Читать онлайн Приговоренные к безумию, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приговоренные к безумию - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.92 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приговоренные к безумию - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приговоренные к безумию - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Приговоренные к безумию

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

– Компьютеру конец. – Рорк отсоединил дат­чики и начал застегивать рубашку. – Но его гибель была не напрасной. – Он повертел в руке один из дисков. – Они должны быть чистыми – эта про­грамма не направлена на заражение через диски. Но их нужно снабдить этикетками и отложить для тес­тирования, а пока что обойдемся печатными копия­ми. Джейми, утром можешь приступить к анализу данных.
– Я могу приступить сейчас.
– Тебе нужно поужинать и отдохнуть часика два. Если хочешь поработать потом – ради бога, но не больше часа. К полуночи лечь в постель и вы­ключить свет. От тебя не будет никакой пользы, ес­ли ты не дашь отдых своему мозгу.
– Даже моя мать так со мной не разговаривает!
– Твоя мать тебя совсем распустила. Фини…
– Надеюсь, вы не собираетесь указывать мне, когда ложиться спать? Я по возрасту гожусь вам в отцы.
– Я собирался спросить, не хотите ли вы есть. Думаю, нам всем это не помешает.
– Погодите! – Ева подняла обе руки. – Никто не будет есть, пока я не получу объяснений! Чего вы добились, и что это означает? Но если я услышу хоть слово на компьютерном жаргоне, посажу вас на кроличий рацион.
– Рорк определил частоту и спектр, – сказал ей Макнаб. – Еще минута, и мы бы получили ритм и скорость.
– Короче говоря, лейтенант, еще чуть-чуть – и мы получим ваш вирус. – Рорк развязал шнурок, и волосы упали ему на плечи черным дождем.
– А вы выяснили метод заражения? – спросила Ева.
– Данные еще нужно проанализировать, но лично я ставлю на обычную электронную почту.
– Электронную почту?! – Ева подозревала, что решение окажется простым, но такая простота вы­глядела почти оскорбительно. – Но заразить таким способом невозможно! Компьютерная охрана…
– Компьютерная охрана никогда не видела ни­чего подобного, – перебил ее Рорк. – Моя догадка состоит в том… – Он оборвал фразу и махнул ру­кой. – Ладно, Джейми, говори, пока ты не лопнул.
– О'кей. Похоже, они использовали микропро­цессор… – Заметив, что Ева сурово сдвинула брови, Джейми постарался перестроиться на любитель­скую терминологию. – Они посылают вирус с элек­тронной почтой, но таким образом, чтобы получатель этого не заметил. Отправитель может прове­рить результат с помощью обычного сканирования, когда почту прочитают. Вирус подобен невидимому документу, который недоступен поиску и иденти­фикации, но делает свою работу.
– В общем, понятно. – Ева посмотрела на Рорка. – Если такое возможно, почему ты об этом не знал?
– Лейтенант, я опозорен!
– А я голоден. – Джейми похлопал себя по жи­воту. – У вас имеется пицца с пепперони?
* * *
Ева съела пару долек апельсина – больше она ничего не могла проглотить. Мысли ее метались, не в состоянии на чем-то сосредоточиться.
Она не была уверена, когда именно это пришло ей в голову – может быть, когда Фини случайно подцепил вилкой спагетти с тарелки Рорка, или ког­да Джейми, потянувшись через стол за очередной порцией пиццы, уронил кусок на тарелку Макнаба. Возможно, эта мысль всегда там гнездилась и лишь выбрала момент, чтобы стать отчетливой.
