Читать онлайн Плоть и кровь, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плоть и кровь - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плоть и кровь - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плоть и кровь - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Плоть и кровь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Сунув руки в карманы, Ева расхаживала взад-вперед по кабинету доктора Миры.
— Не понимаю! Как это — его психологический портрет не подходит? Уже доказано, что этот ублюдок играл с подсознанием, воздействовал на него…
— Ева, вопрос не в том, подходит или не подходит. Здесь дело в степени вероятности. — Мира, как всегда терпеливая и спокойная, сидела в мягком кресле и потягивала жасминовый чай. — У вас есть его признание в том, что он пытался воздействовать на человеческий мозг, проводил эксперименты на людях. И я согласна с тем, что за это он должен ответить. Но что касается принуждений к самоубийству, тут я не могу разделить ваши подозрения. У меня нет для этого оснований.
— Так, значит, вы не хотите мне помочь? — встрепенулась Ева. Мази Рианны и час сна поставили ее на ноги. Щеки зарумянились, глаза сверкали. — Без вашей поддержки мне не удастся убедить ни Уитни, ни прокурора.
— Я не стану переделывать отчет, Ева.
— Да вас об этом никто и не просит. — Ева засунула руки в карманы еще глубже. — Просто интересно знать, что именно не подходит? По-моему, этот тип вообразил себя Господом Богом.
— Действительно, его модель личности явно тяготеет к избыточному эгоцентризму. Склонность к мании величия, плюс комплексы нереализовавшегося художника. — Мира вздохнула. — Ева, сядьте, пожалуйста. Я устала смотреть, как вы мечетесь.
Ева мрачно плюхнулась в кресло.
— Все, села. Объясните поподробнее. Мира улыбнулась: в Евином упорстве было своеобразное обаяние.
— Знаете, Ева, никак не могу понять, как вам при вашей нетерпеливости удается быть таким ответственным и пунктуальным работником.
— Я к вам не на прием пришла, доктор!
— Знаю. Жаль, что никак не могу вас уговорить ходить ко мне регулярно. Но это тема для отдельного разговора. Я подготовила отчет, и основные выводы таковы. Это человек эгоцентричный, самоуверенный, привыкший оправдывать свое антисоциальное поведение тем, что он — творческая личность. Кроме того, он действительно умен и талантлив. — Доктор Мира вздохнула и задумчиво покачала головой. — Замечательный ум. Все тесты прошел с блеском.
— Рада за него, — буркнула Ева. — Давайте-ка запишем сигналы его мозга и кое-что внушим ему.
— Ваша реакция вполне понятна, — сказала Мира мягко. — Идея контроля над сознанием противна человеческой природе. Наркоманы, например, убеждают себя в том, что контролируют ситуацию. Возвращаясь к испытуемому, должна сказать, что у него удивительные логические способности, и он прекрасно это знает. Под внешним обаянием скрывается личность твердая и самоуверенная. Но совесть мне не позволяет назвать его убийцей.
— Ваша совесть меня мало волнует! — Ева стиснула зубы. — Он сумел создать оборудование, которое может воздействовать на подсознание конкретных людей. А у меня в деле четыре погибших, на чье сознание воздействовали, и это толкнуло их к самоубийству.
— Если опираться на логику, то связь очевидна. — Мира налила из термоса чай для Евы и протянула ей чашку. — Но в случае Барроу мы имеем дело не с социальной патологией. А если людей действительно принуждали к самоубийствам, то занимался этим именно социопат.
— А почему вы считаете, что это не Барроу?
— Потому что ему нравятся люди, — ответила Мира. — И он безумно хочет нравиться им. Он уверен в том, что его изобретение облагодетельствует человечество. А сам он стяжает лавры.
— Скорее всего, он просто чересчур увлекся. А может быть, сам не до конца понимает, на что способно его собственное оборудование.
— Факт тот, что Джессу очень нравится его работа, нравится наблюдать за результатами своего влияния на людей.
«Его с нами не было в том проклятом шкафу», — подумала Ева, но вынуждена была признаться себе, что, понимает, о чем говорит Мира. Она отлично помнила, как Джесс посмотрел на нее, когда они с Рорком вошли в зал.
