Читать онлайн Поцелуй смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.96 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Поцелуй смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

– Неряшливая, небрежная работа! – возмутилась Ева, меряя шагами кабинет Рорка. Она должна была высказать кому-то все, что у нее накипело, и воспользовалась тем, что муж оказался дома.
Рорк что-то сочувственно пробормотал, продолжая читать поступающий факс и просматривать последние со­общения с его крупнейшего международного предпри­ятия, курорта Олимпус. Ему пришло в голову, что туда можно нанести личный визит, когда у его жены будет от­пуск.
– Два разных следователя, – продолжала Ева, шагая по кабинету. – Два разных копа – и оба провалили дело! Что в Чикаго используют в качестве пособия – старую видеокопию «Трех клоунов»?
– «Трех комиков», – поправил Рорк.
– Что?
Он посмотрел на нее и улыбнулся.
– Сериал называется «Три комика», дорогая.
– Какая разница? Так или иначе, они некомпетент­ные олухи. Половина документов пропала! Нет ни прото­колов допроса свидетелей, ни рапортов о вскрытии. Они установили личность жертвы, но не подумали покопаться в ее прошлом. А если и покопались, то в файлах этого нет.
Рорк сделал кое-какие поправки в факсе на сумму около трех четвертей миллиона и переслал его ассистенту в свой городской офис.
– Что там произошло?
– Очередной труп с изъятым сердцем. – Ева нахмури­лась, глядя, как Рорк выбирает в холодильнике бутылку вина. – Я могу понять, если один коп не может довести расследование до конца, хотя мне это и не нравится. Но когда два копа проваливают одно и то же дело, это черес­чур! А так как оба сейчас вне досягаемости, то завтра я на­мерена побеседовать с их боссом. Может быть, кто-то их подкупил или угрожал им. Утечка могла происходить не только в нью-йоркском полицейском департаменте.
– Насколько я помню, твой назойливый сенатор как раз из штата Иллинойс?
– Да… Боже, как же ненавижу политику! Мне нужно обо всем доложить майору, но с чикагским боссом при­дется разбираться лично.
Рорк наполнил два бокала и поставил их на стол.
– Я отвезу тебя туда.
– Это полицейское расследование, – нахмурилась Ева.
– Но ты – мой полицейский. – Он вложил бокал ей в руку. – Ты не поедешь в Чикаго без меня. А теперь выпей вина и расскажи мне остальное.
Ева могла бы возразить для проформы, но решила, что это пустая трата энергии.
– Бауэрс подала еще пару жалоб. – Ева заставила себя расслабиться и глотнуть вина. – Она первой прибыла на место преступления сегодня утром и начала скандалить, поэтому я отстранила ее от дела. Все зафиксировано, и когда начальство просмотрит запись, то не сможет ни в чем меня упрекнуть. Но эта сука меня достала! Мой при­ятель из Бюро внутренних дел предупредил меня, что она обратилась к СМИ и, кажется, уже дала интервью.
– Дорогая, в мире полным-полно дураков. – Рорк ко­снулся пальцем ямочки на ее подбородке. – Она сама себя потопит.
– Да, рано или поздно. Но Уэбстер обеспокоен.
– Уэбстер?
– Мой знакомый парень из БВД.
– Ага! – Надеясь отвлечь Еву, Рорк пощекотал ей за­тылок. – Кажется, я не слышал этой фамилии? И давно ты его знаешь, дорогая?
– Сейчас мы редко встречаемся.
– А раньше?
Ева пожала плечами и хотела отойти, но Рорк не от­пускал ее.
– Это было давно.
– Что именно?
– Ничего особенного. Однажды мы выпили лишнего, разделись и попрыгали друг на друге, – процедила она сквозь зубы. – Доволен?
Он усмехнулся и чмокнул ее в щеку.
– Я просто убит! Теперь тебе придется в качестве на­казания выпить лишнего, раздеться и попрыгать со мной.
Ева поймала себя на том, что слегка разочарована: она бы не возражала, если бы Рорк хотя бы сделал вид, что ревнует.
– У меня есть работа…
– У меня тоже. – Он поставил бокал и привлек ее к себе. – Вы – моя работа, лейтенант.
