Читать онлайн Поцелуй смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.96 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Поцелуй смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 18

Не было никакого смысла притворяться, что она хочет отдохнуть, и удаляться в спальню, чтобы потом тайком пробраться к компьютеру и немного поработать. Прежде чем Ева успела сообщить Рорку о своих намерениях, он распорядился подать ужин к нему в кабинет.
– Лучше воспользоваться моим компьютером, – объ­яснил Рорк. – Он более надежен и более тщательно за­маскирован. Ведь для тебя это важно, не так ли?
– Да. Прежде всего я хочу связаться с Фини, – сказа­ла Ева, когда они поднимались наверх. – Сообщить ему содержание моего разговора с Макреем.
– Пока ты этим занимаешься, я введу диск, который он дал тебе, для быстрой перекрестной ссылки.
– Ты почти не хуже Пибоди!
Остановившись у двери, Рорк крепко поцеловал Еву.
– Этого ты от Пибоди не дождалась бы.
– Дождалась бы, если бы очень захотела, – усмехну­лась Ева. – Но для секса я предпочитаю тебя.
– Рад это слышать. Воспользуйся моим сотовым – его невозможно проследить.
– Всего лишь очередное небольшое нарушение пра­вил, – пробормотала Ева.
– Вот именно. – Рорк сел за пульт и начал работать.
– Фини? Это Даллас. Я вернулась из Чикаго.
– Я как раз собирался с тобой связаться. Мы напали на след значка.
– Когда?
– Только что. Золотой кадукей продали менее часа тому назад у Тиффани – оплата перечислена на счет док­тора Тиа Во. Я, пожалуй, использую Пибоди для сверхурочной работы. Мы немного поболтаем с этим доктором.
– Превосходно! – Больше всего Еве хотелось быть сейчас с ними. – Вы нашли Вандерхавена?
– Он путешествует по Европе, нигде не останавлива­ясь. По-моему, он просто бегает от нас.
– Вечно бегать ему не удастся. Я сейчас собираюсь изучить данные, полученные в Чикаго. Потом попробую разузнать еще что-нибудь о Тиа Во. Если наткнусь на что-то интересное, передам Пибоди по личному телефону.
– Мы сообщим тебе, когда закончим.
– Желаю удачи.
Несколько секунд Ева молча смотрела на черный эк­ран, потом отодвинулась от пульта.
– Черт возьми! – Она стиснула кулаки и огрызнулась, когда в кабинет вошел Соммерсет с подносом. – Ведь смысл состоит в том, чтобы раскрыть дело, а не защелкивать на нем замки! Почему же у нас все так засекречено? Чтобы получить доступ к информации, я должна написать сотню бумаг!
– Согласен, – отозвался Рорк. – Это глупо. Я терпеть не могу бюрократию – борюсь с ней всеми известными мне способами.
Дождавшись, когда Соммерсет невозмутимо удалится, Ева взяла с подноса тарелку и со стуком поставила ее на стол.
– И вообще, какого черта я должна надрывать себе задницу? Возиться с оборудованием, которое не годится даже в качестве сырья для переработки, играть в полити­ку, выполнять приказы, находиться под контролем восем­надцать часов в сутки и в результате получать плевки в лицо? Нет, хватит! Как только все закончится, я пошлю их всех к черту и потребую с тебя максимальное жалованье за усовершенствование твоей службы безопасности.
– И правильно, давно пора. А пока выпей вина.
Ева взяла бокал, небрежно отхлебнула вина стоимос­тью шестьсот долларов за бутылку, словно пила воду из-под крана, и продолжала негодовать:
– Не нужны мне их вонючие правила и процедуры! Почему я должна проводить жизнь по колено в крови и дерьме? Там еще осталось? – осведомилась она, протяги­вая пустой бокал.
«Если она решила напиться, – подумал Рорк, – едва ли можно ее порицать. Но беда была в том, что наутро она наверняка порицала бы себя сама».
– Почему бы тебе немного не закусить?
– Я не голодна!
