Читать онлайн Потрясающий мужчина, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Потрясающий мужчина - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 162)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Потрясающий мужчина - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Потрясающий мужчина - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Потрясающий мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Она позволила Кэтрин выплакаться, хотя хорошо знала, что слезами не заживить такую рану.
Ей очень помогало сознание того, что Рорк рядом. Он, как мог, успокоил Элизабет и Ричарда, а потом распорядился, чтобы слуга собрал разбитую посуду. Наконец Элизабет пришла в себя настолько, что смогла снова заказать кофе. Она сама принесла Кэтрин чашку и тщательно закрыла дверь в холл.
– Вот, милая, попей.
– Простите меня… – Кэтрин обхватила чашку трясущимися пальцами, чтобы согреть их. – Простите! Я думала, что этому пришел конец.
Я заставила себя поверить, что все позади! Иначе я не смогла бы жить…
– Миссис Дебласс, я должна узнать все. Вы меня понимаете? – Ева дождалась, пока Кэтрин обратит на нее внимание. – Вы понимаете, что я записываю наш разговор?
– Вы ничего не сможете с ним сделать! Он очень влиятелен, никто не в состоянии ему помешать…
– Я помешаю. Вы ведь потому и позвонили мне, что почувствовали: я сумею его остановить.
– Он вас боится, – прошептала Кэтрин. – Боится! Уж я-то знаю. Он вообще боится женщин. Потому и мучает их. Я уверена: он дал нашей матери какое-то средство, чтобы она погрузилась в кому. Отец боялся, что мама заговорит: она ведь все знала.
– Ваша мать знала, что отец вас совращал?
– Знала. Делала вид, что не знает, но я все понимала по ее глазам. Она ничего не хотела знать, стремилась к покою и порядку, чтобы можно было устраивать приемы, продолжать жить как жена сенатора… – Кэтрин прикрыла ладонью глаза. – Каждый раз, когда он приходил ко мне ночью, на следующее утро я видела: она знает. Но если я пыталась заговорить с ней об этом, она делала вид, будто не понимает, о чем речь. Она твердила мне: «Перестань выдумывать, будь хорошей дочерью, уважай свою семью».
Кэтрин убрала от лица руку, взяла обеими руками чашку, но пить не стала.
– Когда я была еще маленькой, семи-восьми лет, он приходил ко мне ночью и… трогал. Твердил, что в этом нет ничего плохого: мол, он – папа, а я должна изображать маму. Он называл это игрой, тайной игрой. Он приказывал мне… трогать его. Мне приходилось…
– Не обязательно все называть своими именами, – сказала Ева, видя, что Кэтрин снова бьет дрожь. – Говорите то, что можете.
– Ему нельзя было не подчиниться. Он был в нашем доме всесильным. Правда, Ричард?
– Да, – Ричард сжал руку жены. – Почему ты мне ничего не говорила, Кэт?
– Потому что мне было стыдно и страшно!
А мама отворачивалась… Я думала, что обязана ему повиноваться, – она судорожно глотнула. – А когда мне исполнилось двенадцать лет, родители устроили праздник. Друзья, огромный торт, пони… Помнишь пони, Ричард?
– Помню, – по его щекам уже бежали слезы. – Я все помню.
– В ту ночь он пришел ко мне снова. Он сказал, что я уже взрослая и что у него есть для меня подарок – особый подарок. Сказал и изнасиловал! – Кэтрин закрыла лицо руками и стала раскачиваться. – В этом заключался его особый подарок. Я умоляла его перестать, потому что мне было больно. Я была уже достаточно взрослой, чтобы понимать, что происходит нечто ужасное.
Я чувствовала, что вот-вот потеряю сознание. Но он не останавливался. Потом он приходил еще и еще. Так продолжалось год за годом, пока я не уехала. Я выбрала колледж как можно дальше от дома, чтобы он не мог до меня дотянуться. Я твердила себе, что этого не было. Не было, не было, не было…
Я хотела построить нормальную жизнь. Вышла замуж, потому что думала, что это принесет мне безопасность. Джастин всегда был добр и нежен. Он никогда меня не обижал. Но я не говорила ему правды: боялась, что, узнав, он станет меня презирать. Я снова уговаривала себя: этого не было, не было, не было…
Кэтрин опустила руки и взглянула на Еву.
