Читать онлайн Поцелуй смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.96 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Поцелуй смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

– Я могу просканировать возможности в электронном отделе вдвое быстрее, чем ты будешь проделывать это на твоем никуда не годном аппарате.
– Ты сейчас не у себя в отделе, Макнаб.
– Оно и видно. А если тебе нужны полные данные о лондонской жертве, я могу их быстренько раздобыть. Не забывай, что я детектив-электронщик.
– А я помощник следователя. Перестань меня обню­хивать!
– От тебя так хорошо пахнет.
– Если не прекратишь, останешься без носа.
Задержавшись у двери в кабинет, Ева схватилась за го­лову. Ничего себе группа – ссорятся, как пятилетние дети в отсутствие мамы!
Когда она вошла, Пибоди и Макнаб сердито смотрели друг на друга, но сразу переключили внимание на нее, причем каждый старался придать лицу невинное выраже­ние.
– Уединение закончено, ребята. Переходите в конференц-зал. Я говорила с Фини. Мне нужно, чтобы данные по всем делам были перепроверены и систематизированы к концу рабочего дня. Мы должны схватить этого ублюд­ка, прежде чем он пополнит свою коллекцию.
Ева повернулась на каблуках и вышла. Макнаб ух­мыльнулся.
– Господи, до чего же мне нравится с ней работать! Может быть, перенесем штаб-квартиру в ее домашний ка­бинет? У Рорка потрясающая аппаратура – блокирует лю­бой доступ.
Пибоди фыркнула и начала собирать дискеты.
– Мы будем работать там, где скажет лейтенант. – Поднявшись, она налетела на Макнаба и с ненавистью ус­тавилась в его насмешливые зеленые глаза. – Сейчас же уйди с дороги!
– Опять я тебе мешаю. Как там поживает Чарли?
Пибоди сосчитала до десяти.
– Чарльз поживает прекрасно, и это не твое дело. А те­перь убери свою тощую задницу! – И она, выходя, с удо­вольствием ткнула его локтем.
Макнаб вздохнул, потирая ребра.
– Ты сама ее убрала – один бог знает почему, – про­бормотал он.
Ева мерила шагами конференц-зал. Ей нужно было выбросить из головы ситуацию с Бауэрс, и она убеждала себя, что уже почти этого добилась. Еще немного ходьбы взад-вперед и ругательств сквозь зубы – и она запихнет Бауэрс в какую-нибудь темную дыру с крысами и коркой заплесневелого черного хлеба на пропитание.
Удовлетворенная этой картиной, Ева глубоко вздохну­ла и повернулась к вошедшей Пибоди.
– Мне нужны фотографии жертв. И приготовь карту, выделив место каждого преступления.
– Да, сэр.
– Докладывай, Макнаб.
– О'кей, ну…
– И сведи к минимуму лирические отступления, – добавила Ева, заставив Пибоди усмехнуться.
– Сэр, – обиженным тоном начал Макнаб, – я соста­вил список лечебных и научно-исследовательских меди­цинских центров в интересующих вас городах – в ком­пьютере, на дискете и на печатной копии. – Так как упо­мянутая копия лежала на столе, он придвинул ее к Еве. – Также я перепроверил ваш перечень нью-йоркских вра­чей. Как видите, каждый из них сотрудничает как минимум с двумя медцентрами. Согласно результатам моих поис­ков, только триста с лишним хирургов, специализирую­щихся на удалении и пересадке органов, обладают доста­точным опытом, чтобы осуществить операции, ставшие причиной гибели жертв. – Макнаб сделал паузу, гордясь своим четким и деловитым рапортом. – Я продолжаю по­иски аналогичных преступлений, но дело продвигается медленнее, чем хотелось бы.
Он присел на край стола, скрестив лодыжки.
– Сдается мне, ребята из отделов убийств просто-на­просто кладут такие дела под сукно – либо из нерадивос­ти, либо считая их неразрешимыми. Убийства бомжей ни­кого не интересуют, ни родственников жертв, ни началь­ство. Вот мне и приходится все раскапывать. Кстати, в основном я натыкаюсь на преступления на религиозной и бытовой почве. Нашел массу случаев кастрации, осущест­вленной разгневанными женами или любовницами. Вы не представляете, сколько баб лишает парней мужского до­стоинства за то, что они не умеют держать его в штанах! За последние три месяца в Южной Каролине появилось шесть новых евнухов. Прямо какая-то эпидемия!
