Читать онлайн Поцелуй смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.96 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Поцелуй смерти

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА 22

Проблема для Евы состояла в том, каким способом осуществить свои намерения. Она могла скопировать дан­ные и отправить их Фини тем же путем, что и прочую ин­формацию. Он получил бы их на следующий день. Этого было бы достаточно для получения ордера, задержания и допроса членов руководства Центра Дрейка.
Способ вполне реальный, но едва ли она почувствова­ла бы удовлетворение.
Ева могла бы сама явиться в Центр Дрейка, пробиться в лабораторию, собрать данные и образцы и выбить из членов руководства признание.
Способ нереальный, зато весьма удовлетворительный.
Тяжело вздохнув, Ева взяла в руку скопированный диск.
– Фини закроет дело через сорок восемь часов после того, как получит это. Конечно, чтобы изловить всех со­участников преступления по крайней мере на двух конти­нентах, потребуется куда больше времени. Но, так или иначе, этот кошмар прекратится.
Рорк подошел сзади к ее стулу и начал массировать ей плечи, стараясь снять напряжение.
– Я понимаю, как тяжело для тебя не присутствовать при развязке. Можешь утешаться тем, что дело не закончится через пару дней, если не будут найдены ответы на все вопросы. Ты чертовски хороший коп, Ева.
– Была.
– И есть. Результаты тестирования и мнение Миры вернут тебе прежнее положение. – Рорк наклонился и по­целовал ее. – Когда ты снова окажешься по ту сторону черты, мне будет тебя не хватать.
Ева невольно улыбнулась.
– Ты сумеешь примазаться ко мне, по какую бы сто­рону я ни находилась. Давай отправим эти данные, и через день-два мы сможем наблюдать события на экране теле­визора, как простые граждане.
– Только надень пальто.
– Мое пальто превратилось в рвань, – напомнила Ева, когда они спустились в холл.
– У тебя есть другое. – Открыв шкаф, Рорк проде­монстрировал длинный рукав из бронзового кашемира. – Сейчас слишком холодно, чтобы выходить в куртке.
Ева потрогала рукав.
– У тебя где-то спрятаны роботы, изготовляющие такие пальто?
– В каком-то смысле. Перчатки в кармане, – напо­мнил Рорк, надевая свое пальто.
Выйдя на холод, Ева вынуждена была признать, что чертовски приятно чувствовать на себе нечто теплое и мягкое.
– Как только отправим данные, вернемся назад, разде­немся догола и на какое-то время забудем обо всем на свете. – Она приподнялась на цыпочки и поцеловала мужа.
– Недурной план.
– А завтра ты вернешься к своей работе и перестанешь вертеться вокруг меня.
– По-моему, я не верчусь, а просто играю роль Ника при своей Норе (Частный детектив Ник Чарльз и его жена Нора – герои романа Дэшила Хеммета «Тонкий человек» и нескольких фильмов.) , и небезуспешно.
– Какого еще Ника?
– Ника Чарльза, дорогая. Придется повысить твое об­разование в области развлекательного кинематографа пер­вой половины двадцатого века.
– Не знаю, где ты находишь время для такой ерунды. Очевидно, все дело в том, что ты не спишь, как все нор­мальные люди. Ты проводишь дни и ночи, зарабатывая свои миллиарды… Кстати, мы же должны обсудить твою идиотскую идею класть деньги на мой счет. Я хочу, чтобы ты их забрал.
– Все пять миллионов – или без пятисот тысяч, кото­рые ты жертвуешь клинике на Канал-стрит?
– Не умничай! Я вышла за тебя ради твоего тела, а не ради твоих баксов.
– Как это трогательно, дорогая Ева! А я-то думал, что все дело в моем кофе.
– Кофе тоже сыграл свою роль. Так вот, завтра ты за­берешь деньги, закроешь этот дурацкий счет… О боже, Луиза! Немедленно поезжай в Центр Дрейка! Черт возьми, как же мы упустили это из виду?!
Рорк резко повернул машину, задев обочину тротуара.
– Думаешь, с ней могут расправиться?
