Читать онлайн Посмертный портрет, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Посмертный портрет - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Посмертный портрет - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Посмертный портрет - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Посмертный портрет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

Ева опросила две дюжины официальных владельцев машин с ковриками, волокна которых были обнаружены на телах жертв. В конце концов она очутилась в двухкомнатной квартирке маленькой старушки, которая пользовалась своей машиной, чтобы возить других старушек на воскресную мессу. Здесь пахло кошками и лавандой, и Ева не знала, какой из двух запахов хуже. Кроме того, ей пришлось пить слабый чай со льдом, потому что ничего другого у миссис Эрнестины Макнамара не было.
– Это так интересно! Конечно, история жуткая, но я ничего не могу с собой поделать. Надо же, меня допрашивает полиция… И это в моем возрасте! Знаете, ведь мне восемьдесят шесть лет.
«И меньше тебе не дашь», – кисло подумала Ева.
Эрнестина была крошечной, сухой и бесцветной. Казалось, годы выбелили ее. Но она еще довольно бодро двигалась по кухне в старых розовых шлепанцах, то воркуя со своими кошками, то гоняя их. Кошек было не меньше дюжины, и, судя по звукам, доносившимся до Евы, они активно размножались.
Интересно, в своем ли уме эта Эрнестина?
Ее лицо было похоже на морщинистый шарик с выдающимися вперед зубами, а парик криво сидел на макушке и напоминал обесцвеченные колосья пшеницы. Бесформенный комбинезон мешком висел на том, что осталось от ее тела.
«О боже! – взмолилась Ева. – Если ты есть, не дай мне дожить до таких лет. Это слишком страшно».
– Миссис Макнамара…
– О, зовите меня Эрнестина, как все остальные… Можно посмотреть на ваш револьвер?
Ева пропустила мимо ушей сдавленное фырканье Пибоди.
– Миссис… Эрнестина, мы не носим револьверов. Полицейские вооружены пистолетами. Я хотела поговорить о вашем фургончике…
– Как бы вы ни называли эту штуку, из нее можно выстрелить и здорово всыпать мерзавцу. Она тяжелая?
– Не очень. Фургон, Эрнестина. Ваш фургон. Когда вы пользовались им в последний раз?
– В воскресенье. Каждое воскресенье я вожу несколько человек к десятичасовой службе в церкви Святого Игнатия. Большинству моих подруг трудно проделать такое расстояние пешком, а автобусы… Людям моего возраста тяжело запомнить расписание. Кроме того, так веселее. Знаете, я ведь была «ребенком-цветком».
Ева захлопала глазами.
– Цветком?
– Неужели вы ничего не слышали о «детях-цветках»? – Эрнестина пронзительно хихикнула. – Конечно, это было очень давно. В шестидесятых. Правда, я тогда уже была далеко не ребенком… Но все равно это было очень весело. Теперь я снова стала католичкой. Так удобнее.
– Не сомневаюсь. Кто-нибудь имеет доступ к вашему фургону?
– Ну… В гараже есть один славный мальчик. Присматривает за моей машиной. И берет с меня всего лишь половину платы, представляете? Очень хороший мальчик.
– Мне бы хотелось знать его имя и адрес гаража.
– Зовут его Билли, а гараж на Восемнадцатой Западной, на пересечении с Седьмой авеню. Всего в квартале отсюда, так что добраться легко. По воскресеньям я беру машину и оставляю ее… Да, и в третью среду месяца, когда у нас проходят собрания общины.
– Кто еще водит вашу машину или имеет к ней доступ? Друзья, родственники, соседи?
– Насколько я знаю, никто. У сына своя машина. Он живет в штате Юта. Стал мормоном. А дочь в Новом Орлеане, она поклонница культа вуду. Еще у меня есть сестра Мэриан, но она больше не водит машину. И внуки…
Ева послушно записывала имена внуков, правнуков и – о господи! – всех родственников до неизвестно какого колена.
– Эрнестина, мне нужно ваше разрешение проверить фургон.
