одного из моих коллег. Это его право. Он не желает вести перегово­ры с вами непосредственно.
– Нет проблем. Сообщите вашему клиенту, что, согласно ордеру, компьютеры и центры связи в его нью-йоркском доме и портативное оборудование в доме в Олбени конфискованы. Техники из поли­цейского департамента извлекли содержащиеся в них данные и тексты электронной почты. Упомяну­тых данных и текстов достаточно, чтобы упрятать вашего клиента за решетку до конца дней. – Ева произносила этот монолог, улыбаясь и глядя на Дьюкса. – Можете также передать вашему клиенту, что меня это несказанно радует. Я даже танцевала по дороге в Управление. Верно, Пибоди?
– Вы неплохо станцевали, лейтенант.
– Ваш сарказм занесен в протокол, – предупре­дил Снайдер.
– Ради бога.
– Если, как вы заявляете, у вас имеются неопро­вержимые доказательства вины моего клиента, то я не понимаю, почему вы тратите время на этот до­прос.
– В основном чтобы позлорадствовать, – ус­мехнулась Ева. – А также, хотя мне противно это делать, я обязана дать этому мерзавцу… прошу про­щения, вашему клиенту, возможность проявить рас­каяние и готовность сотрудничать с полицией в такой степени, чтобы это учитывалось при вынесе­нии приговора. Как у вас с математикой, ребята? Восемь убийств первой степени, и среди жертв один коп. Этого достаточно для пожизненного срока в исправительном учреждении без права условного освобождения.
Снайдер развел руками:
– Это голословное утверждение, лейтенант. Вы не в состоянии повесить на моего клиента убийства первой степени и тем более гибель полицейского. Более того, у вас нет прямых улик, связывающих Доналда Дьюкса с деятельностью предполагаемой организации.
– Либо вы погрязли в этом так же, как ваш кли­ент, либо он не доверился вам полностью. Как ду­маешь, Пибоди?
– Я думаю, мы должны оправдать мистера Снайдера за недостатком улик. По-моему, Дьюкс чересчур уверен в собственной важности, чтобы считать себя обязанным полностью доверяться своему адвокату. Он слишком любит командовать.
– А вы думаете, будто ваша униформа делает вас кем-то, – сквозь зубы процедил Дьюкс.
– Да, – кивнула Пибоди. – Униформа делает меня копом – тем, кто поклялся защищать людей от таких, как вы. – Она наклонилась к нему, опершись ладонями на стол. – И благодаря этой униформе мне пришлось ходить по пролитой вами крови.
Снайдер вскочил со стула.
– Не обращайтесь непосредственно к моему клиенту!
Пибоди повернулась к нему:
– Ваш клиент сам обратился ко мне, и это за­фиксировано в записи. Если он это сделал, то я имею право ответить.
– Ну-ну! – Ева хлопнула в ладоши и жестом ве­лела обоим сесть, словно учительница в классе. – Не будем позволять нашему темпераменту брать верх над хорошими манерами. Если мы оправдыва­ем Снайдера за неимением доказательств, значит, нам следует информировать его о доказательствах, имеющихся в нашем распоряжении.
– А может быть, сразу отправить их к прокуро­ру? Пускай он с ними разбирается.
– Это слишком жестоко, Пибоди.
– Если вы обе думаете, что сможете играть со мной в доброго и злого следователя… – начал Снайдер.
– На это не рассчитывайте, – перебила его Ева. – К вашему сведению, я всегда была злым сле­дователем.
– Сука! – пробормотал Дьюкс.
– Как видите, вашему клиенту это известно. В ответ на ваше замечание, Дон, скажу вам, что вы многого не знаете. Мы идентифицировали ваш вирус, смоделировали его и отследили источник – компьютер в вашей мастерской, ваши отпечатки пальцев, ваш голос, ваш персональный код. Вы не думали, что нам это удастся, верно? – Теперь Ева наклонилась вперед: – У меня есть пара техников, по сравнению с которыми вы просто новичок-хакер.
– Чепуха!
– 8 июля 2002 года в четырнадцать часов вы от­правили с вашего компьютера инфицированное электронное письмо Луи К. Когберну, а в тот же день в двадцать три четырнадцать – такое же пись­мо Чедвику Фицхью.
