Читать онлайн Плоть и кровь, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плоть и кровь - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плоть и кровь - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плоть и кровь - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Плоть и кровь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Врача звали Ванг, и он, как большинство врачей, работавших на курортах, был уже довольно стар. Он давно мог выйти на пенсию, но, как и многие другие его коллеги, предпочитал эту необременительную работу — лечить синяки и ссадины, выдавать таблетки от похмельного синдрома, время от времени проводить диспансеризацию персонала.
Однако труп он был способен распознать с первого взгляда.
— Мертв, — решительно заявил Ванг. Голос у него был чуть надтреснутый, с легким, почти неуловимым акцентом, лицо — желтоватое, испещренное сетью морщин, голова — лысая и блестящая, напоминающая старинный бильярдный шар из пожелтевшей от времени слоновой кости.
— Это я и сама поняла. — Ева устало потерла глаза. Ей впервые пришлось столкнуться с курортным врачом, хотя слышала она о них немало. Они терпеть не могли, когда к их немногочисленным обязанностям прибавлялись какие-то новые. — Меня интересует время и причина смерти.
— Смерть от удушения. — Ванг дотронулся длинным узловатым пальцем до посиневшей полосы на шее. — От самоудушения. А время смерти — между десятью и одиннадцатью вечера. Сегодняшнего.
— Благодарю вас, доктор. — Ева не смогла сдержать саркастической улыбки. — На теле нет следов насилия, поэтому придется принять вашу версию о самоубийстве. Но меня интересует анализ крови: хочу выяснить, не находился ли умерший под воздействием наркотиков. Вы прописывали ему какие-либо лекарства?
— Точно сказать не могу, мне надо свериться со своими записями, но лицо его кажется мне знакомым. По прибытии он наверняка был у меня на диспансеризации.
— Это меня тоже интересует.
— Сделаю все, что в моих силах, миссис Рорк.
— Лейтенант Даллас, — поправила она его. — И прошу вас поторопиться, Ванг.
Ева снова посмотрела на тело. «Маленький человек, — подумала она. — Худенький, тщедушный. Мертвый…» Ей стало грустно — грустно оттого, что погиб человек совсем молодой, у которого впереди была вся жизнь. Она много раз видела, как смерть, особенно насильственная, меняет выражение человеческого лица, но такой странной, вернее, жуткой ухмылки не встречала никогда.
— Заберите тело, Ванг. А все сведения перешлите мне на компьютер. Мне надо будет связаться с его родственниками.
— Будет сделано, лейтенант Рорк.
Она вздохнула, но решила, что не станет заново объяснять, как ее зовут. Ванг вызвал санитаров, и тело унесли.
— Тебя это, кажется, позабавило? — буркнула Ева, повернувшись к Рорку.
— Что именно? — Рорк сделал вид, что не понял, о чем речь.
— То, как он меня назвал.
— А по-моему, прозвучало недурно? — Рорк погладил ее по щеке. — Очевидно, он просто пошутил. Шутки разряжают атмосферу.
— Да уж, твой доктор Ванг — остряк из остряков. — Она покачала головой. — Меня это злит. Просто чертовски.
— Не такое уж плохое имя…
— Да я уже не об этом, — мрачно усмехнулась Ева. — Я о мальчике. У него впереди было добрых полсотни лет жизни, а он взял и так запросто с ней расстался. Вот это меня и злит.
— Понимаю. — Он обнял ее за плечи. — Ты уверена, что это самоубийство?
— Во всяком случае, следов насилия на теле нет. И в комнате все в порядке. Мне, конечно, надо будет допросить Картера, но пока мне кажется, что Дрю Матиас пришел домой, зажег свет, включил музыку, выпил пару банок пива, возможно, поиграл в компьютерную игру… А потом снял простыни, скрутил из них веревку и сделал петлю, причем вполне профессионально. — Ева огляделась по сторонам, пытаясь представить, как все происходило. — Разделся, швырнул одежду в сторону, залез на стол. Видишь, там следы его ног. Веревку привязал к люстре, проверил, крепко ли держится, сунул голову в петлю — и спрыгнул.
Она взяла пульт дистанционного управления и положила его как вещественное доказательство в пластиковый пакет.
— Все происходило не так уж быстро — люстра поднимается медленно. Интересно, что он не пытался сопротивляться, не попробовал ослабить затягивающуюся петлю. Иначе на шее остались бы следы от ногтей.
— А разве такие вещи не делаются инстинктивно, помимо воли? — спросил Рорк, нахмурившись.