– Иногда я даже начинала в это верить. Я уходила с головой в работу, в семью. Но, очнувшись, понимала, что теперь он делает то же самое с Шерон. В такие минуты я хотела ей помочь, только не знала как. А потом снова отталкивала от себя реальность, как раньше это делала моя мать.
И вот теперь он убил Шерон. Боже, скоро он убьет меня!
– Почему вы считаете, что это он убил Шерон?
– Она была не такой слабой, как я. Она превратила это в оружие против него. Однажды я слышала их ссору. Это было на Рождество. Мы все съехались к нему – изображали дружную семью. Я увидела, как они идут к нему в кабинет, тайком последовала за ними, приоткрыла дверь и стала подсматривать в щелку. Он был взбешен, обвинял ее в том, что своим образом жизни она издевается над всем, что ему дорого. Она сказала:
«Это ты сделал меня такой, мерзавец!» У меня потеплело на душе от этих ее слов. Я чуть не захлопала в ладоши: наконец-то ему дают отпор!
Шерон угрожала, что выдаст его, если он не будет ей платить. Она предупредила, что у нее все записано, ни одна грязная подробность не осталась без внимания. «Так что раскошеливайся, любимый дедушка!» Они ругались, обзывали друг друга, а потом…
Кэтрин оглянулась на Элизабет, на брата и спрятала глаза.
– Шерон сняла блузку, – прошептала она и вздрогнула, услышав, как застонала Элизабет. – Она сказала, что готова отдаваться ему, как любому из своих клиентов, только ему придется платить больше, гораздо больше. Он глазел на нее – знаю я это его выражение: блестящие глазки, слюнявый рот, – а потом схватил за грудь.
И тут Шерон посмотрела на меня. Наверное, она с самого начала знала, что я за ними наблюдаю.
В ее взгляде было такое отвращение! Может быть, это даже была ненависть: она ведь знала, что я не посмею ничего сделать. Она была права: я просто закрыла дверь и убежала. Прости меня, Элизабет!
– Здесь нет твоей вины. Она должна была все рассказать мне. Боже, как я могла ничего не замечать? Это я во всем виновата! Я, мать, ее не уберегла!
– Ты делала все, что могла. Помнишь, ты просила меня с ней поговорить? – Кэтрин крепко сцепила пальцы. – Я была тогда в Нью-Йорке по делам и встретилась с ней. Она сказала, что я выбрала свой путь, а она – свой. И ее путь лучше: я играю в политику и прячу голову в песок, а она играет во власть с широко раскрытыми глазами.
Узнав, что она погибла, я сразу все поняла. На похоронах я наблюдала за ним, а он – за мной.
Он подошел ко мне, обнял, прижал к себе, якобы утешая. И сказал на ухо, чтобы я вела себя осторожнее. Помнила, что случается в семьях, не хранящих свои секреты. Назвал Франклина чудесным мальчиком, сказал, что у него на Франклина большие виды. Я должна им гордиться – и беречь его… – Кэтрин закрыла глаза. – Что мне было делать?! Ведь это мой единственный сын!
– Никто не причинит вашему сыну вреда. – Ева дотронулась до ее ледяной руки. – Даю вам слово!
– Я так и не узнаю, в силах ли была спасти твою дочь, Ричард…
– Зато вы знаете, что делаете все возможное сейчас! – Не замечая, что держит руку Кэтрин, Ева стиснула кулаки. – Вам будет трудно через все это пройти, миссис Дебласс, но придется.
Предстоит огласка, выступление в суде со свидетельскими показаниями – если дело дойдет до суда.
– Суда он ни за что не допустит, – безнадежно проговорила Кэтрин.
– Я не оставлю ему выхода! – Ева была уверена, что если не обвинение в убийстве, то развращение несовершеннолетних она на него повесит. – Миссис Барристер, думаю, теперь Кэтрин лучше отдохнуть. Проводите ее наверх.
– Да, конечно. – Элизабет встала, подошла к Кэтрин и помогла подняться ей. – Тебе надо прилечь, дорогая.