Ева отвернулась, уговаривая себя не расслабляться, когда он прижался губами к ее шее.
– Я еще не пьяна.
– Ну, значит, остаются только две работы, – решил Рорк и потянул ее на пол.


Когда кровь перестала стучать в голове у Евы и к ней вернулась способность мыслить, она пообещала себе не подавать виду, что ей нравится, когда ее насилуют на полу кабинета.
– Ну, раз ты получил свое, слезай с меня.
– Мне нравится твой запах. Вот здесь. – Рорк коснул­ся носом ее шеи и почувствовал, как ее сердце снова зако­лотилось. – Еще?
– Нет уж, хватит! Мне действительно нужно рабо­тать. – Ева попыталась высвободиться и ощутила облег­чение, смешанное с разочарованием, когда Рорк послуш­но откатился в сторону.
Поднявшись, она схватила лежащую рядом рубашку Рорка и посмотрела на него. Господи, и как это у мужчи­ны может быть такое прекрасное тело!
– Ты так и будешь валяться здесь, голый и доволь­ный?
– Я бы с радостью, но у нас есть работа.
– У нас?
Рорк встал и начал надевать брюки.
– Твои исчезнувшие документы. Если они когда-либо существовали, я могу отыскать их для тебя.
– Я знаю, что ты можешь многое, хотя непонятно, как тебе это удастся. Но я собираюсь все выяснить по офици­альным каналам.
Ей сразу же захотелось прикусить язык. Как теперь просить его неофициально раздобыть информацию о само­убийстве Уэстли Фрейда?
– Как хочешь. – Рорк пожал плечами и снова взял бокал. – Но я бы добыл твои данные за пару часов.
Искушение было велико, но Ева покачала головой.
– Спасибо, я займусь этим сама.
В кабинете у Евы зазвонил телефон, и она бросила раз­драженный взгляд на открытую дверь.
– Я переключу связь сюда. – Обойдя вокруг стола, он нажал на клавиши и поднял трубку. – Рорк.
– Черт возьми, Рорк, где Даллас? – раздался возбуж­денный голос Надин.
Краем глаза он заметил, как Ева быстро покачала го­ловой.
– К сожалению, Надин, она сейчас не может подойти. Могу я чем-нибудь помочь?
– Включите сорок восьмой канал, а Еве скажите, чтобы она срочно передала мне опровержение. Я пущу его в эфир немедленно.
– Хорошо, я скажу ей. Спасибо.
Рорк положил трубку и включил телевизор. Экран заполнило лицо Бауэрс, брыз­жущее ядом.
– Учитывая три жалобы, департамент не сможет боль­ше игнорировать недостойное и оскорбительное поведе­ние лейтенанта Евы Даллас. Жажда власти побуждает ее нарушать правила, искажать рапорты и использовать сви­детелей в личных целях.
– Это серьезные обвинения, полицейский Бауэрс, – заметил репортер.
– Каждое из них абсолютно справедливо! – В голосе Бауэрс послышались визгливые ноты. – И каждое будет подтверждено расследованием, которое уже ведется. Я за­верила Бюро внутренних дел, что раздобуду нужную доку­ментацию. Включая ту, которая свидетельствует, что Ева Даллас оказывала сексуальные услуги за информацию и за продвижение по службе в департаменте.
– Ах ты, шлюха! – усмехнулся Рорк и обнял жену, хотя чувствовал, как его кровь закипает от гнева. – При­дется с тобой развестись.
– Это не шутка!
– Она сама шутка, Ева. Жалкая и неостроумная. Я вы­ключу.
– Не надо. Я хочу дослушать до конца.
– Полиция уже давно подозревает, что муж Даллас, Рорк, занимается преступной деятельностью. Он был главным подозреваемым в деле об убийстве в начале про­шлого года. К счастью для него, расследование вела Дал­лас. Рорк не был обвинен, а Даллас теперь замужем за бо­гатым и могущественным человеком, который использует ее связи, чтобы покрывать собственные противозаконные действия.
