Читать онлайн Посмертный портрет, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Посмертный портрет - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Посмертный портрет - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Посмертный портрет - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Посмертный портрет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 15

Кое-кто назвал бы ее трусихой, но Еве было наплевать.
– Нам нужно заново просмотреть все протоколы допросов, сверить даты, провести поиск по именам. – Ева посмотрела на часы, как будто ее интересовало время. – А смена уже кончается. Давай я завезу тебя домой, и ты захватишь необходимые вещи. Потом мы поедем ко мне, поработаем, а утром соберем у себя остальных членов бригады.
– Вы хотите, чтобы я переночевала у вас?
– Так будет проще.
– Угу… – Пибоди чинно сложила руки на коленях; тем временем Ева выехала с университетской автостоянки. – Одна из вещей, которые я хочу захватить, это Макнаб.
– Ладно.
– Ладно? – эхом повторила Пибоди и сжала губы, пытаясь скрыть улыбку. – Но это значит, что мы с ним будем трахаться под вашей крышей.
Ева упорно смотрела вперед.
– Конечно, на это уйдет какое-то время, но мы все равно окажемся в выигрыше.
– Вы боитесь Соммерсета?
– С чего ты взяла?
– Мысль о том, что мы будем заниматься любовью в спальне для гостей, пугает вас меньше, чем возможность остаться наедине с Соммерсетом. Это, конечно, приятно…
– Пибоди, не заставляй меня останавливать машину!
– А согласие Рорка вы получили?
– Нет. Он занят. Ему не до того.
Пибоди тут же стала серьезной.
– Так я и думала… Даллас, у него неприятности?
– Да, крупные неприятности личного характера. Он пытается их уладить. Дело семейное.
– Я не знала, что у него есть семья.
– Он тоже не знал. – Ева не могла говорить об этом. Не знала, как это сделать. Не знала, следует ли говорить об этом вообще. – Он справится. И вернется через пару дней.
«Тебе страшно ехать домой, потому что его там нет», – подумала Пибоди.
– Если хотите, мы с Макнабом поживем у вас до его возвращения, – осторожно предложила она.
– Хорошенького понемножку.


Ева покорно дожидалась, пока Пибоди собирала вещи, – сидела в машине и мысленно составляла отчет. Потом покорно поехала в управление за Макнабом. Это было лучше, чем возвращаться домой в одиночку.
«Да, дело именно в этом, – думала она, пытаясь не слышать болтовни Пибоди и Макнаба. – Я не хочу возвращаться домой одна». Еще пару лет назад это ее не смутило бы. Тогда ей это даже нравилось. Она залезла бы в свой кокон и весь вечер занималась очередным делом.
Кроме того, там не было бы этого несносного Соммерсета. Хотя у старика была сломана нога, он по-прежнему жил с ней под одним кровом. И дышал тем же воздухом, что и она.
И все же была еще одна причина, которая заставила ее взять с собой Пибоди и Макнаба. Ей нужно было отвлечься. Шум, суета, работа… Что угодно, только бы перестать волноваться за Рорка!
Где он сейчас, черт побери, и что делает?! Она запретила себе думать об этом и снова прислушалась к беседе.
– «Кримсон Рокет» – потрясная группа, – заявил Макнаб. – Просто обалденная.
– Ай, брось. Дешевка.
– Ты не врубаешься! Попробуй вслушаться.
Он включил плеер, из которого понеслись дикие крики. Ева подумала, что это больше всего похоже на крушение поезда.
– Выключи! – велела она. – Немедленно выключи это дерьмо!
– Даллас, вы получаете уникальную возможность. Откройте себя потоку энергии и иронии.
– Еще две секунды – и я открою окно и выброшу тебя с твоей энергией на улицу!
Довольная Пибоди улыбнулась:
– Я же говорила тебе, что это дешевка.
– У тебя нет музыкального вкуса.
– Это у тебя нет вкуса!
– Нет, у тебя!
Ева подняла плечи, словно пытаясь заткнуть ими уши.
– Господи, зачем я это сделала? – спросила она себя, въезжая в ворота. – Зачем?
Подъехав к дому, Ева нажала на тормоз и выскочила из машины, пытаясь спастись бегством, но они устремились за ней.