Глядя в упор на Дьюкса, Ева прочитала наизусть тексты писем. Недоверие на его лице сменилось гневом. Это ей и было нужно.
– Те, кто затевал это, знали, что мы повесим все на вас. Для них вы не генерал, Дон, и даже не сол­дат, а просто жертвенный агнец.
– А вы всего лишь баба, пытающаяся сойти за мужчину!
– Я хочу проконсультироваться с моим клиентом наедине, – прервал их перепалку Снайдер. – До тех пор я требую прекратить допрос.
– Вы убили этих людей, не так ли? – настаивала Ева.
– Мы казнили их! – рявкнул Дьюкс и взмахнул рукой, едва не сбросив со стула Снайдера, который снова попытался вмешаться. – Заткнитесь, Снай­дер! От вас, как и от нее, только один вред. За день­ги вы готовы защищать самого сатану! Вы помогаете засорять город. Мне вы не нужны. Мне никто не нужен.
– Вы отказываетесь от услуг адвокатов, мистер Дьюкс? – спросила Ева.
– Я требую консультации наедине…
– Заткнитесь! – Дьюкс вскочил на ноги, отбро­сив стул к стене. – Мы делали великое дело! Думае­те, я боюсь отправиться за это в тюрьму? Я служил моей стране и моим согражданам!
– Ну, и как же вы им служили?
Он скривил рот:
– Уничтожая тараканов.
– Мистер Дьюкс! – Снайдер поднялся, пытаясь сохранять спокойствие. – Я еще раз прошу вас вос­пользоваться вашим правом хранить молчание. Лейтенант Даллас прервет допрос, а мы удалимся в комнату для консультаций и обсудим…
– Убирайтесь к черту! – бросил Дьюкс, не глядя на него. – Вы и вся ваша компания уволены.
– Прошу зафиксировать, что «Снайдер и ком­пания» больше не представляют интересы Доналда Дьюкса. – Снайдер взял портфель и подал знак двум помощникам. – Всего хорошего, лейтенант Даллас.
По знаку Евы Пибоди подошла к двери и откры­ла ее, выпустив адвокатов.
– Доналд Дьюкс, – снова заговорила Ева, – вы участвовали в заговоре с целью убийства Луи К. Когберна?
Дьюкс вскинул голову. Ненависть сочилась у него из пор, словно пот.
– Да!
– Вы участвовали в заговоре с целью убийства Чедвика Фицхью?
– Я создал вирус и сам проделал большую часть работы. Я заразил их всех!
– В результате этого вы также стали причиной гибели детектива Кевина Хэллоуэя?
Дьюкс пренебрежительно фыркнул:
– Что значит еще один мертвый коп? Мы так­же прикончили эту суку Джордж, Грина вместе со шлюшкой, которую он тренировал, и Геллер. Вас это устраивает?
– Кто отдавал вам приказы?
– Я не подчинялся никаким приказам!
– Мэр Стивен Пичтри участвовал вместе с вами в заговоре с целью убийства вышеупомянутых лиц?
– Мэр? Ха-ха! Попробуйте сами догадаться.
– Я уже догадалась, – сказала Ева. – Вы мне больше не нужны. Убери его отсюда, Пибоди. Оста­ток жизни он проведет за решеткой.
Дьюкс бросился на нее бесшумно, как пантера. Однако Ева была начеку, и ее кулак угодил ему в подбородок. Она выхватила оружие, но Пибоди опередила ее, воспользовавшись электронной ду­бинкой.
– Черт! – Ева с досадой хлопнула себя ладоня­ми по бедрам, когда Дьюкс рухнул на пол. – Я сама хотела им заняться.
– Я тоже, и я успела раньше. Кроме того, вы ударили его первая. Так что мы поработали вместе.
– Да. – Ева улыбнулась одними губами. – И неплохо поработали, Пибоди.
* * *
Рорк подтвердил это, встретившись с Евой в ее кабинете через несколько минут.
– Вы обе сыграли на нем, как на скрипке. И притом сыграли виртуозно, учитывая, что встре­чались с ним только однажды.
– Тем не менее, я хорошо его знала.
– Да, ты точно знала, как развязать ему язык. Хорошо сработано, лейтенант.
