Читать онлайн Плоть и кровь, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плоть и кровь - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плоть и кровь - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плоть и кровь - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Плоть и кровь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Получить в два часа ночи ордер на обыск и задержание — дело довольно хлопотное. Конкретных аргументов у Евы не было, поэтому следовало обратиться к судье. А судьи, когда их будят посреди ночи, редко бывают благодушны. И совсем уж тошно объяснять, что необходимо осмотреть синтезатор, находящийся в настоящий момент у нее, Евы Даллас, дома.
Но Ева стойко выдержала нотацию, прочитанную ей судьей, к которому она таки обратилась.
— Я понимаю, ваша честь. Но дело до утра не терпит. У меня есть подозрение, что синтезатор, о котором идет речь, каким-то образом связан с гибелью четырех человек. Тот, кто его разработал и использовал, в настоящее время задержан, и я не могу рассчитывать на то, что он согласится сотрудничать с полицией.
— Вы хотите сказать, лейтенант, что музыкой можно убить? — Судья саркастически хмыкнул. — А впрочем, я и сам в этом убежден. Та какофония, которой нас в последнее время глушат, доведет до могилы и слона. Вот в наши дни была музыка…
— Да, сэр. — Ева в тоске закатила глаза. — Мне очень нужен ордер, ваша честь. Капитан Фини готов провести осмотр аппаратуры. Человек, использовавший синтезатор, признался, что действовал в нарушение закона, и это признание зафиксировано. Но мне необходимо найти доказательства того, что это связано с делами, которые я веду, — с гибелью сенатора Перли и еще троих человек.
Судья задумчиво помолчал:
— Не широко ли шагаете, лейтенант?
— Чтобы удостовериться в своих подозрениях, я и прошу у вас ордер.
— Я вам его пришлю, лейтенант, но вы уж постарайтесь найти доказательства. Причем существенные.
— Благодарю вас. Прошу прощения за… — тут в трубке раздались гудки, — ...беспокойство, — закончила Ева и связалась по рации с Фини, который, по ее расчетам, еще должен был находиться в гостиной.
— Привет, Даллас! Где ты была, детка? Вечеринка уже заканчивается. Ты пропустила потрясающий номер, который Мэвис делала с голограммой «Роллинг Стоунз». Знаешь же, как я отношусь к Джаггеру!
— Да, он тебе вместо отца. Никуда не уходи, Фини. У меня для тебя есть работенка.
— Работенка? Сейчас два часа ночи, и моя жена с нетерпением ждет возвращения домой.
— Извини. Придется потерпеть. Рорк распорядится, и твою жену отвезут. Прими что-нибудь протрезвляющее, если это необходимо. Возможно, ночка затянется.
— Протрезвляющее? — Фини глубоко вздохнул. — А я-то весь вечер старательно напивался. Может быть, скажешь, что случилось?
— Через десять минут, — отрезала Ева и отключила связь.
Снимая вечерний туалет, она обнаружила на теле несколько свежих и ноющих синяков, быстро помазала их обезболивающим кремом и влезла в джинсы и рубашку. Слово свое она сдержала и на террасе появилась ровно через десять минут.
Ева сразу заметила, что Рорк времени зря не терял и успел тактично выпроводить всех гостей. Если кто-то еще не покинул их гостеприимного дома, то, по-видимому, был уже на выходе. Фини сидел в одиночестве около одного из столов и мрачно поедал тарталетку с паштетом.
— Ты, Даллас, умеешь испортить мне настроение. А женушка моя пришла в такой восторг от возможности поехать домой на лимузине, что тут же позабыла о том, что собиралась предаться любовным утехам. Да, тебя искала Мэвис. Кажется, она немного обиделась на то, что ты ее не поздравила.
— Это я улажу. Мне удалось получить ордер, Фини.
— Ордер? — Фини сунул в рот трюфель. — На что?
Ева показала рукой на синтезатор.
— На эту штуку. Готов над ним поколдовать? Фини проглотил трюфель и уставился на синтезатор. В глазах его загорелся огонек интереса.
— Хочешь, чтобы я сыграл? — Он одним прыжком подскочил к синтезатору и начал нажимать на кнопки, бормоча что-то о некоем ТХ-42, скорости воспроизведения и уровне звука. — Этот ордер позволяет мне вскрыть коды?