– Туда! – Ева ткнула пальцем в сторону квартиры Соммерсета. – Отправляйтесь туда и ссорьтесь там, сколько влезет. Может быть, у старика лопнут мозги, и у меня станет одной проблемой меньше. Навестите больного и болтайте там, пока у вас языки не отсохнут, обедайте и трахайтесь до посинения. Убирайтесь!
– Лейтенант, но вы хотели поработать, – напомнила Пибоди.
– Я не желаю видеть вас в течение часа! – крикнула Ева и бросилась к лестнице. – Должно быть, я окончательно свихнулась, – бормотала она, поднимаясь к себе. – Свихнулась, сама не заметив этого, и теперь по мне плачет палата для буйных.
– Что это с ней? – удивился Макнаб.
– У Рорка возникли какие-то неприятности. Это выбило ее из колеи. Давай навестим Соммерсета и посмотрим, как он себя чувствует… Что ни говори, но твои «Кримсон Рокет» – фуфло, – добавила она.
– И как меня угораздило влюбиться в женщину, которая ничего не понимает в музыке? – Макнаб ущипнул ее. – Впрочем, я догадываюсь. – Он наклонился к уху Пибоди: – Как ты думаешь, мы успеем за час навестить Соммерсета, пожевать и натрахаться до посинения?
– Держу пари, что успеем.


Ева прошла прямо в свой кабинет и тут же направилась к кофеварке.
– Кофе. Кофе поможет мне не сойти с ума.
Она чуть не выпила кружку залпом, но сдержалась и, только сев за компьютер, сделала первый глоток.
«Лейтенант Ева Даллас, объединенные дела Х-23987 и Х-23992, – быстро набрала она. – Дополнительные сведения. Связь между жертвами Хоуард и Сулу подтверждается показаниями нескольких свидетелей. Оба часто посещали компьютерный клуб „Устрой сцену“ и встречались там. Обоих фотографировал Хастингс. Установлена связь между Хастингсом и Браунинг, преподавательницей Хоуард, одной из последних, кто видел Хоуард живой. Они знают друг друга профессионально и лично. По рекомендации Браунинг некоторые ее студенты работали у Хастингса помощниками фотографа. Это позволяло им получить доступ к его файлам и извлечь оттуда фотографии жертв. Кроме того, к ним имела доступ сама Браунинг, когда приводила в студию Хастингса студентов своего семинара».
Ева сделала паузу и постаралась осмыслить уже известные факты.
«Алиби Браунинг сомнительно и подтверждено только ее сожительницей. Подозреваемая имела возможность подделать показания видеокамер. ОЭС придется изучить дискеты на предмет фальсификации».
– Это не она, – вполголоса пробормотала Ева. – Такие вещи не в ее характере, но перестраховаться не мешает… А Анджела Брайтстар? Алиби также сомнительно. Средства и возможности у нее были. Мотив? Ревность, как личная, так и профессиональная.
Она допила кофе и дала компьютеру задание, учитывая способ преступления и вновь открывшиеся данные, оценить вероятность того, что преступник относится к той же возрастной группе, что и жертвы.
«РАБОТАЮ. С УЧЕТОМ ИЗВЕСТНЫХ ДАННЫХ ВЕРОЯТНОСТЬ ТОГО, ЧТО ПРЕСТУПНИК И ЖЕРТВЫ ОТНОСЯТСЯ К ОДНОЙ ВОЗРАСТНОЙ ГРУППЕ – ОТ ВОСЕМНАДЦАТИ ДО ДВАДЦАТИ ДВУХ – СОСТАВЛЯЕТ ТРИДЦАТЬ ДВА И ДВЕ ДЕСЯТЫХ ПРОЦЕНТА».
– Да, так я и думала, – пробормотала Ева. – Вполне возможно, что тут поработал извращенный юный вундеркинд, обладающий огромным запасом терпения, но, скорее всего, это был взрослый…
Она приказала компьютеру провести поиск в списке помощников Хастингса и определить возрастной спектр.
«РАБОТАЮ… ВОЗРАСТНОЙ СПЕКТР – ОТ ВОСЕМНАДЦАТИ ДО ТРИДЦАТИ ДВУХ».
Выведя на стенной экран фамилии тех, кому больше двадцати пяти, Ева просмотрела список и обнаружила в нем фамилии, которые Пибоди назвала вымышленными.
Ладно. Брэди, Адамс, Ольсен, Луи Жавер. Надо сравнить эти имена со списком студентов, посланных к Хастингсу профессором Браунинг.