– О боже! Вы думаете, что его могли использовать для совершения преступления? – Ее сморщенное личико вспыхнуло от возбуждения. – Это потрясающе!
– Да уж, – согласилась Ева.


Оказавшись наконец на улице, Ева втянула в себя влажный, липкий воздух, как родниковую воду.
– По-моему, я проглотила клок шерсти, – сказала она Пибоди.
– На вас столько кошачьей шерсти, что из нее можно соткать ковер. – Пибоди отряхнула форменные брюки. – На мне тоже. Почему старухи так любят кошек?
– Кошки – славные существа. У меня тоже есть кот. Но если я начну коллекционировать их, как марки, пристрели меня.
– Можно включить это в протокол, мэм?
– Лучше помолчи. Давай поговорим с Билли, этим добрым самаритянином из платного гаража.


«Добрый самаритянин… Держи карман шире!» – подумала Ева.
Билли оказался высоким и гибким негром с желтовато-карими глазами, прикрытыми солнечными очками янтарного цвета. Его ноги украшали ботинки на огромной платформе за пятьсот долларов. Очки, ботинки и золотые серьги в ушах едва ли были по карману работнику маленького гаража в Нижнем Манхэттене.
– Мисс Эрнестина! – Его улыбка была радостной и невинной, как рождественское утро. – Разве она не чудо? Дай бог мне быть таким же в ее возрасте! По ней можно часы проверять. Каждое воскресенье она берет машину и едет в церковь.
– Уже слышала. У меня есть ее письменное разрешение на обыск фургона и в случае необходимости на его экспертизу.
– Но она не попадала в аварию. – Билли взял протянутое Евой разрешение. – Если бы на фургоне остались какие-то следы, я бы заметил. Она ездит очень осторожно…
– В этом я не сомневаюсь. Где фургон?
– Я держу его на первом ярусе. Так ей удобнее.
«И тебе тоже», – подумала Ева, идя за Билли по гаражу, часть которого была ярко освещена, а часть тонула в темноте.
– В городе не так уж много стоянок с обслуживанием, – заметила она. – Большинство из них автоматические.
– Да, таких, как мы, осталось мало. Но гараж принадлежит моему дяде, а он любит иметь дело с людьми.
– Кто этого не любит? Мисс Эрнестина упомянула, что вы делаете ей крупную скидку.
– Стараемся, – весело ответил Билли. – Симпатичная пожилая леди. Снимает у нас место много лет. Сами понимаете, постоянных клиентов нужно уважать.
– Тем более, что она пользуется фургоном лишь пять раз в месяц.
– Как часы.
– Скажи мне, Билли, сколько раз в месяц ты сдаешь машины напрокат? В среднем?
Он остановился у маленького серого фургона.
– О чем это вы?
– Кому-то нужна машина. Он приходит к Билли, и тот все улаживает. Ты даешь человеку код, кладешь деньги в карман, а когда машину пригоняют обратно, ставишь ее на место. Владелец ничего не ведает, а для тебя это приличный приработок.
– Я не… У вас нет доказательств!
Ева оперлась о фургон.
– Знаешь, когда кто-нибудь говорит, что у меня нет доказательств, меня так и подмывает найти их. Такая уж я вредная.
Билли сделал бесстрастное лицо.
– Этот фургон всегда стоит на своем месте, кроме воскресений и третьей среды. Я ставлю машину на место и присматриваю за ней. Вот и все.
– Значит, у тебя есть другой источник дохода, а в гараже ты служишь только из любви к ближнему… Хорошие у тебя ботинки, Билли.
– Любовь к хорошей обуви – это не преступление.
– Угу… Я проведу экспертизу этого фургона. Если окажется, что фургон имеет отношение к преступлению, которое я расследую, тебя ждут большие неприятности, Билли. Сейчас у меня два трупа. Я распоряжусь, чтобы тебя отвезли в управление и задержали, как соучастника.