— Да, Фини. Дело серьезное.
— Ну, это-то понятно. — Он азартно потер руки — ни дать ни взять, опытный взломщик, подобравшийся к сложнейшему сейфу. — Эта игрушка непростая. Она…
— Вполне возможно, что она была виной четырех смертей, — перебила его Ева. — Давай-ка я быстренько введу тебя в курс дела.
Через двадцать минут, принеся из машины портативный набор инструментов, Фини принялся за работу. Ева не понимала, о чем он бормочет, а когда пыталась заглянуть ему через плечо, он сердито огрызался.
Она принялась расхаживать по залу, а потом связалась с больницей, чтобы узнать о состоянии Джесса. Не успела Ева приказать Пибоди поручить охрану полицейскому и отправляться домой спать, как появился Рорк.
— Я передал гостям твои извинения за то, что не смогла их проводить, — сказал он, наливая себе бренди. — И объяснил, что тебя внезапно вызвали на службу. Все мне сочувствовали, ведь иметь жену-полицейского — тяжелое испытание.
— Я пыталась отговорить тебя от этого. Он улыбнулся, но глаза смотрели устало и серьезно.
— Зато мне удалось успокоить Мэвис. Она ждет твоего звонка завтра.
— Позвоню. Мне надо все ей объяснить. Она спрашивала про Барроу?
— Я сказал, что он плохо себя почувствовал. Внезапно. — Ему очень хотелось дотронуться до Евы, но он пока не решался. — А вот ты и в самом деле плохо себя чувствуешь. Меня не обманешь.
— Еще раз попытаешься насильно влить в меня лекарство — я тебя по стенке размажу. У нас с Фини полно работы, и мне нельзя расслабляться. Я двужильная, Рорк. — Она взглядом дала понять, что тему надо закрыть. — Привыкни к этому.
— Никак не могу. — Он отставил стакан и сунул руки в карманы. — Я мог бы вам помочь, — сказал он, кивнув в сторону синтезатора.
— Это дело полиции. Ты не имеешь права трогать аппаратуру. — Он бросил на нее ироничный взгляд, и Ева вздохнула. — Пусть Фини решает. Он старший по званию и, если захочет воспользоваться твоими услугами, пусть берет ответственность на себя. Меня это не касается. Я должна составлять отчет.
Она раздраженно отвернулась и направилась к двери.
— Ева! — Она остановилась, взглянула на Рорка. — Нет, ничего. — Он беспомощно пожал плечами. — Ничего.
— Черт возьми, отправляйся-ка спать. Не выводи меня из себя! — выпалила она.
— Я тебя тоже люблю, — усмехнулся Рорк и направился к Фини. — Ну, что мы здесь имеем?
— Я готов прослезиться. Это восхитительно, великолепно, изумительно! Парень — настоящий гений! Посмотрите-ка на видеопанель.
Рорк снял пиджак, засучил рукава и окунулся в работу.
Спать Ева так и не легла, а вместо этого, преодолев предубеждение, приняла дозу стимуляторов. Усталость прошла, и даже в мозгах что-то начало проясняться. Она влезла под душ, потом приложила холодный компресс к колену и решила, что синяками займется позже.
В шесть утра она снова спустилась в гостиную. Синтезатор находился в разобранном состоянии. Проволоки, чипы, детали, диски, панели — все это было разложено на паркете в некоем загадочном порядке, абсолютно непонятном профану.
Рорк сидел на полу и заносил какие-то данные в свою электронную записную книжку. Волосы, чтобы не мешали, он стянул в хвост. Лицо у него было сосредоточенное, синие глаза блестели — удивительно для столь раннего часа.
— Кажется, нашел! — воскликнул Фини. — Что-то подобное я уже видел. Взгляните-ка. — Он вытащил какую-то панель.
Рорк протянул руку и схватил ее.
— Пожалуй, да. Да, твою мать! Чтоб мне черти задницу надрали!
— Ирландцы отлично умеют выражать свои мысли, — заметила Ева.
Услышав ее голос, Фини поднял голову. Волосы у него стояли дыбом, словно его только что тряхнул электрический заряд, глаза горели диким огнем.