– Но это еще не все. – Ева прислушалась к до­носившимся из-за двери повышенным голосам. – Кажется, приближается следующая стадия. Хочешь присутствовать?
– Я бы не пропустил этого ни за какие богатства в мире.
– Значительная часть которых и так твоя, – ус­мехнулась Ева.


Чанг ворвался в кабинет, словно цунами.
– Вы немедленно обнародуете заявление, кото­рое я написал! Вы возьмете на себя полную ответст­венность за передачу дезинформации представите­лю СМИ. – Он швырнул на стол диск и печатную копию. Взгляд его был диким, волосы растрепались.
– Почему я должна это делать?
– Потому что я вам приказываю! Потому что я больше не позволю делать из меня посмешище.
– Вы сами выставляете себя посмешищем, Чанг.
Он шагнул к ней с таким видом, как будто соби­рался схватить ее за горло. Но предостерегающий взгляд Евы и присутствие Рорка удержали его.
– Вы преждевременно передали информацию СМИ. Вы использовали ваше влияние на тележур­налиста в собственных целях, создавая ажиотаж и отвлекая от погрешностей в вашей работе. Хорохо­ритесь перед публикой, а я должен разгребать за вами мусор! Мэр Пичтри еще не был обвинен и до­прошен, а вы уже позаботились о том, чтобы он вы­глядел виновным в глазах общественности!
– Одна маленькая корректива. Я не передавала информацию СМИ.
– Думаете, вас спасет ложь?
Ева напряглась, сдвинув брови. «Интересно, – подумал Рорк, – догадывается ли Чанг, насколько он близок к физической расправе?»
– Не вам называть меня лгуньей, Чанг!
– А кто связан личной дружбой с Надин Ферст? Кто постоянно удостаивает ее и канал 75 эксклю­зивными интервью?
– Очевидно, я. И знаете, почему? Потому что ее заботит не только рейтинг. И я убеждена: тот, кто организовал утечку, проследил, чтобы информация попала именно к Надин. Все знают о моей дружбе с ней, и таким образом проще всего бросить тень на меня. Это ваш стиль, Чанг! – Не в силах больше сдерживаться, Ева схватила Чанга за грудки и при­подняла его в воздух. – Вся эта буря в стакане воды выдвинет вас на передний план, верно?
– Уберите руки! Я добьюсь, чтобы вас арестова­ли за нападение!
– Держу пари, что целая бригада копов уже бежит сюда спасать от меня вашу скользкую задни­цу. На вас посыплются гонорары и премии, а на меня – сплошные неприятности. Вы организовали утечку, Чанг?
Лицо бедняги побагровело.
– Отпустите меня! – вопил он, пытаясь вы­рваться.
– Это вы обо всем разболтали?
– Нет! Такое нельзя сделать без подготовки! Это под силу только вам…
– Но я этого не делала. – Ева отпустила Чанга, и его каблуки гулко стукнули по полу. – Подумайте обо всем хорошенько. А сейчас убирайтесь из моего кабинета.
– Я подам жалобу! – Он дернул себя за ворот­ник. – Вы зачитаете заявление, или…
– Укусите меня! – предложила Ева и вытолкну­ла его за дверь.


– Весьма увлекательное зрелище, – проком­ментировал Рорк.
– Мы еще не закончили. Второй акт начнется с минуты на минуту.
– Пока он не начался… – Рорк обнял ее за пле­чи и привлек к себе, но Ева так испуганно отпряну­ла, что он рассмеялся. – В чем дело?
– Я на службе, – прошипела она. – Прекрати немедленно!
В следующий момент в коридоре послышался быстрый дробный стук высоких каблуков. Франко ворвалась в кабинет и выглядела при этом такой же свирепой, как Чанг, хотя и более элегантной.
– Лейтенант Даллас… – Увидев Рорка, она ос­тановилась и кивнула ему. – Простите, но мне нужно поговорить с лейтенантом наедине.
– Конечно.
– Помоги Фини – он в конференц-зале «Б», – сказала Рорку Ева. – Возится с какой-то техникой, которая тебя заинтересует. Этажом ниже в пятом секторе.
– Хорошо. Оставляю вас, леди, дабы не мешать вашим делам. – Бросив выразительный взгляд на Еву, он вышел и закрыл за собой дверь.