– Мне очень жаль. – Кэтрин двинулась к двери, тяжело опираясь на Элизабет. – Видит бог, мне жаль!
– При управлении полиции работает служба психиатрической помощи, – сказала Ева, когда дверь за ними закрылась. – Думаю, мистер Дебласс, вашей сестре следовало бы туда обратиться.
– Боюсь, что да, – рассеянно отозвался Ричард. – Без помощи ей не обойтись.
«Как и всем вам», – подумала Ева.
– Вы в состоянии ответить на несколько вопросов?
– Постараюсь, хотя это непросто, лейтенант.
Отец всегда тиранил семью, но теперь он предстает настоящим чудовищем! Как смириться с мыслью, что твой родной отец – чудовище?!
– У него есть алиби на тот вечер, когда погибла ваша дочь, – напомнила Ева. – Для предъявления обвинения нужны дополнительные доказательства.
– Алиби?
– Согласно материалам дела Рокмен работал вместе с вашим отцом в Вашингтоне до двух часов ночи.
– Рокмен повторит любую версию, продиктованную отцом.
– Даже если речь идет об убийстве?
– Конечно! Ведь это простейший способ избежать неприятностей. Кто поверит в виновность моего отца? – Ричард содрогнулся, словно ему внезапно стало холодно. – Своими показаниями Рокмен снимает подозрения с хозяина и продолжает вести жизнь, которая его очень устраивает.
– Скажите, мог бы ваш отец совершить поездку из Вашингтона в Нью-Йорк и обратно таким образом, чтобы о ней нигде не осталось упоминаний?
– Не знаю. Если бы он воспользовался своим личным самолетом, остались бы упоминания в бортжурнале.
– С бортжурналом всегда можно поработать, – вставил Рорк.
– Наверное. – Ричард поднял глаза, только теперь вспомнив о присутствии друга. – Ты разбираешься в этом лучше меня.
– Это он о тех временах, когда я был не в ладах с законом, – усмехнувшись, объяснил Рорк. – А исправления в бортжурнале внести можно, но за немалые деньги. Пришлось бы подкупить пилота, механика, а главное, бортинженера.
– Что ж, теперь мне по крайней мере ясно, за кого взяться. Доказав, что самолет сенатора совершил полет в тот роковой вечер, мы получим в руки решающий козырь и возможность сломить подозреваемого… Вы хорошо знакомы с отцовской коллекцией оружия? – обратилась она к Ричарду.
– Лучше, чем хотелось бы. – Ричард подошел к буфету, плеснул в рюмку виски и опрокинул одним глотком, как лекарство. – Он обожает кремневые пистолеты, часто ими хвастается.
В детстве он пытался и меня заинтересовать, но я не поддался – Рорк может вам это подтвердить.
– Ричард считает, что коллекция огнестрельного оружия – опасный символ превышения власти. А я со своей стороны могу добавить, что Дебласс нередко прибегает к услугам черного рынка.
– Почему ты молчал раньше?
– Потому что ты не спрашивала.
Ева решила не развивать эту тему – пока.
– Ваш отец разбирается в системах безопасности? В их устройстве?
– Безусловно. Он гордится тем, что способен сам себя защитить. Это, кстати, одна из тем, которые мы с ним можем обсуждать, не ссорясь.
– Вы назвали бы его экспертом?
– Нет, – ответил Ричард, подумав. – Скорее, талантливым любителем.
– Теперь – о его отношениях с шефом полиции Симпсоном. Как бы вы их охарактеризовали?
– К Симпсону у него корыстный интерес.
Отец считает его дураком, а дураков он обычно использует в своих целях. – Ричард обессиленно упал в кресло. – Не могу больше! Мне нужно передохнуть, побыть с женой…
– Хорошо. Но учтите: я установлю за вашим отцом наблюдение. Любой ваш контакт с ним будет зафиксирован. Лучше держитесь от него подальше.
– Думаете, я попытаюсь его убить? – Ричард мрачно усмехнулся и уставился на свои руки. – Признаться, у меня была такая мысль. Что он сделал с моей дочерью, с моей сестрой, со всей моей жизнью?! Но мне не хватит смелости…
Покинув дом, Ева, не глядя на Рорка, заторопилась к машине.