– Раз они убрали Джен, то не могут позволить Луизе говорить. – Ева вытащила из кармана сотовый теле­фон. – Фини, немедленно отправляйся в Центр Дрейка к Луизе! Я еду туда же – буду минут через пять. Они попытаются разделаться с ней, Фини. Она слишком много знает.
– Сейчас выезжаем. Но не волнуйся так, Даллас, Луиза под охраной.
– Как же ты не понимаешь?! Полицейский не станет задерживать врача! Свяжись с ним, Фини, и прикажи ни­кого не пропускать в палату. – Она нажала кнопку и убра­ла телефон обратно в карман. – Они обещают прибыть туда минут через пятнадцать.
– А мы там будем через две минуты, – пообещал Рорк. – Ты опасаешься Уэйверли?
– Он нынешний президент АМА, глава хирургическо­го отделения, специалист по пересадке органов и член правления Центра Дрейка. – Ева с трудом удержала равновесие, когда Рорк свернул в гараж. – Кэгни – дядя Луизы, но при этом он руководитель Центра и один из самых уважаемых хирургов в стране. Ханс Вандерхавен имеет международные связи, и только бог знает, где он те­перь. Я опасаюсь каждого из них. А если не они, то мно­гие другие медработники могут войти в палату Луизы, не вызвав подозрений. Есть множество способов устранить пациента и замести следы.
Рорк остановил машину у Центра, и они бегом броси­лись к входу. Им повезло: лифт оказался на первом этаже, и, кроме них, в него никто не вошел.
– Они не знают, что Луиза говорила со мной, – сказа­ла Ева, наблюдая за меняющимися цифрами этажей над дверями и мысленно поторапливая их. – Она достаточно умна, чтобы помалкивать об этом или разыграть обморок, если кто-нибудь попытается на нее надавить. Но они могли вытянуть кое-что из Джен, прежде чем прикончить ее. Теперь они наверняка знают, что Луиза располагает данными о звонках в медцентры, что она наводила справ­ки, делала обвиняющие заявления…
«Мы не должны опоздать», – сказала себе Ева и вы­скочила из лифта, как только открылись двери.
– Мисс! – К ней подбежала медсестра. – Вы должны зарегистрироваться. Вы не имеете права…
– Где полицейский, дежуривший у этой палаты? – осведомилась Ева, толкнув дверь и убедившись, что она заперта.
– Не знаю. – Сестра попыталась оттеснить ее от две­ри. – Сюда допускаются только члены семьи и медперсо­нал.
– Отоприте дверь!
– Пациентку в этой палате нельзя беспокоить без раз­решения врача. Мне придется попросить вас удалиться. Если вы не подчинитесь, я вызову охрану.
– Вызывайте. – Разбежавшись, Ева взломала дверь двумя мощными ударами и ворвалась в палату. – Прокля­тие!
Кровать была пуста.
Повернувшись к сестре, Ева ухватила ее за воротник кремового халата.
– Где Луиза?
– Я… я не знаю! Она должна быть здесь… Когда я двадцать минут назад заступила на дежурство, мне было велено ее не беспокоить.
– Вот твой коп, Ева. – Рорк присел на корточки с другой стороны кровати, щупая пульс лежащему без со­знания полицейскому. – Он жив. По-моему, его накачали снотворным.
– Какой врач велел не беспокоить Луизу? – спросила сестру Ева.
– Ее лечащий врач – доктор Уэйверли.
– Помогите этому копу. – Ева наконец отпустила медсестру. – Полиция прибудет через десять минут. Я хо­чу, чтобы вы перекрыли все выходы из здания.
– У меня нет полномочий…
– Делайте, что вам говорят! – Ева повернулась к Рорку. – Скорее всего, ее увезли в отделение трансплантации органов. Когда мы придем туда, нам придется разделить­ся, иначе мы не сможем обыскать все помещения.
– Мы найдем ее. – Они вместе шагнули в лифт. Рорк приподнял щиток и нажал несколько кнопок. – Держись. Сейчас мы помчимся с космической скоростью.
