Читать онлайн По образу и подобию, автора - Робертс Нора, Раздел - 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - По образу и подобию - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

По образу и подобию - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
По образу и подобию - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

По образу и подобию

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

19

Он ходил кругами, метался, как лев в клетке, и рыдал, как ребенок, а глаза со всех сторон смотрели на него.
Эта сука его ранила!
Это было не по правилам. Те дни прошли, миновали, канули, он больше не должен страдать. Никогда. Посмотрите на него! Он повернулся к зеркальной стене, чтобы удостовериться. Посмотрите на него! Посмотрите на его тело!
Он вырос. Он стал высоким, выше всех вокруг.
— Знаешь, сколько стоит одежда, недоносок? Когда же ты наконец вырастешь?! Голый будешь ходить, мне плевать!Я не обязана тебя одевать на свои деньги!
Прости, мама, я же не нарочно.
Нет-нет, он не будет просить прощения! Он рад, что он такой высокий! И вовсе он не недоносок. Он сделал себя сильным. Он работал, старался, пот проливал, но он нарастил свои мышцы, он создал свое сильное тело. Тело, которым можно гордиться, тело, которое люди уважают. Тело, которого женщины боятся.
— Ты дохлый, сопливый, никчемный хиляк, ты ничто!
Прошло то время, мама! — Яростно скалясь, он поиграл мускулами неповрежденной руки. — Прошло то время!
Но пока он это говорил, хорохорился перед зеркалом, с его отражением происходило что-то странное. Его тело уменьшалось, таяло на глазах, пока он не превратился вновь в тощего, угловатого мальчишку с запавшими щеками и затравленными глазами, смотревшими на него из зеркала. Грудь этого мальчика была исполосована рубцами от ударов, между ног саднило после того, как она там терла. Вонючие и грязные волосы свисали до плеч.
— Она опять нас накажет, — сказал ему мальчик. — Она опять запрет нас в темноте.
— Нет, она нас не накажет! — Он отвернулся от зеркал. — Она не сможет. Я знаю, что делаю! — Баюкая раненую руку, он снова начал ходить взад-вперед, чтобы унять боль. — На этот раз она сама будет наказана, вот увидишь. Я же убрал эту полицейскую суку! Разве не так?
Он убил ее. Он точно знал. Он разломал ее на куски, эту дрянь. Но его рука! Она горела огнем и онемела, по ней мурашки бегали, ее кололо иголками от плеча до кончиков пальцев.
Он баюкал больную руку, прижимал ее к телу, стонал, разрываясь между мальчиком и мужчиной.
Мамочка поцелует, и все пройдет.
Мамочка изобьет его до звона в ушах и запрет в темноте…
И тут он понял: его накажут, если он не закончит дело. Его запрут в темноте, он станет слепым. Его будут сечь и жечь, ее голос будет звучать у него в голове, колючий и злобный.
Не надо было оставлять там полицейскую суку, но все произошло так быстро… Визг, крик, люди бегут к нему, и эта страшная боль в руке. Он должен был бежать. Маленький мальчик сказал ему: «Беги!» Разве у него был выбор?
— Мне пришлось бежать. — Он рухнул на колени, умоляюще обращаясь к глазам, плавающим в стеклянных банках и глядящим на него без всякой жалости. — В следующий раз я исправлюсь. Только подожди. Я исправлюсь.
В ярком, никогда не выключающемся свете он разрыдался, стоя на коленях и раскачиваясь из стороны в сторону.


Ева не могла усидеть на месте. Она подошла к торговым автоматам, заказала еще порцию кофе. Отнесла жидкий горьковатый настой к окну и посмотрела на улицу, как раньше смотрел Макнаб. Она перебирала в уме все, что уже успела сделать, намечала дальнейшие действия, но поминутно возвращалась мыслями к хирургической палате. Представляла себе безжизненное тело Пибоди на операционном столе и безликих докторов в масках с руками в крови.
В крови Пибоди.