– Ты что-нибудь подозревал? – на ходу бросила она.
– Что тут замешан Дебласс? Не исключал такой возможности.
– И ничего не сказал мне?!
Ева остановилась как вкопанная, ее глаза метали молнии.
– Это была просто смутная догадка. О Кэтрин я ничего не знал. Совершенно ничего! А вот насчет Шерон… Когда мы с ней единственный раз ужинали вместе, она очень странно говорила о своем дедушке. Но догадка – еще не факт! Мои догадки ничем бы тебе не помогли. К тому же, – он опустил глаза, – познакомившись с тобой, я решил держать эту догадку при себе, чтобы не причинять тебе лишнюю боль.
Ева резко отвернулась, но Рорк ласково взял ее за плечи и заставил смотреть на себя.
– Может быть, тебе станет легче, если ты расскажешь мне что-нибудь?
– Сейчас речь не обо мне! – Она задыхалась. – Я не могу об этом вспоминать, Рорк. Не могу! Если начну, то наделаю ошибок, и он вывернется. Изнасилование, убийство, совращение несовершеннолетних… Представляю, сколько линий обороны он выстроил! Я должна вывести его на чистую воду.
– Ты же сама сказала Кэтрин, что единственный способ преодолеть все это – высказаться!
– У меня другой случай. Мне некогда расслабляться, я должна работать.
Рорк огорченно вздохнул и открыл машину.
– Наверное, тебе не терпится попасть в вашингтонский аэропорт, где Дебласс держит свой самолет?
– Да. – Рорк занял место водителя, а она села рядом с ним. – Можешь высадить меня на ближайшей станции.
– Я с тобой, Ева.
– Хорошо, едем.
Пока он разворачивался, она позвонила Фини.
– Я напала на след! – торопливо объявила Ева. – Спешу в Вашингтон.
– Лучше послушай, что я тебе скажу! – В голосе Фини звучало торжество. – Открываю ее последнюю запись, датированную утром того дня, когда ее убили, а там… Одному богу известно, почему она сразу отнесла дневник в банк. Нам везет.
В полночь у нее была назначена встреча. Никогда не догадаешься, с кем!
– С дедом.
Фини был сражен.
– Черт, Даллас, как ты до этого додумалась?!
Ева зажмурилась и облегченно перевела дух.
– Потом. Лучше скажи, что в дневнике.
– Она называет его «сенатором» и «старым пердуном-дедулей». Очень красочно описывает, как зарабатывает каждой встречей с ним по пять тысяч. Цитирую: "Сколько бы слюны он на меня ни изводил, оно того стоит. Сколько же еще энергии в моем стареньком дедушке! Вот подонок! По пять тысяч каждые две недели – не так плохо. Он расплачивается сполна, я ничего не делаю бесплатно. Не то что в детстве… Теперь мы поменялись ролями. Я не собираюсь превращаться в выжатый лимон, как бедная тетя Кэтрин.
Я торжествую! В один прекрасный день, когда мне все это наскучит, я познакомлю со своими дневниками прессу. Наделаю копий и разошлю!
Я пугаю этим дедулю, и он приходит в бешенство. Так ему и надо, пускай покорчится! Как же чудесно держать его в руках и крутить им, как мне вздумается, в отместку за все, что он со мной сделал…"
Ева представила, как Фини качает головой.
– Это был настоящий бизнес, Даллас. Она неплохо зарабатывала шантажом. Я посмотрел, что она тут понаписала: имена, факты… В общем, сенатор побывал у нее в ночь ее смерти. Теперь он наш.
– Сможешь оформить мне ордер?
– Запросто. Начальник приказал дождаться твоего звонка и действовать. Нам ведено его сцапать. Убийство первой степени!
Ева торжествующе раздувала ноздри.
– Где мне его искать?
– В Сенате. Он как раз проталкивает свой законопроект об общественной нравственности.
– Чертов лицемер! Я еду за ним! – Она выключила связь и повернулась к Рорку:
– Какую скорость развивает эта машина?
– Сейчас узнаем.
