Читать онлайн Плоть и кровь, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плоть и кровь - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плоть и кровь - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плоть и кровь - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Плоть и кровь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Ева проснулась от звонка. На груди у нее мирно посапывал Галахэд. Время было предрассветное, сквозь окно в потолке пробивался тусклый серый свет. Не открывая глаз, Ева потянулась к телефону.
— Даллас слушает.
— Примите вызов, лейтенант, — раздался голос дежурного. — Подозрительная смерть. Адрес: Мэдисон-авеню, 5002, квартира 3800. Сообщение поступило от проживающего там Артура Фоккса. Код четвертый.
— Сообщение принято. Свяжитесь, пожалуйста, с сержантом Делией Пибоди и вызовите ее мне в помощь.
— Принято. Желаю удачи, лейтенант.
— Что случилось? — Рорк тоже проснулся и, усевшись в кровати, взял Галахэда на руки.
— Пока точно не знаю, но надо ехать. Времени у меня — только на душ и кофе. — Ева, не найдя халата, отправилась в ванную голышом. — На месте происшествия уже есть патрульный, — крикнула она из-за двери.
Зайдя в душевую кабину, Ева с удовольствием подставила спину под струи горячей воды, нажала на кнопку в стенке и набрала пригоршню жидкого мыла. Через несколько минут она поняла, что проснулась окончательно.
— Ты сваришься. — Он стоял в дверях ванной с чашкой кофе в руках.
— Это мне?
— Всегда к вашим услугам.
— Спасибо. — Ева взяла чашку, встала под фен. — Ты что, смотрел, как я моюсь?
— Я вообще люблю на тебя смотреть. Есть что-то особенное в стройных длинноногих женщинах, стоящих под душем.
Рорк зашел в кабинку и включил холодную воду. Ева никак не могла понять, почему мужчина, привыкший к роскоши, предпочитает ледяной душ. Пригладив ладонью волосы, она наложила на лицо дневной крем, который ей настоятельно рекомендовала Мэвис.
— Тебе совершенно не обязательно было вставать вместе со мной.
— Все равно я проснулся. — Рорк фен не любил, предпочитал вытираться полотенцем. — У тебя есть время позавтракать?
Ева взглянула на его отражение в зеркале:
— Боюсь, что нет. Я перехвачу что-нибудь попозже.
Он обмотал полотенце вокруг бедер, пригладил волосы:
— Честно?
— Знаешь, а мне тоже нравится смотреть на тебя, — призналась Ева и отправилась в спальню одеваться.


Машин в этот час на улицах почти не было, только автобусы развозили одних рабочих с ночной смены домой, а других — на утреннюю смену. Моросил дождик, но уличные торговцы уже вывезли свои тележки и готовились к новому дню.
Ева быстро мчалась по городу.
Та часть Мэдисон-авеню, куда она направлялась, вся сплошь состояла из бутиков и серебристых небоскребов, где обитали те, кто мог себе позволить эти бутики посещать.
Ева обогнала такси с одинокой пассажиркой, блондинкой в блестящем, переливавшемся всеми цветами радуги пиджаке. «Наверное, девушка по вызову, — подумала Ева. — Возвращается с ночной смены. Богатые могут покупать не только роскошную одежду, но и роскошные развлечения».
Ева свернула к подземному гаражу у дома, сунула под нос охраннику свой значок, и он указал ей отсек, где она могла поставить машину.
Естественно, этот отсек оказался в самом дальнем от лифта углу гаража. «Полицейским, — подумала Ева раздраженно, — всегда отводят места похуже».
Выйдя из лифта, Ева осмотрелась. Еще год назад она бы с изумлением разглядывала роскошный холл на тридцать восьмом этаже, заставленный горшками с китайскими розами и бронзовыми скульптурами. Но теперь, освоившись в мире Рорка, она привыкла относиться к роскоши спокойно. Взглянув на знакомые фонтанчики, установленные вдоль стен, она подумала, что дом этот, возможно, тоже является собственностью ее мужа.
Подойдя к женщине-полицейскому, стоявшей у квартиры 3800, она показала ей значок.