Ева даже не успела выругаться. Ее отбросило в угол, из глаз потекли слезы, сердце бешено заколотилось. Она мо­лилась, чтобы Рорк не забыл включить тормоза, когда ка­бина резко остановилась, швырнув ее прямо на Рорка.
– Теперь расходимся. – Ева с трудом отдышалась. – Возьми мой револьвер.
– Спасибо, лейтенант, но у меня есть свой. Я пойду на восток, а ты – на запад.
– Не стреляй, если не… – начала Ева, но он уже ушел.
Ева двинулась по коридору, поднимая оружие у каждо­го поворота или двери и еле сдерживаясь, чтобы не побе­жать. Каждый участок нужно было тщательно обыскать, прежде чем переходить к следующему. По всему коридору были установлены камеры слежения. Ева понимала, что было бы чудом, если бы она добралась до цели незамечен­ной. И сейчас за ней определенно наблюдали: двери, которым следовало быть запертыми, открывались при ее приближении.
– О'кей, сукин сын, – прошептала Ева. – Хочешь встретиться один на один? Я тоже.
После очередного поворота она оказалась перед двой­ными дверями из плотного матового стекла. Они были снабжены сканером для ладони и кодовыми замками. Когда Ева шагнула вперед, послышался компьютерный голос:
«Предупреждение. Вход разрешен только персоналу пятого уровня. Внутри находятся опасные биоматериалы. Необходимы защитные костюмы. Не входить без разреше­ния».
Тем не менее, двери бесшумно раздвинулись.
– Очевидно, я только что получила разрешение? – за­метила Ева, входя в довольно просторное помещение.
– Ваше упорство достойно восхищения, лейтенант.
Уэйверли успел снять халат. Он был одет, словно для званого вечера, в элегантно скроенный черный костюм с шелковым галстуком. Золотой кадукей поблескивал в ярком свете. Очаровательно улыбаясь, Уэйверли держал пневматический шприц у горла Луизы.
Сердце Евы снова заколотилось о ребра. Потом она увидела, что грудь Луизы поднимается и опускается. «Зна­чит, она еще жива», – подумала Ева и поклялась себе, что во что бы ни стало сохранит этот статус.
– Под конец вы стали работать небрежно, док.
– Едва ли. Просто нужно вымести оставшийся мусор. Советую опустить оружие, лейтенант, если вы не хотите, чтобы я ввел вашей молодой подруге этот быстро дейст­вующий яд.
– Тот же самый, который вы использовали для Френда и Во?
– Тиа занимался Ханс. Но вы правы. Этот яд эффек­тивен и безболезнен. К нему часто прибегают самоубий­цы. Она умрет менее чем через три минуты. А теперь опус­тите оружие.
– Если вы ее убьете, вам будет не за кого прятаться.
– Но вы ведь не позволите мне ее убить. – Он снова улыбнулся. – Женщина, рискующая жизнью ради мерт­вых ничтожеств, поступится чем угодно ради жизни невинного человека. В течение последних двух недель я вни­мательно изучал вас, лейтенант Даллас. Или мне следова­ло сказать «бывший лейтенант»?
– Об этом вы тоже позаботились.
«Теперь я могу рассчитывать только на свою сообрази­тельность, – подумала Ева, кладя парализатор на стол. – И на Рорка».
– Вы сами упростили дело. С помощью Бауэрс.
Он нажал на какую-то кнопку, и Ева услышала, как двери сдвинулись за ее спиной, отрезав путь к отступле­нию.
– Она работала с вами?
– Только косвенно. Медленно отойдите влево от стола. Отлично. Некоторое время нас не будут беспоко­ить, и я охотно заполню пробелы в вашей версии. При сложившихся обстоятельствах это будет только справед­ливо.
"Он пытается бравировать, – подумала Ева. – Тешит свой «комплекс бога».
– В моей версии не так много пробелов. Но мне инте­ресно, как вам удалось втянуть в это Бауэрс.
– Она втянулась сама – написав на вас первую жало­бу. Бауэрс оказалась самым удобным орудием, чтобы из­бавиться от вас, поскольку угрозы не подействовали, а подкуп выглядел абсурдным, учитывая вашу репутацию и финансовое положение. Кстати, вы лишили Центр Дрей­ка одного из лучших охранников.