Заслышав шаги за спиной, она повернулась, но это был не Рорк и не один из этих безликих докторов в масках. В комнату вошел Фини. Его стильная рубашка помялась после долгого дня, щеки горели от волнения и беспокойства. Он бросил на нее вопросительный взгляд, а когда она отрицательно покачала головой, подошел прямо к Макнабу и сел рядом на столик, как до него сидел Рорк.
Они говорили вполголоса: Фини — спокойно и твердо, Макнаб — отрывисто и беспорядочно. Ева обогнула их и вышла в коридор. Ей надо было узнать хоть что-нибудь. Хоть что-то сделать.
Стоило ей заглянуть в лицо Рорку, шедшему ей навстречу, как колени у нее подогнулись.
— Она не…
— Нет. — Он забрал у нее стаканчик кофе, потому что ее руки начали трястись. — Ее все еще оперируют. Ева… — Он поставил кофе на подвернувшуюся тележку уборщицы, ему хотелось взять обе ее руки в свои.
— Просто скажи все как есть.
— Три сломанных ребра. По дороге сюда одно ребро проткнуло легкое. Плечевые мышцы разорваны, раздроблено бедро. Значительные внутренние повреждения. Ушиб почки, травма селезенки… Они стараются ее зашить, но, возможно, им придется ее удалить.
— Ну… если им придется ее удалить, они могут пересадить новую. Теперь пересаживают любые органы. Что еще?
— Он разбил ей скулу и вывихнул челюсть.
— Это плохо. Это плохо, но они же могут…
— Есть черепно-мозговая травма. — Не сводя с нее глаз, Рорк начал ритмично растирать ладонями ее плечи. — И вот это очень серьезно. Их это больше всего беспокоит.
Врач в отделении неотложной помощи сказал ему, что Пибоди выглядит так, будто ее переехал автобус.
— Они… они сказали, каковы ее шансы?
— Не сказали. А я могу сказать одно: над ней работает полная бригада, и если возникнет нужда в специалистах со стороны, мы их достанем. Мы достанем все, что бы ей ни понадобилось.
Собственное горло вдруг показалось Еве плотиной с закрытым шлюзом, за которым скапливались слезы. Она сумела лишь кивнуть.
— Что я должен ему сказать?
— Кому?..
— Макнабу. — Рорк по-прежнему массировал ее плечи, выжидая, пока она соберется с силами. — Что, по-твоему, я должен ему сказать?
— Все. Он должен знать все. Он… — Ева замолкла и позволила себе на миг прижаться к Рорку, когда он обнял ее. — Господи. О господи.
— Она сильная. Она молодая, здоровая, все это говорит в ее пользу. Ты же знаешь.
— Да, конечно, — пробормотала Ева, хотя в голове ее продолжали стучать его слова: «Сломано. Раздроблено. Разорвано».
— Иди скажи ему. Фини пришел. Фини сейчас с ним. Иди скажи им.
— Пойдем вместе. Тебе надо присесть. — Он нежно поцеловал ее в лоб и щеки. — Мы будем ждать все вместе. Нам надо держаться вместе.
— Нет, я немного похожу. Я в порядке. — Ева отстранилась. — Мне просто нужно успокоиться, и я… Мне нужно кое с кем связаться. Мне надо что-то делать, иначе я с ума сойду!
Он обнял ее, крепко прижал к себе.
— Все будет хорошо. Мы ее не отпустим.
Прошел бесконечный час. Когда Еве надоедало бесцельно кружить по коридору, она останавливалась, прислонившись к стене у входа в приемный покой, который постепенно стал заполняться полицейскими. Приходили рядовые, детективы, работники канцелярии. Некоторые оставались ждать, другие заглядывали, чтобы узнать новости. К ней вышел Фини.
— Ты поговорила с ее родными?
— Я их уговорила не трогаться с места, пока у нас не будет новых сведений. — Ева остановилась у автомата и купила бессчетный стакан кофе. — Как только что-то узнаем, я позвоню им и сообщу о ее состоянии. Честно говоря, я немного смягчила картину. Может, не надо было, но… они все равно сейчас ничем не могут помочь. Как там Макнаб?