Если бы не инструкции Уитни о соблюдении осторожности, Ева ворвалась бы в Сенат и при всех заковала Дебласса в наручники. Но ей было приказано дождаться перерыва, и она покорно ждала, пока он закончит свою пламенную речь о моральном упадке в стране, проистекающем из половой распущенности и повсеместного употребления наркотиков. Он распространялся об аморальности молодого поколения, об отсутствии религиозного воспитания в семье и школе, в результате чего богобоязненный народ превратился в нацию безбожников. Сенатор сыпал цифрами, говорящими о разгуле преступности, упадке городов, наркоторговле. Самым страшным злом он считал легализованную проституцию.
Еву чуть не стошнило. Рорк погладил ее по спине, призывая к терпению, но она не могла молчать:
– Перед тем, как легализовали проституцию, каждые три секунды совершалось изнасилование или попытка изнасилования! Конечно, с изнасилованиями еще не покончено, потому что в их основе не секс, а жажда подавлять и подчинять, но цифры упали. Зарегистрированные проститутки обходятся без сутенеров, их не избивают, не калечат, не убивают. Они не могут пользоваться наркотиками. А контроль над рождаемостью?
В свое время женщины были вынуждены обращаться к настоящим мясникам, чтобы избавиться от нежелательной беременности. Они рисковали жизнью, превращались в инвалидов! Дети рождались слепыми, глухими, калеками… Разумеется, мир по-прежнему несовершенен, но, слушая его, нетрудно понять, что могло быть гораздо хуже.
– Знаешь, что сделает с ним пресса, когда обо всем пронюхает?
– Распнет, – прошептала Ева. – Только бы он не превратился в мученика за идею!
– Выразитель нравственных чаяний правого крыла, заподозренный в инцесте, связях с проститутками и убийстве? Не думаю. Ему конец. Его проткнут десятком осиновых кольев.
Конец сенаторской речи потонул в бурных аплодисментах. Судя по всему, сторонники Дебласса на галерее для посетителей преобладали.
«К черту осторожность!» – решила Ева, как только удар молотка оповестил о часовом перерыве. Она ворвалась в толпу помощников и прихлебателей сенатора, которые восхищались его красноречием, поздравляли с успехом, хлопали по спине.
Ева дождалась, пока он сам ее увидит. Взгляд Дебласса скользнул по ней, по Рорку, и лицо его окаменело.
– Лейтенант? Если вам необходимо со мной поговорить, мы можем пройти в мой кабинет.
У вас есть десять минут.
– Теперь у меня будет гораздо больше времени. Сенатор Дебласс, вы арестованы по подозрению в убийстве Шерон Дебласс, Лолы Старр и Джорджи Касл! – У сенатора отвисла челюсть, а Ева продолжала, не обращая внимания на ропот вокруг:
– Помимо этого, вы обвиняетесь в неоднократных кровосмесительных насилиях над Кэтрин Дебласс, вашей дочерью, и Шерон Дебласс, внучкой.
Он стоял, не в силах шелохнуться, пока Ева заламывала ему руки за спину и застегивала наручники на запястьях.
– Ознакомьтесь с правами арестованного. Вы не обязаны давать немедленный ответ на предъявленные обвинения. Вы…
– Это беззаконие! – взорвался Дебласс, наконец обретя дар речи. – Я – сенатор Соединенных Штатов! Вы находитесь на федеральной территории!
– Вас сопроводят двое федеральных агентов. – Ева сверкнула глазами, заставив попятиться зевак. – Вам понятны ваши права?
– Ты у меня лишишься значка, сучка! – взвизгнул Дебласс.
Лицо его побагровело, воздух со свистом вырывался из легких.
– Будем считать брань утвердительным ответом. Спокойнее, сенатор, зачем вам сердечный приступ? А моего значка тебе не видать, как свободы, скотина! – сказала она ему в самое ухо. – Ты будешь у меня извиваться, как черт на сковородке!
В это время подошли федеральные агенты, и Ева передала им Дебласса.
– Его ждут не дождутся в Нью-Йорке.
Сенат потонул в возгласах, превратился в месиво из тел. Ева высмотрела в людской каше Рокмена. Тот приближался к ней, кипя от ярости.
