Читать онлайн Поцелуй смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.96 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Поцелуй смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

Солнце уже клонилось к западу, нависая над щерба­тым чикагским горизонтом. Ева видела его последние от­блески на поверхности озера.
Должна ли она помнить озеро?
Действительно ли она родилась в Чикаго или же толь­ко провела несколько ночей в холодной комнате с разби­тым окном? Что бы она почувствовала, если бы вновь очу­тилась в этой комнате? Какие видения возникли бы перед ней? Хватило бы ей смелости выдержать их?
– Теперь ты не ребенок. – Рорк взял ее за руку, когда самолет начал плавно снижаться и впереди показалась взлетная площадка. – Ты уже не одна и не беспомощна.
Ева изо всех сил старалась дышать ровно.
– Не всегда приятно сознавать, что ты в состоянии читать мои мысли.
– Надо сказать, читать их тоже не всегда приятно. Особенно когда ты волнуешься и пытаешься скрыть это от меня.
– Я ничего не пытаюсь скрыть. Я стараюсь с этим справиться. – Ева отвернулась от окошка, так как при спус­ке у нее всегда кружилась голова. – Я приехала сюда не из-за какой-то личной причуды, Рорк, а для сбора данных по расследуемому делу. Это сейчас самое важное.
– Однако это не мешает тебе волноваться.
– Да. – Ева посмотрела на их соединенные руки. Ка­залось бы, ее и Рорка должно разделять очень многое. Но она ни разу этого не почувствовала. – Когда прошлой осенью ты побывал в Ирландии, то тоже столкнулся с лич­ными проблемами и воспоминаниями. Тем не менее, ты не позволил им препятствовать твоим делам.
– Я слишком хорошо помню мое прошлое. С призра­ками легче бороться, когда знаешь, как они выглядят. – Он поднес к губам ее пальцы. – Кстати, ты никогда не спрашивала меня, куда я ходил в тот день.
– Нет, потому что ты вернулся бодрым – и спокой­ным.
– Выходит, ты тоже умеешь читать мои мысли. Я хо­дил туда, где провел детство, в тот переулок, где моего отца нашли мертвым, и некоторые думали, что это я вса­дил в него нож. Признаться, меня всю жизнь преследовало сожаление, что его прикончил кто-то другой.
– Об этом не стоит сожалеть, – тихо произнесла Ева, когда самолет коснулся земли.
– Тут мы с вами расходимся во мнениях, лейтенант. – Его мелодичный ирландский голос звучал холодно и отчужденно. – Я стоял в этом зловонном переулке, вдыхая запахи моего детства, и чувствовал, что все это по-преж­нему у меня в крови и останется там навсегда. Но… – Голос Рорка вновь потеплел, как виски от пламени свечей. – Я стал другим, и главным образом благодаря тебе. То, что ты сделала для меня, Ева, не мог сделать никто. – Он снова улыбнулся, увидев удивление в ее глазах. – Поэтому, стоя в переулке, где отец столько раз избивал меня и валялся пьяный, пока однажды не свалился замертво, я понял, что он, в конце концов, проиграл, так как все, что со мной происходило, в итоге привело меня к тебе. – Рорк отстегнул ремни безопасности – свой и Евы. – Когда я шел назад под дождем, то знал, что иду к тебе. И ты тоже должна знать, что, когда бы ты ни решилась заглянуть себе в душу, что бы ты там ни нашла и куда бы от этого ни по­бежала, я буду там.
Эмоции переполняли Еву, угрожая вырваться наружу.
– Не знаю, как мне удавалось прожить хотя бы день без тебя!
Теперь пришла его очередь удивляться.
– Ты всегда находишь нужные слова. Ну как, успоко­илась?
– Да. И надолго.
Так как власть и деньги везде прокладывают дорогу, они за несколько минут прошли через битком набитый терминал и вышли на стоянку, где их уже ожидал автомо­биль.
Ева бросила взгляд на торпедообразную серебристую машину с обтекаемой двухместной кабиной и недовольно нахмурилась.
– Ты не мог приготовить что-нибудь, менее бросаю­щееся в глаза?
– Не вижу, почему мы должны причинять себе неудобство. Кроме того, – добавил Рорк, когда они сели в машину, – эта штука мчится, как ракета.
С этими словами он нажал на акселератор, и машина рванулась вперед.
