Читать онлайн Плоть и кровь, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плоть и кровь - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плоть и кровь - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плоть и кровь - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Плоть и кровь

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 20

«Как скоро Рорк меня хватится?» — думала Ева. Впрочем, Пибоди и Финн должны отреагировать на ее сигнал быстрее. Так надо постараться выиграть время. И у нее было ощущение, что ей удастся это сделать: Рианна была из тех, чье непомерное самолюбие требовало постоянного восхищения окружающих.
— Вы работали с Джессом?
— Он жалкий любитель, — презрительно усмехнулась Рианна. — Всего-навсего пианист. У него есть определенные инженерные способности, но не хватает ни воображения, ни твердости характера. Женщины вообще смелее и порочнее мужчин. Вы с этим не согласны?
— Нет. Думаю, смелость и порок не имеют пола.
— Ну что ж, — Рианна поджала губы. — Я остаюсь при своем мнении. А с Джессом я немного общалась пару лет назад. Мы обменивались идеями, обсуждали разные теории. Очень удобная вещь — подпольная электронная сеть. Меня забавляло то, что он возомнил себя Господом Богом, я не стыдилась льстить ему, и он поделился со мной кое-какими из своих находок. Но я уже тогда была далеко впереди. Честно говоря, я и не подозревала, что он так продвинется. Насколько я понимаю, это изменение настроения и некоторые внушения, так?
— Вы пошли дальше?
— О, намного дальше! Может, присядете, Ева? Так нам обеим будет удобнее.
— Мне и стоя удобно.
— Как угодно. Но, будьте добры, сделайте несколько шагов назад. Не хотелось бы, чтобы вы попытались воспользоваться оружием. Тогда мне придется пустить в ход свое, а было бы безумно жаль терять такого хорошего слушателя.
Ева отступила назад. Она вдруг снова подумала о Рорке. Ведь если он отправится искать ее, то явится сюда безоружным. Нет, уж пусть лучше сидит у себя в кабинете: так он, по крайней мере, в безопасности.
— Вы же врач, — напомнила Рианне Ева. — Психиатр. Вы многие годы посвятили тому, чтобы помогать людям. Зачем убивать, Рианна? Вас же учили спасать.
— Возможно, такова моя генетическая предрасположенность, — улыбнулась она. — Ах да, вам же не нравится эта теория. Вы готовы были на нее опереться только для того, чтобы достичь желаемого результата по вашему делу. Впрочем, она и не может вам нравиться: вы ведь не знаете, кто вы и откуда. — Она заметила, как сверкнули Евины глаза, и удовлетворенно кивнула. — Я изучила все сведения о Еве Даллас, как только узнала, что Рорк поддерживает с вами отношения. Я очень привязана к Рорку и даже одно время подумывала, не попробовать ли превратить нашу короткую связь во что-то постоянное.
— Он вас бросил? Оскорбление попало в цель.
— Такой чисто женский приемчик не делает вам чести, Ева. Нет, не бросил. Мы просто разошлись в разные стороны. Но у меня было намерение со временем опять с ним сблизиться. Поэтому, узнав, что он стал проявлять такой повышенный интерес к женщине-полицейскому, я была заинтригована. Это совсем не в его стиле. Но вы.., вы оказались интересной особой. Особенно вы меня заинтересовали после того, как я собрала о вас сведения.
Она уселась на ручку кресла. Парализующее устройство было по-прежнему нацелено на Еву.
— Бедный измученный ребенок, найденный на улице в Далласе. И ничего не помнит: ни того, как там очутилась, ни того, кто ее бил, насиловал, терзал. Чистый лист! Мне показалось это любопытным. Ни прошлого, ни родителей, ничего. Я с удовольствием займусь изучением вашего сознания.
— Вы до него не доберетесь!
— Доберусь обязательно. Вы сами меня об этом попросите после парочки сеансов той игры, которую я для вас подобрала. Мне даже жаль, что вы забудете все, что мы с вами сейчас обсуждаем. У вас такой острый ум, такая удивительная энергия… Но зато у нас будет возможность поработать вместе. Я очень люблю Уильяма, но он такой.., близорукий.
— Он в этом замешан?
— Никоим образом. Первый опыт я поставила именно на Уильяме. Опыт оказался удачным, и мне стало гораздо проще с ним: он подчинялся любому моему требованию. Уильям лучше меня ладит с электроникой. Он помогал мне улучшить программу, которую я послала сенатору Перли.
