Читать онлайн Плененные, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плененные - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плененные - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плененные - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Плененные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Лишь через четыре с лишним часа Моргане удалось выпить чаю и на минуточку уединиться. По горло занятая покупателями, телефонными звонками, доставленными товарами, она успела бегло просмотреть только пару страниц.
Заинтригованная прочитанным, злилась на любую помеху. Наконец поставила чайник, поклевывая терпкий зеленый виноград. Минди в торговом зале обслуживает студентов. Оба мужского пола, так что помощь ей не понадобится.
Моргана со вздохом заварила чай, поставила настаиваться, уселась за сценарий.
Через час позабыла про остывший чайник. С восторгом вернулась к первой странице, принялась перечитывать. Блистательно. Можно гордиться, что любимый мужчина способен создать столь умное, увлекательное произведение.
Конечно, он талантлив. Его фильмы захватывают и впечатляют. Но прежде она никогда не читала сценариев. Почему-то считала их общей схемой, голым костяком, который режиссер, актеры и операторы облекут плотью для зрителей. А здесь столько разнообразной фактуры, живого духа жизни, будто перед тобой не слова на бумаге, а реальность, которую видишь, слышишь и чувствуешь.
Когда актеры, операторы и режиссеры добавят свои краски, Нэш наверняка станет автором лучшего фильма десятилетия.
Поразительно, что у мужчины, которого она признала очаровательным, несколько самоуверенным, сосредоточенным на собственной персоне, такой богатый внутренний мир. Хотя прошлой ночью в нем обнаружился неисчерпаемый источник нежности.
Отложив рукопись, Моргана с усмешкой откинулась на спинку стула. Вечно хвасталась своей проницательностью. Сколько еще сюрпризов спрятано в рукаве Нэша Керкленда?


В голове зреет следующий замысел, бурлит вдохновение, а он никогда не упустит хорошей идеи.
Нэш слегка поморщился, вспомнив указание не запирать заднюю дверь. Хотя едва ли, учитывая репутацию Морганы и рыщущего на участке пса-волка, кто-либо посмеет к ней вломиться.
Вдобавок она наверняка наложила на дом ограждающие заклятия.
Все будет замечательно, решил он, расставляя в вазах охапки цветов — на сей раз честно купленных. Цветы как бы жили собственной жизнью: стебли перепутались, головки поникли. После неоднократных попыток придать им живописный вид все равно похоже, будто их сунул в банку беспечный десятилетний мальчишка. Заполнив три вазы, Нэш охотно признал, что никогда не станет художником-оформителем.
Впрочем, запах приятный.
Часы велят поторапливаться. Он присел перед топкой, разжег огонь, потратив гораздо больше сил и времени, чем в прошлый раз Моргана, но в конце концов пламя весело лизнуло поленья. Фактически камин нужен не из практических соображений, а только для впечатляющего эффекта.
Итак, сцена тщательно подготовлена. Стол на двоих накрыт белой скатертью, найденной в ящике буфета в столовой, где есть свои преимущества — высокие потолки и огромный камин, — но в гостиной все-таки уютнее.
Прелестный старый фарфоровый сервиз со сверкающими белыми тарелками с розочками на ободках, тяжелые серебряные приборы, хрустальные бокалы для шампанского, темно-розовые камчатные салфетки, свернутые аккуратными треугольниками, — все нашлось в этом доме.
Идеально.
Черт побери, а музыка? Совсем забыл о музыке... и о свечах. Нэш метнулся к стерео, просмотрел обширное собрание записей, выбрал Шопена, хоть классической музыке предпочитал «Роллинг стоунз». Вставил диск, одобрительно кивнул после первых аккордов и отправился за свечами.
Через десять минут в гостиной горели десятки свечей, испуская ароматы ванили, жасмина, сандала.
Едва он успел уважительно хлопнуть себя по плечу, как послышался шум подъезжавшего автомобиля. Нэш бросился к дверям, обогнав Пэна на пару дюймов.