— Не знаю. По-моему, это зависит от того, насколько сильна воля и насколько тверд человек в своем желании умереть. Важно еще, почему он решил умереть. Возможно, он употреблял наркотики… Но это мы скоро будем знать наверняка. Находясь под воздействием некоторых наркотических веществ, человек становится нечувствителен к боли. Она даже бывает ему приятна.
— Здесь, на строительстве, кое у кого могут быть и наркотики. Невозможно уследить за каждым. — Рорк взглянул на огромную голубую люстру и вздрогнул. — Но Матиас не походил на человека, не то что регулярно, а даже время от времени употребляющего наркотики.
— Люди бывают настолько непредсказуемы! Я никогда не перестаю удивляться тому, что они порой вытворяют. — Ева зябко повела плечами. — Я велю обыскать всех и вся на предмет наркотиков и постараюсь узнать хоть что-нибудь у Картера. Может, ты пойдешь наверх, попробуешь поспать?
— Нет, я останусь. Ты же сама назначила меня своим помощником, — добавил он прежде, чем она успела хоть что-то возразить.
— Если действительно хочешь мне помочь, позаботься о кофе, — улыбнулась она.
— Будет исполнено. — Рорк нежно погладил ее по щеке. — Как все-таки досадно: мне так хотелось, чтобы ты хоть немного от этого отдохнула…
Он пошел на кухню посмотреть, есть ли там кофе, а Ева направилась в комнату Картера. Там горел только ночник. Картер сидел на краешке кровати, обхватив голову руками. Услышав, что дверь открылась, он вздрогнул и выпрямился.
— Не волнуйтесь, Картер, вы пока что не арестованный, — сказала Ева, садясь с ним рядом. — Извините. Неудачная полицейская шутка, — добавила она, заметив, что он побледнел. — Я запишу наш разговор на диктофон, хорошо?
— Да, — сказал он через силу. — Конечно.
— Лейтенант Ева Даллас проводит допрос.., как вас зовут. Картер?
— Меня? Джек. Джек Картер.
— Джека Картера по поводу смерти Дрю Матиаса. Картер, вы проживали вместе с покойным в номере десять тридцать шесть?
— Да, последние пять месяцев. Мы были друзьями.
— Расскажите мне о сегодняшнем вечере. В котором часу вы вернулись домой?
— Точно не помню. Кажется, около половины первого. У меня было свидание. С Лизой Кардо. Она здесь работает дизайнером по ландшафту. Сначала мы пошли в развлекательный центр, там показывали новый фильм, а потом — в клуб «Афина», он уже открыт для обслуживающего персонала. Выпили по паре коктейлей, послушали музыку. Ей завтра рано на работу, поэтому мы не стали сидеть долго. Я проводил ее. Пытался уговорить ее пригласить меня к себе, — добавил он, слабо улыбнувшись, — но она не согласилась.
— Так, значит, вечер вы провели с Лизой. А потом сразу пошли домой?
— Да. Она живет рядом, в бунгало для персонала. Ей там нравится. Говорит, что не хочет торчать в гостиничном номере. Домой я добрался за пару минут. — Картер тяжело вздохнул и потер ладонями виски, пытаясь успокоиться. — Дрю всегда тщательно запирал двери. У него на этот счет был пунктик. Кое-кто из наших вообще не пользуется замками, но у Дрю было столько всякой техники, и он ужасно волновался, как бы кто не залез к нему и не стал шуровать в его компьютерах.
— Ключи были только у вас двоих?
— Конечно.
— Хорошо. И что было потом?
— Я его увидел. Сразу, как только вошел. И помчался к вам.
— Понятно. Когда вы в последний раз видели его живым?
— Сегодня утром. — Картер закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться и вспомнить, как это было. Утро, кофе, какая-то дружеская болтовня. — Мы вместе завтракали.
— Он был чем-нибудь расстроен? Грустил?
— Нет. — Взгляд у Картера наконец прояснился. — Этого-то я и не могу никак понять! Он был в отличном настроении. Веселился, подтрунивал надо мной по поводу Лизы… В общем, нормальные дружеские шуточки. Я сказал, что он сам так давно ничего ни с кем не имел, что, наверное, позабыл, как это бывает. Предложил ему подцепить кого-нибудь на вечер и пойти вместе с нами.
— А у него не было постоянной девушки?
— Нет. Он все время рассказывал про какую-то детку, с которой у него была любовь. Детка — это он сам так ее называл. И собирался в следующий уикэнд ее навестить. Говорил, у нее есть все, что надо — и мордашка, и фигурка, и мозги, а в сексе просто удержу не знает. Так что такой шедевр он не собирался менять ни на какие подделки.