— Зачем?
— Это был еще один опыт. А кроме того… Перли слишком рьяно выступал против воздействия на подсознание. Электронные игры обожал, что, я думаю, вы уже успели выяснить, но все время настаивал на ограничениях. Он выступал против порнографии, требовал запретить эротические игры для двоих, возмущался рекламой, использующей воздействие на подсознание, и все такое прочее. Короче говоря, я назначила его жертвенным тельцом.
— Как вы раздобыли данные по его мозгу?
— Уильям постарался. Он ведь очень умен. На это у него ушло несколько недель, но он сумел проникнуть в засекреченные сети. Так же, как ему удалось залезть в компьютеры департамента полиции.
— И оттуда вы получили данные о моем мозге?
— Естественно. Ну а потом заслал туда вирус. Чтобы отдел электроники знал, чем себя занять. Впрочем, это была только шутка. У Уильяма такое доброе сердце, он бы страшно расстроился, узнав, что принимал участие в принуждении людей к самоубийству.
— Но, тем не менее, вы его использовали, сделали причастным к этому. Вас это не беспокоит?
— Нет. Уильям сделал все, что от него требовалось, но на его месте мог быть кто-то другой.
— Он же любит вас, неужели вы этого не видите?
— Да ладно вам! — рассмеялась Рианна. — Он щенок. Все мужчины таковы, когда перед ними хорошенькая женщина. Они садятся на задние лапки и бросают на тебя умоляющие взгляды. Это забавно, иногда утомительно, но порой полезно. — Она с любопытством посмотрела на Еву. — Только не говорите мне, что с Рорком вы не чувствуете своего женского превосходства.
— Мы никогда не используем друг друга.
— Значит, вы просто не понимаете свое преимущество. — Рианна нахмурилась и поспешила сменить тему. — Многоуважаемая доктор Мира, очевидно, сочла бы меня социопатом с тенденцией к насилию и тягой к власти. Патологической лгуньей с нездоровым, даже опасным интересом к смерти.
Ева выдержала паузу.
— А вы бы согласились с этим диагнозом, доктор Отт?
— Конечно. И я с удовольствием объяснила бы ей, почему я такая. Моя мать покончила с собой, когда мне было шесть лет. Отец не смог этого пережить. Он отдал меня дедушке с бабушкой и отправился куда-то залечивать раны. Думаю, это ему так и не удалось. Но я прекрасно помню лицо моей матери после того, как она приняла смертельную дозу снотворного. Она казалась такой красивой и счастливой. Так почему же смерть не может быть увлекательным приключением?
— Попробуйте сами, — предложила Ева, — и вы все поймете.
— Когда-нибудь. Но только после того, как я завершу свои исследования.
— Так, значит, мы все для вас — лабораторные крысы? Лягушки под микроскопом.
— В какой-то мере — да. Единственный, кого мне, пожалуй, жаль, — это Дрю Матиас. Он был юн и талантлив… Я иногда консультировалась с ним, когда мы с Уильямом работали в «Олимпусе». Дрю в меня влюбился, и мы неплохо проводили время. Я была польщена, а Уильям очень терпим к развлечениям на стороне.
— Матиас слишком много знал, поэтому вы послали ему программу и велели повеситься? — догадалась Ева.
— Приблизительно так. В этом, не было бы необходимости, но он не хотел, чтобы наши отношения прекращались. Поэтому Дрю должен был умереть — иначе он когда-нибудь взглянул бы на все трезво и понял бы слишком многое.
— А почему вы заставляли своих жертв обнажаться? Хотели их унизить?
— Нет! — Эта мысль Рианну шокировала. — Вовсе нет. В этом есть своя символика. Нагими мы приходим в этот мир, нагими и уходим. Мы завершаем круг. Дрю умер счастливым. Как и все остальные. Ни страданий, ни боли. Только радость. Я не чудовище, Ева, я ученый.
— Нет, вы чудовище, Рианна. Современное общество сажает таких, как вы, в тюрьму. В тюрьме вы не будете счастливы.
— Этого не случится. За все заплатит Джесс. После моего завтрашнего отчета вы сделаете все, чтобы посадить его. Думаю, вам удастся убедить всех остальных в том, что он принуждал людей к самоубийству, поскольку сами вы будете в этом абсолютно уверены. Ну а когда я буду ставить следующие опыты, то постараюсь, чтобы это происходило вдали от вас. Вас это больше беспокоить не будет.