– Она заходит слишком далеко! – Ева дрожала от ярости. – Как она смеет втягивать в это тебя?!
Взгляд Рорка, устремленный на экран, был спокой­ным.
– Едва ли можно было надеяться, что она не доберет­ся до меня.
– Полицейский Бауэрс, вы утверждаете, что лейте­нант Даллас – властная и, возможно, опасная женщи­на. – Репортер не мог скрыть радостный блеск в глазах. – Почему же вы идете на такой риск, публично заявляя о ваших подозрениях?
– Кто-то должен говорить правду! – Бауэрс выпятила подбородок и уставилась прямо в камеру. – Департамент может покрывать своих сотрудников, но мне слишком до­рога честь мундира, чтобы я в этом участвовала.
– Вот за это ее распнут, – медленно произнесла Ева. – Она сама погубила свою карьеру. Ее больше не станут ни­куда переводить, а просто вышвырнут.
Рорк выключил экран и снова обнял Еву.
– Бауэрс не в состоянии повредить тебе – она лишь может причинить неудобства на короткое время. Если хочешь, подай в суд за клевету. Она явно злоупотребила сво­бодой слова. Но… – Он провел рукой по спине Евы. – Послушай совет человека, которому много раз приходи­лось уворачиваться от камней и стрел. Не обращай на это внимания. – Рорк поцеловал ее в лоб. – Будь выше этого, и скоро все пройдет само собой.
Закрыв глаза, Ева положила голову ему на плечо.
– Мне бы хотелось свернуть ей шею.
– Я могу заказать робота, похожего на Бауэрс, и ты сможешь убивать ее сколько захочешь.
Ева невольно рассмеялась.
– Было бы неплохо. Слушай, мне нужно немного по­работать, и я не хочу больше говорить о Бауэрс. Это выво­дит меня из себя.
– Хорошо. – Рорк отпустил ее и сунул руки в карма­ны. – Ева.
– Да? – Она остановилась в дверях и обернулась.
– Если бы ты посмотрела ей в глаза, то поняла бы, что она не вполне нормальна.
– Я смотрела. Пожалуй, ты прав.
«Следовательно, – подумал Рорк, когда дверь за Евой закрылась, – Бауэрс может оказаться куда опаснее». Он решил, что вечером обязательно поработает со своим не­зарегистрированным оборудованием и к утру будет распо­лагать всеми данными о Бауэрс.


Сидя в своем автомобиле и глядя на толпу за ворота­ми, Ева думала, что достаточно противно увертываться от репортеров, когда речь идет о работе и когда дело проис­ходит на месте преступления или в Главном управлении. Но куда хуже, когда репортеры стоят в три ряда у ворот ее собственного дома.
Ева наблюдала, как настроение толпы подогревается одновременно с повышением температуры воздуха. Снег начал таять, а снеговики, которых слепили они с Рорком, быстро теряли в весе.
Она обдумывала различные варианты, в том числе предложение Рорка подвести к воротам электрический ток, представляя себе, как назойливые журналисты, полу­чив хороший удар, целыми дюжинами отскакивают от ворот и падают наземь, закатив глаза.
Но Ева, как всегда, предпочла действовать более пря­мо. Она включила мегафон и на медленной скорости по­вела машину к воротам.
– Это частное владение, а я сейчас не на службе. Отойдите от ворот. Всякий вошедший будет арестован за нарушение права владения.
Они не отошли ни на дюйм. Ева видела, как открыва­ются рты, но, к счастью, не слышала голосов. Зато объек­тивы камер были устремлены на нее, словно стараясь проглотить.
– Ну, держитесь! – пробормотала она и включила механизм ворот, которые начали медленно открываться при ее приближении.
Репортеры устремились к проему. Ева продолжала ехать вперед, повторяя предупреждение, и с удовлетворе­нием наблюдала, как некоторые из них кинулись врас­сыпную, поняв, что автомобиль не остановится. Однако самые отчаянные цеплялись за дверные ручки машины, что-то крича в закрытые окна.