– Боже мой! Уменьши скорость, псих! – закричала Ева. – Полиция аэропорта схватит тебя за задницу у пер­вых же ворот.
– Для этого им сначала придется меня остановить, – усмехнулся Рорк, даже не подумав притормозить. – Мо­жешь открыть глаза, дорогая. Мы выбрались из аэропорта.
– Почему ты это вытворяешь? – сердито спросила Ева, чувствуя жуткую пустоту в животе.
– Потому что это забавно. А почему бы тебе не сооб­щить адрес отставного копа, с которым ты хочешь погово­рить, чтобы мы выбрали наилучший маршрут?
Ева открыла один глаз и увидела, что машина мчится по шоссе. Все еще хмурясь, она начала искать клавиатуру встроенного компьютера.
– Он управляется голосом. Просто нажми кнопку и назови ему адрес.
– Знаю, – огрызнулась Ева. – Я просто осматрива­юсь, чтобы запомнить как следует штуковину, в которой мы разобьемся насмерть.
– «Старгрейзер – 5000Х». Снабжен полным набором систем безопасности и жизнеобеспечения, – отозвался Рорк. – Я сам помогал его проектировать.
– Оно и видно.
Ева нажала кнопку.
«Компьютер включен. Чем я могу вам помочь?»
Так как это был тот же хрипловатый женский голос, который Рорк вставил в свой домашний компьютер, Ева сочла нужным сердито посмотреть на него.
– Чей это голос, черт возьми?
– Неужели не узнала?
– А я должна была узнать?
– Конечно, дорогая. Ведь это твой голос – после секса.
– Что за чушь!
Рорк самодовольно усмехнулся.
– Лучше дайте указания, лейтенант, пока мы не очу­тились в Мичигане.
– Это не мой голос, – проворчала Ева и назвала ад­рес.
На небольшом экране появилась голографическая кар­та, на которой мерцал красным цветом кратчайший ма­ршрут.
– Правда, удобно? – осведомился Рорк. – Нам сюда.
Внезапный резкий поворот при скорости девяносто миль в час заставил Еву подпрыгнуть на сиденье. «Ну, он у меня попляшет! – пообещала себе Ева, сердито косясь на Рорка. – Если только мы до этого доживем…»


Уилсон Макрей жил довольно далеко от центра, в одном из целого ряда маленьких белых домиков с крошеч­ными лужайками. Подъездные аллеи были глянцево-чер­ными, а трава хотя и пожухла, была аккуратно подстриже­на. По бокам прямой, как линейка, дороги росли молодые клены, посаженные на строго определенном расстоянии друг от друга.
– Пейзаж как в фильме ужасов, – заметила Ева.
– Ты слишком городской человек, дорогая.
– Не в том дело. Помнишь фильм про вторжение инопланетян, которые… как это называется… зомбировали людей? В результате все люди одинаково одевались и делали одно и то же в определенное время дня. – Ее взгляд с подозрением скользил по пролетающему за ок­ном пейзажу. – Эти дома похожи на ульи. Ждешь, что вот-вот все двери откроются в один и тот же момент и от­туда выйдут одинаковые люди, шагая нога в ногу.
Рорк с усмешкой посмотрел на нее.
– Ты меня пугаешь.
Он затормозил у нужного дома, и Ева, смеясь, выбра­лась из машины.
– Жуткое местечко! Держу пари, когда тебя зомбируют, ты этого даже не заметишь.
– Возможно. Так что лучше иди первая.
Ева улыбнулась, но на всякий случай взяла Рорка за руку, двинувшись по абсолютно прямой дорожке к белой двери.
– Я изучила его биографию. Ничего особенного. Женат восемь лет, один ребенок, и скоро появится второй. Дом им вполне по карману. Я не обнаружила никаких признаков того, что он внезапно получил крупную сумму.
– То есть ты имеешь в виду, что с ним все в порядке?
– Надеюсь, что да. И что он захочет мне помочь. У ме­ня ведь нет никаких официальных полномочий, – доба­вила она. – Макрей не обязан со мной разговаривать. Я даже не могу использовать поддержку местных копов.
– Тогда попробуй использовать свой шарм.
– Шарм – это по твоей части.
– Согласен. И все-таки попробуй.
– Вот так? – Ева ослепительно улыбнулась.