— Но одного человека вы выбрали поблизости от меня. — Ева почувствовала, что тошнота подступила к горлу. — Зачем вам это понадобилось? Чтобы привлечь мое внимание?
— Отчасти поэтому. Мне хотелось посмотреть, как вы работаете, проверить, действительно ли вы такой прекрасный полицейский. А кроме того, я решила оказать вам маленькую услугу: я знала, что вы терпеть не могли Фицхью. Да и многие считали его высокомерным ослом, человеком неприятным в общении. И знаете, он обожал жестокие игры, поэтому я выбрала для него кровавую смерть. Лично я с ним никогда не встречалась, но иногда натыкалась на него в компьютерной сети.
— У него была семья, — произнесла Ева через силу. — У Перли, Матиаса и Сериз Деван тоже.
— Да ладно вам! Жизнь продолжается, — махнула рукой Рианна. — Все устроится. Такова человеческая природа. А что касается Сериз, то в ней материнства было не больше, чем в дворовой кошке. Она была такая самоуверенная. Это меня просто бесило! Можете считать, что я выбрала ее следующей жертвой из чувства личной неприязни. Забавно было смотреть, как она умирала. Какая улыбка! Они все улыбались. Это была моя маленькая шутка и мой им прощальный подарок. Ведь смерть — это так увлекательно, так прекрасно, так радостно! Умри — и ты испытаешь истинное наслаждение. Они все умирали с наслаждением.
— Они умирали с застывшими на лицах улыбками и ожогом в мозгу.
— О каком ожоге вы говорите? — нахмурилась Рианна.
Когда же наконец придет помощь? Сколько ей еще надо продержаться?
— Вы не знали об этом? В ваших опытах был один маленький недостаток, Рианна. В лобной доли мозга остается небольшой ожог, который виден при сканировании как затемнение. Если бы не это, едва ли мне удалось бы что-нибудь раскопать.
— Ерунда! — Рианна снова махнула рукой, но видно было, что она задумалась. — Это могло быть вызвано интенсивностью сублиминального воздействия. Оно ведь должно быть очень точно направленным, чтобы преодолеть инстинктивное сопротивление — тот самый инстинкт выживания. Надо будет над этим поработать, отладить. — Во взгляде ее читалось неудовольствие. — Ну, ничего. Уильям с этим справится. Я не люблю недочетов.
— А между тем в вашем исследовании их предостаточно. Чтобы продолжать работу, вам надо постоянно держать под контролем Уильяма. Интересно, сколько раз вы испытывали на нем свое устройство, Рианна? А что, если при повторном воздействии этот ожог увеличивается? Ведь неизвестно, какой вред это может принести.
— Это все можно исправить. — Она рассеянно барабанила пальцами по колену. — Я сделаю ему сканирование мозга. Если ожог у Уильяма есть, я его вылечу.
— У него наверняка есть ожог. — Ева подошла чуть ближе. — Он был у всех. А что, если вам не удастся вылечить Уильяма? По-видимому, тогда его тоже придется убить. Вы не можете рисковать: вдруг этот ожог вызовет непредсказуемое поведение?
— Нет. Нет. Я займусь этим немедленно. Сегодня же вечером.
— Может быть, уже поздно.
— Все можно вылечить! Я так далеко зашла, что не могу смириться с неудачей.
— Боюсь, что придется. Не думаю, что вам будет легко контролировать меня.
— У меня уже есть данные вашего мозга, — напомнила ей Рианна. — И программа для вас готова. Так что все как раз будет очень легко.
— Я вас еще удивлю, — пообещала Ева. — А Рорк? Ведь он рано или поздно все узнает, а без него вы не можете создавать свое оборудование и программы. Вы и его собираетесь контролировать?
— Я бы это сделала с превеликим удовольствием. Даже начала составлять программу: небольшая прогулка, так сказать, по закоулкам памяти. Рорк такой изобретательный любовник. У нас не было времени сопоставить впечатления, но, думаю, вы со мной согласитесь.
Ева готова была взорваться, но сдержалась.
— Хотите получить от своей игрушки сексуальное удовольствие, доктор Отт? Поведение, недостойное ученого.