— Привет, Даллас! Кажется, мы его поймали!
— А что заставило вас провозиться так долго?
— Шуточки шутишь? — И Фини снова углубился в работу.
В сторону Рорка она даже не взглянула.
— Доброе утро, лейтенант, — поприветствовал он ее.
— Тебя здесь нет, — сообщила Ева, проходя мимо. — Я тебя не вижу. Так что же ты обнаружил, Фини?
— Эта игрушка многое умеет, — сказал он, усаживаясь в кресло у остова синтезатора. — Опций столько — глаза разбегаются! Но то, что мы нашли только что, оказалось чистым бриллиантом.
Он нежно погладил корпус синтезатора.
— Создатель этой штуки обвел бы вокруг пальца большинство парней из моего отдела. Вот что значит творческая мысль! — Фини потряс указательным пальцем. — Это вам не просто плато и панели. Творческая личность способна творить чудеса. Этот парень очень удачно нашел себе поле деятельности и стал на нем полновластным хозяином. И вот она — его слава!
Он протянул Еве панель, на которую она взглянула в полном недоумении.
— И что?
— Это настоящее мастерство. Она была защищена паролем, были и другие защитные механизмы. Должен сказать, мы с Рорком час назад чуть не взорвались.
Рорк встал и засунул руки в карманы.
— Я ни на миг в вас не сомневался, капитан.
— Да ну? — усмехнулся Фини. — А у меня, признаться, поджилки тряслись. Но, пожалуй, в такой компании я бы согласился и на воздух взлететь.
— Разделяю ваши чувства.
— Может, вы оба перестанете распускать друг перед другом хвосты и объясните, что это такое?
— Это сканер. Я видел такие только на тестировании в нашем Управлении.
— На тестировании?
Этой процедуры полицейские боялись как огня, а проходить ее приходилось тем, кто вынужден был вести огонь на поражение.
— Ты, конечно, знаешь, что данные о структуре мозга каждого служащего нью-йоркской полиции имеются в архивах. Но перед тестированием проводится новое сканирование — для выявления дефектов, отклонений, повреждений, которые могли бы спровоцировать применение оружия. Результаты сравнивают с уже имеющимися данными, и только после этого начинаются испытания — в том числе на виртуальных аппаратах. А впрочем, что я тебе рассказываю? Ты сама все знаешь об этой мерзкой процедуре.
Фини проходил тестирование лишь однажды и в глубине души надеялся, что больше ему через это проходить не придется.
— Так он что, сумел воссоздать этот процесс? — спросила Ева.
— Я бы сказал, он его значительно улучшил. — Фини показал на кипу дисков. — Здесь записаны сигналы мозга разных людей. Кстати, можно будет сверить их с имеющимися в твоих делах и идентифицировать.
«На одном из этих дисков — данные о моем мозге», — подумала Ева.
— Тонкая работа, — сказала она вполголоса.
— Блестящая идея. И очень опасная. У парня имелось несколько способов воздействовать на настроение. Сигналы были наложены на музыку. Понимаешь, он выбирает мелодию, потом задает нужную тональность и имеет возможность влиять на реакцию субъекта, на его сознание, на подсознательные импульсы.
— То есть пробирается в глубины мозга? В подсознание?
— С медицинской стороной дела я не вполне знаком, но, по-видимому, что-то вроде этого. Этот тип специализировался на сексуальных импульсах, — добавил Фини. — Мне надо еще разобраться, но, полагаю, он мог выбрать адресат, задать необходимое настроение, и человек становился марионеткой.
— Мог и с карниза прыгнуть?
— Точно не знаю, Даллас. Скорее, твой Джесс Барроу подталкивал человека к тому, к чему у него изначально была склонность. Если кто-то уже сидел на карнизе, это дало бы ему последний толчок. Но я не уверен, что он мог принудить человека к чему-то, что было бы тому абсолютно несвойственно.
— Они прыгали с крыш, вешались, резали себе вены, — напомнила Ева. — При том, что от них этого меньше всего ожидали. Неужели в подсознании у каждого из нас стремление к самоубийству? Выходит, Барроу просто вытаскивал это стремление наружу.
— Это вопрос к доктору Мире, а не ко мне. Я еще покопаюсь. После завтрака, — добавил он с надеждой.