– Ты снова меня пугаешь!
Ева пожала плечами и, поднявшись на крыльцо, по­звонила в дверь. Услышав трижды прозвучавший веселый мотив, она закатила глаза.
– Я бы скорее покончила с собой, чем поселилась в таком месте! Бьюсь об заклад, что у них в доме все тща­тельно подобрано по цвету, а на кухне стоят фигурки коров…
– Ставлю пятьдесят долларов, что это кошки.
– Пари принято. Уверена, что там коровы, поскольку они выглядят еще глупее. – Ева снова постаралась улыб­нуться, когда им открыла хорошенькая женщина явно на последнем месяце беременности.
– Здравствуйте. Я могу вам чем-нибудь помочь?
– Надеюсь, что да. Мы бы хотели поговорить с Уилсоном Макреем.
– Он в мастерской. А в чем, собственно, дело?
– Мы приехали из Нью-Йорка. – Глядя в любопытные карие глаза, Ева толком не знала, с чего начать. – Это по поводу одного из дел, которые вел ваш муж, прежде чем выйти в отставку.
– О! – Взгляд женщины сразу помрачнел. – Так вы копы? Входите. Уилл так редко видится с коллегами… Ду­маю, ему их очень не хватает. Подождите, пожалуйста, в гостиной? Я приведу его.
– Она даже не спросила удостоверения. – Ева пока­чала головой, бродя по гостиной. – Жена копа – и впускает в дом посторонних. Что за люди?!
– Их следовало бы расстрелять за доверчивость.
Ева покосилась на мужа.
– И это говорит человек, который так оборудовал свой дом, что туда не проникнут даже инопланетяне!
– Ты сегодня прямо зациклилась на инопланетянах.
– Это из-за здешней обстановки. – Ева беспокойно повела плечами. – Разве я не говорила? Все в точности подходит друг другу по цвету. – Она указала на бело-голу­бые диван и кресло, белые занавески и голубой ковер.
– Полагаю, для некоторых это создает ощущение ком­форта. – Склонив голову набок, Рорк внимательно по­смотрел на Еву. Ей давно уже было необходимо побывать у парикмахера и обзавестись новыми ботинками, но он знал, что она даже не думает об этом. Высокая и худоща­вая, Ева выглядела слегка угрожающе, меряя аккуратную комнату нервными шагами. – Хотя ты, конечно, сошла бы здесь с ума.
– Наверняка. – Ева остановилась рядом с ним. – А ты?
– Я бы сбежал отсюда через два часа. – Рорк коснулся ее подбородка. – Но только с тобой, дорогая.
Она усмехнулась.
– Значит, мы друг другу подходим. Хотя я и раньше в этом не сомневалась.
Ева повернулась, услышав голоса. Впрочем, ей неза­чем было смотреть на Уилсона Макрея, чтобы понять, что он отнюдь не жаждет чьей-либо компании. Макрей вошел вместе с внезапно поблекшей женой, недовольно хмурясь и настороженно глядя на незваных гостей, словно ожидая нападения.
«Коп с головы до пят», – сразу подумала Ева. В нем было около шести футов роста. Светло-каштановые воло­сы были коротко острижены, карие глаза на квадратном скуластом лице оставались холодными.
– Моя жена сказала, что вы из полиции, но не назвала ваши имена.
– Ева Даллас. – Она не стала протягивать руку. – А это Рорк.
– Рорк? – воскликнула миссис Макрей, покраснев до корней волос. – То-то ваше лицо показалось мне знако­мым! Я видела вас по телевизору много раз. Пожалуйста, садитесь.
– Карен! – Одним словом муж заставил ее умолк­нуть. – Вы коп? – осведомился он у Рорка.
– Нет. – Рорк положил руку на плечо Еве. – Коп – она.
– Мы из Нью-Йорка, – продолжала Ева. – Мне при­дется отнять у вас немного времени. Дело, над которым я работала, пересекается с тем, над которым работали вы, прежде чем ушли в отставку.
– «Ушли» – это не совсем точно. – В его голосе по­слышались нотки гнева. – Меня ушли.
Ева посмотрела ему в глаза.
– Кое-кто недавно хотел отправить на покой и меня. Любым способом – вплоть до… В общем, по состоянию здоровья.