— А как ее зовут, вы знаете?
— Нет. Просто «детка». Честно говоря, мне всегда казалось, что он все это выдумал. Дрю был не тем парнем, на кого такие вот «детки» западают. Он вообще в присутствии женщин смущался, а расслаблялся, только когда играл в свои виртуальные игрушки или возился с новыми программами. Вечно торчал у компьютера.
— А другие друзья у него были?
— Немного. Он не любил больших компаний. Дрю был этим, как его.., интровертом.
— Картер, а он употреблял наркотики?
— Дрю?! — изумленно переспросил он. — Никогда. Точно говорю, никогда. Он был парень честный и прямой и в такие дела впутываться бы не стал, лейтенант. У него были отличные мозги, он ими очень дорожил. И работу свою ценил, хотел получить повышение. А за такие вещи тебя вышвырнут в один момент, глазом моргнуть не успеешь.
— Вы уверены, что если бы он решил попробовать, вы бы об этом узнали?
— Прожив с человеком пять месяцев, неплохо его узнаешь. — Картер снова помрачнел. — Привыкаешь к нему. Я уже говорил, он мало с кем общался. Любил сидеть один за компьютером, любил всякие виртуальные игрушки.
— Значит, был нелюдимым?
— Пожалуй. Но депрессивным его назвать было нельзя, просто так ему больше нравилось. В последнее время Дрю все говорил о какой-то новой игре. Он вечно что-то придумывал. А на прошлой неделе сказал, что скоро заработает целое состояние. И что сам Рорк ему будет завидовать.
— Рорк?
— Он ничего особенного в виду не имел, — поспешно добавил Картер: ему явно не хотелось говорить о покойном друге ничего плохого. — Понимаете, Рорк для нас… Ну, он — звезда. Куча денег, роскошная жизнь, власть, сила, молодая красавица жена… — Тут он запнулся и покраснел. — Прошу прощения.
— Ничего страшного. — Ева усмехнулась и подумала, что надо будет решить на досуге, приятно ли, когда двадцатилетний юноша считает тебя красавицей.
— Мы все им восторгаемся, а Дрю его просто обожал. Он был честолюбивым парнем, миссис.., простите, лейтенант. У него была цель в жизни. Я не могу понять, зачем он это сделал!
— Не знаю. Картер. Возможно, этого никто никогда не узнает…
Ева говорила с ним долго и подробно, заставляла вспоминать каждую деталь и через час составила наконец представление о том, каким был покойный Дрю Матиас. Теперь ей оставалось лишь составить отчет для тех, кого пришлют из Гамильтона завершать расследование.
В лифте, уносящем их с Рорком на крышу, в пентхаус, Ева устало прислонилась лбом к зеркальной стене.
— Хорошо, что ты догадался устроить Картера на ночь в другом номере. Возможно, там он сумеет заснуть.
— Особенно, если примет транквилизаторы. А ты-то сама как, заснешь?
— Надеюсь, только мне было бы легче, если бы я нашла хоть какую-то зацепку. Совершенно непонятно, что его толкнуло на самоубийство. — В коридоре Ева остановилась у двери и ждала, пока Рорк отключит сигнализацию. — Пока что я знаю только, что этот парень занимался компьютерами и собирался многого добиться. Женщин смущался, любил пофантазировать. Обожал свою работу. — Она задумчиво пожала плечами. — К нему не поступало никаких звонков, и сам он никому не звонил, электронной почты тоже не было. К нему никто не приходил, он проводил вечер дома, а потом ни с того ни с сего повесился.
— Психология самоубийц загадочна, Ева. Тебе вовсе незачем так беспокоиться. Ведь это не убийство.
— Нет, не убийство. Винить и наказывать некого. Всего-то — погиб молодой парень. Смерть в самом начале пути… — Она вдруг обернулась к Рорку и крепко обняла его. — Рорк, ты изменил всю мою жизнь!
Он удивленно взглянул на нее. Взгляд у Евы был суровый и напряженный.
— Что это с тобой?
— Ты изменил мою жизнь, — повторила она. — И, кажется, к лучшему. Я хочу, чтобы ты это знал. И не забудь, пожалуйста, то, что я говорю тебе сейчас, когда мы вернемся в Нью-Йорк и на меня снова навалится куча работы. Ты для меня очень много значишь.
Он нежно коснулся губами ее лба.
— Ни за что не забуду. И тебе не дам забыть. Пошли спать. Ты с ног валишься.
— Точно. Валюсь.
