Читать онлайн Посмертный портрет, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Посмертный портрет - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Посмертный портрет - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Посмертный портрет - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Посмертный портрет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

Днем активность компьютерных клубов сходила на нет; здесь сидели только «ботаники» и болваны, которые считали высшим наслаждением посещение клуба в те часы, когда им могли предложить лишь голографический оркестр или просмотр развлекательных передач.
В клубе «Устрой сцену» компьютеры были серебристыми, маленькими, и даже самый стыдливый болван мог не бояться, что в часы пик кто-то заглянет ему через плечо. Голографический оркестр играл негромко, гитары звучали еле слышно, а вокалисты томно мурлыкали. Чернокожая солистка была в черном платье; единственным цветным пятном были ее ослепительно-красные волосы, закрывавшие большую часть лица. Она что-то шептала о разбитых сердцах и несчастной любви.
Здешними клиентами были главным образом одинокие мужчины. Поскольку никто из них не обратил на форму Пибоди никакого внимания, Ева поняла, что наркотиков здесь не обнаружила бы даже ищейка.
Она подошла к плавно закругленной стойке в центре зала, за которой сидел бармен. Молодой человек был стильный – просторная блуза цвета заката, целая армия разноцветных колечек, украшавших левую мочку, и русые волосы, торчавшие шипами в разные стороны наподобие короны. Плечи у него были широкие, фигура осанистая, и Ева сделала вывод, что он на несколько лет старше своих клиентов. Возможно, студент-старшекурсник, «ботаник», зарабатывающий на учебу. Возится с новичками и болтает с постоянными посетителями.
Он отвлекся от маленького компьютера и рассеянно улыбнулся Еве:
– Чем могу служить?
Ева положила на стойку свой значок и фотографию улыбающейся Рэйчел Хоуард:
– Вы узнаете эту девушку?
Молодой человек придвинул к себе фотографию кончиком пальца и внимательно рассмотрел.
– Да, конечно. Сейчас, сейчас… Ребекка? Розанна? Нет, Рэйчел. У меня хорошая память на имена. Да, точно, Рэйчел. Она бывает здесь почти каждую неделю. Обычно заказывает «Тореадор» – апельсиновый сок, сок лайма и капелька гренадина. С ней что-то случилось?
– Да, случилось. Вы помните имена и любимые напитки всех своих клиентов?
– Постоянных – да, конечно. Тем более таких хорошеньких. У нее славное лицо, и она очень дружелюбная.
– Когда она была здесь в последний раз?
– Точно не скажу. Я подрабатываю в нескольких местах и сам бываю здесь не каждый день. Но, кажется, я видел ее в прошлую пятницу. В пятницу я работаю с шести вечера до полуночи… Послушайте, я просто не понимаю, что она могла натворить. Рэйчел – милая девушка. Время от времени приходит сюда с друзьями. Они берут компьютер, слушают музыку, танцуют, играют…
– Вы не замечали, кто-нибудь ухаживал за ней?
– Бывало, но не так уж часто. Я уже сказал, она очень милая. Иногда парни заговаривают с ней. Кому-то она отвечает, кого-то отшивает. Но не грубо. Вообще-то настоящая жизнь начинается здесь после девяти, особенно в уикенд. Многие приходят сюда, чтобы подцепить партнера, но эта всегда бывает с другом или с компанией. Она не похожа на потаскушку, сами видите.
– Угу… Вы знаете парня по имени Диего?
– Гм-м… – Он свел брови и сосредоточился. – Кажется, я знаю, кого вы имеете в виду. Коротышка, фланер. Обожает выпендриваться. Хорошо танцует и всегда при деньгах, так что долго в одиночестве не остается.
– Он когда-нибудь уходил с Рэйчел?
– Дерьмо! – Он поморщился. – Прошу прощения. Он не в ее вкусе. Она его всякий раз отшивала, хотя и танцевала с ним. Рэйчел могла танцевать с кем угодно, но не больше. Да, теперь, когда вы об этом заговорили, я вспоминаю, что он несколько раз пытался обнимать ее, но ничего не добился. Так же, как и Коллега Джо.
– Джо?
– Такой высокий, красивый парень из университета, ходил за ней как тень. Был здесь несколько раз. Сильно мрачнел, когда она танцевала с кем-нибудь.