Выехав за ворота, Ева снова нажала кнопку на пульте дистанционного управления, надеясь, что ворота, закры­ваясь, прищемят несколько пальцев. Потом она со злоб­ной усмешкой надавила на акселератор, и пара репорте­ров свалилась на дорогу. Эхо их проклятий звучало музы­кой в ее ушах всю дорогу в город.
Прибыв в управление, Ева направилась прямо в кон­ференц-зал и, никого там не обнаружив, села за компью­тер. Она собиралась поработать около часа, прежде чем поехать в Центр Дрейка на первую из назначенных встреч.
Если ей повезет, она до конца дня разберется с врачами, которых подобрала для нее Пибоди.
На экране появились файлы:
Центр Дрейка, Нью-Йорк.
Клиника Нордика, Чикаго.
Клиника Святой Жанны д'Арк, Париж.
Центр Мелкаунта. Лондон.
«Четыре города – и шесть трупов», – подумала Ева.
Просмотрев данные, собранные Макнабом, она реши­ла ограничить сферу поисков этими четырьмя медцентрами. Все они имели одну любопытную общую черту: Уэстли Фрейд работал, читал лекции или консультировал в каждом из них.
– Отличная работа, Макнаб, – пробормотала Ева. – Френд может оказаться ключом ко всему нашему делу. Интересно, чьим он был другом?
Ева дала компьютеру за­дание проследить любые личные или профессиональные связи между доктором Уэстли Фрейдом и докторами Колином Кэгни, Тиа Во, Майклом Уэйверли и Хансом Вандерхавеном. Решив, что пока достаточно, она отошла от стола за чашкой кофе. Запах сразу ее насторожил, а при виде грязной жижи в чашке она поняла, что этот напиток нельзя назвать кофе даже с большой натяжкой. Раньше она могла, не моргнув глазом, выпить дюжину чашек местной отравы, но теперь один ее вид вызывал дрожь.
Смеясь над собой, Ева отодвинула чашку. Ничего, скоро придет Пибоди с рапортом, и можно будет попро­сить ее принести хороший кофе.
Однако ее помощница не торопилась. Ева уже собира­лась отправиться за кофе сама, когда распахнулась дверь и в конференц-зал, запыхавшись, влетела Пибоди.
– Ты снова опаздываешь, – начала Ева. – Это дурная привычка. Как, по-твоему, я должна… – Она осеклась при виде смертельно бледного лица и испуганных темных глаз Пибоди. – Что случилось?
– Бауэрс…
– К черту Бауэрс! – Ева залпом выпила злополучный кофе. – У меня нет времени беспокоиться о ней. Мы рас­следуем убийства.
– Теперь кому-то придется расследовать ее убийство.
– Что?!
– Даллас, она мертва! – Пибоди сделала глубокий вдох, пытаясь унять сердцебиение. – Вчера вечером кто-то избил ее до смерти. Бауэрс обнаружили два часа назад в подвале ее дома. На ней не было ни униформы, ни ору­жия, ни удостоверения. Ее идентифицировали по отпечат­кам пальцев. – Пибоди провела рукой по дрожащим гу­бам. – Говорят, что по лицу ее опознать было невозмож­но – от него почти ничего не осталось.
Ева поставила чашку.
– А они не ошиблись?
– Это она. Я специально проверила – отпечатки со­ответствуют.
– Господи! – Ева прижала пальцы к глазам, стараясь сосредоточиться. – Что удалось выяснить?
– Ничего. Во всяком случае, я ничего не смогла рас­копать. Свидетелей нет. Она жила одна, так что никто ее не ждал. Около половины шестого утра был анонимный звонок, сообщивший о беспорядках в этом районе. Туда выслали патруль, и двое полицейских ее обнаружили. Это все, что мне известно.
– Ограбление? Сексуальное насилие?
– Не знаю, Даллас. Хорошо, что мне удалось хоть это выяснить. Всю информацию быстро засекретили.
Ева почувствовала, что у нее в желудке перекатывается какой-то скользкий шар. Она не сразу поняла, что это страх.
– Кто ведет следствие?
– Я слышала, что Бэкстер, но не уверена в этом.
– О'кей. – Ева села и запустила пальцы в волосы. – Если это Бэкстер, он сообщит мне все данные. По всей вероятности, это не связано с нашим делом, но кто знает… – Она посмотрела на Пибоди. – Говоришь, избили до смерти?