Увидев во дворе его машину, Моргана повела бровью, ничуточки не рассердившись, что он опередил ее почти на полчаса. С улыбкой направилась к двери, зажав под мышкой сценарий, держа в другой руке бутылку шампанского.
Нэш распахнул дверь, схватил ее, впился в губы сладострастным долгим поцелуем. Пэн изо всех сил старался между ними втиснуться, поздороваться с хозяйкой.
Привет, — сказал Нэш, оторвавшись от губ.
Привет. — Она сунула ему конверт и бутылку, наклонилась погладить пса, закрыла за собой дверь. — Рановато явился.
Знаю. — Он взглянул на этикетку. — Ого! Что-то празднуем?
Разумеется. — Моргана выпрямилась, коса упала с плеча. — Собственно, небольшой поздравительный подарок. Надеюсь, поделишься.
Всегда готов. С чем ты меня поздравляешь?
Вот с этим, — кивнула она на конверт. — Со сценарием.
Тугой комок в желудке ослаб впервые за день.
Тебе понравилось?
Нет. Я в него влюбилась. Дай мне передохнуть, потом объясню.
Пошли. — Переложив бутылку и конверт в одну руку, он другой обнял ее. — Как прошел день?
В сплошной суете. Придется попросить Минди поработать со мной еще часа два в день. Мы сегодня... — На пороге гостиной Моргана умолкла.
В мистическом романтическом свете свечей поблескивает серебро, радужно вспыхивает хрусталь, пахнет цветами и воском, призрачно звучат скрипки, тихо тлеет огонь в камине.
Ее нечасто удается ошеломить. Навернулись слезы, в душе вспыхнуло невыносимо яркое, чистое чувство, перед глазами засверкали десятки звезд.
Это все ты устроил? Для меня? Нэш смущенно погладил ее по щеке:
Должно быть, эльфы. Улыбающиеся губы прильнули к губам.
—Обожаю эльфов.
Он шагнул к ней, прижался всем телом:
А сценаристов?
Учусь ценить.
Хорошо. — Желая обнять Моргану, Нэш обнаружил, что руки заняты. — Давай я все это положу, откупорю шампанское.
Превосходная мысль. — Моргана с долгим блаженным вздохом сбросила туфли, а Нэш, подойдя к бутылке, уже стоявшей в ведерке со льдом, продемонстрировал идентичную этикетку:
Телепатия?
Возможно.
Он отбросил конверт в сторону, сунул принесенную бутылку в лед, откупорил первую с веселым хлопком и шипением, налил бокалы, чокнулся с Морганой:
За магию.
Как всегда, — шепнула она, отхлебнула вина, взяла его за руку, потащила к дивану, где можно свернуться клубочком, глядя на огонь. — А чем ты занимался сегодня, кроме того, что высвистывал эльфов?
Хотел предстать перед тобой в образе Кэри Гранта
l:href="#__f_13" type="note">13
.
—Ты мне в любом образе нравишься, — усмехнулась Моргана.
Нэш самодовольно забросил ноги на журнальный столик.
—Очень долго старался расставить цветы, как в кино.
Она огляделась:
Согласимся, что твои таланты не распространяются на составление букетов, но мне нравится.
По-моему, сами старания дорого стоят. Еще подчистил сценарий. Думал о тебе. Ответил на звонок чертовски взволнованного агента. Снова думал о тебе...
Она со смехом положила голову ему на плечо. Дом. Она дома. Целиком и полностью.
Кажется, день весьма продуктивный. Что взволновало твоего агента?
Похоже, звонок весьма заинтересованного продюсера.
Насчет сценария? — радостно воскликнула Моргана.
Угадала с первого раза. — Непривычно... нет, потрясающе, что за тебя кто-то искренне переживает. — Фактически я послал только общий набросок, но, поскольку мои прежние работы известны, мы уже договорились. Пускай рукопись пару дней полежит и дозреет, я потом еще раз посмотрю и отправлю.