– У вас есть имя?
– Конечно. – Он слегка удивился, но не занервничал. – Стив. Стив Одри.
– Вы человек наблюдательный, верно, Стив?
– Ну да. Работая в баре, многое замечаешь. Это все равно что смотреть пьесу. Только тебе еще и платят за это.
«Судя по всему, он здесь недавно», – подумала Ева.
– Здесь есть камеры наблюдения?
– Разумеется. – Он посмотрел вверх. – Правда, толку от них немного. Особенно в часы пик. Световое шоу начинается в девять; тогда меняют музыку, и все начинает бурлить. Но у нас здесь публика спокойная. В основном студенты, «ботаники». Приходят поиграть, потанцевать и пофотографировать.
– Пофотографировать?
– Конечно. У нас здесь шесть кабинок. Туда можно забиться с приятелями, сделать несколько шуточных снимков, а потом ввести их в компьютер. Лицензии на порнографию и комнат, где можно уединиться, у нас нет, так что все пристойно. В общем, место это не слишком высокого пошиба, зато работа непыльная и платят неплохо.
– Мне понадобятся дискеты за последние двадцать четыре часа.
– Гм-м… Не знаю, входит ли это в мою компетенцию. Я ведь здесь просто работаю – разговариваю с посетителями, помогаю, если у них возникают трудности с компьютерами или кабинками. Думаю, вам нужно поговорить с управляющим или кем-нибудь из начальства, а они появляются здесь не раньше семи. У меня нет никакой власти…
– Зато у меня есть. – Ева потрогала значок. – Я могу получить ордер, могу позвонить вашему управляющему. Но это займет много времени. Будет лучше, если вы дадите мне дискеты, а я выдам вам официальную расписку. Когда ведешь расследование убийства, каждая минута на счету.
– Убийства? – Лицо Стива побелело. – Кого-то убили? Кого? О боже, только не Рэйчел! – Он инстинктивно протянул руку к фотографии, лежащей на стойке, но тут же схватился за горло. – Она мертва!
– Здесь показывают что-нибудь, кроме развлекательных передач?
– Что? Да. Музыкальные видео. После девяти.
– Догадываюсь, что новости вы не смотрите.
– Редко. От этого портится настроение.
– Тут вы правы. Труп Рэйчел был обнаружен сегодня рано утром. Ее убили вчера вечером. – Ева непринужденно облокотилась о стойку. – Стив, где вы были вчера вечером?
– Я? Я?! – На его лице отразился ужас. – Нигде… То есть, конечно, я где-то был. Все где-то бывают. До девяти я был здесь, а потом пошел домой. По дороге съел пиццу, а потом смотрел видео. Устал до чертиков и просто хотел расслабиться… Сейчас я принесу дискеты, и вы увидите, что я был здесь!
Он убежал со всех ног.
– Пицца и видео не обеспечивают ему алиби, – заметила Пибоди.
– Разумеется. Но сейчас главное – это дискеты.


Ева приехала домой всего лишь через два часа после конца смены. Такое случалось редко, и она была рада, что у нее появилось время как следует поразмыслить.
Летом дом выглядел особенно впечатляюще. Впрочем, он выглядел впечатляюще всегда, в любое время года и любое время суток. Но особенно элегантно он смотрелся на фоне голубого неба. Море зеленой травы, разноцветные клумбы и тенистые деревья делали участок Рорка настоящим городским оазисом.
В отличие от нижнего города, где стоял контейнер для утилизации отходов.
Ева по привычке припарковалась перед домом и некоторое время просто сидела, барабаня пальцами по рулю. В вестибюле ее не встретит Соммерсет, готовый отпустить саркастическое замечание по поводу ее опоздания, а она не сможет ответить ему колкостью. Эта мысль вызвала у нее легкую досаду. Более того, Соммерсет не станет злиться, что она оставила машину перед домом, а не загнала ее в гараж.
Ева вздохнула и чуть было не решила сделать это сама. Но всему есть пределы.
Оставив машину на месте, Ева трусцой пробежала по жаре и вошла в дом, где царила благословенная прохлада.
Она уже собралась свернуть к монитору, чтобы узнать, где находится Рорк, но вдруг услышала тихую музыку. Она пошла на звук и обнаружила мужа в гостиной.