— Зато как это забавно! Я не такой мастер, как Уильям, но хорошую игру могу оценить. Игры порой могут развлечь и помогают расслабиться. Собственно, с этого все и началось. Мы с Уильямом решили, что, изучая непосредственно реакции игроков, сможем разработать новые опции для нашего виртуального устройства. Но никто и не подозревал, что именно я создаю. Ну а что касается Рорка… Мне пришлось пересмотреть свое решение. К сожалению, он слишком углубился в изучение нашего устройства. Это становится опасным, и тут уже не до развлечений… А, впрочем, Рорк вовсе не так уж необходим. — Она улыбнулась уголком рта. — Как вы полагаете, кто будет владеть всем его состоянием, если с ним что-то случится?
Рианна весело рассмеялась, а Ева молча смотрела на нее.
— Ну, конечно же, вы, дорогая! Все это будет вашим, все будет под контролем у вас, а следовательно, и у меня. Не волнуйтесь, я не заставлю вас вдоветь долго. Мы вам кого-нибудь найдем. Я сама выберу вам нового мужа.
У Евы от ужаса кровь застыла в жилах, сжалось в комок сердце.
— Вы сделали программу для него?
— Закончила сегодня днем. Интересно, он ее уже опробовал? Рорк такой внимательный человек, он интересуется всей производимой его компаниями продукцией.
Ева сделала небольшое движение в сторону стола, на котором лежал ее револьвер, и это не ускользнуло от внимания Рианны.
— Не делайте этого. Мне придется вас парализовать.
— Я задушу вас своими собственными руками. — Ева постаралась сделать максимально глубокий вздох, велела себе думать. — Клянусь.


Рорк, сидевший в своем кабинете, снова просматривал информацию на компьютере. «Я что-то упустил, — думал он. — Но что?»
Он протер глаза, сел поудобнее. Надо передохнуть, решил он. Прочистить мозги, дать отдых глазам. Взяв со стола виртуальные очки, он стал задумчиво вертеть их в руках.
— Вы не станете рисковать. Попытайтесь только, я вас парализую, и вы не успеете ему помочь. А так — остается надежда, что вы сможете это остановить, сможете спасти его. — Она презрительно усмехнулась. — Видите, Ева, я вас прекрасно понимаю.
— Ошибаетесь!
Вместо того чтобы кинуться вперед, Ева отпрыгнула назад и выключила свет. Комната погрузилась во тьму, но она успела схватить свое оружие. Однако Рианна выстрелила первой, и Ева почувствовала укол в правое плечо. Она упала на пол, за стол, и стиснула зубы от боли, но постаралась, чтобы ее голос звучал спокойно:
— Стрелять я умею лучше, чем вы. — Правая рука дрожала, и ей пришлось переложить револьвер в левую. — В этом вы только любитель: недаром ваше оружие сработало, как обычный револьвер. Бросьте его, тогда, возможно, я вас не убью.
— Вы меня и так не убьете! — прошипела Рианна. — Вы слишком хороший полицейский. Крайние меры принимают только тогда, когда остальные способы оказываются недейственными.
«Она у двери, — поняла Ева, прислушиваясь и стараясь дышать бесшумно. — Если она ее откроет, то сразу окажется на свету».
— Здесь никого, кроме нас с вами, нет. Кто об этом узнает?
— Вы слишком совестливая. Не забывайте, я вас хорошо знаю. Вы не сможете с этим жить.
«Еще ближе к двери. Прекрасно. Только попытайся выйти, сука, и я тебя пристрелю!»
Дверь открылась, но Рианна не выбежала. Вместо этого в комнату вошел Уильям.
— Рианна, что ты делаешь в темноте? Ева вскочила на ноги, и Рианна выстрелила. Но рука ее дрогнула, и она попала в Уильяма.
— Господи, Уильям!
В голосе ее было больше отвращения, чем отчаяния. Уильям стал оседать на пол, и Ева, использовав его как прикрытие, кинулась на Рианну. Она действительно не хотела убивать ее, но должна была обезоружить.
Еве удалось схватить Рианну за руку с парализующим устройством, которым та, как выяснилось, не успела воспользоваться. Однако Рианна отбивалась как бешеная и знала, куда целиться. Она ведь сама накладывала мази на все Евины синяки и ссадины и теперь била именно по ним. Локтем она ударила Еву по бедру, ногой — по больному колену.
— Сука! — Ева почти ослепла от боли, но ей все-таки удалось сунуть револьвер Рианне в подбородок. — Только пошевелись, и я тебя вырублю!