– Интересные подробности, Макнаб, – сухо сказала Ева, – но давай придерживаться внутренних органов. – Она ткнула пальцем в сторону компьютера. – Сузь пере­чень. Мне нужен один подходящий центр здоровья на каждый город.
– Будет сделано.
Ева слегка расслабилась, когда вошел Фини с неизменным пакетом орехов.
– Что ты выяснил насчет значка, Фини?
– Насчет этого значка – ничего. Но вообще-то такие значки весом в восемнадцать каратов продаются в трех местах Нью-Йорка – в ювелирном магазине Центра Дрейка, в магазине Тиффани на Пятой авеню и в магазине Де Бауэра. – Он пошарил в пакете, наблюдая, как Пибоди прикрепляет к доске фотографии. – Восемнадцать каратов золота стоят около пяти кусков; большинство крупных центров здоровья приобретают значки у Тиффани. Они покупают их оптом, выдавая закончившим стажировку. Золотые или серебряные. В прошлом году у Тиффани продали семьдесят один золотой и девяносто шесть серебря­ных. Девяносто два процента были оплачены непосредст­венно больницами.
– По словам Луизы, такие значки есть у большинства врачей, – заметила Ева. – Но не все их носят. Я видела значки у Тиа Во, – правда, решила, что это брошка, – у Ханса Вандерхавена и у самой Луизы. – Она нахмури­лась. – Нужно постараться выяснить, кто недавно поте­рял значок. Проверьте все три магазина – потерявший мог приобрести замену. – Ева сунула руки в карманы и повернулась к доске. – Прежде чем мы начнем, вам сле­дует знать, что майор запретил давать сведения средствам массовой информации. Никаких интервью, никаких ком­ментариев. Мы работаем по коду пять, так что все данные по этому делу засекречены, а файлы должны быть закоди­рованы.
– Утечка в департаменте? – осведомился Фини.
– Возможно. А кроме этого, политическое давление из Вашингтона. Фини, что ты можешь узнать о сенаторе Уэйлене из Иллинойса, не вспугнув при этом ни его само­го, ни его подчиненных?
Добродушное лицо Фини расплылось в улыбке.
– Все вплоть до размеров частей тела.
– Бьюсь об заклад, у него толстая задница и маленький член, – пробормотала Ева, заставив Макнаба фырк­нуть. – Итак, что мы имеем? Убийца коллекционирует дефектные органы – не знаю, для забавы или ради при­были, но он систематически этим занимается, забирая их у жертв. Нам известно, что по крайней мере в одном случае при нем был специальный чемоданчик для переноски органов; думаю, можно не сомневаться, что и в другие разы он действовал по тому же образцу. Если этот тип проявляет такую заботу об изъятых органах, значит, у него должно быть место для их хранения.
– Лаборатория? – предположил Фини.
– Во всяком случае, нечто подобное. Может быть, даже в его доме. Кроме того, нам известно, что убийца за­ранее выбирает свои жертвы. Эти трое, – Ева указала на фотографии, – жили в Нью-Йорке и были связаны с кли­никой на Канал-стрит. У убийцы был доступ к их меди­цинским данным. Значит, либо он сам сотрудничает с клиникой, либо кто-то из тамошнего персонала передает ему нужные сведения.
– А может быть, это делает коп? – пробормотала Пи­боди. Когда все посмотрели на нее, она покраснела и от­кашлялась. – Патрульные и «трупоискатели» прекрасно знают местных бомжей и проституток. Если мы предпола­гаем утечку в департаменте, то нужно учитывать и переда­чу убийце медицинских данных.
– Ты права, – подумав, согласилась Ева. – Это может происходить у нас под носом.
– Бауэрс работает в секторе, где найдены две жер­твы. – Макнаб повернулся на стуле. – Мы уже знаем, что она чокнутая. Я могу добыть о ней данные на всех уровнях и просканировать их.
Ева подошла к окну и прищурилась, глядя на залитый солнцем снег. Если она отдаст такое распоряжение, поиски данных будут зафиксированы, и возникнет неловкая си­туация.
– Мы можем подать требование из электронного отдела, – предложил догадливый Фини. – Тогда на запросе будет мое имя, а ты останешься в стороне.
– Расследование веду я, – возразила Ева. – Это мой долг перед жертвами. Значит, распоряжения будут исходить отсюда и за моей подписью. Пошли запрос немед­ленно, Макнаб, не будем тянуть время.