Он сидел в своем любимом старинном кресле, закрыв глаза и держа в руке бокал вина. Это было так не похоже на Рорка, что у Евы сжалось сердце. Но тут он открыл свои неправдоподобно синие глаза, и она с облегчением вздохнула.
– Привет, лейтенант.
– Привет. Как дела?
– Ему лучше. Выпьешь вина?
– Конечно. Я сама. – Она взяла бутылку, оставленную Рорком на столе, и наполнила бокал. – Давно дома?
– Нет. Всего несколько минут.
– Ты что-нибудь ел?
Он насмешливо выгнул брови.
– Да, если то, чем кормят в больнице, можно называть едой. А ты?
– Перехватила кое-что в управлении. Но там кормят еще хуже. Значит, ты навещал мистера Ловкость и Изящество?
– Он тоже думает о тебе с любовью. – Рорк сделал глоток вина и посмотрел на Еву поверх бокала. Он явно чего-то ждал.
– О'кей. – Она опустилась в кресло. – Как он себя чувствует?
– Достаточно хорошо для человека, который сегодня утром пересчитал ступени. Чего не случилось бы, если бы он спустился на лифте. Черт побери, он сломал себе ногу, как веточку, и серьезно повредил плечо! В общем, лучше не бывает…
Он закрыл глаза, постукивая пальцами по ручке кресла, потом снова открыл. Ева нахмурилась: похоже, Рорк исполнил тот же ритуал, который помогал ему успокаиваться после очередного приступа ее раздражения.
– Да… Ему наложили шину и сказали, что нога будет как новенькая. Перелом несложный. Вот с плечом хуже… Ему шестьдесят восемь лет. Сегодня утром я не мог этого вспомнить. Любой другой на его месте при перевозке вещей воспользовался бы лифтом! И еще одного я не могу понять: зачем ему понадобилось возиться с каким-то дурацким бельем в первый день своего отпуска?
– Потому что он упрямый и твердолобый сукин сын, который любит все делать сам и по-своему.
Рорк усмехнулся и сделал еще один глоток.
– Да, ты права.
«Ты любишь его, – подумала Ева. – Он твой отец в полном смысле этого слова».
– Значит, завтра ты заберешь его домой?
– Да. У меня в ушах звенит от жалоб старика на то, что я не забрал его сегодня. Можно подумать, что я бросил его в яму со змеями, а не поместил в отдельную палату лучшей больницы города! Впрочем, мне давно следовало к этому привыкнуть.
Он рывком поднялся и налил себе еще вина. Ева поджала губы.
– Ты наверняка ябедничал ему, как я жаловалась, когда ты упек меня в центр здоровья. Надо бы нам с Соммерсетом сговориться и уложить на койку тебя самого. Вот тогда мы с ним точно подружимся.
– Это будет самый счастливый день в моей жизни.
– А сегодняшний был самым несчастным? – Ева отставила бокал и поднялась.
– Завтрашний будет ничуть не лучше. Когда я привезу старика сюда, он начнет ворчать, что его неправильно лечат.
– Я его не осуждаю. Он чувствует себя дураком, старой развалиной, злится и срывает зло на тебе, потому что очень тебя любит. – Она забрала у Рорка бокал и поставила его на стол. – И я тоже.
– Судя по количеству синяков на моей заднице, вы любите меня безумно.
– Во всяком случае, я – да. – Она обняла Рорка за шею и прижалась к нему. – Может быть, доказать?
– Думаешь, в таком настроении у меня что-нибудь получится?
– Не знаю. – Она прильнула к его губам. – Так лучше?
– Лучше. – Рорк обхватил ее бедра и прижал к себе. – Похоже, дела идут на лад.
Ева рассмеялась:
– Мы совершенно одни. Чем займемся?
– Давай попробуем то, чего не делали раньше.
Ева отстранилась и внимательно посмотрела на него.
– Если мы чего-то не делали, то только потому, что этого не позволяет анатомия.
– Ты смелая женщина. – Рорк улыбнулся и поцеловал ее в лоб. – За это я тебя и люблю. – Он снова привлек ее к себе. – Но я думал о танцах в гостиной.
– Гм-м… Неплохо. Для начала. Особенно если мы будем танцевать голыми.