– Убийство?! Вы с ума сошли! – Он отпрянул так стремительно, что Ева чуть не бросилась в погоню.
– Пибоди, – спокойно сказала она, увидев, что помощница перекрыла путь к отступлению, – я похожа на сумасшедшую?
– Никак нет, лейтенант. У Билли действительно красивые ботинки, и он действительно попал в очень неприятную историю.
– Я никого не убивал! – закричал Билли. – У меня есть работа, я плачу налоги!
– А я держу пари, что после проверки твоего финансового состояния, доходов и расходов обнаружатся большие несоответствия.
– Мне платят хорошие чаевые.
– Ох, Билли, Билли… – Ева вздохнула и покачала головой. – Ты только усложняешь дело. Пибоди, вызывай наряд. Нужно отвезти нашего друга в управление и допросить.
– Я никуда не поеду! Требую адвоката!
– Поедешь, Билли. Но адвокат у тебя будет.


Ева доверилась чутью и вызвала бригаду экспертов.
– Вы думаете, что это та самая машина? – с сомнением спросила Пибоди.
– Если бы я была убийцей, то выбрала бы именно такую. Обычный серый цвет, никаких особых примет. Кто обратит на нее внимание? Стоит в гараже, используется редко, в двух шагах от компьютерного клуба. На метро отсюда можно быстро доехать до круглосуточного магазина, в котором работала Рэйчел Хоуард. До Колумбии тоже. Как и до Джульярда и Линкольн-центра. И взять ее можно когда угодно. Это безопаснее, чем пользоваться своей машиной, если она у тебя есть. Безопаснее, чем официально брать что-нибудь напрокат. Сунул Билли на лапу – и поезжай.
Вскоре прибыли эксперты и приступили к работе. Ева наблюдала за ними, продолжая размышлять вслух:
– Это вполне в его духе. Машина не должна быть краденой, иначе ее объявят в розыск. Взять взаймы у друга? А если у друга окажется длинный язык? А если ты попадешь в аварию и столкнешься с кем-нибудь? Друг разозлится. Но в данном случае все будет шито-крыто. Ты пригоняешь машину, а расхлебывает кашу Билли.
– Думаете, Билли знает его?
– Вряд ли. Для него это лишь один из случайных клиентов. Если убийца пользовался машиной, то пользовался ею дважды и наверняка постарался, чтобы на него не обратили внимания. Он умен, – продолжила Ева. – И все рассчитывает заранее. Заранее присмотрел Эрнестину, это место, этот фургон и Билли. Он живет или работает где-то неподалеку.
Она сунула руки в задние карманы и посмотрела сначала на вход в гараж, а потом на улицу.
– Но убивал он их не здесь. Птица не гадит в собственное гнездо.
– Провести поиск студий, расположенных в этом районе?
– Да, – ответила Ева. – Он где-то рядом.
К ней подошел один из экспертов.
– Лейтенант, обнаружено множество человеческих и кошачьих волос. Несколько синтетических. И куча отпечатков пальцев.
– Все обнаруженное передайте лично Беренски. А я тем временем проверю, не числится ли что-нибудь за этой машиной.
– Уже сделано. Машина чиста.
– Приятно слышать. Спасибо, Пибоди. – Ева достала из кармана телефон. – Беренски, это ты?
– Да. Я занят. Отвали.
– Дики, в течение часа к тебе приедут эксперты с уловом. Судя по всему, это тот самый фургон, на котором везли трупы двух студентов.
– Скажи им, пусть не торопятся. Я освобожусь только завтра. Может быть, послезавтра.
– Ты проверишь собранное еще до конца смены и пришлешь мне подтверждение. У меня есть два билета в личную ложу на матч «Янки». Хочешь посмотреть?
Беренски помолчал.
– Ты не пытаешься спорить или грозить, а сразу предлагаешь взятку?
– Меня поджимает время, так что договоримся сразу.
– Четыре билета!
– За четыре я потребую привезти мне результаты через два часа, перевязав их розовой ленточкой.
– Заметано. А теперь проваливай.