– Вы совершаете большую ошибку, лейтенант.
– Нет. А вот вы уже однажды дали ложные показания. Это превращает вас в соучастника преступления. Мы еще к этому вернемся.
– Сенатор Дебласс – великий человек, а вы – всего лишь пешка в руках либералов, стремящихся его уничтожить!
– Сенатор Дебласс – кровосмеситель, растлитель малолетних, насильник и убийца. А я – всего лишь полицейский, схвативший его за руку.
Если не хотите пойти на дно вместе с ним, наймите адвоката.
Рорк был вынужден прибегнуть к силе, чтобы расчистить Еве дорогу. Ей пытались преградить путь журналисты, но она миновала их, не моргнув глазом.
– Мне нравится ваш стиль, лейтенант Даллас, – заявил он, протолкавшись с ней к машине. – Очень нравится! Между прочим, мне больше не кажется, что я в тебя влюблен. Отныне я в этом уверен.
Как ни приятно было выслушать признание в любви, Ева с трудом боролась с тошнотой.
– Уедем отсюда! Быстрее!
В машине она еще как-то справлялась с собой, но стоило им подняться на борт самолета, ей стало совсем плохо. Четко и бесстрастно доложив о произведенном аресте начальнику, Ева вырвалась из рук Рорка и кинулась в туалет.
Рорк остался за дверью. Он был бессилен ей помочь, понимая, что от утешений Еве станет только хуже. Шепотом проинструктировав стюардессу, он сел в кресло и стал смотреть на взлетную полосу.
Когда дверь туалета открылась, Рорк поднял глаза. Ева была бледной, как мертвец, глаза расширились и потемнели. Походка, обычно такая твердая, стала шаткой.
– Прости меня за слабость…
Усадив ее, он подал ей чашку.
– Выпей. Тебе полегчает.
– Что это?
– Чай с виски.
– Я при исполнении… – начала было она, и Рорк не выдержал:
– Пей, черт возьми, не то я волью это в тебя насильно!
Убеждая себя, что подчиниться проще, чем спорить, Ева взяла чашку. Сделав всего один глоток и разлив чай, она поставила чашку на стол.
Рорк сам пристегнул ее ремнем, щелкнул кнопкой и приказал пилоту взлетать.
Сколько Ева ни старалась, справиться с дрожью не удавалось. Когда Рорк попытался ее обнять, она отпрянула. Тошнота еще не прошла, в голове гудело.
– Меня тоже насиловал родной отец, – внезапно услышала она собственный голос. – Много раз. Насиловал и бил. Сопротивлялась я или нет – неважно: он все равно меня насиловал и избивал! Я ничего не могла поделать. Человек бессилен, когда те, кому положено о нем заботиться, вместо этого измываются над ним…
– Ева! – Рорк схватил ее за руку и не дал вырваться. – Поверь, я страдаю вместе с тобой!
– Из всего раннего детства я помню только это. Потом мне было сказано, что в возрасте восьми лет меня нашли в какой-то далласской подворотне – всю в крови, со сломанной рукой. То ли это он меня туда швырнул, то ли я сама убежала.
Не знаю, не помню… Он больше не появлялся. Ко мне никто не приходил.
– А мать?
– Не знаю. Я ее не помню. Может, она умерла? А может, делала вид, что ничего не происходит – как мать Кэтрин… Я даже не знаю своего имени! Меня так и не смогли опознать.
– Но потом ты была уже в безопасности.
– Тебе никогда не приходилось жить на государственном обеспечении? Никакого чувства безопасности, одно бессилие! Добрыми намерениями тоже можно затравить. – Ева вздохнула, откинула голову и закрыла глаза. – Знаешь, в какой-то момент я почувствовала, что мне вовсе не хочется арестовывать Дебласса. Я хотела его убить, убить собственными руками! Мне даже стало страшно.
Я осознала, что у меня к нему личный счет.
– Но ты с честью исполнила свой долг.
– Исполнила и буду исполнять впредь. – Ева помолчала: сейчас она думала не о деле Дебласса, а о жизни – своей и Рорка. – Я хочу, чтобы ты знал: внутри у меня осталась грязь. Это как вирус, подтачивающий организм и дожидающийся момента, когда понизится сопротивляемость. Лучше не делать на меня ставку.