– Еще успеем. – Рорк потерся щекой о ее макушку. «Именно это мне и требовалось, – подумал он. – Именно такая женщина». – Я не спросил, как прошел твой день.
– Так же паршиво, как и твой.
Еве хотелось расспросить мужа о Браунинг и Брайтстар. Возможно, он знаком с ними или знает что-нибудь о них. Это были люди его круга. Не исключено, что тогда у нее появилась бы какая-то зацепка. Но с этим можно было подождать. До тех пор, пока Рорк не расслабится.
– Расскажу позже.
Она потерлась щекой о его щеку, затем прильнула к ней губами и проложила дорожку к его губам.


Все дневные заботы постепенно исчезали. Тепло обещало перейти в жар, ленивое желание в любую минуту могло смениться страстью. Ева стонала от наслаждения и сводила Рорка с ума поцелуями и жадными прикосновениями.
Ее поцелуи становились все более жаркими. Наконец она стащила с него пиджак и вцепилась в рубашку.
Рорк прижался губами к ее шее, и у него гулко забилось сердце. Он знал, что его сердце всегда будет биться только для нее.
Пока он снимал с Евы жилет, она расстегнула пуговицы его рубашки и слегка прикусила обнаженное плечо.
– Я за тобой не успеваю, – выдохнул он.
– Сейчас догонишь. – Она быстро расстегнула его брюки и сжала пальцы.
У Рорка закипела кровь и перехватило дыхание. Он неловко возился с портупеей, запутавшейся в полурасстегнутой блузке Евы.
– Проклятие!
Ева засмеялась, не отрываясь от его губ, но свое дело не прекратила.
Она чувствовала его участившийся пульс и понимала, что Рорк пытается справиться с собой. Но сейчас этого не требовалось. Ей хотелось окончательно свести его с ума. Пусть он думает только о ней и ощущает только то, что кипит в крови!
Ева знала, что желание вспыхивает в нем так же быстро, как в ней самой, и стремительно распространяется по всему телу. Так с ними было всегда, но она до сих пор не могла привыкнуть к этому.
Избавляясь от одежды, они катались по ковру. Ева изнывала от желания, а когда Рорк прошептал ее имя, это возбудило ее еще сильнее. Его руки были жадными, но Еве хотелось большего.
Наконец его горячие губы обхватили ее сосок. Тело Евы свела сладостная судорога, и все же ей было мало этого. Когда Рорк схватил ее за запястья и прижал к полу, она не стала сопротивляться. Пусть думает, что инициатива за ним. Пусть овладевает ею, пока они оба не насытятся… Она выгибалась дугой, подставляя грудь его алчным губам, и изнывала от наслаждения.
Ощутив, что Рорк готов проникнуть в нее, Ева одним змеиным движением сменила позу и оказалась сверху. Теперь уже она держала его за руки и прижимала к ковру.
– Кто из нас торопится?
Глаза Рорка потемнели, дыхание стало частым.
– О боже, Ева…
– Теперь мне придется догонять тебя, – прошептала она и жадно впилась в его губы.
Нервы Рорка трепетали, кожа покрылась испариной, сердце колотилось о ребра как молот, кровь звенела в ушах. Но Ева была безжалостной. Он снова прошептал ее имя, а потом произнес длинную тираду по-гэльски – то ли молясь, то ли ругаясь.
Когда Ева наконец овладела им, Рорку было уже не до тирад. Ее тело выгнулось как лук и затрепетало, и он забыл обо всем на свете. Сопротивляться столь сильным ощущениям было невозможно. Разум заволокло пеленой, и в мире ничего не осталось, кроме ее потемневших глаз. А когда семя Рорка вырвалось наружу, наслаждение пронзило его, как горячая пуля, и он ослеп.


Измученная, мокрая от пота, Ева соскользнула с него и вытянулась рядом. Когда у Рорка перестало звенеть в ушах, он услышал, как Ева судорожно хватает ртом воздух.
Было приятно знать, что дыхание перехватило не только у него.
– Уже стемнело, – выдавил он.
– Просто у тебя глаза закрыты.
Рорк на всякий случай поморгал.
– Нет. Действительно темно.
Ева фыркнула и, все еще тяжело дыша, повернулась на спину.
– Да, верно.
– Забавно… В этом доме столько кроватей, а мы с тобой предпочитаем заниматься любовью на полу.