— Да, конечно, мы все должны позавтракать, — согласилась Ева, сдерживая свое нетерпение. — Ты работал всю ночь, спасибо тебе. Но мне нужен был настоящий специалист.
— И ты его получила. Кстати, парень, с которым ты связала свою жизнь, тоже совсем не плох. Если бы он решил сменить род занятий, я бы сделал из него неплохого электронщика.
— Непременно подумаю над вашим предложением, — улыбнулся Рорк. — Вы знаете, где кухня, Фини? Скажите Соммерсету, что вы хотели бы на завтрак. Мы к вам присоединимся чуть позже.
Когда Фини вышел, погруженный в мечты об яичнице и оладьях с черникой, Рорк повернулся к Еве.
— Я знаю, у тебя мало времени… — неуверенно начал он.
— Если ты хочешь что-то сказать, говори.
— Хочу. Фини только что объяснил тебе, что под воздействием этого аппарата человек может делать только то, что ему свойственно изначально. Ева сразу поняла, куда он клонит.
— Рорк…
— Позволь мне договорить. Я испытал все это на своей шкуре, и впечатление изгладится не скоро. Вчера вечером я тебя изнасиловал. Я превратился в животное, потому что оказался способен на это! Больше того — когда-то я был этим животным. Стремление стать другим помогало мне довольно долго. Но зверь сидит во мне. И события прошлой ночи об этом напомнили.
— Ты хочешь, чтобы я тебя за это ненавидела?
— Нет, я просто хочу, чтобы ты это поняла. И меня тоже. Человек, который вчера ночью над тобой надругался, является частью меня.
— Я это знаю, — медленно сказала Ева. — А ведь и я когда-то была животным, Рорк. Девочка, которая сжимала в руках окровавленный нож, была маленьким отчаявшимся зверьком.
— Господи, Ева! — воскликнул он пораженно.
— И меня это тоже пугает. Я просыпаюсь посреди ночи и с ужасом думаю о том, что таится внутри меня. И живу с этим каждый день. Ну а насчет тебя… Когда я начала с тобой общаться, я знала, откуда ты, и мне было на это наплевать. Я знала, что ты совершал преступления, нарушал законы, просто жил вне закона. И все же я вышла за тебя замуж. — Она перевела дыхание. — Я тебя люблю, понимаешь? И это главное. Все. Я хочу есть, у меня впереди трудный день, так что пошли к Фини, пока он все не съел.
Рорк загородил ей дорогу.
— Еще минутку! — Он обнял ее и поцеловал так нежно, что у нее ноги подкосились.
— Ну вот, — выговорила она наконец, — так, пожалуй, лучше.
— Гораздо лучше! — Он взял ее за руку и сказал на том языке, который внезапно вспомнил ночью:
— Ghra.
— Что? — Ева сосредоточенно нахмурилась. — Это снова по-гаэльски?
— Да. — Он поцеловал ей пальцы. — Это означает любовь. Моя любовь.
— Звучит красиво…
— Да. — Рорк тихо вздохнул, подумав, что страшно давно не слышал этих звуков.
— Только не грусти, — прошептала она.
— Я и не грущу. Просто задумался. — Он пожал ей руку. — С удовольствием угощу вас завтраком, лейтенант.
— Так и быть, составлю вам компанию.


Перед началом допроса Джесса Барроу Ева с тоской подумала о том, что под воздействием лекарств она чувствует себя не вполне самой собой. Искусственное возбуждение, искусственная энергичность, а под этим все равно нечеловеческая усталость. Ей казалось, что она напялила клоунскую маску, чтобы скрыть изнеможение.
— Снова в седле, Пибоди? — спросила Ева вошедшую в комнату помощницу.
— Да, мэм. По дороге сюда я заглянула в ваш кабинет, просмотрела отчет. Вас там ждет сообщение от майора и два сообщения Надин Ферст. Видно, она почуяла сенсацию.
— Ей придется подождать, а с майором я свяжусь в перерыве. Вы знаете что-нибудь про бейсбол, Пибоди?
— В академии два года играла. Золотая перчатка!
— Тогда разминайтесь. Когда я кину вам мяч, ловите его и посылайте назад. Будем разыгрывать вдвоем, а Фини появится, пока подача будет еще наша.