– Да, сэр. – Макнаб повернулся к компьютеру.
– Мы до сих пор не получили никаких сведений от следователя в Чикаго, – продолжала Ева. – Нужно их по­торопить. Кроме того, мы ждем информацию из Лондо­на. – Она вернулась к доске, глядя на лица жертв. – Впрочем, у нас и так более чем достаточно материала для работы. Пибоди, что ты знаешь о политике?
– Это неизбежное зло, которое редко обходится без коррупции и злоупотреблений. – Она улыбнулась. – Мы, мормоны, как правило, не одобряем политиканов, Даллас. Но мы прибегаем только к ненасильственным протестам.
– Тогда обрати свой мормонский пыл на Американ­скую медицинскую ассоциацию. Проверь, сколько там коррупции и злоупотреблений. А я тем временем займусь этим тупицей из чикагского полицейского департамента и узнаю, закончил ли Моррис вскрытие Джилессы Браун.


Вернувшись в кабинет, Ева связалась с Чикаго, и когда ее в очередной раз переадресовали к электронной почте Кимики, предпочла действовать через его голову и попро­сила соединить ее с его непосредственным начальником.
– Лейтенант Сойер, – раздался наконец в трубке не­довольный голос.
– Лейтенант Даллас, нью-йоркский полицейский де­партамент, – быстро сказала Ева. – Я работаю над про­исшедшей здесь серией убийств, которые, кажется, связа­ны с одним из ваших случаев.
Сообщив необходимую информацию, Ева приготови­лась к отпору, но потом поняла, что голос у Сойера не не­довольный, а просто усталый.
– Одну минуту, лейтенант, – сказал он.
Ева нетерпеливо барабанила пальцами по столу добрые три минуты; наконец лейтенант Сойер снова взял трубку.
– Я не получал никаких требований о передаче дан­ных по этому делу. Оно переведено в разряд нераскрытых.
– Слушайте, Сойер, неделю назад я говорила со сле­дователем и сделала запрос. У меня здесь три трупа, и мое расследование указывает на связь с вашим делом. По­скольку вы явно не прочь от него избавиться, передайте его нам. Я прошу только о профессиональном сотрудни­честве. Мне очень нужны эти данные.
– Детектив Кимики сейчас в отпуске; очевидно, ваш запрос потерялся среди файлов, которые никто не удосу­жился просмотреть.
– В таком случае вам придется его выудить?
– Вы получите данные в течение часа. Сообщите ваш идентификационный код. Я лично этим займусь.
– Спасибо.
«С Чикаго покончено», – подумала Ева.
Моррис оказался в своем кабинете.
– Я как раз пишу заключение, Даллас. Ведь я только человек.
– Сообщите хотя бы основное.
– Она мертва.
– Какое остроумие, Моррис!
– Рад, что вам понравилось. Причина смерти – рана в животе, нанесенная лазерным скальпелем. Перед смертью жертве дали анестезию. В данном случае сосуды не зажали, и жертва истекла кровью. Печень изъята. У жертвы был развившийся рак, который, несомненно, поразил этот орган. Она подвергалась лечению – наряду с рубцевани­ем, типичным для прогрессировавшей стадии, имеется не­поврежденная розовая ткань. Лечение тормозило развитие болезни. При должном уходе ее можно было спасти.
– Разрез похож на другие?
– Да, сделан чисто. Убийца не спешил. Но остальное в этом преступлении не соответствует прочим. Это самая ру­тинная, ремесленная операция; в ней не чувствуется, что хирург гордится своей работой. Кроме того, у жертвы были шансы прожить еще лет десять, если не больше.
– О'кей. Спасибо.
Ева закрыла глаза, обдумывая услышанное. Когда открыла их снова, в дверях стоял Уэбстер.
– Прости, если разбудил тебя.
– Что тебе надо, Уэбстер? Ты мне житья не даешь. Придется обратиться к адвокату.
– Недурная идея. На тебя подана еще одна жалоба.
– Это чушь. Ты сравнил записи голосов? – Сдерживаемый гнев наконец вырвался на свободу. – Черт возь­ми, Уэбстер, ты ведь меня знаешь! Я никогда никому не звоню с идиотскими угрозами!
Ева поднялась со стула. До последнего момента она не сознавала, как осточертела ей вся эта история с Бауэрс. Злость буквально раздирала ей горло, покуда она, за неимением лучшего, не схватила пустую кофейную чашку и не шмякнула ее о стену.