– Да. – Пибоди судорожно глотнула.
Ева знала, что чувствуешь, когда тебя бьют кулаками, а ты можешь только кричать, слыша хруст ломающихся костей…
– Мне жаль ее, – выдавила она. – Бауэрс была нику­дышным копом, но мне ее жаль.
– Все потрясены.
– У меня мало времени. – Ева тряхнула головой, от­гоняя страшные воспоминания. – Позже свяжемся с Бэкстером и узнаем, сможет ли он сообщить нам подроб­ности. Через час у меня встреча, и мне нужно подгото­виться.
– Даллас, ты должна знать… Я слышала, как упомина­ли твое имя.
– Мое имя?
– В связи с Бауэрс… – Пибоди умолкла, услышав сиг­нал коммуникатора.
Ева подняла трубку.
– Даллас.
– Лейтенант, прошу вас подняться в мой кабинет.
– Майор, я готовлюсь к назначенной встрече…
– Немедленно! – кратко произнес Уитни и отключил связь.
– Черт! – выругалась Ева. – Пибоди, просмотри дан­ные, которые я только что собрала, и распечатай их. Я скоро вернусь.
– Даллас…
– Сплетнями займемся, когда у меня будет время.
Ева быстро вышла, думая о предстоящих интервью. Она хотела совершить экскурсию по исследовательскому отделу Центра Дрейка. Возможно, там удастся получить ответ на один из вопросов, который пришел ей в голову вчера вечером.
Что делают медики с поврежденными органами, которые они удаляют? Выбрасывают их или изучают и прово­дят с ними эксперименты? Убийца, коллекционирующий органы, должен иметь какую-то цель. Если эта цель связа­на с легальными медицинскими исследованиями, картина обретает определенный смысл.
Как бы то ни было, исследования в любом случае тре­буют денег. Может быть, нужно проследить их источник? Надо поручить Макнабу поработать над субсидиями и по­жертвованиями.
Все еще размышляя, Ева вошла в кабинет Уитни. Ша­рик страха вновь начал перекатываться в желудке, когда она увидела вместе с майором Уэбстера и шефа полиции Тиббла.
– Сэр?
– Закройте дверь, лейтенант.
Никто не сел. Уитни стоял за своим столом. Ева успела подумать, что он выглядит больным, прежде чем Тиббл шагнул вперед, устремил на Еву взгляд темных глаз, который не выражал ровным счетом ничего. Это был высокий мужчина, заслуживший уважение подчиненных своей без­укоризненной честностью.
– Лейтенант, я хочу посоветовать вам вызвать вашего адвоката.
– Моего адвоката, сэр? – Ева покосилась на Уэбсте­ра. – Думаю, в этом нет необходимости, сэр. Если у Бюро внутренних дел есть вопросы ко мне, я готова на них отве­тить. Мне известно, что вчера вечером состоялась телепе­редача, во время которой были сделаны заявления, обви­няющие меня в непрофессиональном поведении. Эти заявления неосновательны. Я уверена, что любое расследование это докажет.
– Даллас… – начал Уэбстер, но закрыл рот, когда Тиббл бросил на него быстрый взгляд.
– Вам известно, лейтенант, что полицейский Эллен Бауэрс была убита вчера вечером?
– Да, сэр. Мне сообщила моя помощница.
– Я должен спросить вас о вашем местопребывании вчера вечером между восемнадцатью тридцатью и девят­надцатый часами.
Ева прослужила в полиции одиннадцать лет, и ей каза­лось, что ничто не может застать ее врасплох. Но услышав слова Тиббла, она вздрогнула всем телом; во рту пересо­хло.
– Следует ли мне понимать, шеф Тиббл, что я явля­юсь подозреваемой в убийстве полицейского Бауэрс?
Тиббл и бровью не повел. Ева по-прежнему ничего не могла прочесть в его взгляде. «У него глаза настоящего копа», – подумала она, чувствуя, что ее охватывает паника.
– Департамент должен установить ваше местопребы­вание в течение упомянутого времени, лейтенант.