— Лейтенант, мой коллега находится в квартире вместе с сожителем погибшего. Мистер Фоккс, обнаружив тело, вызвал «Скорую помощь», но мы прибыли первыми. Врачи констатировали смерть и теперь ждут, когда вы осмотрите место происшествия. Мы не смогли почти ничего узнать от Фоккса, мэм, — добавила она, взглянув на дверь. — Он впал в истерику. Не думаю, что он что-то трогал на месте происшествия. Кроме тела.
— Он переносил его?
— Нет, мэм. Тело по-прежнему в ванне. Он просто пытался оказать ему помощь, что, естественно, было совершенно бессмысленно. По-видимому, Фоккс находился в шоке. Там море крови. Он перерезал себе вены, — пояснила она. — И, судя по всему, погиб по меньшей мере за час до того, как его сожитель обнаружил тело.
— Медэксперты вызваны? — спросила Ева.
— Прибудут с минуты на минуту, мэм.
— Отлично. Когда приедет сержант Пибоди, пропустите ее. А сами оставайтесь на посту.
Открыв дверь, Ева тут же услышала чьи-то судорожные рыдания.
— Он все время в таком состоянии, — заметила женщина-полицейский. — Надеюсь, лейтенант, вам удастся его успокоить.
Ева, ничего не ответив, вошла в квартиру. Дверь закрылась. Прихожая была отделана белым и черным мрамором. С потолка свисала пятирожковая люстра черного стекла. За арочным проемом начиналась гостиная, выдержанная в том же стиле: черные кожаные диваны, белые полы, столы черного дерева, белые светильники. На окнах — черно-белые полосатые шторы. Они были задернуты, всюду горел свет. Стоявший посреди комнаты экран для виртуальных игр был выключен. Белая лестница вела на второй этаж.
«Деньги могут многое, — подумала Ева, — но смерть не испытывает пиетета перед богатством».
Она пошла туда, откуда доносились рыдания, и оказалась в небольшом кабинете, заставленном шкафами со старинными книгами и глубокими креслами с темно-бордовой обивкой. В одном из них сидел светловолосый мужчина с бледным, опухшим от слез лицом. На нем был белый шелковый халат, весь перепачканный уже подсыхавшей кровью. Он был бос, руки его, унизанные кольцами, дрожали. На левой лодыжке виднелась татуировка — черный лебедь. На появление Евы он никак не отреагировал: очевидно, просто не заметил ее.
Полицейский, сидевший рядом, увидев Еву, хотел что-то сказать, но она дала ему знак молчать и вопросительно взглянула наверх. Он кивнул, давая понять, что тело на втором этаже.
Ева тихо вышла из кабинета: сначала надо было осмотреть тело и место происшествия.
На втором этаже было несколько комнат, но понять, куда идти, было нетрудно: на полу хорошо были видны кровавые следы. Ева заглянула в спальню с нежно-зелеными обоями, где стояла огромная кровать, застланная голубым атласным покрывалом. В этой комнате казалось, что ты очутился в подводном царстве. Здесь стояло несколько статуй — копии работ античных скульпторов; шкафы были встроены в стену. Пол устилал мягчайший ковер цвета морской волны, на котором тоже виднелись свежие следы крови. Следы эти вели в ванную.
Смерть давно не пугала Еву, но каждый раз, встречаясь с ней, она ужасалась жестокости и бессмысленности происшедшего. Все кругом — и сине-зеленая плитка на стенах, и зеркальный пол — было залито кровью. Из ванны безжизненно свисала рука, на запястье которой зияла разверстая рана. Вода в ванне была темно-розового цвета, и в воздухе стоял тяжелый сладковатый запах свежей крови. Играла музыка, кажется, это была арфа. Толстые белые свечи, установленные в ногах и у изголовья огромной овальной ванны, все еще горели.
Голова лежавшего в ванне покоилась на подушечке, прикрепленной к бортику, его остекленевший взгляд был устремлен куда-то вверх, словно мертвец рассматривал пушистые листья папоротника, свисавшего с зеркального потолка. На лице его застыла улыбка, и казалось, что собственная смерть доставила ему ни с чем не сравнимое удовольствие.