– У вас он не единственный.
– Безусловно. Один из них в данный момент имеет дело с вашим мужем. – Блеск в глазах Евы развеселил его. – Вижу, это вас беспокоит. Я никогда не верил в ис­креннюю любовь, но вы двое кажетесь по-настоящему влюбленной парой. Вернее, казались.
«Рорк вооружен», – напомнила себе Ева.
– С моим мужем не так легко справиться.
– Справиться можно с каждым. – Уэйверли высоко­мерно пожал плечами. – Нужно только не допускать ошибок. К счастью, в вашем департаменте ошибаются часто. Взять хотя бы Бауэрс. Она оказалась в полиции, не­смотря на параноидальную склонность к насилию. И, я полагаю, она такая не одна. Впрочем, мы тоже иногда ошибаемся. Вам поручили расследование дела… как его?
– Петрински. Он был известен под прозвищем Снукс.
– Да, верно. Этим делом должен был заниматься Россуэлл, но вышла накладка.
– А его вы давно завербовали?
– Всего несколько месяцев тому назад, но он проявил себя наилучшим образом. Если бы все шло по плану, дело бы замяли и отправили в архив.
– А кто работает на вас в отделе медэкспертизы?
– Только один клерк с пристрастием к наркотикам. – Он самодовольно улыбнулся. – Не составляет труда най­ти нужного человека с нужными слабостями.
– Убийство Снукса было бессмысленным. Оно ничего вам не дало.
– Да, нас постигло разочарование. Его сердце не про­реагировало. Но в любом серьезном предприятии неиз­бежны неудачи и препятствия, которые нужно преодолевать. Вы тоже оказались таким препятствием. Очень скоро стало ясно, что вы глубоко копаете и можете стать опас­ной. Такая же проблема возникла у нас в Чикаго, но с ней мы легко справились. С вами этот способ не прошел, поэтому пришлось прибегнуть к другим мерам. Сотрудниче­ство с Россуэллом, ложная информация, подстрекательст­во Бауэрс – разумеется, мы устроили, чтобы вы с ней снова встретились на месте преступления. Она реагировала именно так, как нам было нужно.
– А потом вы убили ее, зная, что правила потребуют моего отстранения?
– Это решало нашу маленькую проблему, а давление на мэра со стороны сенатора Уэйлена давало нам нужное время. Мы были близки к полному успеху.
– Вы имеете в виду регенерацию органов?
– Вот именно! – просиял Уэйверли. – Значит, вы сами заполнили пробелы? Не думал, что вам это удастся.
– Да, я их заполнила. Френд с его искусственными имплантантами перекрыл путь финансированию вашей группы. – Ева сунула руки в карманы и слегка приблизилась к нему. – Тогда вы были совсем молоды. Это могло вас обескуражить.
– Так и случилось. Мне понадобились годы, чтобы собрать средства, команду, оборудование и продолжить работу, которую погубил Френд. Я еще не достиг выдающегося положения, когда он и его коллеги начали экспе­риментировать с соединением живой ткани и искусствен­ного материала. Но Тиа верила в меня и в мое дело. Она обо всем меня информировала.
– Она помогла вам убить Фрейда?
– Нет, я сделал это самостоятельно. Френд пронюхал о моих намерениях и собирался использовать свое влия­ние, чтобы перекрыть и без того жалкое финансирование исследований регенерации органов животных. Но я его опередил.
– Однако вам пришлось уйти в подполье, – заметила Ева, не сводя с него глаз и сделав еще один шаг вперед. – Вы планировали перейти к человеческим органам, поэто­му заметали следы.
– И хорошо заметал! Мне удалось привлечь к своим исследованиям несколько лучших умов в области медицины. Все хорошо, что хорошо кончается. Дальше ни шагу! – предупредил он, сочтя, что Ева подошла к нему слишком близка.
Она остановилась возле койки на колесах, на которой лежала Луиза, небрежно положив руку на спинку.
– Вы ведь знаете, что Янг арестован. Он вас разобла­чит.
