Читать онлайн Посмертный портрет, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Посмертный портрет - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Посмертный портрет - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Посмертный портрет - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Посмертный портрет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

У парадного стояла зеленая полицейская машина, и Рорк понял, что Ева вернулась раньше его.
Он еще не был готов к откровенному разговору. Ни с ней, ни с кем-нибудь другим. Но нельзя было забывать о том, что человек, большую часть жизни заменявший ему отца, лежит со сломанной ногой.
Рорк решил, что зайдет к Соммерсету, потом как следует попотеет в спортзале, поплавает в бассейне. Может быть, напьется до чертиков. Что угодно, лишь бы избавиться от усталости и плохого настроения.
Совещания ему не помогли. Текущие дела по руководству бизнесом не помогли тоже. Ничто не могло вытравить из его памяти образ рыжеволосой девушки с лицом, обезображенным синяками.
Нужно было попробовать что-то другое.
Он вошел в дом и с облегчением убедился, что Евы нет ни в вестибюле, ни в передней гостиной. И тут же ощутил чувство вины за это облегчение. Но у него сейчас просто не было сил для новой ссоры. Он не помнил, когда в последний раз чувствовал себя таким усталым и выбитым из колеи.
Рорк поставил «дипломат» и посмотрел на широкую лестницу. Должно быть, она поднялась наверх и работает у себя в кабинете. Если ему повезет, она еще долго не отвлечется от своего дела.
И все же он медлил. Он плохо обошелся с ней. И вообще вел себя не лучшим образом. Но ему требовалось побыть одному. Разве человек не имеет на это права?
Черт побери, конечно, он имеет право подумать в одиночестве, если его жизнь полетела вверх тормашками!
Рорк провел рукой по волосам, чертыхнулся и пошел в комнаты Соммерсета.


Издалека услышав музыку, он чуть не повернул обратно. Мэвис! Бог свидетель, Рорк обожал эту женщину, но сейчас ему не хотелось никого видеть. Впрочем, ее присутствие позволяло сократить визит до минимума.
В другое время он посмеялся бы, увидев своего важного мажордома раздетым до пояса и лежащим в кресле навзничь с лицом, покрытым синей глиной. Трина (одна из немногих людей на свете, способных напугать Еву) занималась своим делом и пританцовывала в такт музыке. Ее черные, как смоль, волосы были острижены так коротко, что сквозь них просвечивала ядовито-розовая бабочка, нарисованная на макушке. Тот же мотив повторяли татуировки (Рорк надеялся, что они временные) у уголков рта, а также на шее и на верхней части внушительной груди.
Ее соучастница наливала в широкий стакан какую-то розовую пенистую жидкость, предназначенную то ли для наружного, то ли для внутреннего употребления. Мэвис, еще не расставшаяся со своими колокольчиками, была облачена в ярко-желтую распашонку, на спине которой была изображена женщина в черных чулках с поясом и высоких сапогах. Медсестра Спенс сидела в углу с наушниками на голове. На ее лицо была наложена маска, ступни отмокали в пузырящейся голубой жидкости, волосы были покрыты чем-то жирным и зеленым.
Наполнив стакан, Мэвис обернулась и увидела Рорка.
– Ты вернулся! Добро пожаловать в салон красоты Соммерсета. Хочешь клубничного коктейля?
Рорк понял, что она имеет в виду розовую жидкость.
– Нет, спасибо.
– Даллас удрала наверх. Притащи ее к нам, ладно? Трина хочет испробовать на ней новое средство для ухода за кожей, и ей нужно…
Она осеклась, увидев его лицо, бледное и осунувшееся. Под глазами Рорка залегли тени. Мэвис знала его больше года, но таким видела впервые.
– У тебя все в порядке?
– Да. – Он подошел к Соммерсету. – А у тебя, старина?
В испуганных глазах Соммерсета мелькнула искра надежды.
– Им не следовало возиться со мной. Теперь, когда вы дома, нам нужно кое-что обсудить. Так что…
– Вообще-то у меня срочная работа.
– Да, но… – Соммерсет схватил руку Рорка и сжал ее как в тисках. – Я уже сказал всем, что нам нужно изучить отчет Рандейла и многое другое.
– Разве нельзя оставить в покое старого больного человека? – Трина недовольно посмотрела на Рорка. – Ему нужно расслабиться и пройти недельный курс интенсивного лечения. Лично я могла бы заняться его кожей. Волосы у него неплохие. – Она слегка подергала их, отчего глина на лице потрескалась. – Но с моей помощью станут еще лучше.