— Это совсем не то, что мне хотелось услышать…
— Знаю. Но постарайтесь понять меня. — Мира отставила чашку, — Этот человек — дитя. Его фантазии, его музыка кажутся ему настоящей реальностью. Они для него важнее, чем люди, но без одобрения людей он не может существовать. Короче говоря, в этих убийствах не было не малейшего смысла. Он строил грандиозные планы и не стал бы рисковать своей свободой.
Ева машинально сделала глоток и задумалась на мгновение.
— А что, если он генетически предрасположен к социопатическому поведению? И просто достаточно умен и хитер, чтобы это скрывать.
— Генетическая предрасположенность? — усмехнулась Мира. — Я не сторонница этой теории. Воспитание, среда, образование, свобода выбора — вот что делает нас такими, какие мы есть. Мы не рождаемся ни святыми, ни грешниками.
— Но некоторые специалисты считают, что так оно и есть, — заметила Ева, подумав, что с одним из них знакома.
Мира догадалась, кого Ева имеет в виду, и это ее задело.
— Хотите проконсультироваться по данному вопросу с доктором Отт? Сделайте милость. Думаю, она будет в восторге.
Ева не знала, как на это реагировать: она никогда раньше не видела доктора Миру обиженной.
— Я не сомневаюсь в вашем профессионализме, доктор.. Просто здесь, вероятно, может помочь другая точка зрения.
— Позвольте мне сказать вам, что я думаю о генетической предрасположенности, лейтенант. Это очень удобная теория. Представьте себе: человек поджег дом, и сотни людей сгорели заживо. А он объясняет, что просто не мог удержаться, поскольку огнепоклонник от рождения. А другой тоже не мог удержаться и забил насмерть старушку ради нескольких долларов. Ну еще бы: ведь его мать была воровкой. Как это отвратительно — использовать подобные теории, чтобы избежать ответственности! Так мы можем вообще отказаться от нравственности, от представлений о добре и зле. Можем утверждать, что были запрограммированы от рождения и с этим ничего нельзя поделать. — Она пристально посмотрела на Еву. — Я думала, вам этого объяснять не придется.
— Сейчас речь не обо мне. — Ева поставила чашку на стол. — И не о том, что некоторым людям удается создать себя заново. Мы говорим о четверых, которым, и я уверена в этом, не было дано права выбора. И кто-то должен за это ответить.
— Еще одно! — сказала Мира, увидев, что Ева встает. — Вам не кажется, что вы сосредоточили внимание на этом человеке потому, что он нанес личное оскорбление вам и тем, кого вы любите?
— Не исключено, что это сыграло не последнюю роль, — подумав, ответила Ева.


Ева решила обратиться к Рианне чуть позже и дать себе некоторое время на размышление. Но, войдя в свой кабинет, она обнаружила там Надин Ферст.
— Как вы прошли через охрану? — нахмурилась Ева.
— Это моя маленькая тайна, — ответила Надин, одарив Еву ослепительной улыбкой. — Кроме того, большинство ваших сослуживцев знает, как много нас с вами связывает.
— Чего вы хотите?
— Не отказалась бы от чашечки кофе.
Ева обреченно вздохнула и потянулась к термосу.
— Будьте добры, покороче, Надин. Криминогенная обстановка в городе тяжелая.
— Следовательно, мы с вами обе при деле. Куда вас вызывали вчера вечером, Даллас?
— Простите?
— Да ладно вам! Я ведь вчера была на приеме. Кстати, Мэвис просто божественна. Сначала вы с Рорком куда-то исчезли… — Она пригубила кофе. — Не нужно быть пронырой-репортером, чтобы догадаться, по какому поводу. Но ваша сексуальная жизнь новостью не является, по крайней мере — для меня.
Ева смотрела на нее холодно и равнодушно.
— Заканчивались тарталетки с креветками. Поэтому мы помчались на кухню за добавкой.
— Да-да, — кивнула Надин и сосредоточилась на кофе. Даже в кабинетах самого высокого начальства «Канала 75» такого роскошного напитка не подавали. — Но потом я обратила внимание на то, что по окончании представления вы куда-то увели Джесса Барроу. Больше ни вас, ни его никто не видел.