Глаза Макрея блеснули, а рот плотно сжался. Прежде чем он успел заговорить, Рорк шагнул вперед и очарова­тельно улыбнулся Карен.
– Не могли бы вы приготовить нам кофе, миссис Макрей? Мы с женой приехали прямо из аэропорта.
– О, конечно! Простите. – Ее руки, покоившиеся на животе, взметнулись вверх. – Сейчас приготовлю.
– Почему бы мне не помочь вам? – С улыбкой, кото­рая могла растопить женское сердце на расстоянии пятидесяти шагов, он мягко коснулся ее спины. – Дадим нашим супругам поболтать. У вас чудесный дом.
– Благодарю вас. Мы с Уиллом так давно мечтали о собственном доме…
Пока их голоса не затихли, Уилл не сводил глаз с Евы.
– Я не собираюсь вам помогать! – наконец заявил он.
– Но вы ведь еще не знаете, что мне нужно. Я не могу показать вам мой значок, Макрей, потому что его отобра­ли у меня несколько дней назад. – Ева заметила, что в его глазах мелькнул интерес. – Они нашли способ отстранить меня от дела, поэтому мне кажется, что я подобралась до­статочно близко к разгадке. Или же им просто не понра­вилось мое усердие. Насколько я понимаю, они также нашли способ отстранить вас и передать дело этому болва­ну Кимики.
Уилл фыркнул.
– Кимики не в состоянии с личными-то делами разобраться…
– Да, я так и поняла. Я хороший коп, Макрей, но на сей раз они ошиблись, передав мое дело другому хороше­му копу. В Нью-Йорке обнаружены три трупа с изъятыми органами, а у вас – один. Еще по одному найдены в Па­риже и Лондоне. Мы продолжаем разыскивать аналогич­ные преступления.
Некоторое время Макрей молчал, потом покачал голо­вой.
– Я не могу помочь вам, Даллас.
– Чем они вас запугали?
– У меня есть семья! – свирепым шепотом отозвался Макрей. – Беременная жена и пятилетний сын. С ними ничего не должно случиться. Понятно?
– Да. – Ей также было понятно, что гнев и возмуще­ние бессильны против страха, особенно если это страх не за самого себя. – Но никто не знает, что я здесь, и не уз­нает никогда. Я приехала по собственной инициативе.
Уилл подошел к окну и разгладил белую занавеску.
– У вас есть дети?
– Нет.
– Мой сын сейчас у тещи и пробудет там несколько дней: Карен вот-вот должна родить. – Он кивнул в сторо­ну фотографии на столе. – Красивый мальчик, верно?
Ева подошла к столу, взяла фотографию и вгляделась в улыбающееся лицо. Большие карие глаза, светлые волосы, ямочки на щеках… Дети всегда казались ей похожими друг на друга – невинными, но в то же время хитрыми, а глав­ное, непостижимыми. Однако она знала, какого ответа от нее ожидают.
– Очень красивый.
– Мне сказали, что до него доберутся в первую оче­редь.
Пальцы Евы стиснули рамку. Она осторожно постави­ла фотографию на стол.
– Значит, они контактировали с вами?
– Позвонили по телефону. – Он повернулся к Еве. – Я ответил, что буду продолжать делать свою работу и чтобы они убирались к дьяволу. Тогда мне объяснили, что произойдет с моей семьей – моим сыном, моей женой и ребенком, которого она носит, Я испугался, но решил, что отправлю их куда-нибудь, а сам завершу расследование и доберусь до этих ублюдков. Потом мне по почте стали приходить открытки – фотографии Карен и маленького Уилла в игрушечном магазине, на рывке, во дворе дома моей матери, к которой я их отослал. А на одной из них какой-то ублюдок держал Уилла на руках! – Его голос за­дрожал от ярости. – На обороте было написано, что в сле­дующий раз у него вырвут сердце. Ему всего пять лет… – Он сел, закрыв лицо руками. – Иногда значок – не самое главное.
Теперь Ева понимала, что любовь может быть и источ­ником страха.
– Вы сообщили об этом вашему боссу?
– Я никому не сообщил. Это грызет меня уже не­сколько месяцев. – Макрей запустил пальцы в коротко остриженные волосы. – По ночам я работаю охранником, а полдня провожу в этой идиотской мастерской, делая скворечники. Я здесь сойду с ума!