— Держится на тоненькой ниточке, но все-таки держится. Когда рядом товарищи, становится легче. — Глаза Фини превратились в щелочки. — Тому ублюдку не позавидуешь. Его песенка спета, Даллас. В городе нет ни единого копа, который не жаждал бы его крови.
— Его песенка спета, — согласилась Ева. — Но возьму его я.
Она так и осталась стоять, прислонившись к стене, лишь повернула голову, когда послышалась частая дробь высоких каблучков. Она этого ждала. Навстречу ей летела Надин, преследуемая двумя офицерами полиции в форме. «Вот и хорошо, — подумала Ева. — Будет с кем поцапаться». Ей было необходимо отвлечься.
Но Надин явно забыла о своих репортерских замашках. Она остановилась рядом с ними и положила одну руку на плечо Фини, а другую — на плечо Евы.
— Как она?
«Дружба превыше всего, — поняла Ева. — Когда доходит до сути, дружба выходит на первое место».
— Ее все еще оперируют. Уже больше двух часов.
— Они хоть намекнули, когда можно ждать?.. — Надин замолчала. — Нет, они никогда так не делают. Мне надо поговорить с тобой, Даллас.
— Говори.
— Наедине. Извините, Фини.
— Без проблем. — Он вернулся обратно в комнату.
— Не могли бы мы где-нибудь присесть?
— Запросто. — Ева скользнула вниз по стене, села на пол и, подняв голову, невозмутимо отхлебнула кофе.
Потопав каблучком и пожав плечами, Надин последовала ее примеру.
— Что касается Пибоди, я ни слова не пущу в эфир без твоего разрешения.
— Ценю.
— Она и моя подруга тоже, Даллас!
— Я это знаю. — У Евы защипало глаза, и она почла за благо их закрыть. — Знаю.
— Если хочешь сделать заявление, если нужно что-то передать в эфир — только скажи, я все сделаю. А теперь давай обсудим парочку горилл, которых ты ко мне приставила.
Ева бросила взгляд на молодцов в форме и с удовлетворением отметила, что ее просьба выполнена: оба были дюжие и бравые.
— А в чем дело?
— Как, по-твоему, я должна работать с двумя спецназовцами за плечами?
— Это твоя проблема.
— Но я не…
— Он напал на нее, он может напасть на тебя. Мы ведь вместе были на экране. Наверное, я сделала ошибку. Я хотела только немного его подтолкнуть… — рассеянно проговорила Ева. — Подтолкнуть немного. Я не ожидала, что он нападет на Пибоди.
— Ну, ясное дело, ты ожидала, что он нападет на тебя.
— Это имело смысл, черт побери! Я ведущий следователь. Я тут главная. Но он выбрал мою напарницу. Значит, может выбрать и тебя. Теперь я понимаю, он работает по восходящей. Хочет показать мне, что может выбивать моих людей прямо у меня под носом. Хочет, чтоб я знала: меня он оставил напоследок.
— Я все это понимаю, Даллас, я тоже не вчера родилась. Но это не ответ на мой вопрос. Как мне собирать данные и выступать с ними в эфире, когда меня постоянно сопровождают трое, и двое из этих троих — полицейские в форме? Никто со мной говорить не станет!
— Я уже сказала, это твоя проблема, — отрезала Ева. — Реши ее, Надин. Вот просто справься с ней, как знаешь. Он больше не нападет ни на кого из моих друзей! Я не дам ему такого шанса!
Надин заглянула в полное ледяного бешенства лицо Евы и промолчала. Пожав плечами, она откинулась назад, взяла из руки Евы стаканчик кофе и отпила.
— На вкус — подогретая моча, — прокомментировала она и отпила еще глоток. — Нет, пожалуй, даже хуже.
— После первого стакана привыкаешь.