— У нас с ним безумный роман, — сухо сказала Ева. — Но это новости скорее для отдела сплетен.
— Завидую вам: он редкостный красавец. Но не будем отвлекаться. Рорк с присущим ему шармом развлекал и выпроваживал гостей, не забыв при этом передать ваши искренние сожаления о том, что вы вынуждены были отлучиться. Срочная работа, — задумчиво сказала Надин. — Странно. В полицейских сводках не упоминалось ни о чем, что требовало бы вашего личного присутствия.
— Не все попадает в сводки, Надин. Я простой полицейский. И отправляюсь туда, куда пошлют.
— Это расскажите кому-нибудь другому. Я знаю, насколько вы близки с Мэвис. И в час ее триумфа вас могли отозвать только по делам исключительной важности. — Надин наклонилась поближе к Еве. — Где Джесс Барроу, Даллас? И что, черт возьми, он натворил?
— Мне нечего вам сообщить, Надин.
— Да ладно вам, Даллас! Вы же меня знаете. Я без вашего сигнала и словечка не пророню. Он кого-нибудь убил?
В этот момент загудел внутренний телефон, и Ева с облегчением взяла трубку.
Пибоди сообщала, что ей через двадцать минут необходимо встретиться с Евой и Фини.
— Мне надо работать, Надин, — деловито сказала Ева, отключив связь. — Увы, ваш рейтинг мне поднять нечем.
— Даллас, мне отлично известно, что Джесс содержится под стражей. У меня имеются собственные информаторы.
Ева с тоской отвернулась к окну. Сколько же болтливых крыс сидит под этой крышей!
— Ничем не могу вам помочь.
— Вы собираетесь предъявить ему обвинения?
— Мне нечего сообщить средствам массовой информации.
— Пропади вы пропадом, Даллас!
— Надин, я и так балансирую на грани. Пожалуйста, не надо меня толкать. Как только я смогу обнародовать информацию, вы будете первой, кто ее получит. Довольствуйтесь этим.
— То есть ничем. — Надин встала. — Ясно одно: у вас на руках что-то серьезное, иначе вы бы так не злились. Я прошу только о…
Внезапно дверь распахнулась, и в кабинет ворвалась Мэвис.
— Боже мой, Даллас! Как ты могла арестовать Джесса?! Что ты творишь?
— Черт возьми, Мэвис! — Ева понимала, что Надин ловит каждое слово. — Сядь. — Она указала Мэвис на стул, потом взглянула на Надин. — А вас я попрошу уйти.
— Имейте совесть, Даллас! — Надин обняла Мэвис. — Вы что, не видите, в каком она состоянии? Мэвис, вам надо выпить кофе.
— Я вам сказала, Надин! — Ева готова была взорваться. — Уходите, иначе я вас включу в черный список.
Эта угроза подействовала: с репортером, попавшим в черный список, не стал бы разговаривать ни один сотрудник полиции.
— Ну ладно, ухожу. Но учтите: этого дела я не оставлю. — Она взяла сумку, бросила на Еву испепеляющий взгляд и исчезла.
— Как ты могла? — причитала Мэвис. — Даллас, как ты могла это сделать?
Пытаясь сохранить хоть какую-то конфиденциальность, Ева прикрыла дверь. Голова у нее разболелась окончательно.
— Мэвис, это моя работа.
— Работа?! — Глаза Мэвис светились каким-то неоновым светом, под ними были красные круги — от слез. Они удивительно сочетались с медными прядями в ее пурпурной шевелюре. — А как же моя карьера? Только я начала добиваться того, к чему стремилась, как ты засадила моего композитора за решетку! И за что? — Мэвис перешла на визг. — За то, что он стал к тебе клеиться и разозлил Рорка?
— Что?! — открыла рот Ева. — Откуда ты это взяла?
— Я только что говорила по телефону с Джессом. Он в отчаянии. Никогда бы не поверила, что ты на такое способна, Даллас! — Она продолжала сверкать глазами. — Я знаю, что Рорк для тебя значит все, но мы с тобой все-таки подруги.