Входя в спальню, Ева вдруг вспомнила, что до конца медового месяца осталось меньше двух суток. И решила, что чья-то бессмысленная смерть не должна омрачить последних часов их отпуска.
— Знаешь, а Картер считает меня красоткой, — сказала она, лукаво взглянув на Рорка. Рорк замер и обернулся к ней.
— Что-что?
— А ты — звезда, — добавила Ева, расстегивая блузку.
— Да ну? Неужели?
— И еще какая! От тебя здесь все тащатся, как сказала бы Мэвис. И одна из причин — то, что у тебя молодая красавица жена.
Скинув блузку, она уселась на кровать и стала снимать туфли, а он стоял, засунув руки в карманы, и с усмешкой за ней наблюдал. Ева усмехнулась в ответ.
— Итак, звездная личность, — сказала она, кокетливо наклонив голову, — что вы собираетесь делать со своей молодой красавицей женой?
Рорк плотоядно облизнулся и шагнул к ней.
— Пожалуй, я не стану этого объяснять, а просто покажу.


Думая об обратном пути, Ева решила, что хорошо было бы заснуть, а проснуться уже дома. И долго, используя всевозможные логические доводы, пыталась объяснить Рорку, почему не стоит лететь на его самолете.
— Понимаешь, мне совсем не хочется умереть во цвете лет.
На это он только посмеивался, что приводило ее в бешенство, и в конце концов схватил ее в охапку и потащил на борт.
— Я здесь не останусь! — заявила она, оказавшись в обитом плюшем салоне. — Говорю это совершенно серьезно. Пока я в сознании — ни за что!
— Угу, — с серьезным видом кивнул Рорк и, выбрав кресло пошире и поудобнее, усадил Еву к себе на колени и крепко обнял, лишив ее малейшей возможности перемещаться в пространстве.
— Ты что делаешь?! — испуганно закричала она, безуспешно пытаясь вырваться из его объятий. — Отпусти меня немедленно!
Она вертелась удивительно соблазнительно, что и натолкнуло Рорка на мысль о том, как следует провести эти несколько часов путешествия.
— Взлетайте, как только получите разрешение, — приказал он пилоту, после чего обернулся к стюардессе, заглянувшей в салон, и сказал, очаровательно улыбаясь:
— В ближайшее время вы нам не понадобитесь.
Когда стюардесса вышла, он встал и запер дверь.
— Я буду драться, — предупредила его Ева, но тут загудели моторы, и пол в салоне завибрировал, а это свидетельствовало о том, что до взлета остались считанные секунды. — Я решительно отказываюсь лететь, — заявила она мрачно. — Отмени взлет.
— Увы, слишком поздно, — ответил Рорк спокойно, после чего снова нежно ее обнял и поцеловал в шею. — Расслабься, Ева. Доверься мне. Этот перелет безопаснее, чем езда в автомобиле по Нью-Йорку.
— Что за чушь! О господи!
Моторы взревели в полную силу, и она крепко зажмурилась. Но когда самолет набрал высоту, Ева поняла, что грудь теснит лишь оттого, что она от страха забыла дышать. Тогда она шумно выдохнула, а потом стала судорожно ловить ртом воздух, как ныряльщик, вернувшийся из морских глубин.
«Ну успокойся, ты еще жива, — сказала себе Ева, — что уже немало. Правда, теперь придется прикончить Рорка…» И вдруг она поняла, что Рорк не только больше ее не держит, но уже успел расстегнуть на ней кофточку и нежно ласкает грудь.
— Если ты думаешь, что после всего этого я буду заниматься с тобой любовью…
Он молча развернул ее лицом к себе, усмехнулся и прильнул ртом к одному из Евиных сосков.
— Сукин сын! — воскликнула она, а потом рассмеялась и, обхватив руками его голову, прижала ее к своей груди.
На нее накатила волна возбуждения — мягкая, томящая, щекочущая. Она тут же забыла обо всем на свете и чувствовала лишь его ласки. А потом сама повалила его на толстый пушистый ковер, сама жадно прильнула губами к его рту.
— Войди в меня! — Она стала стаскивать с него рубашку, ей не терпелось прижаться к его груди. — Сейчас же!
— У нас впереди еще несколько часов. — И Рорк снова стал целовать ее маленькие упругие груди, уже согревшиеся от его ласк. — Дай мне тебя распробовать.
Чем он и занялся с упоением. От губ к шее, от шеи к плечу, а потом — к груди.