Но Еву поразило другое: она сразу узнала этого человека. В ванне лежал и улыбался собственному отражению голый и мертвый адвокат С. Т. Фицхью!
— Сальватори будет на вас очень обижен, адвокат, — пробормотала Ева и принялась за работу.
Она взяла пробу воды в ванне, определила приблизительное время смерти, сняла отпечатки пальцев погибшего, и тут появилась запыхавшаяся Пибоди.
— Прошу прощения, лейтенант. Я добиралась издалека.
— Ничего страшного. — Она протянула Пибоди уже упакованный в пластик нож с ручкой из слоновой кости. — Похоже, что использовал он именно его. Коллекционная вещица. Надо будет проверить отпечатки пальцев.
Пибоди положила нож в пакет для вещественных доказательств, потом, прищурившись, взглянула на тело.
— Лейтенант, да это же…
— Да, это Фицхью.
— Почему он решил покончить собой?
— Мы еще не установили, что это самоубийство. Никогда не делайте поспешных выводов, сержант, — сказала она спокойно. — Это первое правило. Проследите за тем, чтобы провели обыск помещения, Пибоди. Телом могут заняться медэксперты. Я свой осмотр закончила. — У Евы все руки были в крови. — Я пойду разговаривать с Фокксом, а вы запишите показания полицейских, первыми прибывших на место происшествия.
Ева снова взглянула на тело.
— Именно так он ухмылялся в суде, думая, что загнал противника в угол. Сукин сын! — Не сводя глаз с мертвеца, она достала из чемоданчика лосьон, протерла руки, грязную салфетку выкидывать не стала, а убрала ее в пакет. — Скажите медэкспертам, что результаты вскрытия мне нужны как можно скорее.
Оставив Пибоди в ванной, она пошла по кровавым следам назад, вниз.
Фоккс уже не рыдал, а тихо подвывал. Увидев Еву, полицейский, который сидел рядом с ним, вздохнул с облегчением.
— Подождите медэкспертов в гостиной, констебль. Сержант Пибоди возьмет у вас показания. А я побеседую с мистером Фокксом.
— Слушаюсь, мэм. — И, светясь от радости, полицейский выскочил из кабинета.
— Мистер Фоккс, я — лейтенант Даллас. Примите мои соболезнования. — Ева нажала на кнопку, шторы раздвинулись, комнату залило бледным светом дождливого утра. — Вам придется побеседовать со мной и рассказать обо всем, что здесь произошло.
— Он умер! — У Фоккса был высокий мелодичный голос. — Фиц умер… Я не понимаю, как это могло случиться. Не понимаю, как мне жить дальше…
«Все как-то живут, — подумала Ева. — Другого выхода нет». Она села и поставила на стол диктофон.
— Мистер Фоккс, для нас обоих будет лучше, если вы сейчас поговорите со мной. Я должна вас предупредить о ваших правах и обязанностях. Таково правило.
Пока она наизусть перечисляла права Миранды, он перестал всхлипывать и уставился на нее. Глаза его покраснели и припухли.
— Вы что же думаете, это я его убил? Вы думаете, я мог это сделать?
— Мистер Фоккс…
— Я любил его! Мы были вместе двенадцать лет! Он был моей жизнью!
«Жизнь твоя все еще при тебе, — подумала она. — Просто ты еще этого не осознал».
— Значит, вы должны мне помочь. Расскажите, что произошло.
— В последнее время он.., он плохо спал. А снотворное принимать не любит. Предпочитает читать, слушать музыку, иногда играет часок-другой в виртуальные игры, чтобы расслабиться. Он очень беспокоился о деле, с которым работал.
— О деле Сальватори?
— Да, кажется. — Фоккс вытер глаза рукавом халата. — Мы никогда не обсуждали его работу. Я ничего в юриспруденции не понимаю. Я врач-диетолог. Мы познакомились двенадцать лет назад. Фиц пришел ко мне на прием, хотел, чтобы я подобрал ему подходящую диету. Мы подружились, потом стали любовниками, начали жить вместе…
Все это Ева хотела узнать в подробностях, но позже. Сейчас ее интересовало, что именно случилось в ванной комнате.
— Итак, у него были проблемы со сном, — подсказала она.