Уэбстер невозмутимо кивнул, глядя на осколки.
– Помогло? – осведомился он.
– Немного.
– Мы обязательно сравним голоса, Даллас, и я уверен, что они не совпадут. Я хорошо тебя знаю. Ты женщина прямая, и трусливые угрозы исподтишка не в твоем стиле. Но с Бауэрс у тебя серьезные проблемы – не стоит их не­дооценивать. Она жалуется на твое обращение с ней се­годня утром на месте преступления.
– Все зафиксировано. Просмотри запись, и сам увидишь.
– Просмотрю со временем, – устало отозвался он. – Я продвигаюсь не спеша, шаг за шагом, потому что так будет лучше для тебя. Но ты затребовала подробную ха­рактеристику Бауэрс, а это выглядит не слишком хорошо.
– Это не личное дело, Уэбстер! Бауэрс мешает мне вести расследование. Кстати, я затребовала такие же све­дения и о Трухарте.
– Почему?
Ева холодно посмотрела на него.
– На этот вопрос я ответить не могу. Я получила при­каз Уитни вести расследование под кодом пять, так что вся информация по этому делу закрыта.
– Ты осложняешь свое положение.
– Я выполняю свою работу, Уэбстер!
– А я свою, Даллас. – Он сунул руки в карманы. – Бауэрс только что обратилась к средствам массовой ин­формации.
– Из-за меня? Быть не может!
– Представь себе. Она произнесла напыщенную речь, в которой требует защиты от преследования. К обеду эта история появится на экране.
– Нет никакой истории!
– Ты сама по себе история. Энергичная женщина-коп, которая год назад приперла к стене одного из круп­ных политиков страны, которая вышла замуж за самого богатого сукина сына на планете и у которой при этом весьма темное прошлое. Твое имя повышает рейтинг, Даллас, так что СМИ его не упустят.
– Это не моя проблема, – заявила Ева, но почувство­вала, что в горле у нее внезапно пересохло.
– Это проблема департамента. Возникнут вопросы, на которые придется отвечать. Ты должна обдумать, как и когда сделать заявление, чтобы разрядить ситуацию.
– Черт возьми, Уэбстер, я не имею права разговари­вать со СМИ о том, что касается данного расследования!
– Тогда я вынужден предупредить тебя, что ты попала в переделку. Голоса, конечно, сравнят, сегодняшнюю за­пись с места преступления просмотрят, и тогда будет при­нято решение насчет вас обеих. Но твоему запросу о ха­рактеристиках не дадут ходу до принятия этого решения. Вот что я уполномочен сообщить тебе как официальное лицо. Но как друг я советую тебе, Даллас: найми адвока­та – самого лучшего, какого только можно купить на деньги Рорка.
– Я не пользуюсь его деньгами, когда речь идет о моих неприятностях!
– Ты всегда была чертовски упрямой, Даллас. Это одна из многих черт, которые меня в тебе привлекают. – Он шагнул вперед, его взгляд вновь стал серьезным. – Я беспокоюсь о тебе – как друг и коллега. Предупреждаю, Бауэрс намерена тебя утопить, и боюсь, никто не подаст тебе руку, чтобы помочь удержаться на воде. При твоем положении – профессиональном и личном – зависть рано или поздно даст о себе знать.
– Я с этим справлюсь.
– Отлично. – Уэбстер покачал головой и направился к двери. – Но повторяю: береги свою аппетитную задницу.
Ева села за стол, подперев руками голову, и задума­лась, что ей делать дальше. В конце своей смены она ре­шила поехать домой и взяла с собой все файлы, включая наконец полученные данные из Чикаго. В машине ее не отпускала головная боль.


Пока Ева ехала на север по Мэдисон-авеню между 51-й и 52-й улицами, Эллен Бауэрс поднималась по лестнице со станции метро «Деланси». Она пребывала в бодром на­строении и с трудом удерживалась, чтобы не прыгать через две ступеньки. Ей все-таки удалось достать эту вы­сокомерную суку Даллас! Было так приятно стоять перед камерой и видеть, как понимающе кивает репортер, слу­шая о перенесенных ею унижениях. Теперь ее лицо по­явится на экране, и ее слова услышат все!