Дав очередное указание компьютеру, Ева вывела на настенный экран карту города и стала изучать маршруты и места, которые отметила ранее. Она мысленно прошла по этим маршрутам, пытаясь увидеть то, что видел убийца.
– Где ты работаешь? – вслух спросила она. – Где хранишь свое транспортное средство? Кто ты? И почему делаешь это?
«Свет, – в который раз подумала она. – Свет – это энергия и жизнь. Свет – это душа. Без света нет изображения. Без света нет жизни…»
Что-то зашевелилось у нее в мозгу. Она склонила голову набок, пытаясь помочь мысли сформироваться.
И тут зазвонил телефон.


– Черт побери… Даллас, – ответила Ева.
– А вот и она… Привет, дорогая!
– Рорк! – Все посторонние мысли вылетели из ее головы. Остались лишь любовь и тревога. – Где ты?
– В славном городе Дублине. – Он улыбнулся.
– Ты… ты пьян?
– Вдрызг! Мы приканчиваем вторую бутылку. Или третью. Какая разница?
– Кто это «мы»?
– Я и друг моего детства Брайан Келли. Он посылает тебе пламенный привет.
– Отлично. – Иногда они изрядно вместе выпивали, особенно во время отпуска. Но Ева никогда не видела Рорка пьяным вдребезги. Он говорил с таким ирландским акцентом и так косноязычно, что Ева с трудом понимала его. – Ты в «Грошовом поросенке»?
– Нет. Едва ли… Нет, – подтвердил он, оглянувшись. – Это не пивная. Такое виски можно пить только в узкой компании. Мы пьем на квартире у Брая. И представь себе, это не какая-нибудь лачуга. У Брая очень уютная квартира. Слышишь его? Он поет «Молли Мэлоун»
l:href="#note_8" type="note">[8]
.
«Значит, ему ничто не грозит, – подумала Ева. – Он не вывалится из пивной пьяный и не попадет под автобус».
– Я думаю, у вас сейчас глубокая ночь. Ложись и поспи.
– Я еще не готов уснуть. Не хочу видеть сны. Ты меня понимаешь, правда, любимая?
– Да, понимаю. Рорк…
– Сегодня я узнал кое-что, но пока не хочу об этом думать. Оставлю на ночь. Узнал кое-что от одного из старых дружков моего отца. Ублюдок. Тебе будет приятно знать, что я не убил его. Но очень хотел.
– Никуда не ходи сегодня. Обещай мне, что останешься у Брайана. Можешь напиться до бесчувствия, только, ради бога, никуда не ходи!
– Никуда не пойду до завтра. А завтра улечу на Запад.
– На Запад? – Еве представились ранчо, горы и бескрайние равнины. – Куда? В Монтану?
Рорк расхохотался:
– О боже, ничего удивительного, что я влюбился в тебя! На запад Ирландии, моя радость. Завтра я отправлюсь в графство Клэр. Есть шанс, что они убьют меня, как только увидят мое лицо. Его лицо. Но это нужно сделать.
– Рорк, может быть, ты останешься у Брайана еще на денек? Пусть все уляжется, а потом… Что там за шум, черт побери? – спросила она, услышав грохот.
– А… Это Брайан упал. Вместе со столом и лампой. Упал ничком, бедняга. Пойду подниму его и уложу в постель. Позвоню тебе завтра. Позаботься о моем копе, ладно? Я не могу без него жить.
– А ты позаботься о моем пьяном ирландце. Я тоже не могу без него жить.
В голосе Рорка послышалось недоумение:
– Без кого, без Брайана?
– Нет, идиот. Без тебя.
– А… – Он так растерянно усмехнулся, что у Евы защипало в глазах. – Хорошо. Значит, мы на равных! Тогда спокойной ночи.
– Спокойной ночи. – Она смотрела на гудящую трубку, жалея, что нельзя протянуть руку и притащить Рорка обратно.


Компьютер еще не закончил поиск, когда в кабинет ввалились Пибоди и Макнаб.
– У Соммерсета все в порядке, – сказала Пибоди. – Завтра ему снимут шину, а вскоре он сможет ходить.
– Я прыгаю от радости… Мэтью Брэди, Ансель Адамс, Джимми Ольсен, Луи Жавер. Кто это такие?