— Да. Его часто мучает бессонница. Он так много сил и нервов тратит на своих клиентов… Я уже привык к тому, что посреди ночи он отправляется в гостиную, включает какую-нибудь игру или дремлет у телевизора. Иногда принимает теплую ванну. — Вспомнив о ванне, Фоккс смертельно побледнел. — О господи!
Он опять залился слезами, и Ева налила ему стакан минеральной воды: бутылка стояла рядом на столике.
— И в этот раз было то же самое? — спросила она. — Он снова встал среди ночи?
— Точно сказать не могу. — Фоккс закрыл лицо руками. — Я сплю крепко, с этим у меня проблем нет. Мы посмотрели последние новости, выпили коньяку и легли около полуночи. Проснулся я, как обычно, рано.
— В котором часу?
— В пять или в пять пятнадцать. Мы оба встаем рано, завтрак заказываю я. Фица в кровати не было, я решил, что ему опять не спалось и он перебрался в одну из спален внизу. Потом я пошел в ванную и тут увидел его. Боже! Фиц! Весь в крови… Это было похоже на кошмарный сон.
Он поднес дрожащую руку ко рту.
— Я кинулся к нему, стал пытаться делать искусственное дыхание. Мне казалось, что я схожу с ума! Он был мертв, и я это прекрасно видел. И все же я стал вытаскивать его из воды. Но он человек крупный, а меня просто трясло от ужаса. И тогда я вызвал «Скорую».
Ева понимала, что, если ей не удастся привести Фоккса в чувство, говорить с ним будет бесполезно. И транквилизаторы ему давать нельзя, пока она все не узнает.
— Я понимаю, как вам трудно, мистер Фоккс. Мне очень жаль, что этот разговор нам приходится вести прямо сейчас, но, поверьте, так будет легче и вам, и мне.
— Я в порядке. — Он залпом осушил стакан воды. — Надо с этим покончить.
— Скажите, а в каком он был настроении вчера вечером? Вы говорили, что он беспокоился о деле, которое вел.
— Беспокоился, да, но не слишком. Он никак не мог сломить какого-то полицейского, и это его бесило.
Ева решила, что не стоит говорить о том, кто был этот полицейский.
— Кроме того, он готовил защиту еще по двум делам. Понимаете, Фиц так много работал, что просто не мог расслабиться.
— Кто-нибудь звонил ему вечером? Или он кому-нибудь?
— Да, конечно. Он часто брал работу домой, и ему приходилось много говорить по телефону. Вчера он часа два сидел в кабинете наверху. Пришел около половины шестого и работал до восьми. Потом мы поужинали.
— Его беспокоило что-то еще, кроме дела Сальватори?
— Только излишний вес, — улыбнулся Фоккс. — Фиц боролся с каждым фунтом. Мы говорили о том, что ему следует увеличить физические нагрузки, может быть, сесть на специальную диету. После ужина мы смотрели комедию по видео, потом, как я уже говорил, пошли спать.
— Вы ссорились?
— Ссорились?
— У вас на руке синяки, мистер Фоккс. Вы дрались с мистером Фицхью вчера вечером?
— Нет! — Он побледнел еще больше, и глаза его заблестели так, будто он снова собрался зарыдать. — Мы никогда не дрались. Естественно, иногда мы ссорились. Как и все. Я.., наверное, я ударился о край ванны, когда пытался.., его…
— У мистера Фицхью были тесные отношения с кем-либо еще?
Фоккс окинул Еву ледяным взглядом.
— Вы хотите знать, были ли у него другие любовники? Не было. Мы были верны друг другу.
— А кто владелец этой квартиры? Фоккс напрягся и ответил холодно:
— Десять лет назад она была переписана на нас обоих. Раньше квартира принадлежала Фицу.
«А теперь принадлежит тебе», — подумала Ева.
— По-видимому, мистер Фицхью был весьма состоятельным человеком. Вы знаете, кто наследует его состояние?
— Что-то завещано благотворительным фондам, остальное — мне. Неужели вы думаете, я мог убить его из-за денег? — Он произнес это не с ужасом, а с отвращением. — Какое право вы имеете приходить в мой дом в такой трагический момент и задавать эти мерзкие вопросы?!