– На сей раз вы зашли слишком далеко. – В от­личие от Чанга, Франко говорила негромким и спо­койным голосом.
– В каком смысле?
– Кто вы такая, чтобы решать, виновен ли мэр Пичтри? Кто дал вам право распространять инфор­мацию, которая разрушит его политическую карье­ру и повредит личной жизни? Вы ведь еще не до­просили его – не дали ему возможности защищаться!
– Утечка информации прижмет его к стене, не так ли? Хотите кофе?
– И вы смеете как ни в чем не бывало предла­гать мне кофе?
– Почему бы и нет? – Ева, прищурившись, по­смотрела на нее. – Ведь это вы организовали утеч­ку, Франко.
– Вы спятили?
– Нет. И вы, судя по всему, тоже. Вы очень тол­ковая женщина. Единственное, чего я не знаю, это вашей истинной цели. Почему вы создали вашу ор­ганизацию и убивали людей? Потому что хотели опорочить Пичтри или потому что искренне верили в свою правоту? Я думала над этим все утро, но так и не пришла к определенному выводу. Пожалуй, верно и то, и другое.
– Если вам кажется, что вы можете спасти себя, пачкая меня той же кистью, что и мэра, то вы жес­токо ошибаетесь.
– Я не собиралась пачкать мэра. Он был нужен мне для других целей. Я ведь знаю, что он не от­правлял эти письма.
– О чем вы?
– Пичтри не отправлял письма Дьюксу по элек­тронной почте из своего кабинета. Это делали вы, пользуясь его оборудованием. Письмо, предписы­вающее Дьюксу покинуть Нью-Йорк, было отправ­лено в шестнадцать сорок восемь, а Пичтри в тот день покинул офис в шестнадцать сорок две. Это подтверждают камеры слежения. У нас есть видео­запись, где он выходит из здания как раз в то время, когда передавалось сообщение. Эти шесть минут все меняют. – Ева отхлебнула кофе. – В тот момент вы находились в офисе. Более того, секретарша мэра видела, как вы вошли в кабинет Пичтри через две минуты после его ухода. Только вы могли связаться с Дьюксом через этот компьютер в указанное время.
Франко одернула жакет элегантного серого кос­тюма.
– Это чепуха.
– Нет, всего лишь мелочи, из-за которых плохие парни обычно попадают в ловушку. Вы наверняка не думали, что нам удастся отследить источник, а использовать мэра, как прикрытие, всегда было так удобно… – Ева подошла к своему столу и присела на край. – Политика для меня темный лес, но вот как я это себе представляю. Вам нужна его долж­ность. Возможно, вы стремитесь к большему, но мэр Нью-Йорка – неплохая стартовая площадка. Пичтри очень популярен, его могут избрать на вто­рой срок, и вам снова придется ждать, довольству­ясь ролью помощницы. И вы нашли способ устра­нить препятствие – тем более что Пичтри облегчил вам задачу, связавшись с Ником Грином.
– Сексуальные предпочтения мэра Пичтри – его личное дело.
– Разумеется. Давайте вернемся назад еще даль­ше. Вы в курсе текущих событий в городе и знаете, что нередко дети подвергаются сексуальной эксплу­атации, становятся жертвами наркодилеров. Эти дети – будущие избиратели. Их родители и другие горожане – избиратели нынешние – обозлены и разочарованы. Что-то нужно предпринять, и вы подходите для этого лучше всего. У вас есть власть и юридическое образование. Вы знаете, что некото­рые из этих подонков остаются безнаказанными, и находите способ заставить их заплатить за свои пре­ступления. Это немалое достижение.
На губах Франко мелькнуло подобие улыбки. В глазах светился вызов.
– Вы действительно верите, что сможете это до­казать?
Ева пожала плечами:
– У меня есть Дьюкс. Я разгромила организа­цию – арестовано более сорока человек. Это позво­лит мне примириться с тем, что вы выйдете сухой из воды.
– Значит, маленький сценарий, который вы пи­шете здесь, рассчитан только на нас двоих?
– Совершенно верно. Женская болтовня после окончания игры.
– Тогда продолжайте.