Они снова чокнулись.
—Это не везение, а магия. Здесь, — палец прикоснулся к виску, ткнулся в грудь, — и здесь. В общем, там, где рождается воображение.
Впервые за свою взрослую жизнь Нэш чуть не покраснел.
—Спасибо. Без тебя ничего бы не вышло.
Моргана усмехнулась:
—Не буду спорить.
Нэш лениво погладил ее косу на плече. Черт возьми, хорошо сидеть в конце дня с тем, кто тебе по-настоящему дорог.
Потешь мое самолюбие, расскажи, что понравилось.
Вряд ли следует тешить твое самолюбие, но я расскажу.
Не спеши и не упускай ничего.
Все твои фильмы своеобразны, сотканы из живой ткани. Даже когда кровь рекой льется или что-то жуткое бьется в окно, зритель чувствует не просто страх — нечто большее. Здесь ты пошел еще дальше, хотя многие сердца замрут от сцены на кладбище и кошмара в мансарде. Сюжет рассказывает не просто о колдовстве, добрых и злых силах, а о людях и о человечности, о вере в чудо, доверии к своему сердцу. Он воспевает тех, кто отличается от других, даже если с ними трудно смириться. Наконец, там есть любовь при всех страданиях, ужасах и «разбитых сердцах. Это нужно всем.
Ничего, что Кассандра налагает заклятия с помощью кладбищенской земли и поет песнопения над кипящим котлом?
Это право художника, — ответила Моргана, вздернув бровь. — Я способна смириться с твоим творческим воображением. Даже когда она готовится продать душу дьяволу ради спасения Джонатана.
Нэш осушил бокал:
Добрая сила Кассандры обязательно должна столкнуться со злой, иначе в сюжете не будет накала. Существуют основные правила создания страшилок. Хотя это не совсем страшилка, они здесь вполне применимы.
Абсолютное добро против абсолютного зла?
Именно. Невинный должен пострадать, совершить переходный обряд
l:href="#__f_14" type="note">14
, пролить кровь...
Чисто мужская точка зрения, — сухо заметила Моргана.
Или чисто женская. Я не сторонник дискриминации по половым признакам. Добро побеждает ценой больших жертв.
Согласна.
Есть еще одно правило, мое любимое. Зритель должен постоянно гадать, не вырвется ли на свободу побежденное зло после того, как погаснет экран.
Она надула губы.
Всем известно, что зло обязательно вырывается на свободу.
Вот именно, — усмехнулся он. — Время от времени мы точно так же гадаем, не вылезет ли ночью чудовище из чулана, когда выключишь свет и останешься в одиночестве. Или что на самом деле шуршит в кустах за окном, скрывается в тенях, готовое выскочить...
Моргана вздрогнула и чертыхнулась на дверной звонок, а Нэш расхохотался:
Я сам открою.
Давай.
Она с достоинством одернула юбку, взяла себя в руки. Проклятье, до того хорош, что сдалась со всеми потрохами, хотя надо было бы подумать хорошенько.
Нэш привел высокого костлявого мужчину с гигантским подносом в руках, в белом смокинге с красным галстуком-бабочкой. Над нагрудным карманом выстрочено «Морис».
Ставьте на стол, Морис.
Джордж, — виновато поправил мужчина.
Отлично. Выкладывайте еду.
Боюсь, это займет несколько минут.
Время есть.
Кофейный мусс надо держать на холоде, — пробормотал Джордж.
Нэш понял, что бедняга привык без конца извиняться.
Отнесу на кухню, — вызвалась Моргана, взяла судок и, уходя, услышала, как Джордж огорченно бормочет, что итальянского цикория не оказалось, его заменили цикорным салатом.
Зарабатывает на пропитание, готовя еду, — объяснил Нэш, когда она вернулась. — Жалуется на беспечных мальчишек-разносчиков, которые неосторожно обращаются с грибами.