Бауэрс очень хотелось рассказать о том, как все это на­чалось много лет назад, когда Даллас поступила в акаде­мию и сразу побила все рекорды. Ну еще бы, ведь она де­лала инструкторам минет – возможно, не пренебрегала и женщинами. Каждый, у кого есть хоть капля ума, догады­вается, что эта шлюха годами обслуживала таким образом Фини, а может, и самого Уитни. Одному богу известно, какими извращенными сексуальными играми они с Рорком занимаются в своем дворце!
«Теперь ее дни сочтены, – злорадно думала Бауэрс, покупая себе целую кварту шоколадного мороженого. Эта сука считала, что может безнаказанно оскорблять и унижать меня, Эллен Бауэрс! Ну ничего! Наконец-то все мои прыжки из участка в участок, с одного незначительного поста на другой будут компенсированы!»
У Бауэрс были связи. Она знала нужных людей и не сомневалась, что уничтожение Евы Даллас станет ее трам­плином к славе, а главное – к переводу в отдел убийств.
"Да, мое время пришло! – злорадно думала Бауэрс, чувствуя, как внутри у нее клокочет ненависть. Когда она сотрет Даллас в порошок, то заставит этого придурка Трухарта заплатить за свое вероломство. Наверняка Даллас позволила ему ее трахнуть. А вот она, Бауэрс, никогда ни­чего подобного не позволяла никакому сладкоречивому блюдолизу. Потому о ней и болтают всякие гадости. Гово­рят, что она склочница, никудышный коп и, возможно, даже слегка чокнутая.
Все они придурки – начиная от Тиббла и кончая Трухартом! Но им не удастся потихоньку выжить ее из депар­тамента, заставить существовать на половинную пенсию. Она справится со всеми – и в первую очередь с Даллас, так как все началось именно с нее.
Гнев душил Бауэрс. Он вечно не давал ей покоя, но она уже много лет назад научилась им управлять. Еще бы – ведь она умнее их всех! Каждый раз, когда какая-нибудь тупица из департамента приказывала ей пройти тест на свойства характера, она глушила гнев транквилизаторами и выдерживала проверку.
Возможно, сейчас ей понадобится более солидная до­за, даже смешанная с «зонером»… Но, так или иначе, ей отлично известно, как обвести вокруг пальца этих недоум­ков с их тестами и вопросами. Она знает, какую кнопку нажать, будьте уверены! Сейчас ее палец на спусковом крючке и останется там.
К тому же у нее есть тайный источник дохода, о котором никто не знает. Ей удалось скопить достаточно баксов, и скоро она сможет делать все, что хочет, – даже вы­ходить в свет, не хуже этой шлюхи Даллас!
Зубы Бауэрс блеснули в улыбке, когда она повернула за угол и направилась по темной улице к своему дому. Она будет богатой, знаменитой и могущественной, о чем всег­да мечтала. Если ей немного поможет ее друг, она при­хлопнет Даллас, как муху!
– Полицейский Бауэрс?
– Да. – Она обернулась и уставилась в темноту, поло­жив руку на кобуру. – В чем дело?
– У меня для вас сообщение от вашего друга.
– Вот как? – Она опустила руку. – Что за сообще­ние?
– Конфиденциальное. Нам нужно поговорить наедине.
– Нет проблем! – Бауэрс шагнула вперед, возбужден­ная перспективой заработка. – Поднимемся ко мне.
– Боюсь, что вам придется спуститься. – Из мрака шагнул высокий мужчина с бесцветным лицом и пустыми глазами. Взмахнув металлической трубкой, он ударил ею Бауэрс по голове, прежде чем она успела вскрикнуть.
Коробка с мороженым взлетела в воздух и шлепнулась на землю, кровь потекла на тротуар. Мужчина поволок Бауэрс к открытой двери полуподвала. Безжизненное тело с глухим стуком подпрыгивало на ступеньках.
Оказавшись внутри, мужчина запер дверь, быстро со­рвал с Бауэрс униформу, взял ее удостоверение и оружие и упаковал их вместе с трубкой в большую сумку. После этого он начал избивать уже мертвую женщину, обезобра­зив ее до неузнаваемости.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй смерти - Робертс Нора



класная захватывающая книга рекомендую всем
Поцелуй смерти - Робертс Нораира
24.11.2010, 22.19





Интересная! Но всё бы ничего, если бы был правильный перевод! КадуЦей, а не кадуКей!
Поцелуй смерти - Робертс НораВера
19.02.2016, 18.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100