– Джимми Ольсен – начинающий репортер «Дейли планет», – откликнулся Макнаб.
– Ты его знаешь?
– «Супермен», Даллас! Вам следовало бы больше интересоваться поп-культурой. Комиксы, рассказы в картинках, видео, компьютерные игры… Понимаете, Супермен – это супергерой с планеты Криптон, который был послан на Землю еще ребенком и…
– Короче, Макнаб!
– Если короче, то Джимми Ольсен – один из персонажей этого комикса. Молодой репортер и фотограф.
– Фотограф… Любопытно. А остальные?
– Ансель Адамс – когда-то был такой знаменитый фотограф, – подсказала Пибоди. – У моего отца хранились репродукции его снимков. Он замечательно снимал пейзажи.
– И Мэтью Брэди. – Ева подошла к компьютеру. – Про этого я слышала. Еще один фотограф. Итак, три из четверых. Сплошные псевдонимы – и, естественно, никаких адресов, никаких родственников. Но что скрывается за дверью номер четыре? – У нее загорелись глаза. – А вот и победа! Не Луи, а Анри Жавер. Фотограф, известность которому принесли главным образом портреты мертвых. Работал в начале века в Париже. Хотя это направление, получившее название «Портреты теней», быстро вышло из моды, но снимки Жавера до сих пор считаются лучшими образцами этого жанра. Его работы можно видеть в Лувре, Лондонском музее фотографии и Международном центре фотографии в Нью-Йорке. Макнаб, найди мне о Жавере все, что можешь!
– Уже ищу.
– А победа в том, что наш мальчик, судя по всему, имя сохранил свое. Пибоди, Луи или Льюисов в наших списках около двух дюжин. Проверь их. Ну, детки, – хищно улыбнувшись, сказала Ева, – похоже, мы взяли его след.


Она работала, пока не воспалились глаза. Работала, хотя давно отправила Пибоди и Макнаба в постель. Пусть делают там все, что хотят…
Когда у нее зарябило не только в глазах, но и в мозгу, она разложила кресло и подремала несколько часов. Еще одна одинокая ночь в огромной кровати была ей уже не по силам.
Но Ева напрасно старалась довести себя до изнурения: сны все же настигли ее, схватили ледяными пальцами, и начались кошмары.
Комната была знакомой. Пугающе знакомой. Той самой страшной комнатой в Далласе, где воздух обжигал холодом и казался грязно-красным. Ева знала, что это сон, и пыталась вырваться из него. И все равно она ощущала запах крови. Запах крови, сочившейся из неподвижного тела и капавшей на пол с ножа, который она сжимала в руках.
Ева ощущала запах смерти. То, что она сделала, на что решилась, чтобы спасти себя, навеки запечатлелось в ее сознании.
Рука болела отчаянно. Рука ребенка во сне и рука женщины, оказавшейся в плену этого сна. Сломанную кость жгло огнем, рука онемела от плеча до кончиков пальцев, с которых капала кровь.
Нужно было избавиться от наваждения. Сделать то, что она сделала тогда: смыть кровь и смерть холодной водой.
Она двигалась медленно, как старуха, морщась от острой боли между ног и пытаясь не думать о причине этой боли.
Вода и кровь пахли железом, но откуда она это знала? Тогда ей было всего восемь.
Он снова избил ее. Пришел домой недостаточно пьяный, чтобы оставить ее в покое. Поэтому он снова избил ее, снова изнасиловал, а потом сломал руку. Но на этот раз она остановила его.
Его остановил нож.
Теперь она могла уйти. Уйти из этой комнаты, от этого холода и от него.
– Ты никогда не уйдешь, и сама знаешь это!
Она подняла глаза. Над раковиной висело зеркало. Она видела в нем свое лицо – худое, бледное, с глазами, потемневшими от потрясения и боли, – и лицо того, кто стоял сзади. Красивое, с чудесными синими глазами, шелковистыми черными кудрями и полными губами. Как с картинки.
Рорк. Она знала его. Любила. Он приехал за ней в Даллас и сейчас заберет отсюда. Когда Ева повернулась к нему, она перестала быть ребенком и превратилась в женщину. Но окровавленный труп того, кто был ее отцом, по-прежнему лежал между ними.
– Я не хочу оставаться здесь. Хочу домой. Я так рада, что ты пришел за мной.
– Это ты убила его, верно?