Ева села рядом с ним.
– Так помогите мне упрятать их туда, где они не смо­гут повредить вашей семье.
– Я больше не смогу вернуться на работу. Не смогу носить значок. – Он опустил голову. – И я не знаю, на­сколько длинные у них руки.
– Ничего из того, что вы мне сообщите, не попадет ни в официальный, ни в неофициальный рапорт. Расскажите мне, на какой стадии находилось ваше расследование, когда начались угрозы?
– Сперва я занялся черным рынком, но это никуда не привело. Потом покопался в прошлом жертвы, но не об­наружил ничего, указывающего на личную месть. Мне все время не давало покоя то, как аккуратно это было проде­лано.
– Да, аккуратно и очень профессионально.
– В нескольких кварталах от места преступления есть бесплатная клиника. Жертва посещала ее неоднократно. Я побеседовал с врачами, проверил их. Версия также вы­глядела тупиковой, но я чувствовал, что здесь что-то есть. – Он оживился, глаза заблестели. – Тогда я начал проверять другие медцентры, расспрашивать хирургов. Когда я добрался до клиники Нордика, меня вызвал босс и сказал, что этот олух Уэйлен поднял шум и требует, чтобы мы проявляли должное уважение к медицинскому сообществу.
– Уэйлен… Он и мне ставил палки в колеса.
– Карен у меня интересуется политикой, и Уэйлен никогда не вызывал у нее симпатий. – Макрей впервые ус­мехнулся, и его лицо внезапно стало моложе. – Но мне казалось, что дело тут не только в том, что у Уэйлена есть родственники в АМА. Я как раз начал это выяснять, когда меня подстерегли в темном переулке, сбили с ног и при­ставили к горлу револьвер… – Он со вздохом поднялся и стал ходить по комнате. – Я собирался подать боссу рапорт и обо всем сообщить, но в следующее мое дежурство майор вызвал меня и сказал, что по поводу моего рассле­дования продолжают поступать жалобы. Начальство не только не оказало мне поддержки, но предупредило меня, чтобы я вел себя поделикатнее и не беспокоил богатых влиятельных людей. Тогда я решил отправить мою семью подальше и продолжать работу. Но, получив фотографии, я сдался. И если бы меня снова поставили перед подоб­ным выбором, я поступил бы так же.
– Я не собираюсь упрекать вас за это, Уилл. По-моему, вы сделали все, что могли.
– У вас отобрали значок… – Его голос дрогнул. – А я отдал его сам.
«Его нужно взбодрить», – подумала Ева и заставила себя улыбнуться.
– Просто нас обоих трахнули разными способами.
– Что верно, то верно.
– Передайте мне все ваши данные, и, может быть, нам удастся вернуть свои значки. Вы копировали ваши файлы?
– Нет. Но я многое помню. Ведь я месяцами провора­чивал в голове все детали и кое-что записывал для себя. – Он бросил взгляд через плечо, услышав голос жены. – Карен ничего об этом не знает. Я не хочу ее расстраивать.
– Назовите мне имя какого-нибудь человека, которо­го вы упрятали в тюрьму и который недавно вышел на свободу, – попросила Ева, понизив голос.
– Друри. Саймон Друри.
– Значит, я здесь по поводу Саймона Друри.
Ева оглянулась и подняла брови при виде Рорка, несу­щего поднос с кофейником, чашками и печеньем. Через несколько секунд она едва не выругалась, заметив кув­шинчик со сливками в форме белого котенка.
Рорк никогда не проигрывает пари!
– Выглядит потрясающе. – Ева взяла печенье, удив­ляясь про себя, как Карен может передвигаться с таким животом.
Заметив ее взгляд, Карен улыбнулась.
– Я рожаю сегодня.
Ева поперхнулась печеньем. Даже если бы Карен на­правила на нее револьвер, она не ощутила бы такой паники.
– Сегодня?!
– Ну, не сразу. – Рассмеявшись, Карен с благодарностью посмотрела на Рорка, который подал ей чай. Ева отметила про себя, что они, очевидно, отлично поладили друг с другом среди печенья и кошек. – Но вряд ли моя дочка захочет долго ждать.
– Наверно, вы будете рады… когда все это кончится?
– Мне не терпится взять ее на руки. Но я люблю быть беременной.
– Почему?