– Ни в коем случае, – усмехнулся Уэйверли. – Этот человек одержим нашим проектом. Он спит и видит свое имя в заголовках медицинских журналов. Янг верит в меня, как в бога. Он скорее перегрызет себе вены, чем предаст меня.
– Очевидно, вы не могли рассчитывать на подобную преданность со стороны Во?
– Нет. Иметь с ней дело всегда было рискованно, поэ­тому она знала о проекте лишь в общих чертах. Опытный врач, не весьма нестабильная особа. Тиа начала проявлять строптивость, узнав, что наши человеческие образцы были… изъяты без разрешения.
– Она не ожидала, что вы будете убивать людей?
– Едва ли их можно назвать людьми.
– А другие ваши сотрудники?
– В этом медцентре? Ханс верит в наше дело так же, как и я. Колин? – Уэйверли пожал плечами. – Он пред­почитает притворяться, будто не знает о проекте в полном объеме. Конечно, есть и другие. Такое великое предпри­ятие требует большой, тщательно отобранной команды. Но им известно далеко не все.
– Это вы подослали наемного убийцу к Джен?
– Так вы уже ее обнаружили? – Уэйверли восхищен­но покачал головой; его волосы блестели как золото в ярком свете лабораторных ламп. – Быстрая работа. Да, разумеется. Она тоже принадлежала к тому мусору, кото­рый необходимо вымести.
– А что скажет Кэгни, когда узнает, что и его племянница принадлежала к этому мусору?
– Он не узнает. Избавиться от трупа в центре здоровья не составляет труда. Крематорий работает бесперебойно. Случившееся с ней останется тайной.
Уэйверли рассеянно провел рукой по волосам Луизы. Ева поняла, что готова убить его уже за один этот жест.
– Конечно, это сломит его дух, и нам с ним придется расстаться, – продолжал Уэйверли. – Жаль приносить в жертву двух превосходных врачей, но прогресс всегда тре­бует великих жертв.
– Рано или поздно он все узнает.
– Да, когда-нибудь. И будет считать себя виноватым. Ведь Колину известно, что все наши эксперименты и ис­следования проводятся без официальной санкции. Но он оправдывает себя преданностью корпорации. Один врач не предает другого.
– Вы, однако, этим не гнушаетесь, – заметила Ева.
– Я предан только своему проекту.
– Что вы надеетесь приобрести?
– Значит, вот какой пробел вы не в силах заполнить! – Его глаза сверкнули изумрудно-зеленым блеском. – Мы нашли способ омолаживать человеческие органы. За один день умирающее сердце может стать здоровым – и не только здоровым, а сильным и молодым. – В его голосе послышалось возбуждение. – Восстановленные нами ор­ганы становятся лучше, чем были до болезни. Мы не можем только оживлять их, но я не сомневаюсь, что со временем мы добьемся и этого.
– Оживлять мертвых? – Ева не верила своим ушам.
– По-вашему, это фантастика? Но раньше фантасти­кой считали и пересадку органов, и замену роговицы глаза. Мы научимся оживлять людей, и очень скоро. А сейчас мы уже почти готовы сообщить о нашем открытии. Сыворотка, введенная при помощи простейшей хирурги­ческой операции в поврежденный орган, будет регенерировать клетки, побеждая любую болезнь. Через несколько часов пациент перейдет на амбулаторное лечение, а через двое суток станет здоровым. Причем с собственными, а не искусственными сердцем, легкими или почками. – Он наклонился к ней, сверкая глазами. – Вы все еще не по­нимаете масштаба проекта. Процедуру можно повторять снова и снова, с каждым органом. Отсюда полшага до ре­генерации мышц, костей, тканей. Теперь нам предоставят любое финансирование, необходимое для завершения ра­боты. Через два года мы сможем полностью воссоздавать человека, используя его же тело. Жизнь удлинится вдвое, если не больше, а смерть со временем исчезнет вовсе.