Мира сказала об этом на террасе. Семья… Ева понимала, что в семье ведут себя именно так, хотя в детстве не испытывала ничего подобно­го. Шумные застолья, когда все перебивают друг друга, с глупыми шутками и поддразниваниями, ко­торые никого не обижают…
Но если что-то или кто-то повредит какую-то часть этой идиллической картины, она распадается на кусочки. Временно для тех, кто достаточно си­лен, чтобы склеить картину или создать новую, и навсегда для тех, кто не в состоянии это сделать…
Она украдкой посмотрела на Макнаба. Несмотря на веселую болтовню, над столом нависала тревож­ная тень. Каждый чувствовал: если Макнаб останет­ся искалеченным, все рассыплется в прах. Конечно, они создадут новую картину, но никогда не забудут старую.
Ева отодвинулась от стола.
– Мне пора – у меня есть кое-какая работа.
– Но Ходячий Труп сказал, что будет шоколад­ный торт.
– Джейми! – мягко упрекнул Рорк.
– Прошу прощения, – неохотно извинился Джейми. – Мистер Ходячий Труп, известный также как Соммерсет, сказал, что будет шоколадный торт.
– Если ты съешь его целиком, я убью тебя во сне. Тогда ты сможешь присоединиться к Ходячему Трупу. Рорк, мне нужно поговорить с тобой.
Когда они выходили, Ева услышала, как Джейми спросил:
– Думаете, они сейчас прыгнут в постель?
В ответ раздался звук подзатыльника, который Фини отвесил подростку.


– Как насчет постели? – Рорк взял Еву за руку.
– Хочешь, чтобы я приказала Фини дать подза­тыльник и тебе?
– Ну, я немного увертливее, чем Джейми. Зна­чит, мы не собираемся подняться наверх для бы­строго акробатического этюда?
Ева нахмурилась:
– Сколько раз в день ты думаешь о сексе?
Рорк задумчиво посмотрел на нее:
– Ты имеешь в виду активные раздумья или просто таящуюся в голове мысль, наподобие невиди­мого документа Джейми?
– Не имеет значения. Ты видел Миру?
– Нет, я был в лаборатории. Жаль, что я не повидался с ней. Пибоди сказала, что Мейвис тоже приходила и хотела поговорить с тобой наедине. С ней все в порядке?
– Она зале… – Ева осеклась, не желая снова тратить время на объяснения. – Она беременна.
– Что?! – Рорк застыл как вкопанный. – Наша Мейвис?
Видеть Рорка ошарашенным было редким удо­вольствием.
– Она самая. Мейвис просто прыгает от радос­ти. Кстати, не знаю, можно ли ей это делать – ведь при этом перемещается… ну, то, что у нее внутри.
– Ай да Мейвис! Как она себя чувствует?
– Судя по всему, хорошо. Во всяком случае, вы­глядит она превосходно. Сказала, что ее рвет по утрам, но ей это нравится. Не могу этого понять!
– Откровенно говоря, я тоже. Нужно пригла­сить их к обеду, как только у нас будет время. Слу­шай, тебе не кажется, что у нее слишком насыщен­ный график выступлений и записей? Вряд ли ей стоит переутомляться… – Чувствовалось, что Рорк разбирался в режиме и питании беременных так же, как Ева, то есть никак.
– Судя по сегодняшнему дню, энергии ей хватит на двоих.


Когда они вошли в кабинет Евы и она плотно за­крыла дверь, Рорк настороженно поднял брови.
– Поскольку ты наложила вето на секс, пола­гаю, уединение тебе нужно по менее приятной при­чине?
– Детская служба заблокировала мой ордер, а если улаживать бюрократические проблемы через суд, рискуешь умереть естественной смертью, преж­де чем вынесут решение. Я еще не читала профиль, составленный Мирой, но она устно изложила мне суть, а Бэкстер передал мне данные, которые он по­лучил. Я теперь знаю, что искать, и если…
– Ева, ты хочешь, чтобы я сделал то, что ты мне обычно запрещаешь?
– Люди продолжают умирать. Они не знают, что заражены, но некоторые уже обречены. Инфекция продолжает распространяться. Один хороший коп мертв, а другой… Ты же понимаешь: мой друг, – хотя не знаю, как я могла подружиться с таким идиотом, – возможно, никогда не сумеет ходить самостоятельно. Быть может, ответ на вопрос, кто это делает, содержится в запечатанных файлах.