– Я люблю рисковать. – Он взял ее руку и поцеловал. – Давай сыграем вместе. Чем черт не шутит, авось выиграем! Оба.
– Я никогда никому об этом не рассказывала.
– Ну и как, помогло?
– Не знаю, может быть… Господи, я так устала…
– Положи голову мне на плечо. – Он обнял ее и помог устроиться. – Поспи.
– Немножко, только до Нью-Йорка, – измученно прошептала она.
– Разумеется, немножко. – Он поцеловал Еву куда-то в макушку и замер, чтобы не тревожить ее сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Потрясающий мужчина - Робертс Нора



захвтывающее чтиво от начала до конца. читается очень легко, сюжет классный!
Потрясающий мужчина - Робертс Нораhoup
22.09.2011, 16.03





Нора Роберт одна из самых любимых моих писательниц. Пока ее романы меня ни разу не разочаровывали. С удовольствием прочитала и этот.
Потрясающий мужчина - Робертс НораТатьяна
23.09.2011, 8.27





Отличный, динамичный детектив! Жаль, название подкачало, как, впрочем, и вся любовная линия: образ г героя расплывчат и надуман, словом, никакой, - такая же и вся любовь в романе. Автор вообще явно плохо относится к мужчинам: они либо слабые, либо пожилые, либо извращенцы... А г героиня превосходна, очень психологически точно все описано.
Потрясающий мужчина - Робертс НораКатя
20.05.2012, 22.08





специально для Вредины - Вы полностью оправдываете свой псевдоним - подсели сами на серию про Еву Даллас и меня подсадили!!! великолепный детектив с романтическим уклоном. наконец-то написали серию о сильной ЖЕНЩИНЕ!!! здорово! это первый роман из саги. обязательно прочту все
Потрясающий мужчина - Робертс НораОльга Сергеевна
16.06.2012, 14.01





Я уже читаю 14 книгу и никак не могу остановиться!Обожаю главных героев!
Потрясающий мужчина - Робертс НораВредина
22.06.2012, 17.26





Да!!!Просто класс!!!
Потрясающий мужчина - Робертс НораЕлена
27.06.2012, 3.21





Читать - это мое любимое занятие. Читать книги Норы Робертс - это мой наркотик. Прочитала все ее книги, которые смогла найти. А серия Евы Даллас - это вообще отдельная история. Часто захожу и проверяю, а не перевели ли еще одну книгу, что бы тут же ее прочесть, и каждую новую книгу жду с жадностью и нетерпением. Спасибо большое Норе Робертс за эту серию. Жду с нетерпением 39, 42 и остальные серии.
Потрясающий мужчина - Робертс НораЕкатерина
10.04.2013, 13.14





Романи фігня
Потрясающий мужчина - Робертс НораКрітік Вова
13.10.2013, 18.33





Да классный роман!На протяжение всего чтение держит внапряжение и из за этого охота его читать дальше,и герои замечательные а что пережила героиня это кошмар кода такие сволочи извращенцы существут,как подумаешь куда катится мир и страшно становится за внуков и таких извращенцов нельзя оставлять на земле их надо только убивать чтоб они не жили дальше.
Потрясающий мужчина - Робертс НораАнна
9.12.2013, 0.16





Лучшая серия , Робертс Норы . Её Ева - гениальна .От произведения Робертс , не возможно оторваться . Её Еву не возможно забыть . Нора Робертс , одна из самых любимых творцов . Её произведения возвышенно-красноречивы , они изысканы и восхитительны . Спасибо , Вам , Нора .
Потрясающий мужчина - Робертс НораЛюдмила
1.02.2016, 13.40





Один из лучших остросюжетных романов. Рорк - классный мужчина и героиня - умница. Почему- то сразу начала догадываться кто убийца. 10/10
Потрясающий мужчина - Робертс НораВикки
9.02.2016, 18.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100