Он ласкал ее нежно, осторожно, наслаждаясь каждым движением, и Ева задрожала от возбуждения. Тело ее покрылось испариной, а Рорк медленно опустил руки ниже и осторожно снял с нее трусики. Он целовал ей живот, бедра, а когда кончик его языка погрузился в сладостные пучины, Ева содрогнулась от первого оргазма.
— Еще! — застонала она. Рорк и сам был ненасытен. И знал, что ему она откроется так, как не открывалась никогда никому другому. И что с ним вместе она забудет себя, забудет весь мир.
Ева лежала, дрожа всем телом, не в силах шевельнуться, и тогда он наконец вошел в нее. Она тут же открыла глаза, встретилась с ним взглядом и увидела, что он смотрит на нее сосредоточенно и полностью контролирует себя. А ей хотелось, чтобы он тоже забылся, растворился в ней, как она только что растворялась в нем.
— Еще! — повторила она, обвиваясь вокруг него.
В глазах Рорка мелькнул темный огонь страсти, таившейся в глубинах души. Дыхание его участилось, он входил в нее все глубже, все сильнее, пока ему не стало казаться, что сердце сейчас просто разорвется. Она двигалась с ним в унисон, не отставая ни на секунду, не выпуская его из своих объятий. Ее тело вновь напряглось, готовое к следующему оргазму, и это наполнило Рорка ликованием. «Снова, — думал он. — Снова, и снова, и снова!» Слышались только стоны, вздохи, звук бьющейся о плоть плоти. Наконец с ее губ сорвался протяжный крик, тогда он, зарывшись лицом в ее волосы, вошел в нее последний раз и кончил.
Обессиленный, он рухнул на нее. Сердце выпрыгивало из груди, мозг отключился, а она словно растеклась под ним, и только сердце ее колотилось так же бешено.
— По-моему, мы просто сошли с ума, — пробормотала Ева несколько секунд спустя. — Мы друг друга до смерти замучаем.
— Значит, нас ждет счастливая смерть, — усмехнулся он. — Правда, я предполагал, что все будет чуть романтичнее: немного вина, тихая музыка… Думал, что мы отметим завершение медового месяца. — Он приподнял голову и ласково взглянул на Еву. — Но получилось не хуже, а?
— Из чего не следует, что я перестала на тебя злиться.
— Нисколько не сомневаюсь. Но я давно заметил, что лучше всего заниматься с тобой любовью, когда ты на меня злишься. — Рорк склонился над Евой и нежно куснул ее за подбородок. — Я тебя обожаю!
Пока она переваривала это сообщение, слышанное уже столько раз, но каждый раз оказывавшееся полной неожиданностью, он встал и подошел к шкафчику с зеркальной дверцей, стоявшему между двумя креслами.
— У меня для тебя сюрприз. Ева с подозрением взглянула на обтянутую бархатом коробочку.
— Совершенно ни к чему делать мне подарки. Ты же знаешь, я этого не люблю.
— Знаю. Подарки тебя смущают, — понимающе усмехнулся Рорк. — Может, именно поэтому мне и нравится их тебе дарить. — Он уселся на пол рядом с ней и протянул ей футляр. — Открой, пожалуйста.
Ева решила, что там какая-нибудь драгоценность. Рорк без конца дарил ей роскошные украшения: бриллианты, изумруды, золотые ожерелья. Но, открыв коробочку, Ева с удивлением увидела скромный белый цветок.
— Что это?
— Это из твоего свадебного букета. Я его сохранил.
— Петунья!
Ева растроганно взяла цветок в руки. Самый обычный цветок, который можно вырастить в любом саду. Его белые лепестки были свежими, душистыми, в капельках росы.
— В одной из моих компаний разработали новый способ презервации, не влияющий на состав вещества. Я очень хотел сохранить эту петунью для тебя. Вернее, для нас обоих. Как напоминание о том, что есть вещи, над которыми время не властно.
Она внимательно взглянула на Рорка. Оба они прошли через тяжкие испытания и сумели выжить. Обстоятельства, столкнувшие их, были трагичны, но они и это преодолели. Шли разными путями — и вышли на одну дорогу.
«Кое над чем время действительно не властно, — подумала она. — Например, над любовью…»



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Плоть и кровь - Робертс Нора



просто поразительно, как устроен мозг преступников... это нечто невообразимое для нормального человека. и самое ужасное - они гениальны в своем безумии!! может мое описание несколько сумбурно, но и этот роман не вписывается в стандартные рамки. 10/10
Плоть и кровь - Робертс НораОльга Сергеевна
16.06.2012, 20.58





уфыфвы
Плоть и кровь - Робертс Норацфдлывзх
22.09.2012, 21.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100