Держа в объятиях рыдающую Мэвис, Ева подумала, что сейчас с радостью задушила бы Джесса собственными руками.
— Мы с тобой действительно подруги, и кому, как не тебе, знать, что я по таким правилам не играю. И не сажаю человека за решетку только потому, что он нанес мне личное оскорбление. Сядь, пожалуйста.
— Не хочу я сидеть! — завопила Мэвис, и Ева поняла, что голова ее сейчас расколется.
— А я хочу. — Она тяжело опустилась в кресло. Сколько информации она имеет право выдать гражданскому лицу? И сколько хочет выдать? Она взглянула на Мэвис и вздохнула. Пусть будет как будет.
— Джесс — основной подозреваемый по делу о четырех убийствах.
— Что?! Ты белены объелась? Да Джесс никогда…
— Помолчи, — оборвала ее Ева. — Пока что доказательств нет, но я над этим работаю. Обвиняется он и кое в чем еще, причем дело серьезное. Если ты перестанешь выть и тихо сядешь, я расскажу тебе то, что могу.
— Ты даже не стала смотреть представление… — Мэвис все-таки села, но рыдать не перестала.
— Мэвис, поверь, мне очень жаль. — Ева растерянно взъерошила волосы: она всегда терялась при виде плачущего человека. — Но я ничего не могла поделать. Понимаешь, Джесс занимается воздействием на мозг.
— Что-что? — Услышав это, Мэвис даже перестала плакать.
— Он разработал программу, которая посылает сигналы мозгу человека и тем самым воздействует на его поведение. Он использовал ее на мне, на Рорке и на тебе.
— На мне? Нет! Даллас, да это просто какая-то история про Франкенштейна! Джесс не сумасшедший ученый. Он музыкант!
— Он инженер, музыковед и негодяй. Ева тяжко вздохнула и рассказала все, что сочла необходимым. Пока она говорила, у Мэвис высохли слезы, взгляд стал суровым. Губы ее сначала дрожали, потом вытянулись в строгую ниточку.
— Так, значит, он использовал меня, чтобы добраться до тебя и до Рорка? Я была просто посредником… Господи, какая же я дура! Я так верила ему…
— Прекрати, — велела Ева, увидев, что Мэвис снова готова зарыдать. — Я серьезно говорю. Я вымоталась, у меня ни секунды свободной, голова раскалывается. Мне сейчас некогда тебе слезы вытирать. Твоей вины здесь нет. Тебя использовали так же, как и меня. Он рассчитывал на то, что Рорк будет финансировать его проект. Но это все уже в прошлом, Мэвис. И я по-прежнему полицейский, а ты по-прежнему певица. Причем хорошая. Джесс почувствовал это, потому и использовал именно тебя. Он слишком ценит свой талант и не позволил бы себе связаться с бездарностью. Ему нужна была та, из которой можно сделать звезду. И ты ему подошла.
Мэвис утерла ладонью нос.
— Правда?
Она сказала это с такой надеждой в голосе, что Ева наконец поняла, какой удар нанесла ее пресловутой самооценке.
— Правда. Ты была великолепна, Мэвис. Без дураков.
— Ну, хорошо. — Мэвис вытерла глаза. — Просто меня очень обидело то, что ты ушла с представления. Но Леонардо сказал, что все это глупости, ты бы не ушла, если бы могла. — Она вздохнула. — А потом позвонил Джесс и все это мне выложил. Не надо мне было ему верить…
— Да это не важно. Все мы уладим. Извини, Мэвис, у меня сейчас очень мало времени. Мне надо работать.
— Ты действительно думаешь, что этих людей убил он?
— То, что я думаю, не важно. Мне нужны доказательства.
Раздался стук в дверь, и на пороге появилась Пибоди.
— Извините, лейтенант. Мне подождать в коридоре?
— Нет, я ухожу. — Поднявшись, Мэвис слабо улыбнулась Еве. — Извини за потоп и за все остальное.
— Все это мы уладим. Я поговорю с тобой, как только смогу. Не волнуйся.