— Мне необходимо знать ответы на них, мистер Фоккс. Если я не узнаю их здесь, мне придется продолжить допрос в полицейском участке. Думаю, здесь вам говорить гораздо удобнее. Мистер Фицхью коллекционировал ножи?
— Нет. — Фоккс вдруг часто-часто заморгал и снова побледнел. — Их коллекционирую я. У меня довольно большая коллекция старинного холодного оружия. Все зарегистрировано, — поспешно добавил он. — Как положено.
— Есть ли у вас нож с прямым лезвием длиной около шести дюймов и с ручкой из слоновой кости?
— Да, это английский нож XIX века. — Дыхание его стало прерывистым. — Так он его использовал? Он взял один из моих ножей, чтобы… Я не видел ножа. Я видел только тело. Он взял мой нож?
— Нож был найден на месте происшествия, мистер Фоккс. Мы должны провести экспертизу. Я выпишу вам соответствующую бумагу.
— Мне он не нужен. Я не хочу видеть этот нож! — Он закрыл лицо руками. — О, Фиц! Как он мог взять для этого мой нож?!
И он снова зарыдал. Ева услышала голоса в соседней комнате и поняла, что прибыла команда «подметальщиков» — производить осмотр.
— Мистер Фоккс, — сказала она, вставая. — Я попрошу вас побыть еще некоторое время здесь. Может быть, вы хотите вызвать кого-нибудь? — Нет, никого. Мне ничего не нужно.


— Все это мне очень не нравится, Пибоди, — сказала Ева, когда они шли по коридору, чтобы спуститься в гараж, к машине. — Фицхью встает посреди ночи, берет старинный нож, наливает ванну. Потом зажигает свечи, включает музыку и режет себе вены. Без каких-либо на то причин. Он был на пике карьеры: денег уйма, от клиентов отбоя нет. И вдруг он решает: «Да пошло все к черту! Возьму и умру!»
— Я вообще не понимаю самоубийц. Наверное, я по натуре человек, трезво относящийся к взлетам и падениям.
Ева самоубийц понимала. Когда-то давно, в интернате, она даже хотела наложить на себя руки. А еще раньше, в раннем детстве, смерть казалась ей единственным избавлением от непрекращающегося кошмара, в котором она жила.
И именно поэтому она никак не могла понять, что могло толкнуть на самоубийство Фицхью.
— Мотивация абсолютно не ясна. Но у нас есть любовник, коллекционирующий ножи, который к тому же наследует значительное состояние.
— Вы думаете, Фоккс мог его убить? — задумчиво спросила Пибоди. — Фицхью был выше его и крупнее. Он бы обязательно оказал сопротивление, а следов борьбы нет.
— Эти следы легко скрыть, — сказала Ева. — У Фоккса на руке синяки. А если Фицхью принимал перед этим наркотики, то он вряд ли бы стал особенно сопротивляться. Надо дождаться результатов вскрытия.
— Почему вам хочется, чтобы это оказалось убийство?
— Мне вовсе этого не хочется. Просто иначе получается какая-то бессмыслица. Возможно, Фицхью не мог заснуть, встал… Похоже, ночью кто-то побывал в комнате виртуальных игр. Или это просто подстроено.
— Никогда ничего подобного не встречала. — Пибоди явно была поражена увиденным в квартире. — Все игры в одном месте. Кресло с пультами управления, большой экран, роскошный бар, видео, даже кабинка для релаксации, я о ней только слышала, ведь их совсем недавно изобрели. Вы когда-нибудь пользовались этой штукой, лейтенант?
— У Рорка есть такая, но мне она не нравится. Я предпочитаю расслабляться естественным образом, а не при помощи каких-то программ. — Они уже спустились в гараж, Ева увидела, что на капоте ее машины кто-то сидит, и мрачно присвистнула. — Что за черт!
— О, Даллас и Пибоди снова вместе! — Надин Ферст, лучший репортер «Канала 75», изящно спрыгнула на землю. — Как прошел медовый месяц?
— На личные вопросы не отвечаю, — отрезала Ева.
— А я думала, мы друзья, — заметила Надин и подмигнула Пибоди.