При виде недоуменного лица Евы Карен снова засмея­лась и с нежностью посмотрела на мужа.
– Потому что это чудо!
Исчерпав тему беременности, Ева повернулась к Уиллу.
– Не будем больше отнимать у вас время. Спасибо за помощь. Буду вам признательна, если вы предоставите мне ваши старые записи по поводу дела Друри.
– Сейчас я их найду. – Он встал и, проходя мимо жены, ободряюще погладил ее по животу.


По просьбе Евы Рорк выехал за город и без всякой цели колесил по дорогам, пока она пересказывала ему свой разговор с Уилсоном Макреем.
– Ты осуждаешь его?
Ева покачала головой.
– У каждого есть своя ахиллесова пята. Они пронюха­ли, где она у Макрея, и использовали это на всю катушку. У него ребенок и жена, которая вот-вот родит второго. Они знали, куда метить.
– Карен – учительница. – Рорк мчался по автостра­де, ни разу не снизив скорость. – Последние полгода она вела уроки в редакции учебных программ на телевидении и планирует продолжать это еще год или два. Но ей не хва­тает личного контакта с учениками. Она славная женщина и очень беспокоится за мужа.
– Что ей известно?
– Не все, но, думаю, больше, чем ему кажется. Он вернется на службу, когда ты раскроешь дело?
Ева отметила про себя, что он сказал не «если», а «ког­да». Приятно, что кто-то так верит в нее – верит куда больше, чем она сама…
– Боюсь, что Макрей не вернется, – вздохнула Ева. – Он никогда не сможет забыть, что сам отдал значок. Иногда невозможно вернуть все… – Она закрыла глаза. – Поезжай в город. Посмотрим, смогу ли я что-то вспом­нить.
– Незачем брать на себя слишком много, Ева.
– Я хочу избавиться от этого, Рорк. Я должна посмот­реть.
Они ехали по Чикаго, и Ева не могла подобрать ему другого определения, кроме как «город контрастов», пусть это и звучало банально. Шикарные рестораны, клубы, отели и магазины в тех районах, куда власти хотят при­влечь туристов с их деньгами, – и грязные притоны и за­бегаловки там, где собираются только обреченные на бед­ность…
Рорк вел свой сверкающий серебром автомобиль по узким улочкам, где тусклые огни обещали сомнительные развлечения. Проститутки ежились по углам, надеясь, что очередной клиент на время избавит их от пронизывающе­го ветра. Наркодилеры шныряли взад-вперед, готовые сбыть товар по сниженной цене, поскольку лишь отчаян­ные наркоманы рисковали выходить в такой холод. Бомжи ютились в своих импровизированных лачугах, со­гревались пивом и ждали утра.
– Останови здесь, – сказала Ева, бросив взгляд на выщербленную кирпичную стену, покрытую граффити. Окна нижнего этажа были зарешечены и закрыты деревянными ставнями. Надпись, мерцающая бледно-голубы­ми лампами, извещала, что здесь находится отель «Саут-Сайд».
Ева вышла из машины, глядя вверх на окна. Некото­рые были разбиты, другие закрыты дешевыми шторками.
– Все эти места слишком похожи друг на друга, – пробормотала она.
– Хочешь войти?
– Не знаю. – Она провела рукой по волосам.
Внезапно из тени к ней шагнул долговязый мужчина.
– Желаете встряхнуться? У меня есть все, что вам нужно. Первоклассный «зевс», «экстази», «зонер», любые смеси.
Ева метнула на него свирепый взгляд.
– Отойди, ублюдок, иначе я выдавлю тебе глаза и за­ставлю их съесть.
– Эй, сучка, ты на моем участке, так что не забывай о хороших манерах. – Торговец уже заметил машину и ре­шил, что имеет дело с богатыми простофилями-туриста­ми. Выхватив из кармана нож, он провел пальцем по ост­рию. – Быстро гони бумажник, драгоценности, и мирно разойдемся.
Еве понадобилась секунда, чтобы решить, выбить ему зубы или сдать патрульному. Этой секунды оказалось до­статочно для Рорка, чтобы выскочить из машины. Его кулак метнулся вперед с быстротой молнии, и нож упал на тротуар. Ева не успела моргнуть глазом, как он уже держал наркодилера за горло в двух дюймах от земли.