– Значит, мы сломаем печати.
Ева уставилась на него, потом выругалась и от­вернулась.
– Как у тебя все просто! Тогда чем я буду отли­чаться от «Искателей Чистоты»? Я тоже готова пре­ступить закон, так как думаю, что я права.
– Тем, что они убивают людей.
– Я говорю себе то же самое. Но ведь разница только в степени…
– Черта с два! У тебя есть совесть, и ты всегда сначала сомневаешься в собственной правоте. Ты знаешь, как близко можно подойти к черте, чтобы не переступить ее, Ева. И никогда ее не пересту­пишь – просто не сможешь этого сделать.
Ева закрыла глаза.
– Нечто в этом роде я и сказала Бэкстеру. Сей­час эти люди используют закон, чтобы помешать мне. Я не могу им этого позволить.
– Значит, мы должны использовать незареги­стрированное оборудование.
Ева кивнула:
– И немедленно.
* * *
В комнату имели доступ только три человека. Проверка осуществлялась с помощью голоса и пластинки для отпечатков ладоней. За единствен­ным широким окном открывался вечерний пейзаж. Но Ева знала, что комната надежно защищена от попыток заглянуть внутрь, даже если кому-то хватит на это духу.
С широкой консоли в форме буквы «U» осу­ществлялось управление многочисленными центра­ми связи и системами компьютеров, не зарегистри­рованными компьютерной охраной и, следователь­но, незаконными. Впервые Ева увидела все это больше года тому назад и сразу признала, что обору­дование по своему уровню значительно превосходит то, которым располагает Главное полицейское уп­равление. Но с тех пор некоторые аппараты были значительно усовершенствованы. Очевидно, ряд имеющихся здесь «игрушек» еще не появлялся на рынке.
Ева подошла по глянцевым черным плиткам к новым моделям.
– Никогда не видела ничего подобного.
– Это образцы. Я хотел провести на них кое-какие тесты, пока они не задокументированы. Ка­жется, действуют, как надо.
– Какие они маленькие!
– У нас есть аппаратура еще меньше – разме­ром с ладонь.
– И с полным набором голографических функ­ций? Быть не может!
– Через три года, – возможно, еще раньше – ты будешь носить такую штуку в кармане, как мо­бильный телефон. – Он положил ладонь на иденти­фикационный экран: – Рорк. Начинаем операцию.
На консоли замигали огоньки. Ева тоже прило­жила ладонь к экрану:
– Даллас.
На экране появилась надпись: ИДЕНТИФИКАЦИЯ ПОДТВЕРЖДЕНА, ДОРОГАЯ ЕВА.
– Это еще зачем? – зашипела Ева. – Я смуща­юсь!
– Дорогая Ева, компьютер, даже самый совер­шенный, – всего лишь неодушевленный предмет, и не может никого смущать. С чего бы ты хотела на­чать?
– С Когберна. Он был их первой жертвой. Мо­жешь перебросить данные из моего компьютера.
Она сообщила Рорку номера файлов, он момен­тально скопировал данные и вывел их на экран.
– Я отметила его связи с другими жертвами че­рез полицейских, социальных работников, юристов, медиков. Бэкстер опросил пострадавших, которых удалось идентифицировать, но не обнаружил ника­ких связей с «Искателями Чистоты» и не ощутил указаний на подобные связи в их словах, поведении или биографических данных.
– Чего ради ты ударилась в такой официальный тон, дорогая? А еще угрожаешь кроличьей диетой за компьютерный жаргон.
– Ладно, поехали дальше. В рапортах фигуриру­ют опросы еще двух несовершеннолетних жертв, но тексты засекречены.
– Я доберусь до них за несколько минут.
– А я пока приготовлю кофе.
– Лучше принеси вина, – сказал Рорк, нажимая на клавиши. – Предпочитаю не накачиваться кофе­ином.