— Верю на слово, — вздохнула Надин и отдала стаканчик. — разумеется, я не хочу, чтобы он напал на меня. Я, конечно, могла бы сказать, что знаю, как принимать меры предосторожности, особенно после того, как сама кувыркалась в стогу с маньяком-убийцей год тому назад. Но я не забыла, кто меня тогда вытащил. И мне хватает ума и чувства самосохранения, чтобы понять, что бывает неплохо доверить свою защиту надежным людям. Ладно, Даллас, твоя взяла. Я справлюсь. — Она заерзала на жестком полу, стараясь усесться поудобнее. — Вообще-то, тот, что слева, на вид совсем неплох.
— Только попробуй начать приставать к одному из моих людей, пока он на дежурстве!
— Я постараюсь сдержать свои инстинкты. А сейчас я пойду повидаться с Макнабом.
Ева никак не могла выбрать: то ли возобновить кружение, то ли закрыть глаза и забыться сном. Не успела она ничего решить, как подошел Рорк и присел перед ней на корточки.
— Может, стоит сходить вниз и купить еды на всю эту орду — чего-нибудь получше той дряни, что продают в здешних автоматах?
— Хочешь найти мне полезное занятие?
— Почему только тебе? Нам обоим.
— Ладно.
Он выпрямился, взял ее за руку и помог подняться на ноги.
— Просто мне кажется, что к этому часу они уже могли бы сообщить нам что-то новое. Не понимаю, почему они даже не думают…
Ева оглянулась на другой конец коридора и увидела спешащих к ним от лифта Луизу и Чарльза.
— Какие новости? — спросил Чарльз.
— Никаких. Вот уже больше часа ничего нового.
— Я пойду в хирургию. — Луиза сжала руку Чарльза. — Вымоюсь, надену робу и посмотрю сама, что там к чему.
— Это было бы здорово, — сказала Ева. — Наконец-то мы хоть что-то узнаем.
— А что я могу сделать? — спросил Чарльз, хватая Еву за руку. — Дай мне задание. Все, что угодно!
Ева заглянула ему в глаза. «Дружба бывает разной, — подумала она. — У дружбы множество разных граней».
— Мы с Рорком как раз обсуждали, не купить ли нам еды на всех.
— Позволь мне об этом позаботиться. Я только поговорю с Макнабом, скажу, что мы здесь, и пойду за едой.
— Круги расходятся, верно? — заметил Рорк, проводив Чарльза взглядом. — Все эти люди, отношения, связи… — Он обхватил ее лицо ладонями и ласково поцеловал в лоб. — Вам не помешало бы найти горизонтальную поверхность и заснуть на часок, лейтенант.
— Не могу.
— Я так и думал.
Ева ждала, и ей казалось, что она находится в эпицентре водоворота. Она звонила Уитни, Мире, родственникам Пибоди, они перезванивали ей. Приходили полицейские. Некоторые уходили, но большинство оставалось ждать. Электронный отдел, отдел убийств, рядовые и офицеры, в форме и в штатском…
— Позови Макнаба, — шепнула она Рорку, заметив Луизу. — Только тихо, я не хочу, чтобы сбежался весь департамент. — Собравшись с силами, она шагнула навстречу Луизе. — Сейчас Рорк приведет Макнаба, и тебе не придется повторять.
— Хорошо. — Луиза тонула в мешковатой светлозеленой робе. — Я сейчас вам все расскажу и вернусь туда.
Рорк привел Макнаба, Фини и Чарльза. «Первый круг, — решила Ева. — Отсюда круги начнут расходиться».
— Как она? — торопливо спросил Макнаб. — Они закончили? Она…
— Операция продолжается. Все идет хорошо. Над ней трудится мощная команда хирургов, Йен, и она держится. — Луиза взяла его за руки. — Придется еще подождать. Повреждения очень обширны. Я тебе больше скажу: идет сразу несколько операций. Но жизненные показатели хорошие, и врачи делают все, что можно сделать.
— Сколько еще ждать? — нахмурилась Ева.