– Аресты сокрушили ваши планы, Франко, но вы смогли нажать еще одну кнопку, организовав утечку и вываляв мэра в грязи. Сейчас вы защищае­те его, но осторожно. Если Пичтри осудят, вы буде­те публично оплакивать потерю человека, развра­щенного собственной властью и ложно понимаю­щего свой долг. Если его оправдают, вы будете восхвалять систему, реабилитировавшую невинного человека. Но в любом случае вы займете его место и будете управлять городом. Так что мне представля­ется, что за всем этим стоит лишь одна политика.
– Вы не правы. – Франко подошла к столу и взяла вторую чашку кофе, налитого Евой. – Так как нас здесь только двое и я вас уважаю, я не стану ут­верждать, что вы не правы целиком и полностью. «Искатели Чистоты» освобождали город от грязи. – Она склонила голову набок. – Выдвижение вас в качестве символа для медиа не было случайностью. Мы рассчитывали использовать вас, Даллас. С ва­шим опытом и энергией вы служили бы отличной рекламой, привлекая всеобщее внимание к нашей деятельности. Но когда мы встретились в кабинете Тиббла, я сразу подумала, что вы найдете способ это прекратить, и решила принять бой.
– Почему, если вы знали, что проиграете?
– Я всегда так поступаю. Каждый политик нуж­дается в платформе. Это моя платформа. Между прочим, Дьюкс хотел инфицировать вас, – добави­ла она. – Но это не соответствовало нашей программе. Вы хоть сознаете, сколько невинных детей мы спасли, Даллас?
– Это тоже ваша платформа?
– Будет ею в случае надобности. Тем более что это правда. Пичтри не способен быть хорошим мэ­ром. У него добрые намерения, но он слишком мягок и осторожен. К тому же рано или поздно его сексуальные наклонности были бы разоблачены. Чего ради мне погибать вместе с ним?
– Поэтому вы назначили на роль жертвы Грина, убивая сразу двух зайцев? Вы устраняли очередного растлителя, одновременно разоблачая сексуальные эскапады Пичтри и делая его подозреваемым в убийствах. Но вы кое-чего не учли. Меня с самого начала озадачивало, что никто не пытался завладеть компрометирующими видеозаписями. Единствен­ным объяснением было то, что их подбросили нам намеренно.
Франко нахмурилась:
– Фигурирующие там личности заслуживают разоблачения за свою слабость, глупость и сделки с субъектом вроде Грина.
– И вы берете на себя роль судьи, выносящего приговор им всем?
– Да. Я и группа людей, уверенных, что настало время для суда. Мы с вами, Даллас, не мягкие и не осторожные. Мы предпочитаем действовать. Я буду мэром Нью-Йорка, а через несколько лет губерна­тором, – просто сказала Франко. – Оттуда прямая до­рога в Вашингтон. Я стану третьей женщиной-пре­зидентом США и смогу возвысить вас. Разве вы не хотели бы стать шефом полиции Нью-Йорка? Я мо­гла бы осуществить это лет через пять-шесть.
– Нет, спасибо. На этом посту приходится слишком много заниматься политикой, а я ее не люблю. Да и каким образом вы намерены осущест­вить это, сидя за решеткой?
– Интересно, каким образом вы собираетесь отправить меня за решетку? – осведомилась Фран­ко. – Я была очень осмотрительна. Что касается электронной почты, посланной из кабинета Пичт­ри, то мои адвокаты найдут этому объяснение. Возможно, письма заранее приготовили для отправки, а секретарша ошиблась, сказав, что видела меня вхо­дящей в кабинет в упомянутое время. Мэрия – весьма оживленное место.
– Но письма не были приготовлены заранее, и секретарша не ошиблась.
– Да, но вы никогда это не докажете. А то, что я говорила здесь, вам не поможет. Вам просто никто не поверит, Даллас. Так как Чанг убежден, что именно вы организовали утечку, а общество еще не сформировало определенное мнение относительно «Искателей Чистоты» и вашей роли в их уничтоже­нии, мое слово значит больше вашего.
– Может быть. Однако того, что вы сказали, бо­лее чем достаточно. – Ева достала телефон, кото­рый все это время был включен. – Думаю, вы пони­маете, что ваша игра окончена.
Франко доставила свою чашку.
– Нас прослушивали?
– Разумеется.