Мэвис кивнула, но во взгляде ее блеснул дьявольский огонек. Как раз волноваться она не собиралась.
— Что-нибудь случилось, лейтенант? — спросила Пибоди, когда Мэвис вышла.
— Боюсь, Пибоди, все из рук вон плохо. — Ева села и принялась тереть виски, пытаясь утихомирить боль. — Мира считает, что, судя по психологическому портрету, наш мальчик не убийца. Кроме того, я умудрилась обидеть ее тем, что хочу обратиться к другому консультанту. Надин Ферст роет землю носом. В довершение всего я только что разбила сердце Мэвис и подорвала ее веру в себя. Пибоди выдержала паузу:
— Ну а остальное?
— Остальное — отлично. — Ева не выдержала и улыбнулась. — Господи, как же я хочу поработать с каким-нибудь нормальным убийством!
— Прошли те благословенные времена, — услышали они голос Фини, входящего в кабинет. — Кажется, все в сборе? Тогда — за работу.
— Что новенького? — спросила его Ева.
— В студии подозреваемого обнаружено еще несколько дисков. Но данных по нашим жертвам на них нет. Он работал очень методично. — Фини поежился: Джесс весьма подробно описывал результаты своих экспериментов, в том числе и опыта, поставленного на Еве и Рорке. — Указывал имена, время, суть внушения. Я просмотрел все, но наши погибшие нигде не упоминаются.
Ева вдруг поняла, что ничего другого не ожидала.
— Я закодировал все данные, чтобы их могла просмотреть только ты, — добавил Фини, покраснев.
— Почему? — нахмурилась Ева.
— Он.., довольно много рассуждает о тебе. — Фини посмотрел куда-то поверх Евиной головы. — И рассуждает достаточно подробно.
Ева пожала плечами:
— Он ясно дал понять, что его интересует мой мозг.
— Видишь ли, его интересовали и другие части твоего тела, — вздохнул Фини. — Он считал, что будет довольно интересно провести эксперимент…
— Какой?
— По воздействию на твое сексуальное поведение.
Ева фыркнула: уж больно официальным тоном сказал это Фини.
— Он собрался при помощи этой игрушки затащить меня в свою постель? Отлично. Можем предъявить ему обвинение в сексуальных домогательствах.
— А обо мне он что-нибудь говорил? — спросила Пибоди.
— У вас болезненное любопытство, сержант, — одернула ее Ева.
— Да нет, просто интересно, — вздохнула Пибоди, но настаивать не стала.
— Мы можем добиться достаточно большого срока заключения, но по основному делу пока что ничего нет, — вслух размышляла Ева. — И психологический портрет, составленный доктором Мирой, работает против нас.
— Лейтенант! — робко сказала Пибоди. — А что, если она права? И он невиновен?
— Я об этом все время думаю, — призналась Ева. — И это пугает меня до смерти. Ведь если доктор Мира действительно права, значит, у кого-то другого есть такая же игрушка. А у кого — мы понятия не имеем.
— Да, чуть не забыл, — вмешался в разговор Фини. — Спешу сообщить, что наш клиент обзавелся адвокатом.
— Я так и предполагала. И кто же это?
— Леонора Баствик.
— Как же тесен мир!
— Она жаждет твоей крови, Даллас. — Фини достал пакетик с орешками, угостил Пибоди. — Решила собрать пресс-конференцию. Говорят, она согласилась работать бесплатно, только для того, чтобы поквитаться с тобой. Плюс к тому — заработать себе хорошую прессу.
— Пусть попытается! Мы имеем право задержать любую пресс-конференцию на двадцать четыре часа. Но к тому времени у нас на руках должно быть что-то серьезное.
— Я кое-что раскопала, — сообщила Пибоди. — Возможно, это нам что-то даст. Матиас действительно в течение двух семестров учился в Массачусетском технологическом институте. К сожалению, Джесс к тому времени уже закончил учебу, но на правах выпускника мог знакомиться с работами студентов. Кроме того, он вел по электронной почте класс музыковедения. Во время последнего семестра Матиас этот курс изучал.
Ева почувствовала прилив энергии.