– Не сомневаюсь.
– Рорк… – прохрипел Соммерсет и откашлялся. – Я прошу уделить мне минуту.
– Позже.
– Нет, сейчас! – бросил старик. – Прошу прощения у дам, но…
– Нет проблем, – сказала Мэвис, не дав подруге возразить. – Трина, возьми коктейль, и пойдем на кухню. На нее можете не обращать внимания, – сказала она, кивнув на сестру Спенс. – Она слушает программу медитации и ни на что не реагирует.
Еще раз встревоженно посмотрев на Рорка, она схватила Трину за руку и увела из комнаты.
– Они не сделают тебе ничего плохого… – начал Рорк.
– Я хотел поговорить не о себе, а о тебе. Ты скверно выглядишь.
– У меня дела.
– У тебя всегда дела, и, тем не менее, обычно ты не выглядишь больным.
– Ради бога… Нет, я не заболел. У меня действительно очень серьезное дело. Ты даже не можешь себе представить…
– Я все могу себе представить. Я…
– Черт побери, у тебя сломана нога! Поэтому лежи и помалкивай. Эти женщины превратили тебя в пугало, но придется потерпеть. Я не могу помочь тебе. Так что не хнычь.
Пальцы Соммерсета впились в подлокотники кресла.
– Я никогда не хнычу. И не могу допустить, чтобы со мной разговаривали в таком тоне.
– По-твоему, у тебя есть выбор? Я больше не ребенок, которого требуется учить хорошим манерам. Поскольку ты служишь у меня, я буду говорить с тобой так, как считаю нужным. Честно говоря, я не собираюсь тратить время на споры с полуголым человеком, лицо которого вымазано черт знает чем.
Соммерсет посмотрел вслед Рорку, а потом скрепя сердце сделал то, чего не делал никогда: позвонил Еве по внутренней связи.
– Что еще?! – рявкнула Ева и осеклась, услышав голос дворецкого. – Это вы? Ради бога, что случилось?
– Успокойтесь. Пока ничего не случилось, но с Рорком творится что-то неладное. Он плохо выглядит.
– Что?.. Что вы хотите этим сказать? Он болен?
– Я сказал только, что он плохо выглядит. И надеюсь, что вы займетесь этим, поскольку я не в состоянии ему помочь.
– Где он?
– Дома. Найдите его. И примите меры.
– Приму, – лаконично ответила она.


Ева провела поиск и обнаружила Рорка в спортзале. Она включила монитор и стала следить за тем, как муж раздевается и натягивает шорты. Он выглядел измученным. Не просто усталым (что тоже случалось редко), но выжатым как лимон. Когда он пошел к штанге, Ева слегка успокоилась. «Попотей немного, – подумала она. – Это тебе на пользу».
Ее тревожили не столько синяки под глазами Рорка, сколько холодное выражение его лица. Холодное и замкнутое.
Он нарочно изнурял себя. Наказывал за что-то. О господи, что происходит?
Пока Рорк выжимал штангу, Ева расхаживала по кабинету, пытаясь придумать, как подойти к мужу. Прошло долгих тридцать минут, прежде чем он отправился в бассейн.
Круг за кругом. Быстро, сильно, резко. Слишком резко. Ева готова была спуститься и остановить Рорка, но тут он перевернулся на спину и закрыл глаза. Его лицо было таким грустным, что у Евы сжалось сердце.
– Что с тобой? – пробормотала она и погладила экран. – Почему ты такой несчастный?
Работа? Нет, не похоже. Если бы что-то случилось на работе, это бы его разозлило. Даже подстегнуло бы. Но не опечалило.
Соммерсет? Тоже не годится. Ева лично поговорила с врачами, и ей сказали, что этот тощий сукин сын поправляется не по дням, а по часам.
«Может быть, дело во мне? – подумала она, ощутив холодок под ложечкой. – Может быть, его чувство ко мне уже остыло?» Ведь, если подумать, у них все произошло слишком быстро. И совершенно неожиданно. Так, может, все столь же быстро и кончилось? Может быть, он несчастен, виноват и подавлен, потому что разлюбил ее? Именно эти чувства написаны на его лице…
Чушь! Она пнула ножку стола. Чушь собачья! А если не чушь, то когда она покончит с этим делом, Рорк будет еще более несчастным, виноватым и подавленным!