Варвары.
И я так сказал. Приободрил Джорджа. Или его чаевые приободрили.
Что же он нам принес? — Моргана обошла вокруг стола. — Цикорный салат.
Итальянского цикория...
...не было. Слышала. М-м-м, омары.
Фирменное блюдо Мориса.
Естественно. Морис действительно существует?
Джордж с прискорбием сообщил о кончине патрона три года назад. Но дух его живет.
Моргана засмеялась и принялась за еду:
Весьма находчивый номер с заказом.
Я подумывал о корзинке цыплят, но решил произвести на тебя более сильное впечатление.
Произвел. — Она обмакнула кусочек омара в топленое масло, отправила в рот, легонько погладила его по руке. — И декорация впечатляет. Спасибо.
Пожалуйста. — Есть надежда сидеть с ней, только с ней, в десятках других декораций в отсутствие других актеров.
Нэш одернул себя, недовольный столь серьезными неотвязными мыслями. Чтобы поднять настроение, налил еще шампанского.
—Интересно бы узнать насчет бала племянницы миссис Литтлтон.
Моргана удивленно сморгнула, запрокинула голову, звонко расхохоталась:
Боже, какой ты романтик!
Просто любопытно. — Нэш не сдержал ухмылку. — Ладно. Мне тоже нравится хеппи-энд: «дальше они жили счастливо». Договорилась она с тем парнем?
Моргана съела еще кусочек.
Кажется, набралась смелости пригласить.
Молодец. И?..
Ну, я слышала доклад из вторых рук, от миссис Литтлтон, поэтому не ручаюсь за точность.
Нэш легонько щелкнул Моргану по носу: — Слушай, детка, я писатель. Не надо делать паузы для драматического эффекта. 'Выкладывай.
—Насколько понимаю, парнишка побагровел, заикнулся, поправил симпатичные очки в роговой оправе и выдавил, что, пожалуй, пойдет.
Нэш торжественно поднял бокал:
За Джесси и Мэтью. Моргана тоже подняла бокал:
За первую любовь, самую сладкую. Успешно избежав подобного опыта, он
слегка усомнился.
Что у тебя было в школе, милочка?
Почему ты уверен, что было?
Разве не у всех бывает? Она чуть-чуть вздернула бровь.
Правда, был один парень. Его звали Джо, он играл в баскетбольной команде.
Крутой спортсмен, накачанный?
К несчастью, сидел на скамье запасных. Впрочем, очень высокий. Для меня это имело существенное значение, поскольку я половину одноклассников переросла. Мы встречались в старшем классе. Обжимались в машине.
На заднем сиденье?
Угу.
Хорошо представляю картину, — усмехнулся Нэш. — Не перебивай... Интерьер, вечер. На пустой темной дороге стоит машина. Двое влюбленных, прижавшись друг к другу, обмениваются жгучими поцелуями под мелодию «Солнечного местечка» по радио...
Под песню «Отель «Калифорния», — уточнила Моргана.
Пускай. Умолкает последний гитарный аккорд...
И больше ничего. Осенью он поступил в Беркли, а я в Рэдклифф. Высокий рост и красивые губы не смогли удержать мое сердце на расстоянии в три тысячи миль.
Нэш вздохнул от лица всех мужчин.
«О, женщины, непостоянство ваше имя»...
l:href="#__f_15" type="note">15
По-моему, Джо легко пережил. Женился на докторше экономики, перебрался в Сент-Луис. В конечном счете, они произвели на свет три пятых баскетбольной команды.
Славный старина Джо.
На этот раз она наполнила бокалы. — А ты?
В мяч практически никогда не играл.
Я школьную любовь имею в виду.
А... — Нэш откинулся на спинку стула, наслаждаясь моментом. За спиной потрескивают поленья, в свечном свете пленительно улыбается женщина, в голове добродушно шипит шампанское. — Ее звали Вики. Она возглавляла группу поддержки спортивной команды.