Ева резко повернулась. В ее глазах появился опасный блеск. Подбежав к Рорку, она неожиданно запустила руку в его волосы и впилась ему в губы.
– А по-моему, ты достаточно проголодалась, – про­бормотал Рорк, слегка отодвинув Еву от себя. – Поедим позже.
Он нажал кнопку, и кровать успела выскользнуть из стены за несколько секунд до того, как они упали на нее.
– Нет, не так. – Ева напряглась, когда его губы коснулись ее шеи, и вонзила зубы ему в плечо, прокусив ру­башку. – Вот так!
Горячая волна страсти охватила Рорка. Стиснув запяс­тья Евы, он резким движением завел ей руки за голову и прижался губами к ее губам, жадно впитывая каждый вздох.
– Отпусти мои руки!..
– Подожди. – Свободной рукой Рорк начал расстеги­вать рубашку Евы. – Если боишься, скажи, чтобы я оста­новился. – Он властно сжал ее грудь.
– Я не боюсь тебя, – прошептала она, дрожа всем телом. – Я хочу тебя потрогать.
– Подожди, – повторил Рорк. Опустив голову, он коснулся языком ее соска и расстегнул ей джинсы. – Я хочу, чтобы ты извивалась… – Рорк осторожно укусил грудь Евы, чувствуя бешеный стук ее сердца, – …а потом кричала.
Еве казалось, что внутри у нее бушует пламя. Каждое прикосновение Рорка, ощущение его кожи доводило её до исступления. Снова и снова она повторяла его имя, жадно вцепляясь ему в волосы, царапая плечи.
С каждым рывком Рорк проникал в нее все глубже, его ласки становились все более яростными. Тело Евы блесте­ло от пота, голова откинулась назад.
– Теперь кричи! – выдохнул Рорк, полностью отдава­ясь слепящей, безумной страсти.


Открыв глаза, Рорк увидел следы собственных пальцев на теле Евы, лежащей лицом вниз на скомканных просты­нях. Иногда крутой нрав жены заставлял его забывать, какая нежная у нее кожа.
Когда Рорк попытался накрыть Еву одеялом, она зашевелилась.
– Не надо, я не сплю.
– Почему?
Ева молча пожала плечами и подложила под голову подушку.
Рорк сел рядом и тяжело вздохнул.
– Я чувствую себя последним эгоистом…
Ева посмотрела на него и улыбнулась.
– Потому что забрал себе единственную подушку?
– Ты так романтична, Ева! – Рорк шлепнул ее по заду и встал. – Хочешь, я принесу тебе поесть в постель?
Он подошел к столу, обернулся и поднял брови, уви­дев, что Ева, прищурившись, разглядывает его.
– Хочешь еще?
– Я не думаю о сексе каждый раз, когда смотрю на тебя! – Она пригладила волосы и оглянулась в поисках какой-нибудь одежды. – Кстати, ты не знаешь, где мои штаны?
– Понятия не имею. Тогда о чем же ты думаешь?
– Вообще-то, по правде сказать, о сексе, – отозвалась Ева, приводя в порядок вывернутые наизнанку джинсы. – Но с философской точки зрения.
– Вот как? – Рорк тоже начал одеваться, но ему при­шлось ограничиться брюками, так как Ева уже конфиско­вала его рубашку. – И каково же твое философское мне­ние о сексе?
– Он здорово помогает. – Она быстро натянула джинсы. – Давай поедим!


Ева поедала изумительный стейк с картофелем, одно­временно изучая данные на экране.
– Итак, прежде всего мы установили связи. Кэгни и Френд вместе учились на медицинском факультете в Гар­варде. Вандерхавен и Френд шестнадцать лет назад консультировали в лондонском медцентре, а четыре года назад – в парижском. – Она прожевала кусок говядины и отрезала следующий. – Тиа Во и Френд работали в 1985 году в хирургическом отделении Центра Нордика, с кото­рым Во сотрудничает и теперь. Уэйверли и Френд были членами правления АМА; кроме того, Френд регулярно консультировал в Центре Дрейка, с которым Уэйверли со­трудничает почти десять лет.