Ева прошла на кухню, достала бутылку и выпила бокал вина, как лекарство. Пусть Рорк вылезет из бассейна, спокойно помоется, и тогда…


Когда она вошла в ванную при спальне – точнее, ворвалась, готовая к ссоре, – он только что вышел из-под душа и снимал с крючка полотенце. Их взгляды встретились в зеркале.
– Паршиво выглядишь.
– Спасибо, дорогая.
Рорк не улыбнулся. В его глазах не было ни тепла, ни юмора, ни досады. Вообще ничего.
– Я должна тебе кое-что сказать. Надень штаны.
– Твое «кое-что» подождет. У меня назначено селекторное совещание, – солгал Рорк и тут же понял, что до сих пор не лгал ей. Это отнюдь не улучшило его самочувствия.
– Если так, то оно пройдет без тебя! – Ева прошла в спальню и хлопнула дверью.
Этот хлопок прозвучал в его ушах как гром небесный.
– Может быть, я и не ловлю очередного убийцу, который держит в страхе весь Нью-Йорк, но моя работа тоже имеет значение. – Он подошел к шкафу и достал брюки. – Я ведь не требую, чтобы ты бросала работу, когда мне это неудобно.
– Наверно, я не такая сговорчивая, как ты.
– Брось свои шпильки. Мы поговорим позже, – сказал он, одеваясь.
– Мы поговорим сейчас!
Когда Рорк молча повернул голову и смерил ее ледяным взглядом, Ева вздернула подбородок.
– Ты выйдешь из этой комнаты только через мой труп. А поскольку боец ты сейчас никудышный, я справлюсь с тобой за тридцать секунд.
На мгновение Рорк перестал чувствовать себя несчастным и ощутил приступ жаркого гнева.
– Не надейся!
– Хочешь подраться? – Ева приняла боевую стойку и поманила его пальцем: – Иди сюда.
– Побереги силы, черт возьми! Сейчас у меня не то настроение.
Рорк шагнул к ней, собираясь отодвинуть с дороги, но Ева оттолкнула его.
У Рорка загорелись глаза, и это доставило ей удовольствие.
– Не начинай, – тихо и как-то слишком спокойно предупредил он.
– Не начинай – что? – Ева снова толкнула мужа и увидела, что он сжал кулаки. – Хочешь обругать меня? Валяй, пока я не надрала тебе задницу!
– Я всего лишь прошу, чтобы ты ненадолго оставила меня в покое.
– Нет.
Она уперлась ладонями в обнаженную грудь Рорка и толкнула его еще раз.
В крови Рорка закипела злоба. Он схватил ее за запястья и рванул к себе.
– Не толкай меня! Не надоедай! Оставь меня в покое! Я не хочу тебя видеть!
– Не хочешь видеть? – У Евы сжалось сердце, но это только придало ей решимости, и она прижала его к стене. – Сукин сын! А что ты говорил еще два дня назад?
Сил у Рорка осталось больше, чем она думала, и через десять секунд ожесточенной схватки они поменялись местами. Гнев, вспыхнувший в глазах мужа, подстегнул Еву. Она двинула ему локтем в челюсть, дала подножку и повалила на пол, а сама прыгнула сверху.
Теперь они боролись на полу. Что-то упало и разбилось, но оба даже не заметили этого. Тьма, накопившаяся в душе Рорка, рвалась наружу. Оба хватали ртом воздух.
Внезапно бриллиант, который Ева носила на цепочке, выпал и ударил Рорка по щеке. Застигнутый врасплох, он потерял бдительность, и это позволило Еве положить его на обе лопатки.
– Валяй. – Рорк закрыл глаза. Злость неожиданно ушла, оставив после себя опустошение. – Я не собираюсь причинять тебе боль.
– Не собираешься причинять мне боль?! Ах ты, сукин сын! – Ева приподняла его голову за волосы, а потом отпустила. Раздался глухой стук. – Ты устал от меня, не желаешь видеть, хочешь избавиться от меня, а потом говоришь, что не собираешься причинять мне боль?
– Устал от тебя? – Рорк открыл глаза и с изумлением увидел, что по щекам Евы текут слезы. – С чего ты взяла? Я никогда не говорил этого. Просто мне есть о чем подумать, только и всего. Это не имеет к тебе никакого отношения.
Ее лицо дрогнуло от боли, но Ева быстро справилась с собой. Когда она выпрямилась, ее глаза были сухими, и все-таки Рорку стало не по себе.