Дальше, — потребовала Моргана.
Я кружил вокруг нее почти два месяца, прежде чем осмелился пригласить на свидание. Жутко робел.
Моргана улыбнулась:
Не верю.
Нет, правда. Пришел в школу в середине года. К тому времени группы и шайки окончательно сформировались, можно было пробиться лишь с помощью лома. Чужаку остается смотреть, фантазировать.
В душе шевельнулось сочувствие, но ему это вряд ли понравится.
И ты смотрел на Вики?
Долго. Кажется, будто десяток лет. Впервые увидел, когда она исполняла приветственные прыжки. И влюбился. — Он помолчал, разглядывая Моргану. — Ты была когда-нибудь лидером группы поддержки?
Не была. Извини.
Очень жаль. У меня до сих пор сердце щемит от приветственных прыжков. Так или иначе, скрутил в кулак нервы, позвал ее на «Пятницу, тринадцатое». Это не день, а название фильма. Когда маньяк Джейсон нападает на трейлер, сделал судорожный шаг. Вики отреагировала положительно. Так продолжалось до конца учебного года. Потом она меня променяла на одного балбеса с мотоциклом и татуировками.
—Мерзавка.
Философски пожав плечами, Нэш принялся чистить омара.
—Как я слышал, сбежала с ним в трейлерный парк в Эль-Пасо. Большего не заслужила, разбив мое сердце.
Моргана прищурилась, склонив набок голову.
По-моему, ты пережил это горе.
Частично. — Ни с кем не хочется говорить о своем прошлом. Стараясь отвлечь ее, он поднялся, сменил диск, поплыла медленная мечтательная мелодия Гершвина. Вернулся к столу, протянул руку: — Иди ко мне.
Она легко двигалась в танце. Сначала они просто покачивались под ритмичную музыку, глядя друг на друга, потом закружились, слившись телами.
Интересно — он почти всегда видит ее при свечах, когда сливочная ирландская кожа сияет, как хрупкий фарфор с ободками из роз, в черных волосах мерцают крошечные звездочки, сверкают в глазах лунной пылью на темной полуночной синеве.
Губы тихо слились в поцелуе, обещавшем дальнейшее — все, чего только можно желать.
Шампанское кружит голову, 'пальцы скользят по шее, будоража нервы, кровь вскипает от тихого гортанного стона.
Он провел руками по ее спине, возбужденный быстрой ответной реакцией, сорвал с кончика косы резинку, расплел напряженными пальцами пряди. Прислушиваясь к замершему дыханию, вглядываясь в потемневшие глаза, запрокинул ей голову, запечатлел поцелуй на ненакрашенных пухлых губах.
Боязнь, радость, отчаяние вихрем кружились в ее душе, опьяняя сильнее вина. Застыв в страхе и наслаждении, она ждала, что будет, когда расправятся пружинистые мышцы мужского тела.
Сегодня вместо терпеливого уважительного знакомства забушует пламя.
Он почти услышал щелчок лопнувшей цепи, обнял ее с болью и страстью. Она молча стояла с рассыпавшимися по плечам волосами, мягкими припухшими губами, затуманившимися глазами, полными невысказанных обещаний.
Он снова жадно впился в ее губы, оторвал от пола.
Никогда не верила, что такое возможно. И ошиблась. Он понес ее к лестнице, покорившуюся душой и телом, не замешкался в дверях спальни, где почему-то тоже горели свечи и звучала музыка.
Они вместе рухнули на кровать. Нетерпеливые руки, жадные губы, отчаянные слова. Невозможно насытиться, утолить гложущий голод. Она успевает ответить вспышкой на вспышку, требованием на требование, надо скорее вести ее дальше, пока ничего не останется, кроме жара и дикого ветра.
Не отдышишься в густом, раскалившемся воздухе, опаляющем кожу. Она к нему потянулась, хотела попросить, умолить на минуту остановиться, чтобы не потерять рассудок. Но губы опять приникли к губам, и всякие разумные соображения улетучились.