– Сэр, между восемнадцатью тридцатью и девятнад­цатью часами я ехала из управления домой. По-моему, я отключилась от контроля в восемнадцать десять.
Тиббл молча подошел к окну и встал там спиной к комнате. Ева почувствовала, что на лбу у нее выступил пот. Она повернулась к Уитни, изо всех сил стараясь взять себя в руки.
– Майор, Бауэрс создавала мне трудности, которые мешали расследованию, но я улаживала их по официаль­ным каналам, соблюдая соответствующую процедуру.
– Это задокументировано, лейтенант. – Уитни зало­жил руки за спину. – Но процедура должна соблюдаться и дальше. Сейчас ведется расследование убийства полицей­ского Бауэрс, и в данный момент вы – подозреваемая. Не сомневаюсь, что с вас быстро и полностью снимут подо­зрения.
– Снимут подозрения в том, что я избила до смерти свою коллегу, отказавшись от всего, во что верила и для чего работала? И как, по-вашему, могла это сделать? – Холодный пот стекал у нее по спине. – Потому что она пыталась опорочить меня в департаменте и в СМИ? Ради бога, майор, все видели, что она не в себе!
– Даллас. – На сей раз Уэбстер шагнул вперед. – Запись подтверждает, что ты угрожала ей физическим дейст­вием. Свяжись со своим адвокатом.
– Отстань от меня с этим адвокатом! – огрызнулась Ева. – Я только выполняла свою работу. – Теперь у ее страха выросли острые зубы, бороться с ним становилось все труднее. – Хочешь допросить меня, Уэбстер? Отлич­но, начинай прямо здесь и сейчас!
– Лейтенант! – Уитни смотрел в сверкающие гневом глаза Евы. – Департамент должен провести внутреннее и внешнее расследование обстоятельств смерти полицейского Бауэрс. У нас нет выбора. На период расследования вы освобождаетесь от своих обязанностей. – Он глубоко вздох­нул: невыносимо было видеть, как смертельно побледнело лицо Евы, а взгляд стал пустым. – С огромным сожалени­ем, лейтенант, прошу вас сдать ваши оружие и значок.
Еве показалось, что ее мозг парализовало, как будто от него отключили ток. Она не чувствовала ни рук, ни ног, ни сердца.
– Мой значок?
– Даллас! – Уитни шагнул к ней; теперь его голос зву­чал мягко, а в глазах отражалась целая буря эмоций. – Повторяю: у нас нет выбора. Вы отстраняетесь от работы до окончания внутреннего и внешнего расследования об­стоятельств смерти полицейского Эллен Бауэрс. Я вынуж­ден потребовать ваши оружие и значок.
Ева, словно загипнотизированная, смотрела в глаза Уитни. В голове у нее звучал отчаянный крик, который слышала только она сама. Дрожащей рукой она сняла зна­чок, отстегнула кобуру и протянула их Уитни. Для нее это было все равно что вырвать сердце у себя из груди.
Кто-то дважды произнес ее имя, но Ева, не оборачива­ясь, вышла из комнаты и, как слепая, зашагала по коридо­ру, стуча каблуками по обшарпанным плиткам. Дойдя до лестницы, она почувствовала головокружение и так вце­пилась в перила, что костяшки ее пальцев побелели.
– Черт возьми, Даллас! – Уэбстер догнал её и схватил за руку. – Свяжись со своим адвокатом.
– Убери руку! – У Евы не было сил вырваться. – От­пусти меня и убирайся.
– Не раньше, чем ты меня выслушаешь. – Он отта­щил ее от лестницы и прижал к стене. – Никто этого не хотел, но у нас действительно не оставалось выбора. Ты ведь знаешь правила. Мы во всем разберемся и вернем тебе значок. Ты просто отдохнешь несколько дней – вот и все.
– Оставь меня в покое!
– У нее были дневники, диски, – быстро продолжал Уэбстер, боясь, что Ева вырвется и убежит. – Она тща­тельно собирала на тебя компромат. Все это нужно просмотреть. Кто-то буквально растерзал ее на куски, Даллас. Через час все появится в СМИ. Ты и она связаны намерт­во. Если бы тебя не отстранили до конца расследования, это выглядело бы так, будто тебя покрывают.