– Что за глупости? – пробормотал он. – Чушь зеленая! – Рорк потер ладонями лицо. – Извини меня. Извини за вчерашнее. И вообще за все. Я виноват.
– Я не хочу, чтобы ты чувствовал себя виноватым. Я хочу, чтобы ты рассказал мне, в чем дело. Ты заболел? – со слезами в голосе спросила она, взяв его лицо в ладони. – Пожалуйста, расскажи! С тобой что-то случилось?
– Нет. Вернее, да, но не то, о чем ты думаешь. – Он бережно дотронулся до ее запястья, покрытого синяками. – Я сделал тебе больно?
– Не думай об этом. Рассказывай. Если ты не собрался умирать и не разлюбил меня…
– Я не смог бы разлюбить тебя даже в аду. – Его глаза снова наполнились чувством, и в них появилась прежняя боль. – Ты – все, что у меня есть.
– Ради бога, рассказывай! Я не могу видеть тебя в таком состоянии!
– Подожди минутку, ладно? – Рорк вытер ладонью слезы с ее щеки. – Я хочу выпить.
Ева встала, протянула руку и помогла ему подняться.
– Это как-то связано с твоим бизнесом? Ты сделал что-то незаконное?
Рорк едва заметно улыбнулся:
– Ох, лейтенант, у вас только одно на уме! Но на сей раз вы ошиблись.
Он подошел к дверце в стене, открыл просторный встроенный бар и выбрал виски. У Евы тут же свело живот.
– О'кей. Ты потерял все свои деньги?
– Нет. – Он чуть не рассмеялся. – Это бы еще куда ни шло. А так… О господи, я сам все испортил. – Он сделал глоток и тяжело вздохнул. – Это связано с моей матерью.
– Ох… – За этот день Ева перебрала все возможные варианты, но такая мысль не пришла ей в голову. – Она связалась с тобой? Чего-то хочет? Если она собирается тебя шантажировать, я могу помочь. Покажу ей свой значок, а если этого будет недостаточно…
Рорк покачал головой и выпил.
– Она не связывалась со мной. Она умерла.
Ева открыла было рот и тут же закрыла его. «Опасная зона, – подумала она. – Дела семейные…»
– Не знаю, что и сказать. Мне очень жаль. Но ты же не видел ее с детства, верно? Ты говорил, что она бросила тебя и ушла.
– Да, я так говорил. И верил, что это правда. Все это время. Но оказалось, что женщина, которая ушла от моего отца, не была моей матерью. А я думал, что была. Теперь выяснилось, что это не так.
– О'кей. Что именно выяснилось?
«Мой собственный коп, – подумал он. – Спокойный и хладнокровный. Вернее, всегда становится хладнокровным, если нужно сложить головоломку. Я свалял дурака, не рассказав ей все сразу…»
Рорк посмотрел в стакан, потом подошел к дивану и сел.
– Я ездил в убежище к Луизе и познакомился с тамошним главным консультантом. Эта женщина родом из Дублина. Она рассказала мне то, чему я сначала не поверил. Не захотел верить. Историю о девушке, которой она пыталась помочь. О девушку и ее ребенке.
Ева медленно подошла и села рядом.
– Это был ты?
– Я. Девушка была очень молоденькая, родом с Запада. Приехала в Дублин в поисках работы. И встретилась с Патриком Рорком…


Он рассказал Еве все. Она слушала молча, нахмурившись, потом спросила:
– Ты проверил слова этой женщины-консультанта? Уверен, что это не фальшивка?
– Абсолютно. – Рорку хотелось выпить еще, но у него не было сил подняться. – Девушка, которая была моей матерью, пыталась создать семью. Хотела, чтобы все было по закону. Догадываюсь, что она любила моего отца и боялась его. Он умел внушить женщине любовь и страх. Но она любила и меня тоже…
Ева взяла его за руку, пытаясь утешить. Поняв это, Рорк поднял их соединенные руки и прижался губами к ее пальцам.
– Я поверил в это, когда увидел нашу фотографию. Он убил ее, а потом заставил Мег вернуться. – Рорк положил голову на спинку дивана и уставился в потолок. – Они были женаты. Я нашел запись об этом. Женаты еще до того, как он встретил и убил мою мать. Но детей у них не было. Может быть, Мег не могла родить ему сына, и он прогнал ее? А может, она сама ушла, по горло сытая его пьянством и изменами. Впрочем, сейчас это неважно.
Он устало пожал плечами и закрыл глаза.