– Чертов Дикхед! – прошипела Ева, засовывая телефон обратно в карман.
– А почему вы никогда не предлагали мне билеты в свою ложу? – обиженно спросила Пибоди.
– И как меня угораздило сесть в лужу дважды за этот сезон? Пибоди, жизнь – настоящая сука!


Билли, сидевший в помещении для допросов рядом с общественным защитником, скорее всего, думал так же. Ева промариновала его целый час и собиралась мариновать еще дольше. Она дожидалась посылки от Дики и следила за Билли через стекло, прозрачное с одной стороны.
– За ним ничего не числится, – сказала она Пибоди. – По крайней мере, за взрослым. Два пустяковых привода в подростковом возрасте. Он хитер. И осторожен.
– Вы думаете, он имеет отношение к этому делу?
– Косвенное. Он ловкий, но мелкий мошенник. Скорее всего, дядина школа. Что ж, начнем, пожалуй. Когда Дикхед пришлет результаты, принесешь их мне.
Билли бросил на нее сердитый взгляд. Общественный защитник – женщина с кислым выражением лица – поджала губы.
– Лейтенант Даллас, вы задержали моего клиента больше чем на час. Если вы не готовы предъявить ему обвинение…
– Не провоцируйте меня. Я хорошо знаю официальные временные рамки, так что со мной эти фокусы не пройдут. Включаю запись. Я, лейтенант Ева Даллас, провожу официальный допрос Билли Джонсона по делам Х-23987 и Х-23992. Вашему клиенту, Билли Джонсону, прочитали его права и обязанности. Он предпочел воспользоваться своими правами и прибег к услугам общественного защитника. Верно?
– Верно. Однако ни мой клиент, ни я не понимаем, зачем его понадобилось насильно доставлять в…
– Насильно? Билли, кто-нибудь применял к тебе силу? Тебе нанесли какие-то травмы во время доставки?
– Вы оторвали меня от работы и не предоставили выбора.
– Так и зафиксируем: данный гражданин был доставлен в управление полиции без применения силы. – Ева выключила диктофон. – Советник, должна сразу предупредить: если вы будете мутить воду, я сделаю то же самое. Либо будем продолжать играть в «кошки-мышки», либо я задам несколько вопросов вашему клиенту и отпущу его.
– Мой клиент не имел возможности добровольно…
– Кончайте! – бросил Билли и почесал затылок, на котором были выстрижены кукурузные початки. – Какого черта вам надо? – злобно спросил он Еву. – Я понятия не имею ни о каких трупах. Что вы хотите?
– Билли, мы обыскали фургон Эрнестины Макнамара. Обнаружили кучу отпечатков пальцев и других следов. Ежу понятно, что далеко не все они принадлежат Эрнестине и ее верующим подругам.
– Я паркую ее машину, так что…
– Мы найдем и другие отпечатки, кроме твоих, и тогда тебе не отвертеться. – Ева не сводила с него глаз. – Ты что-нибудь знаешь о Рэйчел Хоуард и Кенби Сулу?
У Билли задрожали губы.
– О боже… Эти студенты… О господи… Я видел их в новостях. Их убили.
– Мистер Джонсон, я советую вам хранить молчание…
– К чертовой матери! – Билли порывисто задышал и посмотрел на Еву. – Послушайте, может быть, я немного и подрабатывал на стороне, но никому не причинял зла.
– Расскажи, как ты «подрабатывал на стороне».
– Минутку! – Советник трахнула по столу кулаком с такой силой, что Ева посмотрела на нее с уважением. – Мой клиент будет сотрудничать со следствием и отвечать на ваши вопросы только при условии иммунитета. Против него не будет выдвинуто никаких обвинений.
– А как насчет платиновой кредитной карточки в придачу?
– Он не даст никаких показаний без предварительных гарантий! Условие сотрудничества – снятие всяких обвинений в убийствах и использовании гаража в корыстных целях.