Она задыхалась, истекала кровью, тело звенело от боли. Но главное — она сходила с ума от беспокойства за Рорка. Что, если он успел воспользоваться виртуальными очками с гибельной программой?!
— Считаю до трех, — предупредила она. — Бросай оружие — или я тебя отключу.
— Вам этого не сделать. — Голос у Рианны был наглым и уверенным, она победно улыбалась. — Это сделаю я. — Ей удалось каким-то образом вывернуть руку с оружием, за которую Ева ее держала, и приставить оружие к своей шее. — Ненавижу тюремные камеры, — сказала она и выстрелила.
— Боже мой!
Рианна еще дергалась в предсмертных конвульсиях, Уильям корчился на полу, а Ева уже мчалась по коридору, даже не замечая, что плачет.
Навстречу ей кто-то шел, но она даже не притормозила.
— Даллас! Господи!
— Туда! — Она промчалась мимо Фини, не обращая внимания на его взволнованные вопросы. — А вы, Пибоди, со мной. Скорее. Она метнулась к лифту.
— Даллас, что случилось? — Пибоди едва поспевала за ней. — Вы истекаете кровью, лейтенант. Что происходит?
— Рорк! Рорк! Господи! Пожалуйста! — Слезы ручьем текли у нее по лицу, но она была в такой панике, что ничего не чувствовала. — Она его убивает. Она собирается его убить!
В лифте Пибоди дотронулась до Евиного плеча, но та с досадой отмахнулась.
— Я ничего не понимаю, Даллас! Кто напал на Рорка?
— Рианна. Она мертва. Но сейчас она его убивает. — Ева едва могла дышать. — Мы его остановим! Что бы она ему ни велела, мы его остановим, правда? — Она взглянула на Пибоди обезумевшими глазами. — Она его не заберет!
Двери лифта не успели до конца открыться, а Ева с Пибоди уже выскочили. Ева, хоть и была ранена, бежала быстрее, подгоняемая страхом. Она кинулась к двери в кабинет и едва не налетела на Рорка.
— Рорк! — Ева готова была задушить его в объятьях. — Господи! С тобой все в порядке! Ты жив!
— Что с тобой? — Обнимая ее, он чувствовал, как она дрожит.
Она стала ощупывать его лицо, заглядывать в глаза.
— Посмотри на меня! Ты им пользовался? Ты опробовал виртуальную установку?
— Нет. Ева…
— Пибоди, следите за его поведением. Может быть, он уже все забыл. Вызовите санитаров. Ему надо сделать сканирование мозга.
— Ну, этого я, положим, не позволю, но санитаров, Пибоди, вызывайте. На сей раз она отправится в больницу, даже если придется ее связать.
Ева отступила в сторону, отдышалась и внимательно его оглядела.
— Теперь мне ясно: ты его не использовал.
— Я же сказал, что нет. — Рорк задумался на мгновение. — Так эта установка сейчас настроена на меня? Черт, надо было раньше догадаться! — Он изо всех сил стукнул кулаком по стене и заметил, что Ева сразу подняла оружие. — Да убери ты эту штуку. У меня нет позывов к самоубийству. Я просто злюсь. Она все делала у меня под носом, а я начал догадываться об этом минут пять назад! «Псидок»… Доктор-психиатр, — пояснил он. — Этим именем Рианна пользовалась в играх. Значит, она все еще играет… Оказывается, за последний год Матиас десятки раз с ней контактировал. А ведь я внимательно просматривал все данные по устройству, которые они мне давали. Они даже не стали ничего скрывать. Рианна знала, что я доверяю ей и Уильяму.
— Уильям не виноват. Он не знал, что делает. А Рианна в какой-то момент поняла, что рано или поздно ты обо всем догадаешься. Поэтому она… — Ева запнулась: ей снова стало трудно дышать. — Поэтому она сделала устройство специально для тебя.
— И я бы им воспользовался, если бы меня не отвлекли. — Он подумал о Мэвис и улыбнулся, а потом взглянул на нее. Взглянул на порванную рубашку Евы, на пятна крови.
— Она тебя ранила?
— Это ее кровь. — «В основном», — подумала Ева про себя и мрачно вздохнула. — Она мертва, Рорк. Самоубийство. Я не могла ее остановить. А может, не хотела? Она сказала мне про устройство.., для тебя. Господи, я так боялась, что не успею!