– Она никогда не исчезнет, Уэйверли. Пока существу­ют люди, подобные вам. Интересно, кого именно вы буде­те отбирать для воссоздания? – осведомилась Ева. – На Земле ведь недостаточно места, недостаточно ресурсов, чтобы вечно жили все. – Она видела, как его улыбка ста­новится кривой. – Значит, вы будете выбирать тех, у кого больше денег?
– А кому нужны старые бродяги и шлюхи? Уэйлен у нас в кармане, и он использует свое влияние в Вашингто­не. Политиканы клюнут на это. Принцип естественного отбора существовал испокон веков. Всегда выживают до­стойнейшие.
– И этих «достойнейших» будете выбирать вы?
– А почему бы и нет? Выбор должен осуществлять тот, кто держал в руках сердце человека, проникал в его мозг…
– Значит, ваша миссия – создавать, формировать и отбирать?
– Признайтесь, Даллас, что мир стал бы лучше без об­ременяющих его подонков.
– Вы правы. Только у нас разное мнение о том, кого считать подонками.
Ева резко толкнула койку вправо и прыгнула вперед.


Рорк присел на корточки у запертой стеклянной двери. Контрольная панель была очень сложной, и ему пришлось предельно сосредоточиться. На скуле у него багровел синяк, на плече кровоточила рваная рана, но он не обращал на это внимания. Главное, руки его не дрожа­ли.
Рорк даже бровью не повел, услышав шаги в коридоре, так как мог узнать за милю топот дешевых полицейских ботинок.
– Господи, Рорк, это вы так поработали над тем пар­нем в конце коридора?
– Она там. – Он даже не посмотрел на Фини, продол­жая возиться с панелью. – Я точно знаю. Отойдите в сто­рону, не заслоняйте свет.
Пибоди кашлянула, когда компьютер повторил свое предупреждение.
– Если вы ошибаетесь…
– Я не ошибаюсь.


Ева ударила Уэйверли кулаком в челюсть, и он упал, потянув ее за собой. Этому человеку было что терять, и он защищался отчаянно. Ударившись головой о колеса койки, Ева почувствовала во рту вкус крови, перед глаза­ми ее замелькали звезды.
Полуслепая от бешеного гнева, Ева прижала локоть к горлу Уэйверли. Задыхаясь, он потерял ориентацию, и ей удалось вырвать шприц, прежде чем Уэйверли успел им воспользоваться.
Пыхтя и выпучив глаза, он застыл, когда она приста­вила шприц к его шее.
– Боишься, ублюдок? Не нравится собственное лекар­ство? Только пошевелись, и ты мертв! Как ты сказал – через три минуты? Я буду сидеть и смотреть, как ты поды­хаешь, точно так же, как ты наблюдал за смертью других людей.
– Не надо… – прохрипел Уэйверли. – Я задыхаюсь. Не хватает воздуха…
– Я могла бы разом избавить тебя от мучений, но это слишком легкий выход. Ты хотел жить вечно, Уэйверли? Ну, так ты сможешь осуществить это за решеткой. – Ева тяжело вздохнула. – Прости, но я не могу удержаться. – Размахнувшись, она изо всех сил двинула его кулаком в лицо.
Ева уже хотела подняться, когда двери открылись.
– Ну и ну, вся шайка здесь, – пробормотала она, про­ведя по распухшим губам тыльной стороной ладони, и протянула шприц Пибоди. – Запечатай его как следует и будь осторожна – здесь яд. Рорк, ты весь в крови.
Он шагнул к ней и осторожно вытер кровь с ее губ.
– Ты тоже.
– Хорошо, что мы в центре здоровья, – усмехнулась Ева. – Можешь допросить меня, Фини, когда расчистишь это месиво. И кто-то должен позаботиться о Луизе. Долж­но быть, он усыпил ее: она проспала все это время. Кста­ти, нужно немедленно арестовать Россуэлла – Уэйверли его выдал.
– С удовольствием. Кого-нибудь еще?
– Кэгни и Вандерхавена, который, оказывается, в Нью-Йорке, как утверждает наш доктор Смерть. И это еще не все. – Ева посмотрела на лежащего в обмороке Уэйверли. – Этот слюнтяй выдаст всех. – Подобрав парализатор, она спрятала его в задний карман. – Поехали домой.