– Думаю, ты сможешь обнаружить такой же тип взаи­моотношений и в европейских центрах, – добавил Рорк, наполняя бокалы.
– Я собираюсь поручить это Макнабу. – Ева подума­ла, что холодное сухое вино идеально соответствовало ее настроению. – Что же касается Тиа Во, она дает регуляр­ные консультации в клинике Нордика. В Чикаго Макрей проверял общественный транспорт, чтобы узнать, ездила ли она в Чикаго во время расследуемого им убийства. Он ничего не обнаружил, но это не значит, что ее там не было.
– Я тебя обогнал, – заявил Рорк, заказывая новую серию данных. – То, что нет никаких документов о про­даже на ее имя билетов, действительно ни о чем не говорит. Регистрация не включает многоместные «челноки», которые ежечасно курсируют между двумя городами. Чтобы попасть туда, нужен только кредитный жетон, так что их мы отследить не можем. Но у меня есть график ра­боты доктора Во в Центре Дрейка за тот день. С полудня до четырех она должна была делать обход. Сейчас я запро­сил ее рабочий табель.
– Я не… Фини не сможет воспользоваться этими дан­ными без ордера!
– Зато я смогу. Охрана ее файлов выглядит довольно жалко, пятилетний хакер с игрушечным сканером может ее взломать, – заявил Рорк, искусно обойдя контроль. – О'кей, обход до четырех, консультация в половине пятого. Уход с работы в пять, а в шесть обед с Уэйверли и Кэгни. Фини может проверить, пошла ли она на этот обед, но у Во в любом случае оставалось время. На следующий день у нее не было никакой работы вплоть до лабораторной, консультации с Брэдли Янгом в половине девятого вечера. Что мы знаем о Янге?
– А что бы ты хотел знать?
– Ладно, сейчас запросим все доступные сведения о докторе Брэдли Янге.
Пока компьютер работал, Ева отодвинула тарелку и встала.
– Итак, Во обедала с Кэгни и Уэйверли… Я знаю, что Кэгни пытался убедить Миру замять или бросить это дело. Уэйверли тоже не внушает мне доверия. Возможно, тут за­мешана вся троица. За обедом они могли обсудить план действий, потом один из них летит в Чикаго, выполняет работу и возвращается с образцом, который Во доставляет Янгу в лабораторию.
– Недурная теория. Но чтобы работать дальше, нам нужно найти скрытые файлы.
– Вандерхавен мечется по Европе, чтобы избежать бе­седы с полицией… Сколько же людей в этом замешано? Когда это началось и почему? А главное – какой мотив? Вот где загвоздка! Судя по всему, мы имеем дело не с одним врачом-преступником, а с целой группой, которая связана с Вашингтоном, а может быть, и с нью-йоркским полицейским департаментом. У них есть свои люди и в полиции, и в клиниках. Кто-то передает им информацию. Мне нужно выяснить, кто именно.
– В наши дни человеческие органы ничего не сто­ят, – задумчиво произнес Рорк. – Значит, речь не о при­были, а о власти.
– Какую власть можно приобрести, воруя дефектные органы у бомжей?!
Рорк пожал плечами.
– Иллюзию власти. Я могу – следовательно, я делаю. Если не ради власти, так ради славы.
– Славы? Где же тут слава? Органы больных и умира­ющих абсолютно бесполезны… – Прежде чем Рорк успел ответить, Ева подняла руку и сосредоточенно прищури­лась. – Погоди. А что, если они не бесполезны? Если кто-то изобрел для них какое-то применение? Все данные, ко­торые я изучила, свидетельствуют о том, что серьезно по­врежденные органы реконструировать невозможно. Кроме того, искусственные органы куда дешевле, эффективнее и долговечнее человеческих. С тех пор как Френд разрабо­тал свои имплантанты, крупнейшие медцентры прекрати­ли исследования в этой области. Официально прекратили. Но, может быть, кто-то на этом не успокоился?