– Я бы спросила Рэйчел Хоуард и Кенби Сулу, что они думают о снятии обвинения в убийстве, – холодно сказала Ева. – Но это невозможно. Они мертвы.
– Не нужно мне никакого иммунитета от обвинения в убийстве! Я никому не причинял вреда. – Билли подался вперед и схватил Еву за руку. – Клянусь богом! Клянусь собственным сыном! Ему три года, и я клянусь его жизнью, что никого не убивал. Я расскажу вам все, что знаю!
– Значит, от иммунитета вы отказываетесь?
Билли вздохнул и откинулся на спинку стула.
– Видите ли, с гаражом – другое дело. Тут иммунитет мне не помешает. У меня ребенок, я должен подумать о нем…
– Билли, я не стану сжигать тебя на медленном огне за побочные заработки. При условии, что этому будет положен конец. Поверь мне, я быстро узнаю, если ты снова возьмешься за свое.
– Договорились.
– Лейтенант… – Вошедшая Пибоди протянула Еве папку с результатами экспертизы.
– Спасибо, сержант. Побудьте здесь.
Ева открыла папку и чуть не прыснула, увидев внутри розовую ленточку. Она пробежала отчет глазами. Совпадали не только волокна ковра – эксперты обнаружили в фургоне волосы, принадлежавшие Рэйчел Хоуард и Кенби Сулу.
Смеяться ей сразу расхотелось. Ева мрачно посмотрела в глаза Билли.
– Я хочу знать, кто брал фургон вечером восьмого и десятого августа.
– О'кей, давайте разберемся, как это происходит. Кто-то приходит и говорит: «Мне нужна машина». Может быть, ему нужен симпатичный двухместник, чтобы куда-нибудь отвезти свою девушку, или просторный седан, чтобы отвезти бабушку на свадьбу, или…
– Или быстрые четыре колеса, чтобы удрать после ограбления винного магазина. Или крепкий внедорожник, чтобы съездить в Нью-Джерси и забрать партию наркотиков. Никаких хлопот, никаких скучных бумаг…
– Может быть. – Билли нахмурился. – Я не спрашиваю. Честно говоря, просто не хочу знать. Я говорю им, что именно есть в наличии и на какой срок можно взять машину. Плата стандартная плюс залог. Если машину возвращают в хорошем состоянии, залог возвращается. Ну а если нет… И все равно у нас дешевле, чем в бюро проката. К тому же безо всяких квитанций.
– До чего же все любят химичить!
– Понимаете, у нас многие снимают места на целый год. Мы снижаем цену. Делаем постоянным клиентам большую скидку. Такие люди, как мисс Эрнестина, не могли бы платить арендную плату полностью. Сами знаете, место стоит дорого.
– Билли, если ты считаешь, что добросовестно служишь обществу, то медали тебе придется ждать долго.
– Не думаю, что это кому-то причиняет вред. – Он пожал плечами. – Клиенты довольны, я тоже. Это позволило мне отдать сынишку в хорошую подготовительную школу. Вам известно, сколько это стоит?
– Кто брал фургон напрокат?
– В том-то и дело… Люди приходят и уходят, так что я плохо запомнил этого парня. Но совершенно уверен, что приходил он дважды. Четко объяснил, чего хочет. Взял машину, заплатил и вернул. Я не подумал ничего плохого. Белый парень, – быстро добавил он.
– Продолжай.
– Не знаю, что вам сказать… Самый обычный белый парень. Кто обращает на них внимание?
– Молодой, старый?
– Лет двадцать пять. Может быть, тридцать. Около того. Меньше меня, но ненамного. Около ста восьмидесяти. Одет чисто. В смысле, не неряшливо. Выглядел как средний работающий белый парень. Может быть, я уже видел его где-нибудь в нашем районе. Вполне мог видеть, но не запомнил. В нем не было ничего особенного.
– Что он тебе сказал?