В безрассудном тумане он схватился за вырез платья, дернул с оглушительным треском, обнажил разгоряченное тело в соблазнительном черном кружеве, с проклятием разорвал тонкий лифчик, отшвырнул клочья, поймал груди в ладони.
Она вскрикнула не от страха, не от боли, а от изумления.
Он действовал безжалостно, дерзко, неуемное желание раскаленным кинжалом отсекло его от цивилизации. Руки метались по ее телу, оставляя за собой пенный след боли и трепета.
Она не подчинялась и не сопротивлялась. Полная такой же страсти, принимала, пленяла, дразнила.
Катаясь по постели в любовной битве, они срывали друг с друга одежду, упивались скользкой от жара плотью, осуществляли тайные фантазии, когда-либо взбредавшие в голову.
Она с силой выгнулась на гребне сокрушительно накатившей волны, он рывком поднял ее, и рыдание вырвалось из трясущихся губ. Она в опьянении оседлала его, свет мерцал на коже, горящие глаза потемнели. Не отдаваясь ему сегодня, завтра, еще тысячу дней, можно умереть.
Он свалил ее с себя, прижал спиной к постели, долго смотрел в глаза. Что в них — вызов, триумф?
А потом глубоко погрузился в рванувшееся навстречу тело.
Они мчались вместе, наравне, быстро, сильно, нанося сокрушительные поцелуи.
Она забилась в конвульсиях, вонзила ему в спину ногти. Рассудок помутился, и он следом за ней спрыгнул с лезвия бритвы.


Много позже вернулся к реальности. Скатился с нее, распростершейся на животе на постели, дал вздохнуть и сам отдышался, вглядываясь в мелькавшие в памяти
тени. Непонятно, то ли радоваться, то ли стыдиться.
Мародерство, точнее не скажешь. Конечно, о любезностях думать не приходилось. Прежде, сладко занимаясь любовью, он никогда не доходил до безумия, хотя в безумии есть свои преимущества. Как она отреагирует на разорванную в клочья одежду?
Нэш осторожно дотронулся до дрогнувшего плеча, на миг с ужасом заподозрив, что она плачет. Обругал себя, снова коснулся волос, прошептал:
—Прости, детка...
Моргана медленно повернула голову, с трудом подняла руку, смахнула с глаз растрепанные волосы:
За что?
Как ты?
Истерзанное тело затрепетало. Он услышал вздох удовлетворения.
Как?.. Не знаю. Переспроси, когда у меня хватит сил шевельнуться. А ты?
Что?
А ты как?
Меня никто не насиловал.
Она потянулась с ленивой усмешкой:
Да? А я думала, что хорошо потрудилась. Через часок еще постараюсь.
Не сердишься?
Разве похоже?
Надо подумать. Она определенно смахивает на кошку, вылакавшую галлон сливок. Нэш бессознательно ухмыльнулся:
По-моему, нет.
Доволен собой?
Пожалуй. А ты?
Пальцы нащупали остатки кружевного лифчика, ухмылка стала самодовольной. Он чуть ли не насвистывал, наматывая на палец обрывок бретельки. Она поднялась на колени:
Знаешь что?
Не знаю.
Сейчас я сотру с твоей физиономии поганую усмешку.
Правда? Как? Моргана откинула волосы:
Увидишь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Плененные - Робертс Нора



Волшебная история, с юмором, легко читается. Есть второя часть про Анастасию и Буна - "Очарованные", стоит прочесть.
Плененные - Робертс НораАсем
29.07.2011, 13.13





прочла оба романа . в восторге. люблю такие истории.
Плененные - Робертс Норалила
31.07.2011, 15.01





Замечательный роман, великолепный, читайте и не пожалеете. Красивая любовь
Плененные - Робертс Норазлой критик
3.04.2015, 15.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100