– Кто-то всегда ищет более быстрые и дешевые мето­ды, – заметил Рорк. – Тот, кто их находит, получает славу и прибыль.
– Какова твоя ежегодная прибыль от «Новой жизни»?
– Нужно проверить. Одну минуту. – Рорк включил другой компьютер и заказал финансовую информацию. – За вычетом налогов?
– Не знаю. Очевидно.
– Около трех миллиардов в год.
– Миллиардов?! Господи, Рорк, сколько же у тебя денег?
Он весело рассмеялся.
– Побольше трех миллиардов, хотя эта сумма – не мой личный доход. Ведь нужно постоянно подкармливать компанию.
– Ладно, забудь. Это только заставляет меня нервни­чать. – Ева махнула рукой. – О'кей, ты зарабатываешь три миллиарда в год на производстве имплантантов. Раз­работав этот метод, Френд заслужил славу, рекламу в прес­се, фонды и все прочее. Он получил свой кусок пирога…
Она умолкла, задумавшись. Рорк с интересом наблюдал за ней, потягивая вино.
– Потом какой-то человек или группа людей приду­мали новый метод с использованием поврежденных орга­нов. Они нашли или почти нашли способ восстанавливать и вживлять их. Но где брать материал? Собственность клиник использовать невозможно – она тщательно зарегистрирована. Доноры и брокеры стали бы возражать, если бы органы использовались в целях, не указанных в договорах. Пресса подняла бы скандал, а государства могло бы наложить строгие ограничения на подобную де­ятельность. – Ева покачала головой. – Значит, нужно убивать людей ради продолжения экспериментов?.. Нет, такого просто не может быть. Притянуто за уши.
– Отчего же? – возразил Рорк. – Вспомни историю. Имеющие власть всегда использовали в своих целях тех, кто ее не имел. Причем, как правило, уверяли, что делают это для их же пользы. Возможно, ты имеешь дело с группой образованных высококвалифицированных интеллек­туалов, которые решили, что знают, как облагодетельство­вать человечество. По-моему, ничего нет опаснее этого.
– А Бауэрс?
– В благородной войне с болезнями всегда возможны незначительные издержки. Ради высокого жизненного уровня для многих вполне допустимо уничтожение еди­ниц. Это очень распространенная философия.
– Если так, – медленно произнесла Ева, – то ответ в лаборатории. Мне нужно как-то проникнуть в Центр Дрейка.
– Возможно, мне удастся добыть все сведения отсюда.
– Надо попробовать. – Ева снова села. – Давай по­смотрим данные о Янге.
– Типичный маменькин сынок, – заметил Рорк, изу­чая информацию. – Похож на твоего Макнаба, только без его шарма, пристрастия к женщинам и франтоватости.
– В электронном отделе все такие… – Ева взглянула на экран. – Тридцать шесть лет, живет с матерью.
– Классический пример! Преуспевал во всех науках. В средней школе был председателем компьютерного клуба. Руководил электронным кружком и издавал бюлле­тень новостей в Принстонском колледже, который окон­чил в нежном возрасте четырнадцати лет.
– Прямо гений какой-то!
– Похоже. Кстати, среди моих служащих много людей такого типа. Они бесценны – готовы трудиться, не покла­дая рук, во имя новых открытий. Думаю, Мира определила бы его, как социально заторможенного, высокоинтеллек­туального интроверта с сексуальными фобиями, достаточ­но высокомерного, но с наследственной предрасположен­ностью выполнять указания начальников, даже если он считает их ниже себя.
– Особенно, если начальники – женщины. Он живет с матерью и работает под руководством Во. В Центре Дрейка пробыл восемь лет, возглавляя лабораторию по исследованию органов. Но Янг – не хирург, – задумчиво добавила Ева. – Лабораторная крыса.
– По-видимому, он плохо контактирует с людьми. Ему комфортнее среди аппаратов и образцов.
– Давай посмотрим, где он находился во время всех убийств.