— Еще два-три часа. Это минимум. Она в критическом состоянии, но она держится. Вам всем я предлагаю спуститься вниз и сдать кровь. Так вы сможете сделать хоть что-то позитивное. Я сейчас вернусь туда и постараюсь держать вас в курсе, насколько это в моих силах.
— А можно мне пойти с вами? — не удержался Макнаб. — Если я тоже надену такую штуку…
— Нет. — Луиза поднялась на цыпочки и поцеловала его в щеку. — Спуститесь вниз и сдайте кровь. Думайте о хорошем, будьте сильным. Это очень важно, уверяю вас.
— Ладно, я сейчас спущусь.
— Мы оба спустимся, — сказал Фини и мотнул головой в сторону двери. — Мы будем спускаться посменно. Когда мы закончим, у вас тут будет столько полицейской крови, что на год вперед хватит.
Чувствуя легкое головокружение после потери пинты крови (она предпочла бы потерять ее в бою, а не через шприц), Ева устроилась в приемном покое.
Рорк крепко держал ее за руку, но ее мысли уплывали. Она вспоминала, как в первый раз увидела Пибоди, такую деловитую и надежную в полицейской форме. В тот день между ними лежало мертвое тело. «С тех пор ничего не изменилось, — думала она. — Всегда обнаруживается новое тело…»
Ева вспоминала, как вытащила Пибоди из патрульной службы, как перевела ее в отдел убийств, как сделала своей помощницей. И как Пибоди в первый же час замучила ее своими «Да, босс» и «Слушаюсь, шеф».
Эти дни остались позади. Очень скоро Ева обнаружила, что ее помощница дерзка и остроумна. Она уважала старших по званию, но умела постоять за себя, сохранить достоинство. Она все схватывала на лету. Хорошие мозги, зоркий глаз. Хороший полицейский.
Господи, сколько же еще ждать?..
Ева хорошо помнила, как Пибоди влюбилась в товарища по работе, который оказался гнилым полицейским. Тот случай не только ранил ее чувства, но и подорвал веру в себя. А потом в ее жизнь впорхнул Макнаб. Где-то на периферии маячил Чарльз, но, несмотря на всю странность этого треугольника, ее избранником всегда был Макнаб. Конечно, у них с Макнабом столкновения бывали; возникали подозрения, ссоры, они расходились. Стоило им столкнуться в одном помещении, как они начинали шипеть друг на друга, словно пара котов. Но в конце концов они мирились и снова сходились. Может, так и полагается? Люди сходятся, мирятся, тянутся друг к другу, что бы их ни разделяло…
— Ева!
Заслышав голос Рорка, Ева шевельнулась, заморгала — и увидела стоящую в дверях Луизу, которую уже окружили все присутствующие.
Ева вскочила и бросилась к ней.
— Ну, что?
— Операция закончена. Ее переводят в интенсивную терапию. Скоро придут хирурги, и вы сможете сами с ними поговорить.
— Она выдержала! — Голос Макнаба охрип от волнения и усталости. — Она выдержала.
— Да. Но состояние пока тяжелое, поэтому ее обязательно должны понаблюдать в интенсивной терапии. Она в коме.
— О боже…
— В этом нет ничего неожиданного, Йен. И ничего страшного. Кома дает ее телу возможность отдохнуть, набраться сил. Первое сканирование показало хорошие результаты, но потребуется еще несколько сеансов. В течение нескольких ближайших часов они будут следить за ней по плотному графику.
— Но она выйдет из комы?
— Нет никаких причин думать иначе. Конечно, кое-что вызывает у врачей тревогу: почка, например. Но она хорошо перенесла операцию. Она сильная.
— А мне можно ее увидеть? Они пустят меня к ней?
— Безусловно. Думаю, совсем скоро.
— Ладно. — Макнаб решил больше не спорить. И его голос перестал дрожать. — Буду сидеть с ней, пока она не очнется. Она не должна очнуться в одиночестве!