— Отлично! Наконец-то хоть одна ниточка. Возможно, мы искали не там. Что, если Перли тоже был как-то связан с остальными? Хотя бы общим интересом к компьютерным играм.
— Это мы уже проверяли, — заметила Пибоди.
— Так проверьте еще раз! И повнимательнее. Не все компьютерные клубы себя рекламируют. Если Матиас участвовал в разработке оборудования, он мог кому-то проболтаться. Эти хакеры часто работают под псевдонимами. Фини, можешь выяснить, какой был у него?
— Постараюсь, — кивнул Фини.
— Свяжись с Джеком Картером. Он жил с ним в одном номере в «Олимпусе». Возможно, он что-то знает. Вы, Пибоди, свяжитесь с сыном Девана, а я возьму на себя Фицхью. — Она взглянула на часы. — Давайте действовать, не теряя времени.
Итак, они вернулась к самому началу. Ева чувствовала, что связь необходимо найти, и помочь ей может Рорк. Она позвонила ему по телефону из машины.
— О, лейтенант! Выспалась?
— Это было давно и недолго. Ты пока не собираешься домой?
— Нет. А почему ты спрашиваешь?
— Я хочу заглянуть к тебе в офис. Прямо сейчас.
Можно?
— Добро пожаловать.
— Я по делу, — строго предупредила она и, положив трубку, набрала новый номер. — Надин?
— Да, лейтенант, — холодно отозвалась Надин.
— Завтра в девять утра у меня в кабинете.
— Мне прихватить с собой адвоката?
— Прихватите диктофон. Я дам вам сведения, которые будут оглашены на пресс-конференции по делу Джесса Барроу.
— Какая еще пресс-конференция? — Надин сразу забыла все обиды. — О ней не было объявлено!
— Значит, объявят позже. Если вас интересует интервью со следователем, ведущим дело, будьте к девяти в участке.
— А что вы хотите взамен?
— Мне нужна информация о сенаторе Перли. Любая. Официальные данные меня не интересуют. Я хочу знать про его личную жизнь, про хобби, про тайные связи.
— Перли был чист, как шестнадцатилетняя девственница.
— Тайные связи на то и тайные, что о них никто не подозревает.
— А почему вы считаете, что я могу раздобыть информацию о личной жизни государственного служащего?
— Потому что вы — это вы, Надин. Перешлите сведения на мой домашний компьютер, а в девять часов приходите. Вы опередите остальных, по крайней мере, на два часа. Подумайте о своем рейтинге. — Я о нем никогда не забываю. Договорились. Добравшись без проблем до здания конторы Рорка, Ева стала с большей теплотой думать об автосервисе при департаменте полиции: место для парковки ей было забронировано.
Лифт бесшумно вознес ее на самый верхний этаж. Секретарша Рорка радостно приветствовала Еву и проводила по коридору к кабинету Рорка.
Но Рорк был не один. «
— Прошу прощения. — Ева постаралась не выказывать своего разочарования: Уильяма и Рианну она не рассчитывала здесь встретить. — Я вам помешала?
— Вовсе нет. — Рорк подошел к ней и поцеловал в щеку. — Мы как раз заканчиваем.
— Ваш муж выжимает из своих сотрудников все соки, — сказал Уильям, пожимая Еве руку. — Боюсь, если бы вы не пришли, нам с Рианной пришлось бы остаться без ужина.
— Уильям способен думать или об электронике, или о своем желудке, — рассмеялась Рианна.
— Еще о тебе. Может быть, вы к нам присоединитесь? — спросил он Еву. — Мы хотели заглянуть в здешний французский ресторанчик.
— Полицейские обычно обходятся без пищи. — Ева решила выдержать тон шутливой светской беседы. — Но все равно, спасибо за приглашение.
— Вам надо питаться регулярно, особенно в таком состоянии. — Рианна окинула Еву быстрым профессиональным взглядом. — Боли есть?
— Почти нет. Спасибо за помощь. Если после ужина у вас найдется минутка, я хотела поговорить с вами по одному делу.
— Конечно. А могу я поинтересоваться, по какому?
— Я хотела просить вас дать консультацию. Если вы согласитесь, мы могли бы встретиться завтра с утра.