– Мне нужно сохранить остроту ума.
– Смотри не порежься… А вот это уже инте­ресно!
– Что?
– На этом файле вспомогательный блок. Такой не используют для стандартного опечатывания. Ну-ка, посмотрим… – Рорк расправил плечи, как бок­сер перед выходом на ринг.
Ева склонилась над его плечом.
– Можешь определить, когда его установили?
– Не мешай, – отмахнулся он, продолжая рабо­тать. – Где-то я уже его видел… Заковыристая штучка… Но все же…
Скорость, с которой его пальцы бегали по клави­атуре, нервировала Еву, поэтому она отошла за вином.
– Есть! – Рорк откинулся назад и, не оборачи­ваясь, протянул руку за стаканом. – Я бы так бы­стро не справился, если бы уже не сталкивался с такой блокировкой. На тех двух компьютерах в ла­боратории.
«Это уже что-то», – подумала Ева.
– Ты уверен?
– Любой хороший компьютерщик обладает ин­дивидуальным стилем. Помяни мое слово, этот блок был добавлен тем самым техником, который кон­струировал вирус. Или техниками. Сомневаюсь, что это работа одиночки.
– Да, все очень тщательно организовано, – кивнула Ева. – Давай посмотрим, кого они хотели спрятать.
– Данные на третьем экране.
– Девин Дьюкс, – прочитала Ева. – Во время инцидента ему было двенадцать. Когберн продавал ему «джаз». Родители, Сильвия и Доналд Дьюкс, узнали об этом, вытянули из сына все, заставили его подписать жалобу, и делом занялся детектив Дуайер.
– Думаю, они напрасно вовлекли в это копов, – заметил Рорк.
Ева резко обернулась:
– То есть как?
– Сама подумай. Мальчишку втянули в поли­цейскую историю со всеми вытекающими последст­виями.
– Но ведь было совершено преступление!
– Да, но мне кажется, было бы проще разо­браться с парнишкой дома, чем отдавать его на рас­терзание детективам.
– Вообще-то мы редко пытаем несовершенно­летних. Они так легко колются, что в этом нет ника­кого интереса.
– Для двенадцатилетнего мальчика пытка озна­чает не совсем то же, что для взрослого. – Рорк пожал плечами. – Но нас это едва ли касается, верно? Странно другое: не такое уж важное это со­бытие, чтобы прилагать столько стараний и так тщательно его скрывать.
– Когберна арестовали, опознали и обвини­ли, – продолжала Ева. – Но родители путались в показаниях, а Когберн заявил, что пил в баре в то время, когда, по словам мальчишки, имела место продажа. Бармен поддержал Когберна. Конечно, он мог и приврать: в таких забегаловках поддержат даже Джека-потрошителя, если он хорошо заплатит. Дуайер все испортил – ему не следовало так быстро предъявлять Когберну обвинение. Почему он спе­рва не поработал с ним, не выяснил его другие грешки? Когберн знал, что у Дуайера нет ничего, кроме заявления ребенка. А вот и заключение Кла­риссы Прайс из Детской службы. Она утверждает, что мальчик был нелюдимым и строптивым, кон­фликтовал с родителями. Рекомендует семейные консультации и т.д. и т.п. В результате Дуайеру при­шлось давить на Когберна, так как от враждебно на­строенного свидетеля не было никакого толку.
– Это только подтверждает мои слова, что маль­чишку не стоило втягивать. Посмотрим дальше, – быстро добавил Рорк, прежде чем Ева успела огрыз­нуться. – Прайс заявляет, что успеваемость и пове­дение мальчика в школе становились все хуже – он ни с кем не дружил, часто устраивал драки. В об­щем, корни проблемы были не в покупке «джаза», а в самом мальчике и домашней обстановке.
– Может быть, но в результате родители реаги­руют слишком бурно, коп действует слишком бы­стро, социальный работник изрекает банальности – и система упускает ребенка.