— Они разрешат, я уверена. Пибоди будет приятно знать, что с ней кто-то сидит. Она почувствует, — заверила его Луиза. — Она будет знать.


Ева дождалась своей очереди и вошла в палату вместе с Рорком. Ей казалось, что она подготовилась ко всему, но этого оказалось недостаточно.
Ничто не могло подготовить ее к такому удару.
Пибоди лежала на узкой больничной койке, утыканная таким количеством трубок, что Ева не стала даже трудиться их считать. Возможно, ровное гудение и ритмичное попискивание мониторов должно было оказывать успокаивающее воздействие, но ее эти звуки лишь еще больше нервировали.
Казалось бы, она давно должна была к такому привыкнуть — ей сотни раз приходилось навещать в больничных палатах жертв преступлений и пострадавших товарищей по работе. Но никто из них не носил имя Пибоди. А сейчас на койке неподвижно лежала Пибоди. Ее лицо стало совершенно неузнаваемым от побоев. Белая простыня укрывала ее до самого подбородка, но нетрудно было предположить, что под ней скрываются столь же страшные разрушения. Бандажи, повязки, швы — бог знает, что еще было скрыто от глаз под этой белой простыней.
— Они обработают гематомы, — негромко сказал Рорк за спиной у Евы. — Просто для них это не было первоочередной задачей.
— Он изуродовал ей лицо! Сукин сын!..
— Он за это заплатит. Посмотри на меня, Ева. — Рорк повернул ее лицом к себе, крепко схватив за плечи. — Она не только твоя, но и моя. Она дорога мне не меньше, чем тебе. И я использую любой шанс добраться до него.
— Нельзя превращать это в личную месть. Я прекрасно знаю, что таково первое правило любого расследования. И знаю, что все это — полная чушь. — Ева отвернулась от него и подошла к постели. — Это полная чушь, потому что нет ничего более личного! То, что он с ней сотворил… Ему это с рук не сойдет. — Наклонившись, она негромко, но ясно проговорила: — Я размажу его по стенке для тебя, Пибоди. Можешь на меня положиться.
Ева протянула руку, помедлила, не зная, к чему можно прикоснуться, и наконец погладила Пибоди по волосам.
— Мы вернемся.
Рорк тоже наклонился, легко коснулся губами разбитой щеки Пибоди и прошептал:
— Мы скоро вернемся. Очень скоро.
Они вышли в коридор, где ждали Макнаб и Фини. Глаза Макнаба превратились в глубокие колодцы, в которых тлели огоньки гнева и тревоги.
— Вы видели, как страшно он ее избил? Я хочу быть с вами, лейтенант, когда вы его возьмете. Я хочу быть с вами от начала и до конца, но… я не могу ее оставить. Не могу уйти, пока она не очнется.
— Считай, что это и есть твое важнейшее задание.
— Я мог бы поработать прямо здесь, пока сижу с ней. Будь у меня оборудование, я мог бы проводить проверки или поиск данных… все, что угодно. Мы все еще пытаемся что-то извлечь из дисков, взятых в метро. Я мог бы продолжить эту работу.
— Работой я тебя обеспечу, — пообещала Ева.
— А я обеспечу оборудование. — Фини положил руку ему на плечо. — Иди, сынок, посиди с ней. Я доставлю все необходимое.
— Спасибо. Я бы не пережил этот вечер, если бы… спасибо.
Фини тяжело вздохнул, когда они остались одни. Его глаза, кроткие глаза сенбернара, сейчас горели неистовым огнем.
— Мы достанем этого ублюдка!
— Можешь не сомневаться.
Ева решила вернуться домой — смыть с себя весь этот страшный вечер, привести в порядок мысли. Но стоило им с Рорком переступить порог дома, как перед ними возник Соммерсет.
— Детектив Пибоди?..
«Может, он и задница, — подумала Ева, — но сейчас эта задница выглядит так, словно сутки не смыкала глаз от волнения и тревоги».
— Она выдержала операцию. Выглядит так, словно ее толкнули под поезд, но держится.