– О, черт… Что-то вроде: «Мне нужен фургон. Симпатичный чистый фургон». Наверно, я ответил, что тут ему не бюро проката, – правда, вежливо. Потом он… Да-да, я вспомнил. Он вынул деньги: мой гонорар и залог. Наличными. И сказал, что ему вполне подходит серый фургон с первого яруса. Я взял деньги, назвал ему код, и он уехал. Вернулся около трех ночи. Машину ставил на место мой двоюродный брат. – Он опустил глаза и поморщился: – Черт побери, у него тоже будут неприятности?
– Как зовут твоего двоюродного брата, Билли?
– Черт бы все побрал… Мэнни Джонсон. Лейтенант Даллас, Мэнни ни в чем не замешан. Он только поставил машину. Вот и все.
– Вернемся к парню, который взял фургон. Что ты еще запомнил?
– Я не обратил на него внимания. Да, на нем были очки! Кажется, темные. И бейсбольная шапочка. Или нет? Послушайте, я смотрел не столько на него, сколько на деньги. Он был чисто одет, он заплатил. Если бы вы показали мне его фотографию или что-нибудь в этом роде, я бы вспомнил его, а так… На нем были очки и шапочка с козырьком. Кроме того, мы были в гараже, а там темно. Он выглядел как обычный белый парень. Вот и все.


– Обычный белый парень, – повторила Ева после окончания допроса. – Который убил двух человек. Который имел доступ к незаметному фургону, чтобы перевезти их, знал, как без особого труда заманить их в машину, знал, куда бросить тела и как сделать это так, чтобы никто не заметил.
– Но вы нашли средство транспорта, – напомнила ей Пибоди. – Теперь мы можем провести обход. Может быть, кто-нибудь видел этот фургон у университетов или там, где он бросил трупы.
– Может быть, сегодня в твою дверь постучит фея… Мы съездим туда, Пибоди, но сначала вернем фургон обратно в гараж. Обычный белый парень… Значит, Диего тут ни при чем.
– Может, Билли выведет нас на Хупера?
– Может быть. Может быть, убийца был ниже ростом. Может быть, старше. А может быть, и нет. Как бы то ни было, он еще не закончил свое дело, так что может вернуться. За фургоном и гаражом нужно установить наблюдение. – Она посмотрела на часы. – А сейчас нам пора ехать на похороны.
* * *
Ева ненавидела похороны, это формальное выражение горя. Ненавидела цветы, музыку, монотонное бормотание, внезапные взрывы слез или истерического смеха.
Еще хуже было, когда хоронили молодых и тех, кто умер насильственной смертью. Она слишком часто присутствовала на таких ритуалах.
Рэйчел положили в гроб с прозрачными стенками. От этой последней моды по спине Евы бежали мурашки. Надели на нее голубое платье – наверное, самое нарядное, – и вложили в руки букетик розовых роз.
Она следила за людьми, стоявшими рядом. Родители, замкнутые и неестественно спокойные, явно напичканные транквилизаторами. Младшая сестра, растерянная и убитая горем. Студенты, которых Ева опрашивала, торговцы из ближайших магазинов. Преподаватели, соседи, друзья.
Тут была Лиэнн Браунинг под руку с Анджелой. Она что-то сказала родителям, после чего по лицу матери потекли слезы.
Ева видела знакомые и незнакомые лица и искала среди них «обычного белого парня». Подходивших по возрасту было много – общительная Рэйчел за свою короткую жизнь успела познакомиться с уймой народу.
Тут был Хупер в строгом костюме и галстуке, с расправленными, как у солдата, плечами и мрачным лицом. Его окружала группа поклонниц. Но когда Хупер поднял глаза, они оказались пустыми. Ничего не видя и не слыша, он внезапно повернулся и пошел прочь, словно окружавшие его молодые люди были привидениями. Хупер не смотрел ни на людей, ни на гроб – прозрачный гроб, где лежала девушка, которую он, как ему казалось, любил.
Ева подняла подбородок, подав условный сигнал Макнабу.
– Посмотри, куда он пойдет, – велела она, когда Макнаб оказался рядом. – И что будет делать.
– Понял.