– Ты так на это смотришь?
– Я вижу, что Дуайер здорово напортачил в этом деле, но еще не представляю себе картину в целом. – Ева внимательно изучала данные на экра­не. – Я понимаю, что «Искатели Чистоты» видят здесь лишь то, что система дает сбой. Но ты прав – скрывать тут особенно нечего. Давай-ка копнем досье Фицхью.
Рорк обнаружил здесь еще больше блоков, но те­перь он точно знал, как с ними справляться.
– Жалоба несовершеннолетнего Рудольфа Дженсена… Ага, вот! Сильвия и Доналд Дьюкс подали иск по поводу происшедшего с их четырнадцатилетним сыном Девином.
– Да-да, все то же. Заключение сотрудника Дет­ской службы Прайс, расследование вел детектив Дуайер. Но на сей раз мальчик попал в Центр здоро­вья. Изнасилование, лицевые травмы, растяжение запястья. Рапорт токсиколога… снова накачался «джазом», да еще добавил алкоголь. На сосках и по­ловом члене пирсинг… Но Прайс от него не отстает. Между ними что-то происходит.
Ева достала записную книжку и начала делать заметки, сканируя данные.
– Доктор Стэнфорд Куилленс определяет изна­силование… Посмотрим, не появится ли этот док­тор где-нибудь снова. Однако им целые сутки не удавалось заставить мальчишку упомянуть о Фиц­хью! Он не желает об этом говорить. На следующий день за него принимаются дома. Прайс, Дуайер, ро­дители, адвокат по делам об изнасиловании Мари­анна Уилкокс… Надо было пригласить адвоката-мужчину – мальчик не станет об этом говорить с женщиной. Неужели они настолько тупы?
Рорк вывел на экран текст разговора с жертвой. Ева читала его, ощущая тошноту и горечь во рту. Так много знакомых вопросов… Когда-то их задава­ли ей.
КТО СДЕЛАЛ ЭТО С ТОБОЙ?
МЫ ХОТИМ ПОМОЧЬ ТЕБЕ, НО ТЫ ДОЛЖЕН РАССКАЗАТЬ НАМ, ЧТО ПРОИЗОШЛО.
ТЕБЕ БУДЕТ ЛЕГЧЕ, КОГДА ТЫ ВСЕ РАССКА­ЖЕШЬ.
– Черта с два! Легче не становится никогда. По­чему они не говорят все как есть? «Тебя изнасилова­ли, парень, и нам, к сожалению, придется сделать это снова. Расскажи обо всем со всеми подробнос­тями, и тогда все будет хорошо».
– Ева…
Она свирепо тряхнула головой.
– У них, как правило, самые лучшие намерения. Но они ничего не знают!
– Этот мальчик не похож на тебя. – Рорк подо­шел к ней сзади и начал массировать плечи. – Он сам напрашивается на неприятности. Конечно, бед­няга получил их куда больше, чем заслуживал, но он совсем не такой, как ты.
Немного успокоившись, Ева откинулась назад и прижалась к нему.
– И не такой, как ты. Ты был более хитрым и алчным, и при этом не был геем.
– Не стану спорить. – Рорк поцеловал ее в ма­кушку. – То, что он не может толком разобраться в своих сексуальных наклонностях – причина всех его несчастий.
– Еще одна причина – родители. Смотри: Доналд Дьюкс восемь лет прослужил в морской пехоте. А кто когда-то побывал морским пехотинцем, всег­да им останется. Сильвия избрала поприще профес­сиональной матери. Девин за пять лет сменил три частные школы, а за два месяца до инцидента с Фицхью его перевели на домашнее обучение. У него есть брат, на три года младше. С ним вроде бы ника­ких проблем, но родители сразу начали обучать его дома – не хотели рисковать.
– Ты обратила внимание на профессию отца?