— Консультация относительно реального человека? С превеликим удовольствием.
— Рианна устала от машин, — пояснил Уильям. — Она уже несколько недель твердит о том, что хочет заняться частной практикой.
— Виртуальная реальность, голограммы, автотроника… — Она закатила свои восхитительные глаза. — Я жажду плоти и крови! Рорк устроил нас на тридцать втором этаже, в западном крыле. Думаю, за час я Уильяма накормлю. Подходите туда.
— Благодарю.
— Да, Рорк! — вспомнила Рианна уже у двери. — Мы с Уильямом ждем не дождемся, когда ты лично испытаешь нашу новую аппаратуру.
— И они еще жалуются, что я выжимаю из сотрудников все соки! Сегодня вечером, попозже.
— Замечательно! До встречи, Ева.
— Рианна! Я сейчас умру с голоду, — Уильям потащил ее к двери.
— Я не хотела тебе мешать, — извинилась Ева.
— Ты и не помешала. Я с удовольствием устрою передышку перед тем, как закопаться в груду отчетов. Все данные по интересующей тебя аппаратуре готовы. Я их просмотрел, но ничего интересного пока что не нашел.
— А за это отдельное спасибо. — Теперь и она могла позволить себе небольшую передышку.
— Уильям быстрее бы с этим разобрался, — продолжил Рорк. — Но, поскольку они с Ри сами участвовали в разработке, я решил, что к нему за помощью обращаться не следует.
— И правильно. Афишировать этого не будем.
— Кстати, Рианна обеспокоена твоим состоянием. Я, надо сказать, тоже.
— Она меня здорово подлечила. У нее прекрасно получается.
— Да, она многое умеет. — Он озабоченно посмотрел на Еву. — У тебя болит голова?
— Что толку запрещать несанкционированное сканирование мозга, если ты, например, и так меня насквозь видишь? — Она взяла его за руку. — Жаль, что я тебя насквозь не вижу. Это даже обидно. Рорк улыбнулся и поцеловал ее в лоб.
— Я тебя люблю.
— Я пришла сюда не за этим, — пробормотала Ева, когда он обнял ее.
— Всего минутку! Мне это необходимо. — Он сквозь одежду нащупал бриллиант у нее на груди — тот самый, который она когда-то носила так неохотно, а теперь не снимала. — Все. Мне достаточно. — Он отпустил ее, но она еще несколько мгновений стояла, прижавшись к нему, а такое с ней случалось редко. — Что вас заботит, лейтенант?
— Пибоди нашла связь межу Барроу и Матиасом. Я хочу понять, можно ли из этого что-то выжать. Скажи, а трудно получить доступ к нелегальному обмену информацией, начав, к примеру, со студентов Массачусетского технологического института?
— Обожаю трудные задачи!
Глаза у Рорка загорелись. Он подошел к столу, включил компьютер, потом открыл потайную панель и включил что-то еще.
— Что это ты делаешь? Ты отключил компьютерную службу безопасности?
— Не задавайте вопросов, на которые не хотите услышать ответов, лейтенант, — усмехнулся он. — Какой период тебя интересует?
Вздохнув, Ева открыла свою электронную записную книжку и уточнила, когда именно Матиас учился в МТИ.
— Меня интересует именно Матиас. Я еще не знаю, под какими псевдонимами он работал. Фини их выясняет.
— Думаю, я смогу тебе помочь. А ты пока что закажи что-нибудь поесть.
— Что-нибудь из французской кухни? — спросила она язвительно.
— Бифштекс. С кровью!
Рорк придвинул к себе клавиатуру и начал работать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Плоть и кровь - Робертс Нора



просто поразительно, как устроен мозг преступников... это нечто невообразимое для нормального человека. и самое ужасное - они гениальны в своем безумии!! может мое описание несколько сумбурно, но и этот роман не вписывается в стандартные рамки. 10/10
Плоть и кровь - Робертс НораОльга Сергеевна
16.06.2012, 20.58





уфыфвы
Плоть и кровь - Робертс Норацфдлывзх
22.09.2012, 21.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100