– Отличная работа, Даллас!
Несколько секунд Ева смотрела прямо перед собой ос­тановившимися глазами, потом усмехнулась, пожала пле­чами и вышла, держась за Рорка.
– Пибоди!
– Да, капитан?
– Подними с кровати майора Уитни и скажи ему, что капитан Фини почтительно просит его доставить сюда свою административную задницу как можно скорее.
– А можно, я слегка это перефразирую?
– Можно. Лишь бы притащить его сюда. – С этими словами Фини присел на корточки и стал изучать «отлич­ную работу» Даллас.


Ева крепко спала, когда раздался телефонный звонок. Возможно, впервые в жизни она ограничилась тем, что перевернулась на другой бок. Когда Рорк коснулся ее плеча, она натянула на голову одеяло.
– Я сплю.
– Только что звонил Уитни. Он хочет, чтобы ты через час явилась в его кабинет в управлении.
– Черт! Это плохой признак! – Ева неохотно сбросила одеяло и села. – Результаты тестов и выводы Миры еще не могли к ним поступить. Слишком рано. Меня уволят, Рорк!
– Давай поедем туда и узнаем.
Она покачала головой, поднимаясь с кровати.
– Тебе там нечего делать.
– Одна ты не поедешь. Собирайся.
Ева расправила плечи и посмотрела на Рорка. Он уже был аккуратно причесан и в деловом костюме. Синяк на скуле удалось почти полностью затушевать, но след от него придавал лицу угрожающий вид.
– Когда ты успел встать и одеться?
– Валяться все утро в постели – пустая трата време­ни, если, конечно, речь не идет о сексе. Так как в этом смысле на тебя сейчас едва ли можно рассчитывать, я начал день с кофе. Перестань болтать и иди в душ.
– Ладно… – Тяжело вздохнув, Ева поплелась в ван­ную.
Она отказалась от завтрака, и Рорк не настаивал. Пока он вел машину, Ева держала его за руку, и Рорк счел это дурным признаком.
Подъехав к Главному управлению, он остановил ма­шину и на мгновение прижал ладони к щекам Евы. Убе­дившись, что она хотя и бледна, но не дрожит, он вздох­нул с облегчением.
– Помни о том, кто ты, Ева.
– Постараюсь. Со мной все в порядке. Можешь подо­ждать здесь.
– Даже не надейся.
– О'кей. – Она глубоко вздохнула. – Пошли.
Когда они вошли в холл, все присутствующие замолча­ли. Полицейские смотрели на Еву и быстро отводили взгляд. Несмотря на неприятное ощущение пустоты в жи­воте, Ева твердым шагом направилась к лифту.
Дверь в кабинет майора была открыта. Уитни бросил быстрый взгляд на Рорка, но ничего не сказал и знаком пригласил их войти.
– Садитесь, Даллас.
– Я постою, сэр.
В комнате были не только они. Тиббл, как и в про­шлый раз, стоял у окна. Остальные молча сидели – Фини с неподвижным лицом, Пибоди с плотно сжатыми губами и Уэбстер, задумчиво разглядывающий Рорка. Прежде чем Уитни снова заговорил, в кабинет вбежала Мира.
– Простите за опоздание. Я задержалась с пациен­том. – Она села рядом с Пибоди.
Уитни кивнул и открыл средний ящик стола. Вытащив значок и оружие Евы, он положил их на стол. Ева молча скользнула по ним взглядом.
– Лейтенант Уэбстер.
– Да, сэр. – Уэбстер поднялся. – Бюро внутренних дел не находит оснований для санкций или выговора в от­ношении лейтенанта Даллас и дальнейшего расследования ее поведения.
– Благодарю вас, лейтенант. Среди нас, к сожалению, нет детектива Бэкстера – он сейчас выехал на место пре­ступления. Но его рапорт о расследовании убийства поли­цейского Эллен Бауэрс написан и зарегистрирован. Дело закрыто, и лейтенант Даллас полностью освобождена от подозрений. Ваши выводы подтверждают это решение, доктор Мира?