– Да, специалист по компьютерам. – Ева по­вернулась, чтобы взять кофе, но вспомнила, что принесла вместо него вино. Она недовольно нахму­рилась, но взяла стакан. – Девин заявляет, что Фицхью подобрал его в клубе, признает, что пока­зал фальшивое удостоверение, что был немного под кайфом, что Фицхью рассказал ему, какие вечерин­ки бывают у него дома, и пригласил к себе. Возмож­но, это правда, но все дальнейшее выглядит сомни­тельно. Девин утверждает, будто Фицхью накачал его до одурения и он не понимал, что происходит, но, судя по результатам анализов, уровень интокси­кации был не настолько высок. Фицхью якобы надел на него наручники, избил и изнасиловал.
– И что тебя здесь удивляет? Должно быть, этот ублюдок проделывал такое не в первый раз. Волки охотятся на овец – такова их натура.
– Да, но не таким образом, и Дуайеру следовало это понять. Изнасилование, возможно, имело мес­то. Парень был несовершеннолетний, так что согла­шался он на это или нет, Фицхью в любом случае свинья. Но он не бил Девина. Это сделал отец. По­смотри на досье Фицхью: он никогда не бил своих жертв и вообще не прибегал к силе, а использовал уговоры, подкуп, угрозы. То, что ему пытались это пришить, было одной из причин, по которой не удалось добиться его осуждения.
– По-твоему, Дуайер вместе с Дьюксами и Прайс построили обвинение из соломы, и оно раз­валилось, когда волк дунул на него?
Ева присела на консоль.
– Полуправда никогда не доводит до добра, а тут еще имела место паршивая полицейская работа. Я расскажу тебе, что произошло в действительнос­ти. Мальчишка тайком выскальзывает из дому – возможно, он делал это неоднократно. Его хотят запереть в клетку, но ему это не нравится. Он не похож ни на солдафона-отца, ни на ангелочка-брат­ца. Девин отправляется в клуб для геев. Фицхью ви­дит его и чует свежее мясо. Он угощает мальчишку выпивкой, возможно, предлагает ему наркотики, потом зазывает к себе и делает с ним то же, что с другими. После этого хмель и наркота выветрива­ются…
– Твоя картина тоже не слишком приятная, – заметил Рорк.
– Зато верная. Мальчику четырнадцать лет. Он чувствует гнев и стыд, и пытается вернуться домой незаметно, но ничего не выходит. От него пахнет алкоголем и сексом, отец впадает в ярость и бьет его. Слезы, крики, взаимные обвинения, эпитеты, о которых отец потом сожалеет. Он ведет сына в Центр здоровья и приказывает ему заявить, что по­лученные повреждения – результат сексуального насилия. Парень причинил семье достаточно не­приятностей, так что пусть делает то, что ему гово­рят.
– И в итоге, – подхватил Рорк, – обвинение развалилось, а Фицхью вышел сухим из воды, пото­му что остальные были слишком заняты защитой своего имиджа.
– Да, и это облегчает мне задачу. Завтра же от­правлюсь к ним и поговорю с семьей. Но они не могут быть единственными. Давай поищем других.
– Я уже начал поиски, в том числе и в файле Джордж. – Улыбнувшись, Рорк раздвинул колени Евы, явно собираясь втиснуться между ними. – Там тоже достаточно блоков, но я ввел серию ко­манд, чтобы обойти их и вскрыть печати. А на это потребуется некоторое время. – Его руки скользну­ли ей под рубашку. – Так что мы успеем…
– Я на работе!
– Я тоже. – Он коснулся губами места под ее подбородком, которое любил больше всего. – По­чему бы вам не отдать мне приказ, лейтенант?
Ева понимала, что он хочет смыть мрачные крас­ки нарисованной ими картины, заменяя их други­ми – яркими и свежими.
– Только поскорее. – Ева откинула голову на­зад. – Даю тебе минуту.
– Это чересчур даже для меня. – Он прикусил ей мочку уха. – Но мы начнем с минуты, а там по­смотрим.