– Для этого я должен посмотреть его графики. Дай мне минуту. – Рорк начал работать и нахмурился. – Янг больше заботится о компьютерной охране, чем доктор Во. Нужно пройти несколько слоев. – Он выдви­нул клавиатуру и стал действовать вручную. – Интерес­но… Столько прикрытий для рабочего графика! – Рорк нахмурился, глядя на то, что казалось Еве набором бес­смысленных символов. – Умный мальчик. Использовал самоотключающееся устройство.
– И ты не можешь с ним справиться?
– Попробую, но это сложно.
Ева склонила голову набок.
– Ну, если ты позволишь какому-то маменькиному сынку обойти тебя, мне придется искать другого партнера!
Рорк, прищурившись, откинулся на спинку вращаю­щегося кресла. Еве казалось, что он выглядит необычайно сексуально, сидя за пультом голым до пояса.
– Перестань дышать мне в затылок и приготовь кофе. Мне понадобится время.
Фыркнув, Ева направилась к кофеварке. Рорк, расправив плечи, продолжил войну с клавиатурой.


Ева выпила две чашки, а кофе Рорка оставался нетронутым и успел остыть. Ругательства, которые он бормотал себе под нос, становились все более изощренными и, как не преминула заметить Ева, более ирландскими.
– Чертов педик, как же он это проделал? – Рорк ис­пользовал новую комбинацию клавиш. – Ах ты, парши­вый ублюдок, снова ловушка! Ну ничего, сейчас я с тобой справлюсь… Черт! – Он откинулся назад, рыча на монитор.
Ева открыла рот, но тут же закрыла его и взяла очеред­ную чашку кофе. Не так уж часто ей приходилось видеть Рорка, вышедшим из себя. Подойдя к телефону, она по­звонила Луизе. Трубку долго не брали, наконец раздалось невнятное:
– Доктор Диматто.
– Это Даллас. У меня есть для вас работа.
– Вы знаете, сколько сейчас времени?
– Нет. Мне нужно проверить содержание файлов ос­новных систем вашей клиники – главным образом заре­гистрированные переговоры с медцентрами из списка. Вы слушаете?
– Я ненавижу вас, Даллас!
– Отлично. Диктую: Центр Дрейка, клиника Нордика в Чикаго…
Голос Луизы стал более четким:
– У меня был двойной рабочий день – я делала объезд в фургоне. А завтра я работаю в утреннюю смену. Так что не сердитесь, если я пошлю вас к черту.
– Не кладите трубку. Мне срочно нужны эти данные.
– Насколько мне известно, вас отстранили от рассле­дования. Одно дело – сотрудничать с копом и совсем дру­гое – передавать конфиденциальные данные гражданско­му лицу.
Слова «гражданское лицо» резанули Еву куда больнее, чем она ожидала.
– Убитые не воскресли оттого, что у меня отобрали значок?
– Если новый следователь обратится ко мне за помо­щью, я буду сотрудничать с ним – но только в рамках за­кона. Если же я сделаю то, что вы хотите, и меня поймают, то я могу потерять работу.
Ева сжала кулаки, стараясь не поддаваться чувству ра­зочарования.
– Ваша клиника все равно никуда не годится, – ска­зала она. – Сколько нужно денег, чтобы поднять ее на уровень двадцать первого века?
– Минимум полмиллиона, и мы раздобудем их, когда сможем покончить с ограничениями моего трастового фонда. Поэтому повторяю: убирайтесь к черту.
– Подождите одну минуту, ладно? – Ева отключила звук и повернулась к мужу. – Рорк! – В ответ раздалось раздраженное ворчание, но она не обратила на это внима­ния. – Мне нужно полмиллиона на подкуп.
– Ну так возьми их со своего счета и не приставай ко мне, пока я не доберусь до этого ублюдка.
– С моего счета? – шепотом переспросила Ева и бы­стро повернулась к телефону, опасаясь, что Луиза отключит связь. – Я переведу вам полмиллиона, куда вы захоти­те, как только получу нужные мне данные.
– Прошу прощения?..
– Если вам нужны деньги для клиники, вы добудете для меня информацию.