– Это более стихийно и непосредственно. – Она протянула руку и потерла поясницу. – Но весьма чувствительно.
– За удовольствие нужно платить. Должен ли я поблагодарить тебя за то, что ты исполнила свой супружеский долг?
– На выполнение долга это ничуть не похоже, но можешь поблагодарить меня за то, что я прочистила тебе мозги.
– Да, верно. – Сердце Рорка еще колотилось как сумасшедшее, но чувство юмора постепенно возвращалось. – Спасибо.
– Пожалуйста. – Ева сладострастно потянулась. – Мне нужно принять душ, а заодно подумать о деле, которым я сегодня занималась. – Она сделала небольшую паузу. – Может быть, ты сумеешь мне помочь.
Рорк долго молчал и смотрел в потолок.
– Должно быть, я выглядел очень несчастным. Увидев это, ты устроила жаркий секс, от которого чуть не затлел ковер, а теперь сама просишь о помощи. Значит, настало время мне выполнить супружеский долг?
– Брось…
Когда Ева села, Рорк нежно погладил ее по спине.
– Милая Ева, я с удовольствием помогу тебе принять душ, но у меня есть свои дела. Сегодняшнее происшествие выбило меня из графика. Расскажи, что случилось, пока мы не разошлись на ближайшие два часа.
– Студентка университета, работавшая неполный день в круглосуточном магазине, – начала она, собирая разбросанную одежду. – Вчера поздно вечером кто-то убил ее ударом ножа в сердце и сунул труп в контейнер для утилизации мусора. Прямо напротив магазина, в котором она работала. В Деланси.
– Мороз по коже…
– Сейчас тебе станет еще холоднее.


Пока они шли наверх, в душ, Ева рассказала ему о фотографиях и сообщении, полученных Надин. Она давно поняла, что подробное изложение дела вслух помогает расследованию. Особенно, если аудитория тонко чувствует нюансы.
Рорк никогда не упускал нюансов.
– Это наверняка был кто-то, кого она знала и кому доверяла, – сказал он.
– Видимо, так. Она не сопротивлялась.
– Кто-то из университетских, – добавил он, взяв полотенце. – Если бы кто-нибудь заметил, что этот человек слоняется без дела по студенческому городку, то не подумал бы ничего плохого.
– Как бы то ни было, он очень осторожен. – Ева залезла в ванну, но, изменив обычной привычке, включила не воду, а теплый воздух. – Методичен, – добавила она, повысив голос. – Аккуратен. Все планирует заранее. Когда доктор Мира составит психологический профиль убийцы, наверняка окажется, что он имеет хорошую работу, вовремя оплачивает счета и никому не причиняет хлопот. Имеет отношение к фотографии. Держу пари, это либо профессионал, либо серьезный любитель.
– Ты не сказала главного, – заметил Рорк, когда Ева вылезла из ванны. – Что он уже подыскивает вторую жертву.
– Нет, не подыскивает. – Ева провела рукой по волосам и пошла в спальню. – Я уверена: он уже нашел ее. И сделал первые фотографии.
Она достала из шкафа старые серые брюки и просторную безрукавку.
– Компьютерный клуб может быть тем местом, где он ловит рыбку. Я пороюсь в записях видеокамер и личных делах служащих. – Она оглянулась. – Клуб «Устрой сцену» случайно не твой?
– Не помню, – беспечно ответил Рорк, взяв чистую рубашку. – У меня несколько компьютерных клубов по всему городу, и большинство их расположено вблизи колледжей и студенческих городков. Больше посетителей – больше прибыль.
– Гм-м… Ты когда-нибудь был в Колумбийском университете?
– Нет. Терпеть не могу школы. Всякие.
– Я тоже. Это для меня чужая планета. Я чувствую, что не врубаюсь, и поэтому боюсь что-нибудь упустить. Взять хоть эту профессоршу. Почему она читает курс по фотографии? В деньгах она не нуждается, а если любит фотографировать, то почему не делает этого ради собственного удовольствия?
– «Кто не может, тот учит». Слышала такую поговорку?
Ева недоуменно свела брови.
– Черт побери, как можно учить тому, чего не умеешь сам?
– Не имею ни малейшего представления. Может быть, ей просто нравится учить. Такое бывает.