Мысли Евы начали путаться, а тело – дрожать.
– У тебя неплохо получается.
– Надеюсь, это попадет в мое официальное досье гражданского эксперта-консультанта?
– Я занесу это в свой личный файл. – Ева задо­хнулась, когда Рорк нашел ее губы. Как, черт возь­ми, ему удалось так быстро снять с нее рубашку? – Послушай, мы не можем заниматься этим на кон­соли!
– Вообще-то, можно было бы попробовать… – Рорк уже расстегивал ей брюки. – Но здесь кое-че­го не хватает. – Он приподнял Еву, и ее ноги обви­лись вокруг его талии.
– Минута истекает, – прошептала Ева.
– Посмотрим, не удастся ли нам остановить время.
Рорк открыл стенную панель, и оттуда выскольз­нула кровать. Когда он опрокинул Еву на нее, она обхватила его руками и ногами и перевернула, ока­завшись сверху.
– Только побыстрее, – снова предупредила Ева.
– Постараюсь.
Ева расстегнула ему рубашку и, проведя руками по его груди, прижалась к ней губами.
Ей постоянно хотелось ощущать вкус Рорка, хо­тя он словно жил у нее внутри. Чувствуя, как ее об­дает жаром, она заурчала от удовольствия, когда он проник в нее.
Губы Рорка заскользили по груди Евы и стисну­ли сосок, словно стараясь насытиться биением ее сердца.
Они двигались все быстрее. Зрение Евы затуманилось, перед глазами мелькали золотые искры, и вскоре Рорк услышал ее крик…


– Секс – забавная штука, – пробормотала Ева, когда он разжал объятия.
– Еще бы! Я до сих пор смеюсь.
Ева фыркнула и зарылась лицом в его шею.
– Да, но потом иногда чувствуешь, что мог бы спать целый месяц, а иногда – что можешь пробе­жать марафон. Интересно, почему?
– Не знаю, но, по-моему, этот раз попадает под последнюю категорию.
– Да, я здорово зарядилась. – Она чмокнула его в губы. – Спасибо.
– Чем еще могу помочь?
– Ну, ты можешь убрать свою великолепную задницу, чтобы я смогла дочитать данные. – Ева от­катилась в сторону. – Я хочу кофе.
– Ночь будет долгой. Почему бы нам не запас­тись шоколадным тортом?
Ева схватила рубашку.
– Хорошая мысль!
* * *
Благодаря сексу и кофеину уровень энергии Евы оставался достаточно высоким до начала четверто­го. Она добавила в список еще шесть имен. План действий уже формировался в ее голове. Утро она решила начать с Дьюксов.
Когда Ева потянулась за очередной чашкой кофе, Рорк отодвинул её подальше.
– Рабочий день окончен, лейтенант.
– Меня хватит еще на час.
– Нет. Ты бледная, а это верный признак того, что тебе пора спать. Ты должна выспаться, если собираешься беседовать с семьями жертв. Возьмешь с собой Пибоди?
Рорк задал этот вопрос не столько из любопыт­ства, сколько с целью отвлечь Еву. Выключив ком­пьютеры, он обнял ее за талию.
– Еще не решила, – вздохнула Ева. – Если я возьму ее, то она будет рваться к Макнабу, а если нет, начнет дуться. Пибоди трудно вытерпеть, когда она дуется.
Ева сама не заметила, как оказалась в кабине лифта. «Это свидетельствует, что мне действительно пора спать», – подумала она.
– Пожалуй, предоставлю решение ей самой. А может быть…
– Решишь утром, – закончил Рорк и подтолк­нул ее к кровати.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приговоренные к безумию - Робертс Нора



еще один отличный детектив от Норы Робертс, показывающий нам, насколько в извращенной манере работают мозги преступников. ужас. мурашки по коже
Приговоренные к безумию - Робертс НораОльга Сергеевна
23.06.2012, 20.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100