Я ее пыталась отвлечь, заговаривала ей зубы, а ты в это время мог… — Ева не слышала, как Пибоди вышла, решив оставить их наедине. Ей было все равно, присутствует при их разговоре кто-то или нет. Она так и стояла, глядя в пустоту, и время от времени вздрагивала.
— Ева! — Рорк подошел к ней, обнял. — Ничего не случилось. Ты успела, я с тобой. Успокойся. Все кончено.
Но она знала, что все это — паника, ощущение собственного бессилия, леденящий ужас — вернется к ней во снах.
— Не кончено. По делу Рианны будет проводиться расследование. Начнут проверять работу твоей компании, людей, которые участвовали в проекте.
— Это я как-нибудь перенесу. — Он заглянул ей в глаза. — С компанией все в порядке, Ева. Можешь мне поверить. Я не поставлю тебя в неловкое положение. Меня не арестуют.
Она взяла носовой платок, который он ей протянул, высморкалась.
— Очень на это надеюсь. Если окажется, что я замужем за преступником, моей карьере конец.
— Скажи мне, почему она это делала?
— Потому что могла! Во всяком случае, так она сказала. Рианна обожала властвовать. — Ева потерла ладонями щеки. Руки наконец перестали дрожать. — Кстати, у нее были большие планы на мой счет. Хотела сделать из меня ручного зверька. Вроде Уильяма. Она рассчитала, что после твоей смерти я унаследую всю твою империю. Но правда ты мне такой подлости не устроишь?
— Какой?
— Не сделаешь меня своей наследницей. Рорк рассмеялся и поцеловал ее.
— Ева, ты неповторима! Такая вещь может оскорбить только тебя. — Он пригладил ей волосы. — Так она сделала программу и для тебя?
— Да. Мы просто не успели ее опробовать. Ой, Фини же здесь! Мне надо обо всем ему рассказать.
— Мы сейчас вместе туда поднимемся. Она отключила телефон. Я как раз туда направлялся, когда примчалась ты. Я не мог прозвониться и начал волноваться.
— Трудно тебе со мной, — сказала она, коснувшись ладонью его щеки.
— Ничего, справляюсь. Полагаю, ты захочешь отправиться в участок — составлять отчет?
— Таковы правила, Рорк, у меня в деле труп. Плюс четыре смерти, с этим связанные.
— Я тебя отвезу. Но сначала — в больницу.
— В больницу я не поеду. Рианна совсем не умела стрелять. У меня просто царапина, и кровь давно остановилась.
— Пусть мне это скажут врачи.
Пибоди приоткрыла дверь и заглянула в комнату.
— Прошу прощения. Прибыли медики. Их нужно пропустить в здание.
— Сейчас. Проводите их в кабинет доктора Отт, Пибоди. Там они и Еву осмотрят, а потом я отправлю ее в больницу.
— Я же сказала, что в больницу ты меня не затащишь.
— Это я уже слышал. — Рорк нажал кнопку на пульте. — Будьте добры, пропустите медиков. Пибоди, у вас есть с собой наручники?
— Как положено.
— Будьте добры, одолжите их мне. Надо сопроводить лейтенанта в больницу.
— Эй, парень, только попытайся! Тогда посмотрим, кого надо будет показывать врачам.
Пибоди мужественно прикусила губу: лейтенанту ее улыбочка вряд ли понравилась бы.
— Понимаю ваши проблемы, Рорк, но помочь ничем не могу. Боюсь потерять работу.
— Ничего страшного, Пибоди. — Он крепко обнял Еву, ринувшуюся было к двери. — Обойдусь подручными средствами.
— Мне надо закончить работу, написать отчет! Я должна отправить в морг труп! — вопила Ева, пытаясь вырваться.
— Я все это слышал. — Рорк поднял Еву на руки и внес в лифт. — Пибоди, попросите медиков прихватить с собой оружие. Возможна попытка к бегству.
— Отпусти меня, идиот! Я никуда не поеду! — Ева наконец не выдержала и расхохоталась. Двери лифта закрылись.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Плоть и кровь - Робертс Нора



просто поразительно, как устроен мозг преступников... это нечто невообразимое для нормального человека. и самое ужасное - они гениальны в своем безумии!! может мое описание несколько сумбурно, но и этот роман не вписывается в стандартные рамки. 10/10
Плоть и кровь - Робертс НораОльга Сергеевна
16.06.2012, 20.58





уфыфвы
Плоть и кровь - Робертс Норацфдлывзх
22.09.2012, 21.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100