– Такая девушка, как Сиобан Броди, не могла не привлечь его. Молоденькая, наивная и неискушенная. А когда родился я, она стала уговаривать его пожениться, создать семью, и, в конце концов, надоела ему.
– Выходит, она прожила с ним около двух лет. Неужели никто ни разу не сказал ей про Мег? Не сказал, что он уже женат?
– Если и сказал, то Патрик от всего отперся. Болтать он был мастер. И убедительно врать тоже.
– Этой девушке не было и двадцати лет, когда она сошлась с твоим отцом и забеременела. Может быть, она уже тогда побаивалась его. Или просто не хотела слышать о нем ничего дурного.
– Вполне возможно. В то время еще существовали люди, которые не боялись говорить о нем правду. Но если до нее и дошло имя Мег, она вполне могла притвориться глухой.
Рорк тяжело задумался.
– Мег подходила ему больше, если ты понимаешь, что я имею в виду. Она была страшно грубая, любила выпить и потрахаться. А Сиобан в конце концов начала его раздражать. Но разве кто-нибудь мог уйти от Патрика Рорка и забрать сына – символ его мужественности? Нет, этого нельзя было позволить. Ее следовало наказать даже за одну попытку. Ну а потом он заставил Мег вернуться, чтобы ухаживать за мной. Разве мужчине пристало возиться с ребенком? Он должен заниматься бизнесом. А грязная работа – это для женщин. Он был настоящим ублюдком, можешь не сомневаться!
– Неужели никто не рассказывал тебе о матери?
– Никто. Я мог бы обнаружить все это сам, но мне и в голову не приходило искать документы. В отличие от тебя, детские впечатления для меня мало что значили. Меня это просто не интересовало. Я о ней не вспоминал.
Рорк зажмурился и потряс головой.
– Я не тратил на это ни времени, ни нервов. За все прошедшие годы думал о ней лишь мельком…
– Ты вообще не думал о своей матери, – поправила Ева. – Ты ее не знал.
– Я даже не могу сказать, что ненавидел ее! Она ничего для меня не значила!
– Ты говоришь о двух разных женщинах, Рорк.
Он посмотрел на нее, словно очнувшись.
– Да, конечно. Все никак не могу привыкнуть. Эта девушка, Сиобан, заслуживала лучшего. Я спрашиваю себя: вернулась бы она к нему, если бы не я? Если бы не думала, что ее сыну нужен отец? Если бы не это, она бы осталась жива!
Еве очень хотелось вырвать его из лабиринта вины. Она доверилась интуиции, вспомнила то, чему ее учили, и заговорила спокойно, словно беседовала с жертвой преступления, переживавшей шок.
– Ты ни в чем не виноват. И не должен наказывать себя за случившееся.
– Но что-то я должен! Должен что-то сделать. Понимаешь, я чувствую себя беспомощным, и это мне не нравится. Я ничего не могу поделать – ни избить кого-нибудь, ни купить, ни украсть, ни договориться… Что бы я ни сделал, это ее не воскресит. А он останется безнаказанным.
– Рорк, я потеряла счет, сколько раз стучала в дверь людей и переворачивала их жизнь с ног на голову, сообщая, что человек, которого они любили, умер. Если бы я не потеряла этот счет, то давно бы сошла с ума. – Ева провела рукой по волосам Рорка. – Они чувствовали то же, что чувствуешь сейчас ты. И даже когда мне удавалось арестовать человека, который виноват в этом, я знала, что он никогда не заплатит по заслугам.
– Тебе это не понравится, но я все равно скажу… Я много раз хотел отомстить отцу за то, что он со мной сделал. Но никогда не желал этого так сильно, как сейчас, хотя знаю, что это бессмысленно и ничего не изменит. Может быть, именно поэтому я и молчал. Тебе этого не понять, но сейчас я чувствовал бы себя мужчиной, если бы обагрил руки его кровью!
Ева посмотрела на его руку с золотым кольцом, символом их брака.
– Ты ошибаешься. Я все понимаю. Потому что уже обагрила руки кровью своего отца.
– О боже… – Рорк разозлился на себя. Он слишком погрузился в собственные переживания и сморозил глупость. – Прости меня, малышка, – сказал он, притянув Еву к себе.
– Так вот, это не помогает. – Ева отстранилась, чтобы Рорк мог видеть ее лицо. – Честное слово. Поверь мне, ты самый мужественный человек на свете.
Он прижался лбом к ее лбу.
– Я не могу без тебя. Не знаю, как я мог жить до знакомства с тобой.