– Или что департамент, начальство и коллеги мне доверяют. Не прикасайся ко мне, иначе я за себя не отве­чаю, – предупредила Ева с такой дрожью в голосе, что Уэбстер шагнул назад.
– Я должен пойти с тобой. – Он злился на себя, чув­ствуя, что его руки тоже начинают дрожать. – Просле­дить, чтобы ты взяла из кабинета только личные вещи, и проводить тебя к выходу. Мне нужно конфисковать твой сотовый телефон и коды.
Ева закрыла глаза, с трудом сдерживаясь.
– Хорошо. Только не говори со мной.
Она заставила себя идти дальше, хотя ноги казались резиновыми. Господи, как же ей нужен был сейчас свежий воздух!
Ева остановилась в дверях конференц-зала. Комната плыла у нее перед глазами, как будто она смотрела в воду.
– Пибоди…
– Даллас? – Пибоди вскочила со стула.
– Они забрали мой значок.
Фини пулей подбежал к ним, одной рукой схватил Уэбс­тера за рубашку, а другую сжал в кулак.
– Что за чепуха?! Уэбстер, ты, грязный ублюдок…
– Фини, тебе придется вместо меня провести допро­сы. – Ева положила руку ему на плечо – не для того, чтобы помешать ударить Уэбстера, а чтобы самой удержаться на ногах. – У Пибоди график встреч и все данные.
Фини отпустил Уэбстера и взял Еву за руку, чувствуя, как она дрожит.
– Объясни толком, что случилось.
– Меня подозревают в убийстве Бауэрс. – Собствен­ный голос казался Еве чужим.
– Что за бред?!
– Я должна идти.
– Подожди минуту…
– Я должна идти, – повторила Ева. – Я не могу здесь оставаться.
– Можно я отвезу тебя, Даллас? – предложила Пибоди.
Ева покачала головой.
– Нет. Теперь ты работаешь с Фини.
Она вышла из комнаты, стараясь держаться прямо.
– Господи! – Пибоди повернулась к Фини. – Что же нам делать?
– Мы все уладим. Позвони Рорку, – велел он, свире­по пнув ногой стол. – Пусть он будет дома к ее возвраще­нию.


Теперь эта глупая сучка заплатит цену куда более вы­сокую, чем собственная жизнь! Что же ты теперь будешь делать, Даллас, когда система, которую ты защищала столько лет, предала тебя?
Надеюсь, на этот раз, выброшенная на улицу, ты пой­мешь, что эта система бессмысленна. Что имеет значение только власть. Ты была всего лишь пчелой в улье. А сейчас ты еще меньше, чем пчела, потому что вся власть у меня, и имя ей легион.
Конечно, кое-чем пришлось пожертвовать. Не обошлось без отклонений от плана. Но когда идешь на риск, мелкие оплошности неизбежны – так бывает при грандиозных экспериментах.
Ибо результаты оправдывают все. Я уже близок к цели. Течение обращено вспять. Охотница стала дичью для себе подобных, и они разорвут ее на куски, как волки.
Все оказалось так просто! Использование ревнивого дефективного ума не составляет труда. Эту жалкую Бауэрс будут оплакивать не более, чем остальные отбросы, от которых я избавляю общество.
Зато теперь общественное мнение всколыхнется, люди будут требовать правосудия, и Ева Даллас заплатит за все. Она перестанет быть даже мелким препятствием. А после ее устранения весь мой опыт и вся энергия снова сконцентрируются на работе.
Моя работа – самое главное. Когда она будет выпол­нена, мое имя станут произносить с благоговейным стра­хом и со слезами благодарности .




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй смерти - Робертс Нора



класная захватывающая книга рекомендую всем
Поцелуй смерти - Робертс Нораира
24.11.2010, 22.19





Интересная! Но всё бы ничего, если бы был правильный перевод! КадуЦей, а не кадуКей!
Поцелуй смерти - Робертс НораВера
19.02.2016, 18.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100