– Он делал мне больно! И никогда не перестал бы!
– Что ж, отец имеет право время от времени учить ребенка уму-разуму. – Он нагнулся, схватил труп за волосы, приподнял голову и заглянул в лицо. – Я знал его. Мы прокручивали с ним кое-какие дела и хорошо понимали друг друга.
– Нет, ты не такой. Ты никогда не встречался с ним!
В синих глазах вспыхнуло пламя, от которого у Евы сжалось все внутри.
– Я не люблю, когда женщина называет меня лжецом.
– Рорк…
Он поднял нож и медленно выпрямился.
– Рорк, да не тот. Я – Патрик Рорк. – Он повертел нож в руке и, нехорошо улыбаясь, шагнул к ней. – Думаю, пора научить тебя уважать отцов.
Ева вскрикнула и проснулась. Капли холодного пота стекали с ее тела, как кровь.


К прибытию бригады Ева взяла себя в руки. Кошмары, тревога за Рорка и даже неминуемый неприятный разговор с Соммерсетом были забыты.
– Мы ищем Луи Жавера, который был помощником Хастингса в январе, во время съемок свадьбы. Жавер – псевдоним, Луи – скорее всего, настоящее имя. Забудем о возрастной группе. Будем считать, что ему от двадцати пяти до шестидесяти. Очень профессиональный, артистичный, умный. Вероятнее всего, живет один и имеет хорошую фотоаппаратуру или обладает доступом к ней. Лично я считаю, что он является владельцем. Это его инструмент, его работа и его искусство.
Она откашлялась и продолжила:
– Фини, я хочу, чтобы ты поработал с Браунинг. Луи Жавера нет в списке студентов, которых она посылала к Хастингсу, но подозреваемый мог изменить имя. Держу пари, что он учился у нее, и что она видела его работы. Я уже намозолила ей глаза. Может быть, свежее лицо заставит ее что-нибудь вспомнить.
– Впервые за последние двадцать лет кто-то сказал, что у меня свежее лицо, – пробурчал Фини, уминая булочку.
– Макнаб, отправишься в Колумбийский университет. Поработаешь со студентами и поищешь человека типа Жавера. Который интересуется посмертными фотографиями.
– Такими вещами интересуются копы. – Рот Макнаба был набит яичницей. – Сотрудники отдела убийств всегда фотографируют мертвых.
– Но не снимают их перед смертью.
– А врачи? – Макнаб подцепил кусочек бекона. – Они фотографируют своих пациентов, верно? До и после операции. Большинство делает это, чтобы прикрыть задницу на случай судебного иска, но…
– Ты не так глуп, как кажешься. – Ева поковыряла бекон вилкой. – Жаль, что твой ум редко проявляется. Свет, энергия, здоровье, жизненная сила… Я думала об этом вчера вечером, но меня отвлекли. Может быть, он болен? А вдруг он убедил себя, что может излечиться, впитывая жизнь и силу из фотографий?
– Чушь собачья!
– Да, но он может думать по-другому. Мы с Пибоди займемся этим. А Бакстер и Трухарт пусть продолжают объезжать клубы.
– Это тяжелая работа. – Бакстер допил кофе. – Таскаться по клубам, смотреть на цветущие молодые тела… – Он подмигнул Трухарту. – Верно, малыш?
Гладкое юное лицо Трухарта зарделось.
– Там есть много другого. Танцы, музыка, бар, компьютеры…
– К нему подходили трижды, – добавил Бакстер. – Причем дважды это были девушки.
– Беседуй с ними о фамилии, – сказала юноше Ева. – Когда к тебе начнут приставать, заведи разговор об Анри Жавере.
– Лейтенант, никто ко мне не приставал! Они просто разговаривали…
– Я люблю этого малыша. – Бакстер сделал вид, будто стирает слезу. – Просто обожаю.
– Трухарт, если Бакстер будет к тебе приставать, позволяю пнуть его в задницу. Поторапливайтесь. Сегодня вечером состоятся похороны Рэйчел Хоуард. Бакстер и Трухарт будут танцевать вокруг молодых цветущих тел, но остальным следует присутствовать. Там может появиться наш подопечный… Пибоди, мне нужно уладить одно личное дело. Будь готова к десяти.


Ева спустилась по лестнице и застала Соммерсета в разгар битвы с сестрой Спенс.