— Ты, подруга, недолго думая, сделала из нашего девичника новость для телерепортажа!
— Даллас! — Надин протянула к ней обе руки. — Тебе удалось во время этого девичника поймать и обезвредить опасного преступника, а это — новость, о которой публика имеет право знать. Кстати, тогда рейтинг наших новостей взлетел до небес. А сейчас, посмотри, ты едва вернулась из отпуска и снова оказалась в самой гуще событий. Что произошло с Фицхью?
— Он умер. Мне надо работать, Надин.
— Ева, ну послушай! — Надин потянула ее за рукав. — Мы с тобой через столько всего прошли. Ну хоть намекни!
— Посоветуй клиентам Фицхью подыскивать себе нового адвоката. Больше ничего сказать не могу.
— Но что это было? Несчастный случай? Убийство?
— Ведется расследование. — От раздражения Ева никак не могла отпереть машину.
— Пибоди! — в отчаянии воскликнула Надин, но Пибоди только усмехнулась и пожала плечами. И тогда Надин выложила козырную карту:
— Знаешь, Даллас, всем отлично известно, что вы с покойным не слишком друг друга любили. После вчерашнего судебного заседания он назвал тебя полицейским, склонным к применению насилия и использующим свой значок в качестве тупого и тяжелого предмета.
— Как обидно, что больше он не сможет порадовать репортерскую братию своими остроумными высказываниями.
Ева захлопнула за собой дверцу машины, и Надин пришлось говорить через стекло:
— Так, может, ты скажешь что-нибудь остроумное?
— С. Т. Фицхью мертв. Полиция ведет расследование. Отойди! — Ева завела мотор и рванула с места с такой скоростью, что Надин едва успела отскочить. Пибоди захихикала, и Ева бросила на нее суровый взгляд. — Что вас так развеселило?
— Она мне нравится. — Пибоди не выдержала и оглянулась. Надин, улыбаясь во весь рот, смотрела им вслед. — И вам, по-моему, тоже.
— Порой мы бываем абсолютно иррациональны в своих предпочтениях, — ответила Ева, но тоже с трудом сдержала улыбку. И они поехали в участок.
…Все прошло великолепно. Просто великолепно. Как приятно знать, что все у тебя под контролем! Сведения, поступавшие из информационных агентств, тщательно отбирались и сортировались. И пополняли пока небольшую, но быстро растущую базу данных.
Занятие оказалось удивительно интересным и увлекательным. Главным было, конечно, не это, но приятно иметь такой побочный эффект.
Кто окажется следующим?
Одно нажатие кнопки, и на экране монитора возникло лицо Евы. А рядом — все необходимые сведения. Удивительная женщина! Место рождения и родители неизвестны. Ребенком была найдена в одном из переулков Далласа, штат Техас. На теле — следы побоев, потеря памяти. Женщина, не помнящая собственного детства, первых лет жизни, в течение которых и формируется личность! Все эти годы ее били, мучили, подвергали насилию. Как это повлияло на ее сознание? На душу?
Ева Даллас выбрала государственную службу, устроилась в полицию и заработала репутацию детектива, докапывающегося до самой сути. Прошлой зимой вела расследование одного очень шумного и грязного дела и стала настоящей знаменитостью.
Тогда-то она и познакомилась с Рорком…
Компьютер загудел. На экране появилась фотография Рорка. Очень любопытная пара. В его детстве тоже много тайн, но он выбрал, по крайней мере вначале, игру по другую сторону закона. И заработал огромное состояние.
Теперь они вместе, но этот союз так легко разрушить!
Пока не время. Надо немного подождать.
Ведь игра только началась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Плоть и кровь - Робертс Нора



просто поразительно, как устроен мозг преступников... это нечто невообразимое для нормального человека. и самое ужасное - они гениальны в своем безумии!! может мое описание несколько сумбурно, но и этот роман не вписывается в стандартные рамки. 10/10
Плоть и кровь - Робертс НораОльга Сергеевна
16.06.2012, 20.58





уфыфвы
Плоть и кровь - Робертс Норацфдлывзх
22.09.2012, 21.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100