Ева вновь стала изучать толпу, хотя предпочла бы сама пойти за Хупером. На воздух. Несмотря на работу кондиционера, в помещении было слишком жарко, слишком тесно и душно от аромата цветов.
На другом конце комнаты стоял Хастингс. Почувствовав взгляд Евы, он поднял глаза и неловко двинулся вперед.
– Подумал, что должен прийти, вот и все. Ненавижу это дерьмо. Я ненадолго.
Ева поняла, что Хастингс смущен. И чувствует себя слегка виноватым.
– Им не следовало одевать ее так, – пробормотал он. – Выглядит фальшиво. Я бы надел на девочку ее любимую рубашку. Какую-нибудь старую рубашку, которая ей нравилась, и вложил ей в руки пару желтых маргариток. К такому лицу подходят маргаритки. Но… – Он опустил стакан с минеральной водой. – Никто меня не спрашивал.
Хастингс переступил с ноги на ногу.
– Поймайте того, кто убил девочку.
– Стараюсь.
Вернулся Макнаб и доложил, что Хупер никуда не ушел, а только пару раз прошелся до угла и обратно.
– Он плакал. Ходил взад-вперед и плакал. Вышли друзья и посадили его в машину. Я записал марку и номер на случай, если вы захотите устроить проверку.
– Нет, – Ева покачала головой. – Не сегодня. Хватит. Скажи Пибоди, что она свободна.
– Слава богу. Думаю, дважды повторять не придется. Хочется сходить куда-нибудь, где люди говорят глупости и едят всякую дрянь. Так всегда бывает после похорон. Хотите с нами?
– Нет. Встретимся утром.
Когда толпа поредела, Ева подошла к Фини:
– Как ты думаешь, он приходил? Ему нужно было увидеть ее еще раз? Или достаточно фотографий?
– Не знаю. Если посмотреть на происходящее с его точки зрения, то он получил от этой девушки все, что хотел, и она ему больше не нужна.
– Может быть. Но, по-моему, это окружность, которую нужно замкнуть. Интуиция подсказывает мне, что он хотел еще раз посмотреть на нее. Значит, он был здесь, но я не смогла его опознать.
– Черт побери, обычный белый парень!
Фини шумно вздохнул и подумал, что Ева выглядит потерянной. Потерянной, встревоженной и не находящей себе места. Он похлопал ее по плечу:
– Может, выпьем по кружке пива?
– Чертовски хорошая мысль!


– Давно мы этим не занимались, – проронил Фини.
– Да уж… – Ева сделала первый пробный глоток.
По молчаливому согласию они избегали баров, где обычно собирались копы. Если бы они столкнулись со знакомыми, нужно было бы поддерживать пустую болтовню. Поэтому они заняли кабинет в маленьком баре под названием «Лепрекон»
l:href="#note_9" type="note">[9]
, оформленном с претензией на ирландскую пивную. Здесь звучала волынка, кто-то пел о войне и попойках, стены украшали надписи на гэльском языке и фотографии в рамках, на которых были изображены знаменитые ирландцы. Но, поскольку Ева бывала в настоящей ирландской пивной, она могла с уверенностью сказать, что владелец «Лепрекона» не имел к Ирландии никакого отношения.
Тем не менее, она поневоле вспомнила о «Грошовом поросенке». И о Рорке.
– Детка, может, расскажешь, что у тебя на уме?
– Я думаю о том, что он может предпринять в ближайшие сорок восемь часов, так что…
– Нет, я не про дело. – Между ними стояла миска с арахисом в кожуре, но Фини отодвинул ее и достал пакетик с миндалем в сахаре. – Неприятности дома?
– Черт побери, Фини! – Ева не смогла противиться искушению и сунула руку в пакетик. – У меня дома Соммерсет. Разве этого не достаточно?
– А Рорк куда-то ускакал, хотя его дворецкий сидит со сломанной ногой? Видно, случилось что-то важное, если он бросил дом в такую минуту.