— Она в интенсивной терапии, — добавил Рорк. — Пока без сознания, но они не теряют надежды. С ней Макнаб.
— Если я чем-то могу помочь…
Ева уже начала подниматься по лестнице, но теперь остановилась, оглянулась на дворецкого и задумалась.
— Вы знаете, как работает незарегистрированное оборудование?
— Разумеется.
— Я беру Рорка с собой, так что вы дежурный по электронике. Сейчас я приму душ, а потом объясню вам, что мы ищем.
— Может, объяснишь мне, что мы ищем? — предложил Рорк, когда они добрались до спальни.
— Мне надо это обдумать.
— Думай вслух, пока мы оба принимаем душ.
Ей еле хватило сил грозно прищуриться.
— Душ в чисто гигиенических целях!
— Я и секс рассматриваю как гигиеническое средство, но мы воспользуемся им в другой раз.
Ева изложила ему свои соображения, пока горячая вода помогала ей прогнать туман из головы. После душа, несмотря на свою ненависть к таблеткам в принципе, а к этим в особенности, потому что от них потом страшно болела голова, она приняла пилюлю «Не спи» и сунула еще пару в карман.
— Может, я сошла с ума, но я хочу заглянуть под каждый камень.
— Сошла или не сошла, мы заглянем под каждый из них. Но сначала ты должна поесть.
— Можем перехватить пару шоколадных батончиков по дороге.
— Нет, нет и нет. На этот раз я категорически настаиваю. Это горючее, Ева. Тебе надо заправиться. Побойся бога, сейчас шесть часов утра! — напомнил Рорк, включая микроволновку. — Если хочешь опрашивать свидетелей, дай им хотя бы возможность проснуться!
В этом он был прав, а спор только задержал бы их еще больше. Поэтому Ева села и послушно съела все, что он выложил перед ней на тарелку.
— Ты что-то говорил Макнабу о том, как это больно, когда страдает тот, кого любишь. А ведь я пару раз заставляла тебя проходить через это. Может, тебе было не так плохо, как ему, но…
— Довольно близко, — перебил ее Рорк.
— Ну да, я… Господи, как ты это выносишь? Как ты с этим справляешься?
Рорк ничего не ответил, просто взял ее руку и, не сводя с нее глаз, поднес к губам. У Евы опять защипало глаза, а горло перехватило. Ей пришлось отвернуться.
— Я не могу расслабиться даже на минутку! Мне кажется, стоит хоть чуть-чуть дать волю чувствам, как я просто рассыплюсь на кусочки. И я не могу остановиться. Я должна двигаться, действовать, идти вперед и вперед, и мне приходится все время повторять себе, что расплата близка. Чего бы это ни стоило, расплата придет! — Ева оттолкнула свою тарелку и встала. — Знаю, я должна говорить «правосудие». «Придет час правосудия». И я должна в это верить. Но вдруг мне этого будет мало? Тогда я должна буду отступить и не вмешиваться. Всякий раз, даже если я не уверена, что этого достаточно, я должна отступить. Но я не могу! И не хочу!
— И ты намерена по-прежнему требовать от себя того, что свыше человеческих сил?
Ева взяла свой жетон, лежавший на столе, и долго смотрела на него, прежде чем спрятать в карман.
— Ладно, пошли, пора начинать.
Она кратко и деловито проинструктировала Соммерсета, после чего направилась к своей машине.
— Поверить не могу, что прошу его нарушить закон.
— Ничего, ему не впервой, — невозмутимо отозвался Рорк.
— И при этом я прошу его помочь в полицейском расследовании!
— А вот это, скорее всего, ему в новинку.
— Очень смешно. Нет-нет, я сама сяду за руль! Я накачалась химией, надо куда-то девать энергию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - По образу и подобию - Робертс Нора

Разделы:
12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману По образу и подобию - Робертс Нора



Я обожаю Робртс.Все ее романы достойны только высшей оценки.
По образу и подобию - Робертс НораИрина
6.01.2013, 13.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100