– Да, подтверждают. Результаты тестов и их анализ полностью оправдывают лейтенанта и подтверждают ее соответствие своей должности. Мои отчеты уже представ­лены.
– Знаю. – Уитни повернулся к Еве. Она сидела неподвиж­но, даже не мигая. – Нью-йоркский полицейский департа­мент приносит извинения одному из своих лучших сотрудни­ков за проявленную к ней несправедливость. Я добавляю свои личные извинения. Процедура была необходимой, но не во всем оправданной.
Тиббл шагнул вперед.
– Временное отстранение от работы прекращено, и распоряжение о нем будет изъято из вашего личного дела. Вы не будете подвергнуты наказанию за вынужденное от­сутствие. Департамент ознакомит средства массовой ин­формации с необходимыми фактами. Майор?
– Да, сэр. – Лицо Уитни оставалось бесстрастным, когда он протянул Еве значок и кобуру с револьвером. Лишь когда она, все так же не мигая, уставилась на них, в его взгляде мелькнуло нечто похожее на эмоции. – Лейте­нант Даллас, департамент полиции понесет большую по­терю, если вы откажетесь их принять.
Подняв взгляд, Ева взяла значок и оружие. Пибоди шумно высморкалась.
Уитни протянул руку через стол, и когда Ева сжала ее, на его лице появилось подобие улыбки.
– Лейтенант, вы на дежурстве.
– Есть, сэр. – Она повернулась и посмотрела на Рорка. – Только позвольте сначала избавиться от посто­ронних. – Ева надела кобуру и прицепила значок. – Выйдем на минутку.
– Охотно.
Рорк подмигнул хлюпающей носом Пибоди и вышел вслед за женой. Закрыв дверь, он обнял ее и поцеловал.
– Рад видеть вас снова, лейтенант!
– Господи, Рорк, я так боялась вернуться без… ты по­нимаешь.
– Понимаю. – Он вытер слезы с ее ресниц.
– Лучше уходи, а то я раскисну.
– Иди работай. – Он провел ладонью по ее щеке. – Ты достаточно долго бездельничала.
Ева усмехнулась и весьма неизящно вытерла пальцами нос.
– Эй, Рорк! – крикнула она, когда он уже вошел в лифт.
– Да, лейтенант?
Смеясь, она подбежала к нему и крепко поцеловала.
– Увидимся вечером.
– Безусловно. – Он успел ухмыльнуться, прежде чем двери лифта закрылись за ним.
– Сэр! – Пибоди вытянулась по стойке «смирно» с глупой усмешкой на лице. – Я не хотела мешать, но мне приказано вернуть вам ваш телефон. – Она сунула аппа­рат в руку Евы и внезапно обняла ее.
– Сохраняйте достоинство, полицейский Пибоди.
– О'кей. Но позже мы, надеюсь, сможем отпраздно­вать это событие и выпить как следует?
Ева задумчиво поджала губы.
– На вечер у меня есть планы, – сказала она, вспоми­ная ухмылку Рорка. – Но завтрашний день вроде бы сво­боден.
– Заметано. Фини просил передать, что для полного завершения дела нужно еще несколько деталей. Междуна­родные связи, вашингтонский аспект, полный перечень соучастников в Центре Дрейка, данные из Чикаго.
– Это потребует времени, но мы справимся. Что с Вандерхавеном?
– Он все еще в бегах. Зато Уэйверли уже доставили из центра здоровья, и его можно допросить в любое время, кстати, он уже назвал несколько имен, надеясь на снисхождение. Мы думаем, что он сообщит нам, где прячется Вандерхавен. Фини считает, что ты сама захочешь с ним побеседовать.
– Он считает правильно. Пошли, Пибоди, надерем ему задницу!
– Это предложение мне нравится, сэр.

загрузка...

Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй смерти - Робертс Нора



класная захватывающая книга рекомендую всем
Поцелуй смерти - Робертс Нораира
24.11.2010, 22.19





Интересная! Но всё бы ничего, если бы был правильный перевод! КадуЦей, а не кадуКей!
Поцелуй смерти - Робертс НораВера
19.02.2016, 18.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100