— Не подозревала, что вы еще и спортсменка, лейтенант.
— У меня много талантов. Главное — ловите мяч, Пибоди. Я хочу разделать этого ублюдка под орех. Отчет вы читали, суть уловили. — Она дала сигнал ввести допрашиваемого. — Сейчас мы ему устроим! Хуже будет, если он затребует адвоката. Но готова биться об заклад, что этот тип, будучи самоуверенным наглецом, решит действовать самостоятельно.
— Мне вообще-то нравятся такие. Но здесь, боюсь, придется сделать исключение.
— Он и в самом деле красавец, — начала было Ева, но тут полицейский ввел задержанного. — Как дела, Джесс? Сегодня чувствуете себя получше?
У него было время перестроиться и сосредоточиться.
— Я мог бы привлечь вас к ответственности за неоправданное применение силы. Но я решил этого не делать. Над вами и так скоро будет хохотать весь ваш идиотский департамент.
— Кажется, вам действительно лучше! Садитесь. — Она подошла к столику и включила записывающее устройство. — Лейтенант Ева Даллас с помощницей, сержантом Делией Пибоди. Допрос Джесса Барроу. Будьте добры, назовите ваше имя.
— Барроу, Джесс. Вы не ошиблись.
— Во время предыдущего допроса я сообщила вам о ваших правах, не так ли?
— Подробно.
Джесс поерзал на стуле: вмешательство Рорка в предыдущий допрос давало себя знать.
— Вы хорошо поняли, какими правами обладаете?
— Понял.
— Хотите ли вы воспользоваться услугами адвоката?
— Мне никто не нужен.
— Хорошо. — Ева села, сплела пальцы и улыбнулась. — Тогда начнем. В прошлый раз вы признали, что занимались разработкой приборов, которые могут влиять на мозг человека и его поведение.
— Ничего подобного я не признавал. Ева продолжала улыбаться.
— Возможны различные интерпретации. Вы сейчас отрицаете, что во время приема, устроенного в моем доме прошлым вечером, вы использовали программу, предназначенную для того, чтобы воздействовать на подсознание Рорка?
— Слушайте, если ваш муженек завелся и затащил вас в укромный уголок, где и использовал, это ваша проблема, а не моя.
Она невозмутимо улыбалась.
— Естественно. Но мы сейчас говорим о ваших проблемах. — Ей нужно было начать с этого пункта для того, чтобы выйти на остальные. — Как вы думаете, Пибоди, может быть, Джесс просто не знает о наказании за дачу ложных показаний?
— Закон предусматривает в качестве максимального наказания заключение сроком до пяти лет, — сообщила Пибоди невозмутимо. — Мне включить запись предыдущего допроса, лейтенант? Возможно, память допрашиваемого пострадала вследствие травмы, которую он получил, пытаясь напасть на офицера полиции.
— Напасть?! — взвился Джесс. — Вы что, думаете, что вдвоем меня переиграете? Она ударила меня сама, а потом позволила своему ублюдку-мужу войти и…
Он замолчал, вспомнив о предупреждении Рорка. И тело его снова пронзила нестерпимая боль.
— Вы собираетесь жаловаться официально?
— Нет. — Лоб у него покрылся испариной, и Ева снова подумала о том, что же все-таки сделал с ним Рорк. — Вчера вечером я был.., расстроен. У меня не все получилось. — Он взял себя в руки. — Послушайте, я ведь музыкант. И горжусь своей работой, своим искусством. Мне нравится думать, что моя музыка влияет на людей. Возможно, это и дало вам неверное представление о сути моей работы. Но я действительно не понимаю, почему вы подняли вокруг нее такой шум.
Он улыбнулся, как всегда, обаятельно.
— Те люди, о которых вы вчера говорили… О некоторых я, естественно, слышал, но лично никого из них не знал и никакого отношения к этим самоубийствам не имею. Я лично против самоубийства: жизнь и так слишком коротка. Произошло какое-то недоразумение. Вы меня не правильно поняли, но я готов все это забыть.
Ева откинулась в кресле и взглянула на свою помощницу.
— Пибоди, он готов все забыть.