– Кажется, ты назвал мою жену сучкой?
Единственным ответом послужило жалобное мычание торговца, извивавшегося, как выброшенная на берег ры­ба. Покачав головой, Ева шагнула вперед, подобрала складной нож и спрятала лезвие.
– Если я выдавлю тебе глаза, – любезным тоном про­должал Рорк, – то, пожалуй, сам их съем. Надеюсь, у меня проснется аппетит, если я увижу тебя, скажем, через пять секунд после того, как швырну твою паршивую зад­ницу на мостовую.
Наркодилер плюхнулся на дорогу, как мешок с костя­ми, быстро вскочил и, прихрамывая, побежал прочь.
Рорк тщательно отряхнул пыль с рук.
– Так на чем мы остановились?
– Мне понравилась твоя угроза насчет его глаз. Надо будет взять ее на вооружение. – Ева сунула нож в карман, не выпуская его из руки. – Давай войдем.
В вестибюле горела единственная желтая лампа. За грязным столом сидел охранник. Он же портье. Злобно посмотрев на них, он ткнул пальцем в прейскурант.
Комната с кроватью стоила доллар в минуту. За два доллара к удобствам прибавлялся туалет.
– Третий этаж, – коротко сказала Ева. – Восточный угол.
– Вы получите ту комнату, которую я вам предоставлю!
– Третий этаж, восточный угол, – повторила она.
Взгляд охранника устремился на стодолларовую бу­мажку, которую Рорк бросил на поднос. Пожав плечами, он достал из ящика ключ и положил на стол.
– Пятьдесят минут. За превышение заплатите вдвое.
Ева взяла ключ от номера ЗС, с облегчением заметив, что ее рука не дрожит. Они начали подниматься.
Все казалось смутно знакомым. Узкие ступеньки, гряз­ные стены, доносящиеся из-за них стоны. Ветер, атакую­щий кирпич и стекло, пронизывал до костей.
Ева молча вставила ключ в замок и открыла дверь.
Застоявшийся воздух был насыщен запахами пота и секса. Следы того и другого виднелись на простынях стоя­щей в углу кровати вместе со ржавыми пятнами засохшей крови.
Затаив дыхание, Ева шагнула внутрь. Рорк последовал за ней и закрыл за собой дверь.
Единственное разбитое окно, исцарапанный пол… Но все это она видела в сотне других мест. Ноги Евы дрожали, когда она заставила себя подойти к окну и выглянуть наружу.
Сколько раз она стояла у окна в грязной комнатушке, воображая, как выбросится из него, упадет вниз и разо­бьется о мостовую… Что удерживало ее от этого день за днем? Сколько раз она слышала, как открывается дверь, и молила бога, о котором имела очень смутное представле­ние, помочь ей, спасти ее?!
– Не знаю, та ли это комната. Таких очень много. Но она похожа на нее. Похожа и на ту комнату в Далласе, где я убила его. Но в Чикаго я была совсем маленькая, я плохо помню и себя, и его. Помню его руки, сжимающие мне горло… – Ева провела ладонью по шее, словно успокаи­вая боль. – Помню, как он насиловал меня. Сначала я не понимала, что это означает, – только чувствовала боль. Потом стала понимать, но не могла это прекратить. Каж­дый раз, слыша, как открывается дверь, я надеялась, что он только изобьет меня, хотя это тоже было больно… – Закрыв глаза, она прижалась лбом к покрытому трещина­ми стеклу. – Я думала, что вспомню что-нибудь еще. Ведь что-то было и до того, как все это началось. Какая-то жен­щина вынашивала меня, как Карен вынашивает свое «чудо». Черт возьми, как же она могла оставить меня с ним?!
Рорк обнял ее и прижал к себе.
– Возможно, у нее не было выбора.
Ева с трудом заставляла себя сдерживать горе и гнев.
– Выбор всегда есть. – Она отстранилась и шагнула назад. – Теперь это не имеет значения. Поехали домой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй смерти - Робертс Нора



класная захватывающая книга рекомендую всем
Поцелуй смерти - Робертс Нораира
24.11.2010, 22.19





Интересная! Но всё бы ничего, если бы был правильный перевод! КадуЦей, а не кадуКей!
Поцелуй смерти - Робертс НораВера
19.02.2016, 18.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100