Луиза ничего не ответила, и Ева, восприняв ее молча­ние как знак согласия, поспешно продиктовала ей список центров здоровья.
– Если вы водите меня за нос…
– Я не лгу. Соберите данные – только осторожно – и передайте их мне. Потом условимся о переводе денег. Ну как, договорились?
– Черт возьми, вы играете по-крупному. Я свяжусь с вами, когда получу информацию. Вы только что спасли сотни жизней, Даллас.
– Спасать жизни – ваша работа. Я спасаю мертвых.
Ева положила трубку в тот момент, когда Рорк вос­кликнул:
– Есть! – Он пошевелил затекшими пальцами, взял свой кофе и сделал глоток. – Господи, ты хочешь меня отравить?
– Я подала тебе кофе час назад. Кстати, что ты имел в виду, говоря о моем счете?
– О счете? А-а! – Рорк расправил плечи и взял другую чашку. – Неужели ты никогда не проверяешь собствен­ные финансы?
– Мои финансы – это жалованье копа. После Рожде­ства у меня на счету осталось около двухсот долларов.
– Должно быть, это твой профессиональный счет, куда ты автоматически переводишь свое жалованье. А я говорил о личном.
– У меня только один счет.
Рорк потягивал кофе, вертя онемевшей шеей.
– Нет, у тебя два счета, считая тот, который я открыл для тебя прошлым летом. Так ты хочешь взглянуть на гра­фик Янга?
– Погоди! – Ева хлопнула рукой по его голой гру­ди. – Ты открыл для меня счет? За каким чертом?
– Потому что мы поженились. Это казалось вполне логичным.
– И какая же сумма показалась тебе вполне логичной?
Рорк с опаской покосился на Еву, зная ее характер и, по его мнению, чрезмерное чувство гордости.
– Если мне не изменяет память, на счету было пять миллионов, хотя сумма, несомненно, возросла, благодаря процентам и дивидендам.
– Ты… ты спятил! – Рорк ожидал удара кулаком, но Ева вместо этого ткнула его пальцем в грудь.
– Господи, как мне повезло, что ты не делаешь мани­кюр!
– Пять миллионов долларов! – Она воздела руки к потолку. – Зачем они мне? Я не нуждаюсь в твоих день­гах, Рорк!
– Ты только что просила у меня полмиллиона, – на­помнил он с очаровательной улыбкой. – О'кей, выби­рай – супружеская ссора или расследование убийства.
Ева закрыла глаза, напоминая себе о приоритетах.
– Мы поговорим об этом позже, – предупредила она его.
– Буду ждать с нетерпением. А сейчас тебя, может быть, заинтересует, что наш маменькин сынок посещал определенные города в определенные дни?
– Что?.. – Ева уставилась на экран. – Боже мой! Чи­каго, Париж, Лондон… Ну, когда я доберусь до этого су­кина сына, то поджарю его задницу и… – Она умолкла, чувствуя, как руки Рорка опустились на ее плечи. – Глупо. Я совсем забыла…
– Не надо. – Он поцеловал ее в макушку.
– Нет-нет, со мной все о'кей. Надо только придумать, как передать эти данные Фини, чтобы не скомпрометиро­вать его и не помешать расследованию. Мы можем скопировать их на диск и переслать его по почте на адрес депар­тамента. Тогда это будет задокументировано, и Фини со­шлется на анонимное предупреждение, чтобы изъять все рабочие графики Янга и вызвать его на допрос. Это займет почти целый день, но не поставит Фини в неловкое поло­жение.
– Тогда так и поступим. Не нервничай, скоро со всем этим будет покончено.
– Да, – отозвалась Ева и мысленно добавила: «Не только с расследованием, но, вероятно, и с моим знач­ком…»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй смерти - Робертс Нора



класная захватывающая книга рекомендую всем
Поцелуй смерти - Робертс Нораира
24.11.2010, 22.19





Интересная! Но всё бы ничего, если бы был правильный перевод! КадуЦей, а не кадуКей!
Поцелуй смерти - Робертс НораВера
19.02.2016, 18.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100