– Одному богу известно, почему. Люди все время задают тебе вопросы, требуют ответов, одобрения, чего угодно. Какая радость постоянно иметь дело с тупицами, умниками и зазнайками? Которые потом получат работу и будут зарабатывать намного больше того, кто учил их ремеслу.
– То же самое можно сказать про копов. – Рорк быстро погладил ямочку на ее подбородке. – Когда я закончу свои дела, то с удовольствием помогу тебе. Конечно, если к тому времени у тебя не пропадет охота.
– Думаешь, слабо? Посмотрим!


Оказавшись у себя в кабинете, Ева первым делом включила кофеварку, потом подошла к письменному столу, положила на него дискеты из компьютерного клуба и рассеянно взяла в руки статуэтку богини, подаренную ей матерью Пибоди.
«Может быть, она действительно принесет мне счастье», – подумала Ева, поставила статуэтку на место и вывела изображение на экран.
Первый час она потратила на изучение беспорядочного движения толпы. Тусклое освещение, в углах полумрак, на танцплощадке давка и теснота… Если бы она искала кого-то персонально, то для этого потребовались бы маги и волшебники из ОЭС. Но пока что Ева не видела ничего, кроме потока приходивших и уходивших молодых людей.
Стив Одри сказал правду: он действительно ушел в девять вечера, когда началось световое шоу и музыка стала оглушительной. Он хорошо делал свое дело – много болтал с клиентами, но заказы их выполнял без задержки.
Ева заметила, что большинство посетителей приходили либо парами, либо компаниями. Одиночек почти не было, а ей казалось, что убийца должен был быть один. Он не мог прийти сюда с подружкой.
Когда Еве попадались одиночки, она делала пометку на дискете – и вдруг увидела Диего. Она готова была держать пари, что это он. Коротышка в красной шелковой рубашке, штучных брюках и ботинках на высоких каблуках, он явно воображал себя богом.
Некоторое время Ева следила за тем, как он разглядывал толпу, словно кого-то разыскивая, потом остановила изображение, увеличила сектор и начала изучать его лицо. Он мог бы показаться очень красивым тем, кто любит хорошеньких мальчиков с претензией на мужественность. В любом случае, стоило познакомиться с ним поближе.
Так или иначе, одно Ева знала точно: кто-то из посетителей этого клуба переслал фотографии Надин. Кто-то прошел через этот свет и тени, ввел данные в один из компьютеров, набрал служебный код и отослал их.
Пока специалисты ОЭС будут проверять каждый компьютер и искать неизвестно что, тот, кто убил Рэйчел Хоуард, подготовит следующий портрет…


«Я полон энергии. Без преувеличения могу сказать, что я преобразился. Точнее, родился заново. Теперь она во мне, и я чувствую в себе ее жизнь! Должно быть, такое чувство испытывает женщина, ощутив в своем чреве ребенка. С той лишь разницей, что она не нуждается во мне, чтобы жить, расти и развиваться. Она уже существует – полностью сложившаяся и законченная.
Когда я двигаюсь, она двигается. Когда я дышу, она дышит. Теперь мы одно, и так будет всегда.
Я дал ей бессмертие. Разве это не самая великая любовь?
Каким странным взглядом она смотрела на меня, когда я остановил ее сердце… Я прочитал в этом взгляде, что она все знала. Она понимала. И обрадовалась, когда я впитал в себя ее сущность, и ее сердце забилось снова.
Чтобы отныне биться всегда.
Посмотрите, как она выглядит на портретах в созданной мною галерее! Она никогда не постареет, не будет страдать и ощущать боль. Навсегда останется красивой девушкой с чудесной улыбкой. Это мой дар ей. В обмен на ее дар мне.
Но этого мало! Я снова должен почувствовать этот поток света и вручить мой дар той, которая его заслуживает!
Скоро. Очень скоро моя личная галерея пополнится новыми портретами. Мы соединимся – Рэйчел, я и все остальные.
В один прекрасный день мир познакомится с моим полным дневником, а не с короткими отрывками из него. Многие станут недоумевать, ругать и, даже проклинать меня. Но слишком поздно.
Ибо тогда имя мне будет – легион».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Посмертный портрет - Робертс Нора



Классный роман
Посмертный портрет - Робертс Нораелена
9.02.2014, 12.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100