– Ничто, сказанное здесь, не имеет юридичес­кой силы! Вы не зачитали мне мои права и завлекли меня в ловушку! Все, что я говорила, было результа­том вспышки гнева, вызванной организованной вами утечкой…
– Ловко придумано. Посмотрим, что сделают из этого ваши адвокаты. Дженна Франко, вы арестованы по обвинению в заговоре с целью совершения убийства.
Перечисляя имена жертв, Ева достала наручни­ки. Франко шагнула назад, но в этот момент дверь открылась. Первым вошел мэр, за ним последовали Уитни и Тиббл.
– Вы опозорили нас, Дженна, – заговорил Пичтри. – Надеюсь, что система, которой вы так бессовестно злоупотребляли, воздаст вам по заслу­гам.
– Мне нечего сказать. – Лицо Франко окамене­ло, когда Ева надела на нее наручники. – Я не ста­ну делать никаких заявлений, не посоветовавшись с адвокатами.
– Вы опоздали. – Ева обернулась к двери, где появилась Надин вместе со своим оператором. – Ты все передала?
– Каждое слово, – заверила ее Надин. – Рей­тинг наверняка ослепительный.
– Вы транслировали… – Лицо Франко побеле­ло как мел. – Вы установили здесь камеры?!
– Всего лишь маленький трюк. Если вы рассчи­тываете обернуть это против департамента, напо­минаю, что это мой служебный кабинет, куда вы явились без приглашения. Я не имела никаких юри­дических обязательств информировать вас о прослу­шивании или о присутствии СМИ. Прошу проще­ния, джентльмены. – Ева подтолкнула Франко к двери. – Пибоди!
– Сэр? – Пибоди шагнула в кабинет из кори­дора.
– Зачитай ей ее права.
Когда Франко уводили, Надин засыпала ее во­просами. Ева успела услышать яростное шипение Франко:
– Без комментариев!


– Отличная работа, лейтенант, – заговорил Пичтри. – Я хочу поблагодарить вас за все, что вы сделали для департамента, для города и для меня лично.
– Я выполняла свою работу. Если бы вы участ­вовали в этом, я бы не пощадила и вас.
– А разве я не участвовал? – отозвался он, глядя вслед Франко. – Ведь я не замечал того, что твори­лось у меня под носом!
– Обычно то, что творится под носом, труднее заметить, чем то, что происходит на расстоянии.
– Возможно. – Мэр пожал ей руку. – Шеф, майор, нам нужно все обсудить.
Проходя мимо Евы, Тиббл кивнул ей:
– Пресс-конференция через час. Спасибо за ра­боту, лейтенант.
– Благодарю вас, сэр.
– Вы и ваша команда рекомендованы к поощре­нию, – сказал ей Уитни. – Мне нужен ваш рапорт до начала пресс-конференции.
– Хорошо, сэр. Сейчас я им займусь.


Как только Ева уселась за свой стол, в кабинет вошел Рорк.
– Вот это шоу!
– Рада, что тебе понравилось. Просто прекрас­но, что удалось скормить ее СМИ. Я должна была действовать быстро и не успела тебя предупредить.
– Успела, – возразил он, – когда испугалась, что я поцелую тебя в кабинете.
– Еще бы! Ребята из электронного отдела сма­ковали бы это несколько дней.
– Камеры еще включены?
– Нет.
Рорк наклонился и крепко поцеловал Еву.
– Теперь я чувствую себя лучше, – заявил он.
– Хватит глупостей. Мне надо работать. Выме­тайся.
– Только один вопрос. Теперь ты уверена, что права?
Ева закрыла глаза. Он всегда знал, что спросить. Открыв глаза снова, она встретилась с ним взгля­дом.
– Уверена. Чувствую это кишками и костями.
– Я тоже. – Подойдя к двери, Рорк обернул­ся: – Лейтенант…
– Что?
– Вы настоящий коп!
Ева усмехнулась:
– Надеюсь.
Отодвинув холодный кофе, она повернулась к компьютеру. Пока другие играют в политику, ей нужно работать…


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Приговоренные к безумию - Робертс Нора



еще один отличный детектив от Норы Робертс, показывающий нам, насколько в извращенной манере работают мозги преступников. ужас. мурашки по коже
Приговоренные к безумию - Робертс НораОльга Сергеевна
23.06.2012, 20.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100