– Да, случилось. О господи! – Ева поставила локти на стол и закрыла лицо руками. – Я не знаю, что делать. Не знаю даже, могу ли рассказать тебе. Не знаю, как он к этому отнесется.
– Он не узнает. Все останется между нами.
– Не сомневаюсь.
«Он учил меня, – подумала Ева. – Взял меня зеленым новичком, сразу после академии. Мы партнеры, работаем рука об руку. И я доверяю ему».
– Все равно придется рассказать Рорку, что ты в курсе. Думаю, это одно из правил супружеской жизни. Проклятие, этих правил слишком много!
Фини не прерывал ее. Когда пиво кончилось, он заказал еще.
– Понимаешь, это выбило его из колеи… Он всю жизнь думал, что его мать – Мег Рорк, и жил так, будто его родители – подонки, и о них нужно пореже вспоминать. А потом получил удар под дых, и все встало с ног на голову. – Ева сделала глоток пива. – Он никогда не напивается. При случае может выпить, но никогда не переходит черту. Даже когда мы куда-нибудь уезжаем. Он всегда владеет собой. Это его главная особенность.
– Не стоит беспокоиться из-за того, что мужчина разок заложил за воротник.
– Я бы и не беспокоилась, если бы речь шла не о Рорке. Он сделал это, потому что ощущает боль и хочет от нее избавиться. Фини, он может вытерпеть многое!
«И ты тоже», – подумал Фини.
– Где он сейчас?
– В Клэре. Он прислал мне сообщение. Черт бы побрал эту разницу во времени! Передал, чтобы я не волновалась – мол, у него все в порядке. Что он собирается остаться там как минимум еще на день, и что я могу ему позвонить.
– Ты позвонила?
Ева покачала головой:
– Совсем было собралась, но передумала. Может, не стоит ему докучать? Он ведь сказал, что хочет справиться с этим сам. Прямо сказал, что это меня не касается.
– И ты ему поверила? – Фини тяжело вздохнул и прикрыл глаза, напоминавшие глаза бассета. – Ты меня разочаровала.
– А что мне оставалось? У меня расследование в разгаре, а он заявляет, что улетает в Ирландию! Он даже не дал мне времени подумать… О'кей, он не может ждать, это я понимаю. У него проблема, и он хочет решить ее немедленно.
– Первое правило супружеской жизни: если одному плохо, второй не бросает его в беде. Ты страдаешь здесь, а он там. Это не на пользу ни ему, ни тебе.
– Как бы там ни было, он улетел и сообщил мне об этом уже с дороги. Я все еще злюсь на него.
– Значит, тебе нужно было отправиться следом.
Ева нахмурилась:
– Я должна была полететь в Ирландию? Он же сказал, что не хочет этого.
– Если так, то он солгал. Он любит тебя, детка, и с этим ничего не поделаешь.
– Думаешь, ему нужно, чтобы я была рядом?
– Конечно.
– А как же расследование? Я не могу…
– По-твоему, я новичок? – Фини притворился обиженным. – Думаешь, я не смогу заменить тебя на пару дней? Или тебе хочется обязательно самой тянуть оглобли?
– Нет! Нет! Но я все рассчитала, и вероятность того, что он нанесет новый удар в ближайшие два дня, составила…
– А если бы тебе сообщили, что Рорк ранен и кровь течет у него из ушей, ты стала бы думать о расследовании или помчалась бы к нему?
– Помчалась бы к нему.
– Сейчас кровь течет у него из сердца. Так что собирайся в дорогу.
Все оказалось очень просто. Для этого не требовалось быть семи пядей во лбу.
– Мне нужно оставить инструкции на завтра. И подать рапорт.
– Тогда что же ты здесь сидишь? – Фини сунул пакетик с орехами в карман. – Ступай!
– Спасибо. Спасибо тебе.
– Нет проблем. Заплати за пиво.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Посмертный портрет - Робертс Нора



Классный роман
Посмертный портрет - Робертс Нораелена
9.02.2014, 12.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100