– Если вы хотите снять шину, то не станете возражать и позволите мне отвезти вас в центр здоровья. Удаление можно проводить только с разрешения врача и под его присмотром.
– Я сделаю это сам за две минуты! Отойдите в сторону! – Соммерсет хотел встать, но Спенс силой усадила его на место.
Ева следила за этим зрелищем, как зачарованная.
– Мадам, я еще ни разу не бил женщин, как бы они меня ни провоцировали. Вы будете первой.
– Вы злите его еще больше, чем я, – прокомментировала Ева, и к ней повернулись два сердитых лица. – Придется ему помочь.
– Я рассчитывала на ваше содействие. – Спенс вздернула подбородок и тряхнула буклями.
– Я не позволю этой особе тащить меня в центр здоровья для такой простой процедуры!
– Для этого требуется врач, – отрезала Спенс.
– Тогда приведите врача сюда, – предложила Ева. – И все дела.
– Я не могу вызывать врача на дом по такому пустяковому поводу, как снятие шины.
– Если это пустяк, то зачем нужен врач?
– Ага! – Соммерсет поднял длинный костлявый палец. – Вот именно!
– Думаю, я смогу просто отстрелить эту чертову шину. – Ева задумчиво вынула оружие. – Спенс, отойдите в сторону. Сейчас я…
– Уберите эту штуку! – огрызнулся Соммерсет. – Вы с ума сошли!
– А жаль. Это было бы забавно. – Ева пожала плечами и вернула пистолет в кобуру. – Позвоните врачу, – велела она Спенс. – Скажите, что Рорк хочет, чтобы он приехал сюда и снял шину. Сделайте все возможное, чтобы этот чирей на моей заднице как можно скорее встал и убрался из дома.
– Не понимаю, почему…
– От вас требуется не понимать, а делать! Если у врача возникнут проблемы, – добавила Ева, – пусть обратится ко мне.
Спенс запыхтела, но Ева уже отвернулась от нее и сунула руки в карманы.
– Чем скорее вы встанете на ноги, тем скорее отправитесь в отпуск. И тогда я переведу дух.
– С превеликим удовольствием!
Ева кивнула и наклонилась к Галахаду, который спрыгнул с коленей Соммерсета и начал тереться о ее ноги.
– Вчера вечером звонил Рорк. Из дублинской квартиры Брайана Келли. Он был пьян. Очень пьян.
– Веселый или сердитый?
– Скорее первое. – Ева выпрямилась и с досадой пригладила волосы. – Но он не владел собой. А это опасно. Говорил, что получил какую-то информацию у одного из старых друзей его отца. Вы знаете, кто это может быть?
– Я плохо знал Патрика Рорка. Всегда стремился избегать таких людей. Мне нужно было растить ребенка. – Он сделал паузу. – Точнее, двоих. В тот момент.
Ева промолчала. Сказать было нечего.
– Сегодня он собирался ехать в Клэр. Это на западе от Дублина. Его мать была родом оттуда. Он сказал, что не рассчитывает на теплый прием.
– Если они осудят его, им же хуже. Родной отец не смог сломать этого ребенка и превратить его в чудовище. Как ни пытался. – Соммерсет внимательно посмотрел на Еву. – Кроме того, Патрику уже отомстили. За всех погубленных детей.
Взгляд Евы остался непроницаемым. Она шагнула вперед, наклонилась и вполголоса спросила:
– Это вы убили Патрика Рорка?
Лицо Соммерсета тоже осталось бесстрастным.
– У убийств нет срока давности.
– Я спрашиваю не как полицейский.
– Я должен был защитить детей.
Ева перевела дух.
– Рорк не знает об этом, верно? Вы так и не сказали ему…
– Потому что говорить нечего. Нечего. Лейтенант, это дела давно минувших дней. По-моему, вы собирались уходить. Вас ждет более свежее убийство.
На мгновение их глаза встретились.
– Да. – Ева выпрямилась и отвернулась. – Но помните: как только вы поправитесь, чтоб духу вашего здесь не было. Три недели этот дом будет зоной, свободной от Соммерсета.
Когда она вышла, старик насмешливо фыркнул, поднял руку и погладил вернувшегося на место Галахада.
– Держу пари, она будет скучать по мне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Посмертный портрет - Робертс Нора



Классный роман
Посмертный портрет - Робертс Нораелена
9.02.2014, 12.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100