— Весьма великодушно с его стороны, лейтенант. И в данных обстоятельствах совершенно неудивительно. Закон сурово карает тех, кто при помощи электронных средств посягает на личность человека. Плюс, естественно, обвинение в создании оборудования, действующего на подсознание. За все это в сумме получается не менее десяти лет тюрьмы.
— Вы ничего не можете доказать! Ничего! У вас нет никаких оснований, чтобы завести на меня дело!
— Я даю вам шанс, Джесс. Добровольное признание. Оно облегчит вашу участь. А что касается иска, который мы с мужем можем вам вчинить, то я заявляю, что мы этим правом не воспользуемся. В том случае, если вы признаете свою вину добровольно. В течение ближайших тридцати секунд. Поймайте хорошенько.
— Мне ни о чем не надо думать, потому что у вас против меня ничего нет. — Он наклонился к Еве. — Не только за вами стоят влиятельные люди. Как вы думаете, что случится с вашей замечательной карьерой, если я натравлю на вас прессу?
Она ничего не сказала, просто посмотрела на него, а потом взглянула на часы.
— Пибоди, будьте добры, пригласите капитана Финн.
В комнату влетел сияющий Фини. Положив на стол диск, он радостно протянул руку Джессу.
— Искренне рад познакомиться с вами. Должен сказать, что ваша работа совершенно изумительна.
— Благодарю. — Джесс тепло пожал протянутую руку. — Мне она самому нравится.
— И это видно. — Фини сел. — С каким удовольствием я разбирал ваш синтезатор!
В другом месте и в другое время ситуация показалась бы комичной. Лицо Джесса сначала вытянулось, потом исказилось яростью.
— Вы трогали мое оборудование?! Разбирали его? Вы не имели права! Вы… Вы конченый человек! Я вас уничтожу!
— Допрашиваемый вышел из себя, — констатировала Пибоди. — Его угрозы капитану Фини вызваны стрессовым состоянием. Буквально их воспринимать не следует.
— Так и быть, на первый раз я вас прощаю, — бодро согласился Фини. — Но вам не следует так забываться, дружок. Идет запись допроса. Вдруг мы тоже рассердимся? А теперь, — сказал он, водружая локти на стол, — поговорим о делах. У вас замечательная охранная система. Мне пришлось с ней повозиться. Но я занимался компьютерами, когда вы еще пешком под стол ходили. Сканер, настроенный на мозг индивидуума, сделан поразительно. Такой компактный, такой мощный. Он ведь действует с двух ярдов, да? Очень удобная штука.
— Вы блефуете, — сказал Джесс дрожащим голосом. — Вы не могли добраться до главного…
— Да, там были заковыристые блокираторы, — согласился Фини. — Со вторым я провозился около часа, но последний оказался ерундовым. Наверное, вы и представить себе не могли, что кто-то дойдет до этого уровня?
— Ты просмотрел диски, Фини? — спросила Ева.
— Только начал. Но ты там есть, Даллас. Рорк — лицо гражданское, у нас нет о нем данных, поэтому его пока что не идентифицировали. Есть ты и Пибоди.
— Сейчас? — изумилась Пибоди.
— Я проверяю данные по тем людям, о которых ты говорила, Даллас. — Он снова широко улыбнулся Джессу. — У вас неплохая коллекция образцов. И отличное архивное устройство — много информации вмещает. Мне будет искренне жаль уничтожать такое оборудование.
— Вы не имеете права! — вскричал Джесс в отчаянии. — Я вложил в это все, что у меня было. Не только деньги — время, силы, душу. Три года жизни! Я отошел от музыки для того, чтобы это создать. Вы хотя бы представляете себе, какие возможности открывает подобная аппаратура?
— Так расскажите нам, Джесс, — подхватила мячик Ева. — Своими словами. Мы с удовольствием послушаем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Плоть и кровь - Робертс Нора



просто поразительно, как устроен мозг преступников... это нечто невообразимое для нормального человека. и самое ужасное - они гениальны в своем безумии!! может мое описание несколько сумбурно, но и этот роман не вписывается в стандартные рамки. 10/10
Плоть и кровь - Робертс НораОльга Сергеевна
16.06.2012, 20.58





уфыфвы
Плоть и кровь - Робертс Норацфдлывзх
22.09.2012, 21.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100