– Переживем и это. В последние два дня тебе пришлось несладко. Пожалуй, воспользуюсь твоим любимым способом, и заставлю тебя что-нибудь съесть.


Когда Ева встала и пошла к микроволновке, которыми были оснащены почти все комнаты в доме, Рорк наконец улыбнулся:
– Неужели ты заботишься обо мне?
Ева обернулась и посмотрела на него. Рорк усмехался, но круги под его глазами никуда не исчезли. Кроме того, он был бледен от усталости и переживаний. Что ж, черт побери, с этим она как-нибудь справится!
– Думаю, я знаю, как это делается, потому что достаточно часто выслушивала исповеди. – Она поставила в микроволновку бульон. – Я знаю о матерях не больше твоего, но, судя по тому, что ты рассказал, ей бы очень не понравилось, если бы ты стал винить себя в случившемся. Если Сиобан любила тебя, то желала тебе счастья. Она бы обрадовалась, если бы знала, что ты ушел от него, добился успеха и стал большим человеком.
– Несмотря ни на что?
– Да. – Прежде чем принести ему чашку с бульоном, Ева над ним немного поколдовала. – Несмотря ни на что.
– Понимаешь, Патрик Рорк живет во мне!
Ева кивнула и снова села рядом.
– Но если так, то и она тоже. Думаю, тут ты имеешь надо мной перевес.
– Я всю жизнь открещивался от своего прошлого. Оно повлияло на меня не так сильно, как на тебя. – Рорк ел бульон безо всякого аппетита, скорее по обязанности. – Я не хотел посвящать в это ни тебя, ни кого-нибудь другого. Хотел сам справиться, вот и все. Но оно грызло меня. А теперь я вижу ее лицо, и оно всегда будет стоять у меня перед глазами. Оказывается, у меня есть родные, о которых я не знал. Люди, которые потеряли ее. Проклятие, я не знаю, что с этим делать!
– Не делай ничего, пока тебе не станет легче. – Ева погладила его по голове. – Дай себе отдых.
– Я не мог сказать тебе об этом. – Рорк посмотрел ей в глаза. – Не мог найти нужные слова. Прогнать тебя было легче. А еще легче – выместить на тебе свою боль и обиду.
– Конечно, легче. Для этого мне пришлось поколотить тебя.
Рорк наклонился и нежно поцеловал ее:
– Спасибо.
– Всегда к твоим услугам, дружок.
– Прости за то, что вчера вечером я оставил тебя одну. Тебе, наверное, снились кошмары.
– А ты переживал их наяву. Так что мы квиты.
– Но это еще не все… – Лицо Евы внезапно затуманилось, раздвоилось, а потом вновь стало четким. – Черт возьми, ты подмешала в бульон снотворное?
– Да, подмешала, – жизнерадостно сказала Ева, вынув чашку из его ослабевших пальцев. – Тебе нужно уснуть. Давай доведу тебя до кровати, пока не отнялись ноги. Донести тебя на руках я не смогу.
– Похоже, тебе это нравится.
– Да. – Ева положила его руку себе на плечи, обняла за талию и заставила встать. – Я начинаю понимать, почему ты так любишь поднимать меня, если считаешь, что мне это нужно.
– Тогда давай окончательно поменяемся ролями, – нетвердым голосом сказал он. – Как ты говоришь в таких случаях? «Возьми меня»?
– С удовольствием. Но только когда ты проснешься. Ну, еще шажок… Вот так. Молодец.
– Наверное, мне следовало бы рассердиться на тебя, но я не могу собраться с мыслями. Ляг со мной, милая Ева. Дай мне обнять тебя…
– Конечно, лягу. Можешь не сомневаться. – Она уложила Рорка на кровать. У него слипались глаза. – А теперь спи, – прошептала Ева, укрывая его одеялом.
Он что-то пробормотал по-гэльски. Ева уже знала эти слова. Она села рядом, пригладила ему волосы, а потом прикоснулась губами к щеке:
– Я тоже люблю тебя.
Ева не стала гасить свет, чтобы Рорк не проснулся в темноте, только немного убавила его. Затем она зашла к Соммерсету, поговорила с ним и вернулась к себе в кабинет.
Ева работала до глубокой ночи, но включила монитор с изображением спальни. Это позволяло ей следить за Рорком.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Посмертный портрет - Робертс Нора



Классный роман
Посмертный портрет - Робертс Нораелена
9.02.2014, 12.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100